ГОРНЫЕ СТЕПИ ДАГЕСТАНА: ПРИРОДНОЕ РАЗНООБРАЗИЕ И ПРОБЛЕМЫ ЕГО СОХРАНЕНИЯ


Природа Дагестана, расположенного на востоке Северного Кавказа, отличается сложной палеогеографией, своеобразием геолого-геоморфологических и климатических условий, которые обусловили повышенное биологическое и ландшафтное разнообразие.
Высокогорные и среднегорные блоковые хребты с ледниковыми и эрозионно-денудационными, частью скульптурными, инверсионными формами, сложенными, главным образом, глинистыми сланцами, песчаниками и известняками нижнего и среднеюрского, мелового и палеоген-неогенового возраста формируют рельеф этой страны [5].
К востоку влияние влажных воздушных масс Средиземно-Черноморского (Атлантического) бассейна на природу Кавказа резко ослабевает, из-за чего климатические условия приобретают признаки аридизации: четкое уменьшение влагообеспеченности и снегозапасов при явном повышении среднемесячных летних температур. В результате формируются восточнокавказские варианты высотной поясности, в той или иной степени отмеченные признаками ксерофитизации.
Еще в миоцене в восточной сильно приподнятой части Кавказа, подветренные склоны оказались практически безлесными в результате аридизации этой территории, которая составляла не менее ? территории горной страны. Обилие пыльцы Asteraceae (Artemisia) и Chenopodiaceae (Atriplex) можно объяснить развитием сухих степей и полупустынь [8]. Позднее, в верхнем плиоцен-плейстоцене исчезновение Манычского пролива, образование Транскавказского поднятия, т.е. воздымания центрального сегмента Большого Кавказа, и Дагестанского клина (кольца хребтов, образующего Внутренний Дагестан) [2], обусловило формирование климата с ясно выраженными чертами континентальности, для которого характерны значительная засушливость и инсоляция склонов в летний период и малоснежность и повышенная солнечность зимой [11].
Таким образом, комплекс внешних абиотических факторов, сформировавшихся в период длительного исторического развития, создал закономерные предпосылки для формирования наиболее аридного типа высотной поясности – Дагестанского. Для него характерно распространение между поясами фрагментарных широколиственных лесов и субальпийских лугов особого пояса горных степей, нигде больше на Северном Кавказе не занимающих столь больших площадей [1].
Во Внутреннем Дагестане сообщества горных степей занимают южные склоны межгорных котловин, вершины высокогорных известняковых плато и прилегающие к ним склоны. Горные степи Дагестана, также как и всего Северного Кавказа, относятся к крымско-кавказско-западно-иранским горным степям. Для них характерно преобладание в составе сообществ степных дерновинных злаков: ковыль-перистый (Stipa pennata L.), ковыль красивейший (Stipa pulcherrima C. Koch), овсяница валезианская (Festuca valesiaca Gaudin); некоторых видов степных корневищных злаков: бородач кровеостанавливающий (Andropogon ischaemum L.), кострец береговой (Bromopsis riparia (Rehm.) Holub), а также дерновинной осоки низкой (Carex humilis Leyss.) и многочисленных видов степного разнотравья. Широко распространены горно-степные сообщества с большим участием ксерофильных полукустарничков, кустарничков и невысоких кустарников, обычно колючих и образующих подушки: виды родов астрагал (Astragalus ), эспарцет (Onobrychis ), тимьян (Thymus ), шлемник (Scutellaria ), солнцецвет (Helianthemum ), дубровник (Teucrium ) и др. (Лавренко, 1980).
Е.В. Шифферс [12] среди горных степей выделяет три группы формаций: луговых, настоящих и опустыненных (сухих) степей.
Горные луговые степи с ковылем красивейшим распространены на известняковых плато Внутреннего Дагестана, на пологих склонах южной, юго-западной и западной экспозиции, где формируются горные лугово-степные темноцветные почвы средней мощности и высокой гумусности [9]. Растительные сообщества встречаются на высотах от 1400 до 2500 м над ур. моря. Для них характерно значительное проективное покрытие (до 100%), средняя высота травостоя, равная 35-40 см и максимальное видовое разнообразие (свыше 50 видов на 100 м2). В составе сообществ преобладают дерновинные злаки, значительна роль разнотравья, встречаются субальпийские и опушечные виды: ковыль красивейший, к. перистый, вейник тростниковидный (Calamagrostis arundinacea (L.) Roth), астра альпийская (Aster alpinus L.), буквица крупноцветковая (Betonica grandiflora Willd.), первоцвет крупночашечный (Primula macrocalyx Bunge), незабудка альпийская (Myosotis alpestris F.W. Schmidt), коротконожка лесная (Brachypodium sylvaticum (Huds.) Beauv.), таволга обыкновенная (Filipendula vulgaris Moench).
Настоящие горные степи распространены в средней части пояса (на высотах 1400-1600, 1800 м над ур. моря), на пологих и среднекрутых склонах южной экспозиции с горными среднемощными черноземами. Общее проективное покрытие в этих сообществах составляет 30-90 %, а средняя высота травостоя – 20-35 см. В них доминируют ковыль-волосатик, ковыль дагестанский (Stipa daghestanica Grossh.), типчак (Festuca ovina L.), пырей стройный (Elytrigia gracillima (Nevski) Nevski). С усилением выпаса они приобретают облик формаций сухих степей [12].
Сухие степи формируются в нижних частях склонов на высоте от 1000 до 1400 м над ур. моря, по террасам и пологим участкам со скелетными слаборазвитыми и низкогумусными горно-степными каштановыми почвами. Они представлены осочково-типчаково-полынными, ковыльно-типчаково-полынными и бородачевыми сообществами и характеризуются слабой сомкнутостью (общее проективное покрытие – от 10 до 40 %) и незначительной высотой травостоя (10-20 см).
Немаловажную роль в составе растительного покрова Внутреннего Дагестана играют нагорно-ксерофитные сообщества с участием трагакантовых астрагалов (Astragalus denudatus Stev. и A. aureus Willd.), колючих кустарников и душистых полукустарничков (главным образом, семейства губоцветных: видов рода Thymus, Teucrium chamaedrys L., T. polium L., Scutellaria polyodon Juz.), которые поселяются на осыпях, около выходов скальных пород, по сухим щебнистым склонам со слабо развитыми скелетными незасоленными почвами.
Среди особенностей горных степей Дагестана можно назвать полидоминантность и комплексность. Флора также отличается своеобразием. По данным А.А. Гроссгейма [3] здесь произрастает 1364 вида растений, что составляет 37% от всего видового разнообразия Северного Кавказа. Из них эндемиков насчитывается 301 вид, что составляет 22% от видового разнообразия Дагестана. Ряд эндемичных видов играют определяющую роль в сообществах горных степей всего Северного Кавказа, например, шалфей седоватый (Salvia canescens C.A. Mey.), колокольчик дагестанский (Campanula daghestanica Fomin), скабиоза гумбетская (Scabiosa gumbetica Boiss.) и др.
Освоение высокогорных плато и широких речных долин Внутреннего Дагестана, и использование, по-видимому, первично безлесных пространств под пашни и пастбища началось с древних времен. По данным историко-лингвистических исследований, первые кочевые племена заселили более удобные и доступные долины на востоке Северного Кавказа уже в V-IV вв. до н. э. Причем в Дагестане развивалось не только традиционное для всего Кавказа отгонное скотоводство, но и высокогорное земледелие на искусственно террасированных склонах, что хотя и приводило к изменению растительного покрова, рельефа и экологической обстановки в целом, но снижало риск развития эрозионных процессов на крутых склонах.
В настоящее время горно-степные сообщества Внутреннего Дагестана широко используются как практически круглогодичные пастбища для овец, крупного рогатого скота, лошадей. Сохраняют свое значение в качестве кормовых угодий и наиболее продуктивные луговые горные степи в качестве сенокосов. К сожалению, значительная часть естественных кормовых угодий, доля которых составляет более 55% от общей площади республики, деградирована из-за нерегламентированного выпаса, эрозии и загрязнения. Наиболее подвержены пастбищной дигрессии луговые степи (запас фитомассы и продукция уменьшаются примерно в 2 раза). Более устойчивы сообщества сухих степей (запасы фитомассы снижаются всего лишь в 1,2-1,3 раза). Общий баланс фитомассы сообществ горных степей поддерживается за счет подземных органов, имеющих главное стабилизирующее значение для горных склонов. В результате пастбищного использования происходит ксерофитизация сообществ горных степей, усиление мозаичности структуры сообществ, а также распространение плохо поедаемых и сорных видов [4].
В результате хозяйственной деятельности человека (распашки, сенокошения и выпаса скота) животный мир горных степей претерпел более серьезные изменения. Снизилась средняя численность комплекса мелких млекопитающих. Редкими стали мышь-малютка, степная мышовка, малоазийский и предкавказский хомяки, практически исчезли характерные виды – бурозубки. Основу населения горно-степных экосистем составили такие виды, как домовая мышь и обыкновенная полевка [13].
Несмотря на актуальность сохранения экосистем Внутреннего Дагестана, анализ представленности особо охраняемых природных территорий в регионе указывает на некоторое несоответствие их количества для восстановления и поддержания природного уровня регионального биоразнообразия. По состоянию на 2002 г. на территории республики действует 18 особо охраняемых природных территорий общей площадью 596,2 тыс. га, что составляет 11% общей площади республики. Среди них Дагестанский заповедник, созданный в 1987 г. для сохранения в естественном состоянии наиболее типичного для северо-западного побережья Каспия участка Кизлярского залива, а также сохранения редкого природного образования – бархана Сарыкум. Высокогорный Тляратинский заказник федерального значения, а также 14 заказников регионального значения находятся преимущественно в лесной зоне и организованы для сохранения, восстановления, воспроизводства и рационального использования ценных охотничьих, а также редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных [10]. Вопрос о создании Гунибского национального парка, а также заказников в окрестностях Цудахара, Дануха, Гимр для охраны уникальной горно-степной флоры Среднегорного Дагестана был поставлен много лет назад и до сих пор не решен [7].
Специфика природы экосистем межгорных котловин Северного Кавказа, особенности их биологического разнообразия, древность освоения, современное состояние и высокая степень уязвимости к антропогенным воздействиям подтверждают острую необходимость организации более рационального использования земельных ресурсов и комплексной территориальной охраны, в т.ч. создания сети горно-степных охраняемых природных территорий и каркаса поддерживающей системы горно-степных ландшафтов с обязательным возрождением традиционной многовековой системы управления горными пастбищами и стадами.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Белоновская Е.А., Ясный Е.В. Специфика антропогенной трансформации горных экосистем Большого Кавказа / Е.А. Белоновская, Е.В. Ясный // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1994. – № 4. – С. 43-58.
2. Герасимов И.П. Геологическое строение и рельеф. / И.П. Герасимов // Альпы-Кавказ: Современные проблемы конструктивной географии горных стран. – М.: Наука, 1981. – С. 147-157.
3. Гроссгейм А.А. Определитель растений Кавказа. М.: Советская наука. 1949. – 746 с.
4. Давыдова М.В. Продуктивность степных пастбищ Кавказа. / М.В. Давыдова // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1989. – №5. – С. 74-83.
5. Думитрашко Н.В., Лилиенберг Д.А. Современные проблемы геоморфологии Кавказа / Н.В. Думитрашко, Д.А. Лилиенберг // Вопросы географии (Географическое общество СССР). – 1968. – № 74. – С. 52-66.
6. Лавренко Е.М. Крымско-Кавказско-Западноиранские горные степи / Лавренко Е.М. // Растительность европейской части СССР. Л.: Наука. – 1980. – С. 265-266.
7. Раджа А.Д. Эндемики флоры Дагестана и их охрана / А.Д. Раджа // Редкие и исчезающие виды растений и животных, флористические и фаунистические комплексы Северного Кавказа, нуждающиеся в охране: Тез. докл. – Ставрополь, 1986. – С. 60-61.
8. Рамишвили И.С. Флора Среднего Миоцена. Данные Палинологического анализа / И.С. Рамишвили. – Тбилиси: “Мецниереба”, 1982. – 138 с.
9. Ромашкевич А.И., Яшина А.В., Борунов А.К. Особенности структур почвенного и растительного покрова северного склона Центрального Кавказа / А.И. Ромашкевич и др. // Почвоведение. – 1985. – № 5. – С. 32-43.
10. Сводный список особо охраняемых природных территорий Российской Федерации. – М., 2001. – 452 с.
11. Чубуков Л.А. Климат / Л.А. Чубуков // Кавказ (Природные условия и естественные ресурсы СССР). – М.: Наука. – 1966. – С. 84-124.
12. Шифферс Е.В. Растительность Северного Кавказа и его природные кормовые угодья / Е.В. Шифферс. – 1953. – 104 с.
13. Ясный Е.В. Комплексы мелких млекопитающих в высотно-поясных экосистемах Большого Кавказа / Е.В. Ясный // Биота экосистем Большого Кавказа. – М.: Наука, 1990. – С. 111-158.


Е.А. Белоновская


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!