ЭВОЛЮЦИЯ ОПУСТЫНИВАНИЯ ВОСТОЧНО-МОНГОЛЬСКОЙ РАВНИНЫ ПО ПАЛЕОГЕОГРАФИЧЕСКИМ ДАННЫМ

 

В 1956–1990 гг. автор проводил геоморфологические исследования в восточных районах Центральной Азии – Монголии и Северо-Восточном Китае; изучал эволюцию эолового рельефа и строения эоловых отложений, историю антропогенных преобразований природной среды – эволюцию климатического и антропогенного опустынивания со среднего плейстоцена по ХХ век [10, 11].
В среднем плейстоцене природные условия Восточной Монголии были гумидными, обводненность была несравненно большей, чем в современную эпоху. В пределах ныне засушливой, засоленной, солончаковой Тамцакской впадины на абс. высотах 690–720 м формировались озерно-аллювиальные равнины; в переуглубленных участках центральной части впадины мощность глинистых осадков достигает 30 м [7, 8]. На западной окраине впадины среднеплейстоценовые отложения слагают участки аккумулятивных равнин, обрывающихся к голоценовым солончаковым понижениям уступом высотой 50 м. По спорово-пыльцевым данным отмечается повышенная облесенность восточно-монгольских равнин даже по сравнению с современной облесенностью смежных районов Большого Хингана; судя по широкому развитию уремы в долинах, реки имели проточный характер; на территориях современных степей преобладали лесные и лесостепные ландшафты [2].
Озера Буир и Далай объединялись в крупный единый водоем с уровнем, поднимавшимся до отметок 750 м (современный уровень оз. Буир – 583 м). На юг этот обширный бассейн распространялся, по-видимому, до предгорий Нукут-Дабана, на восток - до Большого Хингана, бассейн был пресноводным, проточным и соединялся с верховьями Амура. На севере Торейские озера также испытали трансгрессии и создали высокие равнины с относительными высотами 150–240 и 100–110 м. Озерные отложения этого бассейна слагают песчаные толщи III и IV террас, перекрытые лессовидными суглинками.
В среднем плейстоцене в пределах Восточно-Монгольской равнины заклады-вается современная речная сеть.
В позднем плейстоцене на востоке и северо-востоке Восточно-Монгольской равнины сохранялись те же озерные бассейны, что и в среднем плейстоцене, но меньшей площади и на меньших высотах. Торейские озера снизили уровень до 60 м относительной высоты, оз. Хух-Нур понизилось до отметок 608–615 или 620 м, оз. Буир – до 670 м. Трансгрессия оз. Буир оставила в современном рельефе два уровня, соответствующих I и II террасам р. Керулен. Возраст песчаных отложений II террасы Халхингола, по данным термолютинесцентного анализа, проведенного Е.В. Девяткиным [6], занимает интервал от 33 ± 5 до 93 ± 16 тыс. лет. Озерно-аллювиальная равнина, образованная поверхностями I (3–4 м) и II (6–1 м) террас Нижнего Керулена, далеко распространялась на запад и север, хотя озера Буир и Далай, скорее всего, не сливались в единый водоем. Озерные бассейны Тамцакской впадины имели размеры крупнее современных, были проточными и имели связь с бассейном Амура: озерная терраса оз. Далай, сложенная хулунбуирскими песками и глинами, переходит в поверхность I террасы р. Аргунь высотой 7–10 м, а аналогичные уровни р. Керулена и Халхингола – в I террасу оз. Буир. В этот этап формируется древняя речная сеть.
Результаты наших наблюдений показывают, что в позднем плейстоцене в пределы равнины с юга, с предгорий Большого Хингана реками были вынесены огром¬ные объемы песчаного материала, имеющего грубозернистый состав в нижних горизонтах и мелкозернистый в верхних. Древние реки аккумулировали песчаные толщи в своих долинах и выдвигали субаэральные дельты в пределы смежных равнин. Таким образом были сформированы исходные песчаные толщи будущих эоловых песчаных массивов Онгон-, Молцог, Судутыйн-Элс и др.; заполняется песчаным материалом долина нижнего течения Нумургин-Гол; переполняется песчаными отложениями долина Азаргин-гол, из которой пески распространяются на междуречье Нумургин- и Азаргин-гол; в долину среднего течения р. Халхингол выдвигается мощный (видимая мощность 16–20 м) фронт субаэральной дельты.
В предбореальный и бореальный периоды голоцена(12–8 тыс. л.н.), как показывают данные бурения донных осадков в оз. Буир, продолжалась интенсивная речная и озерная деятельность, положение долины одной из крупн рек – Халхингола, неоднократно менялось. В эпоху увлажненности раннего голоцена Халхингол впадал в котловину оз. Буир с юго-юго-запада на уровне 600 м, формируя террасы высотой 10–15 м; площадь озера, оконтуренная изолинией 600 м, могла быть в 8–10 раз больше современной; система озер Буир-Далай имела сток в Амур [9]. В бореальный период формировалась 8-метровая озерно-аллювиальная терраса. Возраст погребенной почвы из средней части ее разреза, определенный термолюминесцентным методом, составил 8800 ± 1400 л.н. Палинологическая характеристика осадков в этой террасе позволяет Г.Н. Бердовской [1] интерпретировать значительные колебания количества пыльцы древесно-кустарниковых и травянистых растений в раннем и среднем голоцене как свидетельства изменения общей увлажненности в сторону увеличения и как показатель возможной миграции русла Халхин-гола, в долине которого произрастали леса и разнообразная травянистая растительность. В днищах лишенных стока малых рек образуются обнаженные песчаные равнины, испытывающие развевание и перевевание.
В атлантический период голоцена (8–5 тыс. л.н.) произошла крупная перестройка речной сети в бассейне Халхингола. В связи с увеличением общей увлажненности увеличилась водность Халхингола, русло реки переместилось к северу и прорвалось в долину р. Хайластынгол; с этого времени водоемы Буир и Далай разобщаются, Халхингол начинает впадать в северную часть оз. Буир.
Нашими исследованиями установлено, что во время климатического оптимума – в атлантический период голоцена – на территории Восточной Монголии была сформирована регионально развитая мощная гидроморфная лугово-черноземовидная темноокрашенная почва. Обводнение региона было весьма значительным. Ранее созданные аллювиальные и озерные аккумулятивные равнины расчленялись крутопадающими долинами временных потоков. Последние обладали значительной водностью. Вдоль долин некоторых из них, например, на левобережье р. Керулен в районе г. Ундэр-Хана, формировались достаточно мощные (2–4 м) потоки песчаного материала. В Керулен впадпли притоки. В долинах некоторых малых рек создавались формы рельефа, свойственные горным рекам: короткие крутостенные каньоны, висячие долины, водопады и эворзионные котлы под ними. Воды в это время были пресными, и в реках, возможно, водилась рыба.
Природные условия атлантического периода – степь с участием лесостепи – были оптимальными для освоения Восточно-Монгольской равнины человеком. Огромное количество собранных нами разнообразных неолитических каменных орудий, а также кострищ и целых культурных горизонтов с обильной керамикой свидетельствует о значительной освоенности региона населением неолита. Судя по характеру каменного материала, древний человек уже умел преодолевать значительные расстояния, прокладывая дороги значительной протяженности.
Около 4000 л.н. отмечен этап активного иссушения, площади земель, пригодных для земледелия и выпаса, сокращаются, уступая место распространяющимся пустынным ландшафтам; увеличились площади развеваемых песков; ухудшились условия жизни древнего населения; произошел культурный спад, связанный с изоляцией племен, разобщенных возникшими пустынями [3–5].
В суббореальный и субатлантический периоды голоцена (> 5 тыс. л.н.) в интервале 3500–3300 л. н. Буир формировался в виде крупного, неглубокого, проточного мезотрофного бассейна. Анализ колонок дон¬ных отложений центральной части озера и их радиоуглеродный возраст показали, что на уровне 3290 ± 80 л.н. отлагались органогенные илы; на рубеже 3000 л.н. проточность бассейна сильно сокращается, озеро мелеет, его вода начинает хорошо прогреваться [9]. Наши материалы показывают, что с рубежа 3400–3500 л.н. в почвенном покрове преобладающими становятся каштановые почвы, в ландшафтах – степь и сухая степь. Появляются первые крупные государства. Повидимому, около 2600 л. н. начинается строительство „вала Чингисхана" – наиболее древнего фортификационного сооружения [12]. Суббореальный период (5–2,5 тыс. л.н.) характеризовался резким усилением аридности и перерывом в озерном осадконакоплении. Начало субатлантического периода (2500 л.н.) – некоторым увеличением увлажненности; поздний голоцен в целом – усилением аридизации; рубеж 1320 ± ± 80 л.н. – нарастанием увлажненности; рубеж 1000 л.н. – снова увеличением засушливых условий; XVII–XIX вв. (последняя стадия наступления ледников Фернау – малый ледниковый период) – крупной трансгрессивной фазой развития озер, далее – резким сокращением поверхности водоемов и антропогенным опустыниванием.
В Восточной Монглии в 1680–1720 гг. природные условия характеризовались значительно изменчивостью: региональная засуха свирепствовала в 1680, 1681, 1685, 1694, 1696, 1699 и 1719 гг., т.е. 7 лет; засушливыми были 14 лет: 1682, 1683, 1687, 1689, 1690, 1697, 1700, 1704, 1705, 1709, 1711, 1716, 1718 и 1720 гг.; нормально влажными – 17 лет: 1684, 1686, 1691–1693, 1695, 1698, 1702, 1703, 1706–1708, 1710, 1712–1714 и 1717гг.; сухими были 3 года: 1688, 1701 и 1715 гг. [13].
Если сильные ураганы в настоящее время повторяются приблизительно через 11 лет, то в маундеровский период они могли повторяться чаще: несколько лет подряд, через год, через 3–4 г. Осаждения эоловой пыли ураганами приобретало характер пылевого ливня, происходила лавинная седиментация эолового материала.
Прогрессирующее иссушение климатического и антропогенного характера в пределах Восточно-Монгольской равнины началось около 4000 л.н. и сопровождалось нарастанием иссушения, катастрофическим проявлением дефляции, изменило условия формирования природной среды, Восточно-Монгольская степь превратилась в сухую степь и полупустыню.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бердовская Г.Н. Эволюция озер Монголии в голоцене по палинологическим данным // Лимнология и палеолимнология Монголии. – СПб, 1994. – С. 263–278.
2. Голубева Л.В. Растительность Северо-Восточной Монголии в плейстоцене и голоцене // Структура и динамика экосистем Монголии. –Л., 1976. – С. 69–71.
3. Гумилев Л.Н. Гетерохронность увлажнения Евразии в древности // Вестн. ЛГУ. – 1966. – № 6, вып. 3. – С. 62–72.
4. Гумилев Л.Н. Об антропогенном факторе ландшафтообразования // Вестн. ЛГУ. –1967. – № 24, вып. 4. – С. 102–112.
5. Гумилев Л.Н. Изменения климата и миграции кочевников // Природа. – 1972. – № 4. – С. 44–52.
6. Девяткин Е.В. Кайнозой Внутренней Азии: стратиграфия, геохронология, корреляция. – М.: Наука, 1981. – 200 с.
7. Николаева Т.В., Шувалов В.Ф. Геоморфология озерных котловин Северо-Восточной Монголии // Вестн. ЛГУ. – 1985. – № 28. – С. 48–54.
8. Николаева Т.В., Шувалов В.Ф. Развитие рельефа Монголии в мезозое и кайнозое // Геоморфология. – 1995. – № 2. – С. 54–65.
9. Севастьянов Д.В., Дорофеюк Н.И., Лийва А.А. Палеоэкология озер Монголии в голоцене // Лимнология и палеолимнология Монголии. – СПб., 1994. – С. 248–262.
10. Чичагов В.П. Ураган 1980 года в Восточной Монголии и особенности эолового рельефообразования в Центральной и Восточной Азии. – М., 1998. – 204 с.
11. Чичагов В.П. Эоловый рельеф Восточной Монголии. – М., 1999. – 270 с.
12. Чичагов В.П., Чичагова О.А, Черкинский А.Е., Авирмид Б. Новые данные о возрасте „вала Чингисхана" в Северо-Восточной Монголии // Докл. РАН. – 1994. – Т. 335, № 2. – С. 237–242.
13. Yеarly charts of dryness/wetness for China in the 500-year period. Cartography Publishing House. – Beijing, 1982. – 332 p.


В.П. Чичагов


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!