К ПРОБЛЕМЕ СОХРАНЕНИЯ ЛУГОВЫХ СТЕПЕЙ В ЗАПОВЕДНИКАХ

 

Поставленные перед ООПТ цели: с одной стороны - сохранение уникальных и типичных природных комплексов, объектов растительного и животного мира, их генетического фонда, с другой стороны – изучение естественных процессов в биосфере [5] нередко входят в противоречие друг с другом. Это уже неоднократно подчеркивали многие исследователи природы, особенно травяных экосистем. Единого понимания, что такое естественный процесс, при современном уровне антропогенного воздействия на природу, не выработано. Критерий отсутствия прямого вмешательства со стороны человека на данной территории вряд ли можно считать достаточным. Какова мера других воздействий (косвенных или прямых, но на прилегающей территории), при которой ещё можно считать процесс естественным, остается неясным. Особенно это касается небольших ООПТ, каковыми являются многие отдельные участки кластерных лесостепных и степных заповедников, находящиеся в окружении сильно преобразованных человеком угодий. Как отмечал В.Н. Тихомиров [4], естественность течения в небольших урочищах природных процессов крайне условна и иллюзорна; они неизбежно испытывают более или менее мощное влияние сопредельных территорий.
Сохранение биоразнообразия, в отличие от поддержания естественности процессов, является целью более конкретной и ясной. Для её достижения необходимо практиковать те режимы, при которых это биоразнообразие формировалось. При наличии разных представлений о былых природных условиях, целесообразно применять разные режимы с четким разграничением участков. Этим, по крайней мере на части площади, мы застрахуем природные комплексы от возможных неблагоприятных и необратимых последствий, связанных с выбором того или иного режима. Кроме того, диверсификация режимов, видимо, в наибольшей степени отражает природную обстановку, которая не могла быть единой для огромных площадей в млн. га, занятых в доагрикультурное время степной растительностью. И.К. Пачоский [2] писал «…наше представление о первобытной степи, как о строго определенной картине, совершенно произвольно…. Растительный покров такой степи менялся и часто существенно отличался на участках, расположенных даже рядом….Таким образом, степь не есть определенная картина, а целый ряд последних.» (с. 2). Разнообразие режимов с обязательным применением первоначального, традиционно практиковавшегося на данной территории, позволяет сохранить близкий к исходному вариант экосистем, предложенных к заповеданию, т.е. косимые и/или выпасаемые луговые степи, а также отследить сукцессии, происходящие при абсолютно заповедном режиме, т.е. получить представление о степях при полном невмешательстве человека, отсутствии влияния копытных животных и пирогенного фактора. Когда вводятся разные режимы на относительно небольшой площади ранее единообразно использовавшейся степи, то условия существенно меняются на всей её территории.
Плакорные луговые степи в Восточной Европе сохранились лишь на незначительных площадях в составе заповедных участков. Они характеризуются богатством флоры, высокой видовой насыщенностью, красочностью, когда практикуется сенокошение. При абсолютном заповедании идет мезофитизация растительного покрова, что было показано на примере заповедников Центрально-Черноземный, «Приволжская лесостепь», «Михайловская целина», «Галичья Гора», в Каменной степи. Причиной этого процесса является накопление ветоши и подстилки, которые меняют гидротермические условия почвы в сторону увеличения увлажнения [3]. В последние десятилетия ХХ века этот процесс охватил и косимые площади луговых степей, где нет столь заметного накопления мортмассы.
Наиболее вероятными причинами такой сукцессии считаются климатические изменения. Однако, в поисках причин мезофитизации растительного покрова сохранившихся островных экосистем не следует игнорировать тот отдаленный суммарный эффект, который оказывают сейчас некоторые мероприятия, проведенные человеком как на их территории, так и в непосредственной близости от них. На примере Стрелецкой степи Центрально-Черноземного заповедника можно указать на следующие антропогенные воздействия или изменения их интенсивности.
1) Имело место создание лесопосадок на плакорах рядом со степью и лесополос по границам степей, что не только меняет микроклимат на прилегающих участках, но и служит форпостом проникновения древесно-кустарниковых видов (в том числе агрессивных интродуцентов) в степь.
2) Строились плотины и появлялись пруды в степных логах, что вело к подъему уровня грунтовых вод и соответственно к увеличению увлажнения окружающих местообитаний. Даже там, где пруды уже спущены, степные лога необратимо трансформировались в закустаренные или лесные участки.
3) Происходило дальнейшее сокращение площадей и без того малых участков сохранившихся целин. Например, Стрелецкая степь, впервые описанная в 1907 г., имела площадь около 1200 га, а к созданию заповедника в 1935 г. уже сократилась до 811 га [1]. Уменьшение размеров участков изменяет соотношение периметра и площади в сторону, неблагоприятную для охраны природных комплексов.
4) Часть степных площадей были переведены из косимого в режим абсолютного заповедания, где идет процесс интенсивного внедрения древесно-кустарниковых растений и луговых видов трав; в связи с этим абсолютно заповедные участки не должны занимать больших площадей и рассекать степь по всей длине, что приводит к ещё большей фрагментации небольших, но прежде единых массивов степи.
5) Основным режимом выкашивания стал сенокосооборотный, а не ежегодно косимый (так, вся Стрелецкая степь в начале ХХ века, включая лога, ежегодно выкашивалась); год некошения ведет к резкому увеличению мортмассы и сказывается особенно заметно на видах степной эколого-фитоценотической группы. По нашим наблюдениям, после года некошения ряд видов либо не цветет совсем, либо существенно сокращает количество генеративных побегов (осока низкая, типчак, кострец береговой).
6) Ручное кошение сменилось машинным. Сравнением воздействия того и другого на растительный покров, видимо, никто не занимался, и оценить последствия этой смены мы не можем, но проблема имеет и другую сторону - часть площадей, которые доступны только для ручного кошения (некоторые краевые зоны, площади вокруг отдельно стоящих деревьев и т.д.) всё реже находят своего потребителя, т.к. мало желающих косить вручную. Вследствие этого постепенно увеличивается площадь некосимых участков. Многие степные лога тоже перестали коситься, зарастают кустарниками и деревьями.
Большинство из этих действий если не прямо, то косвенно способствовали мезофитизации, т.е. усилению позиций луговых и лесных видов; они вели к дальнейшей фрагментации и без того мелких «островных» степных местообитаний, усилению краевых лесомелиоративных эффектов.
Реальная площадь заповедников и их конфигурация часто далеки от оптимальных. Очевидно, что на практике заповедуется та территория, где ещё уцелели природные комплексы и которую можно по социально-экономическим причинам изъять их хозяйственного оборота. Заповедники малой площади часто не имеют необходимого спектра экотопов, чтобы надежно и долгосрочно сохранять биоразнообразие. Невозможно ликвидировать неполночленность природных комплексов, что не может быть в полной мере скомпенсировано попытками имитации природных факторов с помощью разных режимов. Условия на малых заповедных территориях определяются не только зональным положением, но многими локальными особенностями, связанными с антропогенной деятельностью. Актуально увеличение площадей сохранившихся степных целин и оптимизация их границ за счет восстановления растительности на соседствующих участках пашни; однако в настоящее время эти проблемы представляются трудно разрешимыми. Даже поддержание на части площади традиционного, веками практиковавшегося режима сенокошения становится всё более трудно выполнимой задачей при современном уровне финансирования деятельности заповедников. Мы и в дальнейшем, очевидно, будем отмечать изменения, отклоняющие лугово-степные сообщества от тех классических вариантов, которые были описаны в начале XX века.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алехин В.В. Очерк растительности и ее последовательной смены на участке “Стрелецкая степь” под Курском // Тр. / СПб. о-в естествоиспытателей, отд. ботаники. – 1909. Т. 40, вып. 1. – С. 1-112.
2. Пачоский И.К. Описание растительности Херсонской губ. Часть 2. Степи.– Херсон, 1917. – 364 с. Материалы по исследованию почв и грунтов Херсонской губ., вып. 13.
3. Семенова-Тян-Шанская А.М. Динамика степной растительности. – М.-Л.: Наука, 1966. – 174 с.
4. Тихомиров В.Н. Особенности охраны растительного покрова на малых заповедных территориях // Бюлл. МОИП. Отд. биол.– 1984. Т. 89. Вып. 4. – С. 27-35.
5. Об особо охраняемых природных территориях. Федеральный закон РФ от 14 марта 1995 г № 33-ФЗ.


Т.Д. Филатова


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!