РЕЖИМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ УГОДИЙ КАК ФАКТОР СИНАНТРОПИЗАЦИИ ФЛОРЫ ЧЕРНОМОРСКОГО БИОСФЕРНОГО ЗАПОВЕДНИКА

 

Степень синантропизации флоры заповедных территорий зависит от уровня антропогенного воздействия на нее. Доля участия синантропных видов во флорах разных заповедников бывшего СССР колеблется достаточно широко - от 1 до 40% [4] и может служить мерой трансформированности их природных комплексов.
Проведенный нами анализ флоры Черноморского заповедника выявил, что наряду со специфичностью, высоким эндемизмом и разнообразием природной флоры, в ее состав входит большое количество синантропных видов. Еуапофитная и адвентивная фракция флоры вместе составляют около трети флористического списка [8].
Мы провели поиск и анализ материалов по использованию территории Черноморского заповедника на протяжении его истории. В результате установлено, что выявленные соотношения в структуре флоры заповедных участков [9], в значительной мере, сформировались под влиянием антропогенных воздействий.
Находясь в окружении измененных ландшафтов, заповедные территории постоянно подвергаются опосредованному влиянию разной интенсивности и направленности. Не избежали они и прямого антропогеного воздействия, несмотря на то, что природоохранный режим на территории заповедных участков действует на протяжении почти 80 лет, с момента образования заповедника в 1927 году. Научный подход Г.А. Кожевникова [3] о наблюдении природы в заповедниках в полной неприкосновенности, отнюдь не был принят за основу исследовательских работ в Черноморском заповеднике. С момента образования заповедника, и в течение последующего длительного периода, территория заповедника использовалась как в хозяйственных целях, так и в качестве экспериментального полигона по обогащению природных ресурсов, что способствовало серьезным изменениям в составе флоры ряда его участков.
Территория Черноморского биосферного заповедника, вследствие особенностей расположения входящих в него отдельных участков, репрезентует флору и растительность Нижнеднепровских арен (аренные участки – Ивано-Рыбальчанский, Соленоозерный, Волыжин лес), приморских опустыненных полынно-злаковых степей (участки Потиевский, Ягорлыцкий Кут, территория бывшего полигона), Причерноморской песчано-ракушечной сублиторали (острова Тендра и Долгий).

Антропогенная трансформация аренных флоро-ценотических комплексов территории заповедника.
В наибольшей степени прямой антропогенной трансформации подверглись участки заповедника, расположенные на левобережных аренах в нижнем течении Днепра. Территория этих участков в разные годы, начиная с самого образования заповедника, использовалась для возделывания, с целью исследования и введения в культуру, целого ряда хозяйственно-полезных видов, как местной флоры, так и интродуцентов. Разрозненные сведения о таких исследованиях попадаются в публикациях, в небольшом количестве сохранившихся довоенных и послевоенных отчетов и планов. Отдельные данные мы получали путем опроса старых сотрудников заповедника.
В 1929 году (через два года после организации заповедника) А.Браунер [2] упоминает о проводящихся на терриории Черноморского заповедника опытах по возделыванию интенсивных культур. Эти исследования продолжались как до Великой Отечественной войны, так и после нее. Опыты ставились весьма широко: из рукописи отчета старшего научного сотрудника ботаника С.О. Илличевского (1945-1946 г.г.) явствует, что несколько десятков разных культур, как видов природных сообществ, так и интродуцентов, высевались на всех аренных участках заповедника, а также, на входившем тогда в состав заповедника, острове Джарылгач [10]. Исходя из материалов сохранившихся отчетов (но уже пятидесятых годов), распахиваемые под разные иследуемые культуры площади составляли по 30-50 гектар.
Часть интродуцированных в этот период видов сохранились на территории участков до настоящего времени. Видовой состав интродуцентов, современное состояние их популяций на территории заповедных участков требуют отдельного исследования. К сожалению, полной информации о перечне видов и местах расположения распаханных территорий в фондах заповедника не сохранились.
Кроме того, на территории аренных участков до начала шестидесятых годов проводились опытные работы по возделыванию разных видов древесных пород для использования полученных результатов в лесомелиоративной практике.
Использование территории аренных участков под опытные культуры и посадки привело не только к появлению, и сохранению до настоящего времени, на территории заповедника ряда чужеродных видов, но также создало широкую нишу для развития апофитов. Еуапофитная фракция флоры территории аренных участков представлена, прежде всего, сегетальными и рудеральными видами. Некоторые сегетальные виды до сих пор встречаются в составе, на первый взгляд, совершенно естественых сообществ, выдавая их давнее прошлое.
Рудеральные апофиты, кроме приуроченности к околоусадебным (вокруг территорий кордонов, в которых проживают семьи егерей) нитрофильным участкам, нашли свою нишу под кронами дубово-осиновых колков и искусственных посадок, почва которых достаточно нитрофицирована и нарушена в результате деятельности животных.
Проникновению и сохранению синатропых видов в составе естественных сообществ способствовали регулярные нарушения целостности растительного покрова заповедных территорий.
Довоенные посадки технических культур в пятидесятые возобновлялись и подвергались окультуриванию, проводилось их рыхление и полив. Возле опытных участков копались искусственные водоемы (копани) для обеспечения полива. Большое количество копаней было вырыто по всей территории участков в понижениях (сагах) в качестве водопоев.
Интродукция и рост численности копытных животных в определенные периоды негативно влияли на растительный покров аренных участков [6,7]. Особенно сильное влияние отмечалось в результате интродукции оленей в 1957 году на Соленоозерный участок. За десять лет численность стада на 1800 гектарах суши этого участка достигла 200 особей, и лишь после откровенной деградации растительного покрова участка, было произведено сокращение поголовья [1,5].
Еще одним путем проникновения и длительного сохранения на территории участков рудеральных видов, был выпас колхозных отар и крупного рогатого скота, практиковавшийся в пятидесятые-шестидесятые годы. Наибольшими местами концентрации рудералов стали участки стойбищного пребывания животных. Официально эта практика была прекращена в конце шестидесятых годов (хотя несанкционированный браконьерский заход отар отмечался еще и в восьмидесятые годы).
Кроме опытных работ по интродукции и испытанию хозяйственно-ценных видов как растений, так и животных, территория заповедника служила местом по обеспечению потребностей руководства и сотрудников продуктами питания. На участках заповедника Соленоозерный и Ивано-Рыбальчанский были заложены виноградники, заброшенные только в семидесятые годы. Участок Волыжин лес, по сообщению старых сотрудников заповедника, широко использовался под огородные наделы до конца шестидесятых.
На основании приравнивания егерского состава заповедника к лесной охране, администрацией заповедника уже в середине восьмидесятых, были выделены каждому егерю участки пахотной земли площадью 30 соток. Территории пахотных наделов егерей неоднократно перемещались.
Масштабное нарушение растительного покрова также периодически проводилось при опашке квартальной сети и границ заповедных участков.
До начала восьмидесятых годов на всех аренных участках заповедника, несмотря на слабые песчаные почвы, проводилось сенокошение колхозами и совхозами с применением тяжелых тракторов.
Немалую лепту в синантропизацию растительного покрова внесли егерские усадьбы (кордоны), что расположены на территории заповедных участков. Ведение фермерского хозяйства – наличие скота, огорода, сада, приводит к трансформации растительного покрова в радиусе не менее одного километра.
Вот, вероятно не полный, список воздействий, способствующих синантропизации растительного покрова аренных участков Черноморского заповедника.
Антропогенная трансформация типчаково-полынных опустыненно-степных флоро-ценотических комплексов на территории заповедника.
Участки приморской типчаково-полынной степи также испытывали значительный антропогенный пресс. Общими трансформирующими факторами являлись распашка меж и границ квартальной сети, сплошное, а в дальнейшем частичное, сенокошение и ведение фермерского хозяйства егерскими семьями. Данных о возделывании на территории приморской степи опытных делянок, мы не имеем.
Особого рода антропогенному влиянию подвергся участок Потиевский. В конце пятидесятых через его территорию были прорыты каналы для спуска дренажных и оросительных вод с окрестных рисовых чеков, далее через эту систему в залив стали сбрасывать коллекторные воды с очистных сооружений рядом расположенного курортного поселка Железный Порт. Дополнительное подтопление участка создало использование приграничных природных озер в качестве рыборазводных, что потребовало их опреснения и поддержания уровня. Неустойчивость гидрологического режима заповедного участка привела к существенному изменению структуры растительного покрова и флористическим изменениям. Исследованию данного процесса посвящено большое количество работ.
Нарушение растительного покрова осуществлялось также в результате землеройных работ. По территории участка были вырыты каналы, соружены дамбы и проложены трубы. До настоящего времени подтопленые дороги на участке равняются при помощи грейдера, создавая отвалы на обочинах. Иногда происходит завоз грунта для их выравнивания в наиболее топких местах.
Территория участка Ягорлыцкий Кут в гидрологическом отношении более константна. Эта территория подвергалась усиленному выпасу и сенокошению, хотя на глинистых почвах проезд тяжелой техники не оказывал таких последствий, как на песчаных. В конце пятидесятых в состав участка, вместо изъятых целинных земель в береговой зоне Ягорлыцкого полуострова, введена сильно нарушенная территория. К заповедной территории были присоеденены пахотные земли и участок бывшей кошары. На данной территории, спустя почти 40 лет, произрастает большое количество сегетальных и рудеральных бурьянов. Структура растительных сообществ также далека от степной.
Присоединенная к заповеднику в 1998 году территория бывшего полигона также сильно нарушена. В ее составе заповедник получил значительные площади пастбищных сбоев, территории бывших кошар и даже участок, с остатками выселенного в середине пятидесятых, при организации полигона, селения Свободный Порт. Кроме того, строительство высот для установки мишеней, сами мишени и транспортные связи полигона способствовали проникновению на данную территорию большого числа апофитных и адвентивных видов.
Антропогенная трансформация сублиторальных песчано-ракушняковых флоро-ценотических комплексов на территории заповедника.
Территория больших намывных песчано-ракушечных островов (Тендра и Долгий) сильной антропогенной трансформации не подверглась.
Егерская усадьба на острове Тендра имеет ограниченное влияние, как и сосредоточенные возле него огород и сенокосы. Основным антропогенным фактором является заход и пребывание на заповедной территории большого количества лошадей и крупного рогатого скота с незаповедной части острова.
Жилое помещение на острове Долгом является сезонным. Однако, в довоенный период, по воспоминаниям жителей Покровки, на острове постоянно проживала семья, имелось постоянное жилище, пахотные угодья и большое количество скота.
В результате выше сказанного следует, что режим использования земельных угодий территории Черноморского заповедника на протяжении всей истории его существования способствовал формированию и сохранению синантропной составляющей флоры. Получаемые в Черноморском заповеднике результаты структурного анализа флоры могут быть использованы при сравнительных флористических исследованиях лишь с учетом этого факта.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Берестенников Д.С. Пятнистый олень в Черноморском заповеднике //Тезисы докладов научной конференции, посвященной 40-летию Черноморского госзаповедника АН УССР. – Киев, 1967. – С.15-16.
2. Браунер А. По приморским и песчаным заповедникам //Український мисливець та рибалка. – 1929, №10. – С.10-17.
3. Кожевников Г. А. О заповедных участках. – М., 1911.- С. 1-7.
4. Нухимовская Ю.К. Антропогенные воздействия на заповедники и синантропизация флор как форма их проявления //Проблемы охраны генофонда и управления экосистемами в заповедниках степной и пустынной зон. – Тез.докл.всесоюзного совещания, 21-25 мая 1984,. Аскания-Нова. – Москва, 1984. – С.60-62.
5. Селюнина З.В. Из истории акклиматизации зверей в Черноморском заповеднике //Проблемы заповедного дела. – Матер. науч. конф., Екатеринбург, 1996. – С.190-192.
6. Селюнина З.В., Уманец О.Ю.Популяция оленя пятнистого в Черноморском заповеднике, влияние на растительность лесостепных участков //Экология, морфология , использование и охрана диких копытных. – Тез. всесоюзн. совещ., Москва, 1989. –С.74-75.
7. Уманец О.Ю., Селюнина З.В.Влияние антропогенного изменения растительности Нижнеднепровских песков на увеличение численности кабана в Черноморском заповеднике //Влияние антропогенной трансформации ландшафта на население наземных позвоночных животных. - Тез. всесоюзн. совещ., Ч.I. - Москва, 1987. – С.183.
8. Уманец О.Ю. Особенности синантропизации флоры Черноморского биосферного заповедника //Reservatia naturale "Codrii"- 25 de ani. Realizari, probleme, perspective. Resumatele lucrarilor simpozio- nului jubiliar. - 1996.- С.182-184.
9. Уманец О.Ю.Флористичне різноманіття Чорноморського біосферного заповідника (результати інвентаризації) // Заповідна справа в Україні на межі тисячоліть (сучасний стан, проблеми і стратегія розвитку) - Матеріали всеукраїнської загальнотеор. та н.-практ. конф., присв. виконанню держ. Програми перспект. розвитку заповід. справи в Україні, м. Канів 11-14 жовтня 1999 р. - Канів. - 1999.- С.161-165.
10. Уманец О.Ю. Исследования С.О. Илличевского в Черноморском заповеднике //I-й відкритий з`їзд фітобіологів Херсонщини. – Зб. тез. доповідей, Херсон, 6 апреля 2006 р. – Херсон, 2006. – С.56.


О.Ю.Уманец


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!