«ТИПЫ» И «ВИДЫ» СТЕПИ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ XVIII – НАЧАЛА XX ВВ.

 

Произведения какого художника вспомнятся вам, если произнести слово «лес»? Скорее всего И.И. Шишкина. Вы скажете «море» - и увидите полотна И.К. Айвазовского. А чье имя ассоциируется со «степью»? Есть ли у нее свой «певец»?
Если обратиться к истории изучения Оренбургского края, то первые изображения нашей местности следует искать у художников, участников научных экспедиций XVIII века.
Пожалуй, самыми ранними из них являются работы англичанина Джона Кэстля, художника Оренбургской экспедиции И.К. Кирилова. Кэстль дважды совершил путешествие в Орду хана Абулхаира. Во время своих странствий по казахским степям и Башкирии он вел дневник, в котором отмечал все встречавшиеся на его пути достопримечательности: руины старинных зданий и могил, табуны диких лошадей, реки, через которые ему приходилось переправляться, озера, горы, леса, степи и т.д. «Дневник о добровольно и исключительно ради пользы Русского государства предпринятом в высшей степени необходимом и, хотя опасном, но счастливо совершенном путешествии в 1736 г. из Оренбурга к Абулхаиру, хану киргиз-кайсацкой татарской орды. Составлен англичанином Джоном Кэстлем, бывшим живописцем Оренбургской экспедиции», проиллюстрированный 13 рисунками этнографического характера, изображавшими отдельные эпизоды из его путешествия и пребывания в Орде, был опубликованных в 1784 г. в Риге на немецком языке. В октябре 1737 года Кэстль получил отставку и его дальнейшая судьба неизвестна [9].
Художники Оренбургских экспедиций 1768–1774 гг., работавшие под руководством П.С. Палласа, И. Фалька и И.И. Лепехина, – Николай Дмитриев, Петр Григорьев, Михайло Шалауров [10], выполняя задания своих руководителей, также отдавали предпочтение изображению номадов.
Окружающая человека природа оставалась вне художественных интересов практически до конца первой половины XIX века.
Александр Осипович Орловский (1777–1832) жизнь степи представил на литографиях «Отдыхающий калмык» (1813), «Башкир и киргиз верхом» (1816), «Киргиз на белом коне» (1819), «Битва казаков с киргизами» (1826) [6].
Продолжали традицию XVIII века – делать зарисовки во время экспедиций – и в следующем веке. Емельян Корнеев (1780–1839), находясь в составе экспедиции генерала Г. Спренгпортена, посетил казахские степи и создал ряд зарисовок, позднее изданных в Париже (в русском переводе название книги – «Народы России, Описание нравов, обычаев и костюмов различных народностей Российской империи, сопровождаемые изображениями». Париж, 1812–1813). Несколько весьма интересных зарисовок пейзажного, жанрового и, отчасти, батального характера, явившихся итогом недолгого пребывания в Оренбурге и оренбургских степях и участия в хивинском походе 1839 года, оставил В.И. Штернберг (1818–845). В этом же ряду можно назвать имя Ольги Николаевны Бутаковой (1830–1903), жены известного исследователя Аральского моря А.И. Бутакова. Начиная с 1853 г. и до 1861 г., она жила, с перерывами, в разных местностях Казахстана, в Оренбурге и в ряде степных укреплений на Сыр-Дарье, проведя в общей сложности в казахских степях не менее пяти–шести лет. Большая часть рисунков польского ссыльного Бронислава Залеского (1820–1880) объединена в альбоме «Башкирия, Киргизия и Средняя Азия», хранящемся в собрании Исторического музея в Москве. В 1865 году в Париже был издан его альбом «Жизнь киргизских степей», включивший 22 офорта с текстами, который получил высокую оценку видного русского востоковеда В.В. Григорьева. Среди опубликованных работ – 12 видов степных укреплений и ландшафтов, жанровые сцены, изображения степных мавзолеев. Этнографический интерес представляет изображение интерьера казахской юрты, сопровождающийся его описанием. Пейзажные офорты Бронислава Залеского и Ольги Николаевны Бутаковой не утратили своей ценности для географа и историка и доныне, поскольку во многих местах ими изображенных, в дальнейшем никогда не работало ни одного художника. В экспедициях рисовал и другой ссыльный – Тарас Григорьевич Шевченко (1814–1861). Известны его «Пожар в степи» (1848), изображения казахов, среди которых самым удачным считается портрет «Казашка Катя» (1856–1857) [12].
С конца 20-х – начала 30-х гг. XIX в. увеличивается число литографированных иллюстраций в изданных в России книгах о Средней Азии и Казахстане. Как пример можно привести произведения Евграфа Кайдалова «Караван-записки во время похода в Бухарию русского каравана в 1824–1825 гг.» (М, 1827), Жоржа Мейендорфа, участника миссии Негри, «Путешествие из Оренбурга в Бухару» (Париж, 1826), А.Н. Левшина «Описание кнргиз-кайсацких или киргиз-казачьих opд и степей» (М., 1832). Наряду с изображениями этнографического характера наблюдается стремление передать особенности песчано-пустынного пейзажа, памятников степной архитектуры (мавзолеев). В книгах по географии и ботанике конца XIX и самого начала XX века встречаются степные пейзажи и «типы», например в «Альбоме картин по географии внеевропейских стран» [1] даны примеры «видов» киргизской степи, саванны, прерии, в первом томе солидного издания Кернера фон-Марилауна. «Жизнь растений» была сделана цветная вклейка, выполненная немецкими художниками, «Степной ковыль (южная Россия)» [7], представляющая образцы степной флоры, в книге А.В. Зеленина «Путешествия Н.М. Пржевальского» есть иллюстрация «Пожар в степи» [5]. И этот список можно продолжать и продолжать, но все это единичные изображения.
Среди всех существующих изображений степного ландшафта оригинальнее всего он представлен на рисунках Василия Андреевича Жуковского (1783–1852), сопровождавшего в 1837 году девятнадцатилетнего наследника престола, великого князя Александра Николаевича, в его поездке по России. [8] Что он изобразил точно передает отрывок из повести В.И. Даля (1801–1872) «Бикей и Мауляна»: «…Я недавно услал к своим вид, снятый неискусною, но услужливою рукою, с зауральской природы, сидя на вышке оренбургского менового двора, или, пожалуй, на крыльце губернаторского дома, все равно; видом этим я служить не могу, потому что я его услал; но если вам угодно сделать снимок, не имея подлинника, то возьмите в руки перо или карандаш, положите перед собою большой лист бумаги или склейте их несколько десятков вместе, начните карандашом с одного конца и ведите прямо, до другого края бумаги, а потом подпишите выше черты: небо, а ниже: земля, и я, не видав художественного произведения вашего, скреплю: с подлинным верно, приложу и руку и печать . Итак, вы познакомились с видом в зауральскую степь; справедливость требует однако же сказать, что такой печальный вид степь представляет только, начиная от Оренбурга до взморья…» [4]
Среди художиков второй половины XIX века, живших здесь или посетивших наш степной край, можно назвать такие имена, как А.Ф. Чернышев (1824–1863), Л.В. Попов (1873–1914), а также так называемых художников-путешестенников – В.В. Верещагина (184–1904), Н.Н. Каразина (1842–1908). Скульптор Евгений Александрович Лансере (1848–1886), обладая неистощимой страстью к путешествиям, к наблюдению и изучению жизни различных народов, изображению животных, совершал почти ежегодные путешествия по России. Поездки по центральным губерниям, Украине, Кавказу, Башкирии, Киргизии и многим другим местам давали ему богатые впечатления, подсказывали тематику и сюжеты большинства произведений. Стасов, русский художественный критик, заметил, что произведения Лансере оказываются во многом близкими и сходными с творчеством В.В. Верещагина, т.к. оба художника склонны к «изображению народов... живущих вдали от городов, среди степей и полей, гор и рек, в кибитках и юртах, в избах и землянках... Всех этих людей Верещагин и Лансере долго и пристально изучали во время многочисленных, нарочно предпринятых путешествий…». За свою недолгую жизнь Лансере создал около четырехсот произведений, наиболее известные из которых относятся концу 1870-х годов, например, «Ловля дикой лошади», представляющая момент борьбы между человеком и пойманной им степной лошадью, делающей отчаянные усилия вырваться на свободу, и «Киргизский косяк на отдыхе» (1879) – бронзовая скульптурная группа, изображающая лежащего на земле и играющего на простом духовом инструменте, похожем на русскую свирель, киргиза, его спутника, сидящего рядом и задумчиво ласкающего жеребенка, коней, сбившихся в кучу около людей. Как и в большинстве работ Лансере – здесь множество деталей, дающих представление о быте кочевников, их одеждах, предметах обихода. Скульптурные группы и статуэтки Лансере отливались не только из бронзы, но и из чугуна. Например, «Прощание казака с казачкой», «Джигитовка» и несколько других были отлиты на знаменитом Каслинском чугунолитейном заводе на Урале [13].
По тематике и художественным образам к творчеству Е.А. Лансере близко искусство Николая Егоровича Сверчкова (1817–1898). Его произведения «В метель», «Тройка в степи», «Буран в степи», «Ямская тройка», «Пожар в степи», выполненные в 1850-60-х годах, передают всю бескрайность, суровость, свободную стихию, присущие степному краю [11].
Но самым «степным» художником можно, без сомнения, считать Сергея Васильевича Иванова (1864–1910). Родившись в г. Рузе, Московской губернии, свое детство он провел, в основном, в Воронежской и Самарской губерниях, а в дальнейшем проехал Оренбургскую губернию до ее восточных границ, бывал в казахских степях, Букеевской орде, степных районах Поволжья. «Соня, голубушка, – писал он жене летом 1899 г., – ты не поверишь, как я наслаждаюсь. Я наслаждаюсь степью, солнцем, бешеной скачкой даже по страшно тряской дороге, наслаждаюсь пылью, которая покрывает меня и придает всему какой-то общий тон, но полный солнца. Я люблю, не нахожу другого выражения, эти мазанки покинутых теперь киргизских зимников, мелькающие то справа, то слева мимо меня, люблю кибитки, белые фигуры, возящиеся около них, целые табуны столпившихся лошадей и этот народ, может быть, дикий, но свободолюбивый и простой... Ужасно хорошо здесь – ей-богу, что-то родное, как будто во мне есть нечто киргизское, да и нельзя не полюбить этот простор – ширь. День, как нарочно, удивительно ясный, и тень от набегающих облачков только разнообразит серую выжженную картину степи, давая какое-то прямо музыкальное настроение. Как хороши эти бедные кладбища, попадающиеся сплошь да рядом по дороге, с фигурой степного орла, медленно поднимающегося при нашем приближении» [3]. Все кажется художнику прекрасным, даже когда «в степи на горизонте крутится столб пыли».
Самыми известными произведениями Иванова являются его рисунки и картины из серии «Переселенцы».
Помимо профессиональных художников в крае продолжали работать и художники-любители, среди которых можно выделить Владимира Николаевича Плотникова (1832 – ум. после 1909). Творчество В.Н. Плотникова – яркий образец эволюции, которую претерпело художественное любительство России с начала XIX в. к шестидесятым годам. Если в начале века интересы художников-любителей ограничивались лишь более или менее добросовестной фиксацией впечатлений от природы и быта народов, то в 1860-ые гг. они стремятся к обогащению этнографической науки. Громадный альбом Плотникова состоит из 45 листов ватмана, на которых размещено 253 рисунка, изображающих одежду, обувь, головные уборы и украшения казахов того времени, домашнюю утварь, кочевое и оседлое жилище, сбрую, седла, ремес¬ленные инструменты, орнамент и многое другое. В альбоме имеются также жанровые сцены, рисунки художник сопроводил подробными описания¬ми, нередко содержащими местную терминологию [2].
Список «степных» художников XIX века не будет полным, если хотя бы не упомянуть о таких художниках и их картинах, как И.Е. Репин (1844–1930) – «По следу», Ф.А. Рубо (1856-1928) – «Атака запорожцев в степи», С.И. Васильковский (1854–1917) – «Утро. Отара в степи», «Казаки в степи» и др.
За двухсотлетний период изобразительные источники прошли большую эволюцию. Рисовальщики академических экспедиций XVIII века стремились наиболее точно воспроизводить лишь «внешнее обличье» этнических типов и, иногда, пейзаж. В XIX веке художники стали стремиться передать дух степи – ее стихию, волю, суровость.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Альбом картин по географии внеевропейских стран. – СПб: Тип. Т-ва «Просвещение», 1904.
2. Бежкевич А. С. Этнографические рисунки В.Н. Плотником по быту казахов (1859–1862 гг.) // Советская этнография. – 1953. – № 4. – С. 113.
3. Грановский И.Н. Сергей Васильевич Иванов. Жизнь и творчество. – М., 1962. – C. 163. – (Русские художники. Монографии).
4. Даль В.И. Бикей и Мауляна. – Челябинск, 1985. – С. 97.
5. Зеленин А.В. Путешествия Н.М. Пржевальского. – СПб, 1899. – С. 195.
6. Зименко В. Александр Осипович Орловский. 1777–1832. – М., 1951. – С. 19; 21.
7. Кернер фон-Марилаун А. Жизнь растений. Т. 1 / Пер. со 2-го, перераб. и доп изд. – 5-е изд. – СПб, 1896. – [Цвет. вклейка «Степной ковыль (южная Россия)»].
8. Курочкин Ю.М. Уральский вояж поэта. – Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1988. – 144 с.
9. Матвиевский П.Е. Дневник Джона Кэстля как источник по истории и этнографии казахов // История СССР. – 1958.- № 4. – С. 133–144.
10. Материалы для истории экспедиций Академии наук в XVIII и XIX веках / Сост. В.Ф. Гнучева. – М.-Л., 1940. – С. 95–96.
11. Стрельцов С. Николай Егорович Сверчков (1817–1898). – М.: Искусство, 1954. – 35 с.
12. Чабров Г.Н. Изобразительные источники по истории Средней Азии и Казахстана XVIII – первой пол. XIX вв. / Ташкент. гос. ун-т им. В.И. Ленина: Автореф. дис. … д-ра ист. наук. – Ташкент, 1966. – 36 с.
13. Шмидт И. Евгений Александрович Лансере (1848–1886). – М.: Искусство, 1954. – 29 с.


Т.Н. Савинова


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!