К КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕГО СТЕПЕВЕДЕНИЯ


Закономерности распространения живых организмов по поверхности Земли со времён А. Гумбольдта изучает биогеография. Согласно классическим трактовкам [7, 18], биогеография – это синтетическая наука, развивающаяся на стыке двух весьма интегрированных наук: географии и биологии [22]. Иными словами, биогеография – это наука, изучающая природную зональность Планеты. Приоритетом выделения природных зон является дифференциация почвенно-растительного комплекса, обусловленная динамикой геоморфологии и климато-географические факторами.
Традиционно на поверхности суши выделяются несколько биомов, в том числе грассланды, под которыми принято понимать большие открытые пространства со сплошным травяным покровом. К грассландам относят американские прерии, степи Северной Евразии, и т.п. [22, 32]. Соответственно, грассланды имеют определённую дифференциацию биоты в пределах своего зонального биопотенциала – природной зоны. В Северной Евразии грассланды постепенно изменяются с севера на юг и имеют две переходные подзоны: лесостепь и полупустыню [2].
По мере стремительного накопления знаний о каждой природной зоне Земли, с учётом новых проблем, стоящих перед человечеством, прежде всего экологических, вполне логично иметь в составе биогеографии такие области знания, каждая из которых охватывала бы хотя бы несколько близких друг другу биомов: тундроведение, лесоведение, степеведение, пустыневедение и т.п.
Однако, по нашему мнению, сегодня наибольшее теоретическое обоснование и структурное развитие получило лесоводство, куда входит и лесоведение. Развитие лесоводства как области биогеографии обусловлено, на наш взгляд, прежде всего, приоритетным социально-экономическим значением леса, а так же своеобразным зонально-интразональным распространением природных лесных угодий. Вследствие такого распространения лесных угодий в компетенцию лесоводства попадают сразу несколько биомов (тайга, широколиственные леса, дождевые леса), близкие друг другу вследствие того, что все они характеризуются доминированием сомкнутых древостоев. Леса, вообще, потенциально могут произрастать от зоны тундр и до пустынь, в частности, по поймам рек и прочим благоприятным местам. В течение последних 100 лет наблюдается тенденция к искусственному повышению лесистости в грассландах Северного полушария при одновременном сокращении зональных травостоев [27]. В то же время, например, в бореальной зоне Евразии грассландов нет. Грассланды потенциально имеют более узкое распространение, приуроченное к более узкому диапазону почвенно-климатических условий.
Лесоводство самими представителями этой дисциплины рассматривается и как раздел биологической науки, изучающий вопросы жизни и выращивания леса. Лесоводство традиционно, и это вошло в учебники, подразделяется на лесоведение и собственно лесоводство. Если лесоведение (учение о лесе) изучает факторы роста и развития леса в его взаимосвязи со средой, то лесоводство рассматривает, изучает и решает задачи улучшения древостоев, создания и воспитания искусственных насаждений, отвечающих экономическим потребностям [5].
Современное лесоводство имеет свои понятия и предмет исследований. Согласно сформировавшейся научной идеологии, лесоводство – это теория, методы, способы и технологии сохранения, улучшения, неистощительного использования и воспроизводства леса и лесоразведения. Практически теория лесоводства реализуется в разных формах – лесное хозяйство, охрана лесных экосистем, лесопарковое и лесоаграрное хозяйство [13].
В теоретических вопросах изучения и освоения степной зоны Северной Евразии сложилась несколько иная картина. В рамках академической науки степеведение как учение о степи занималось изучением природы и динамики степей, а так же проблемами сохранения степного биоразнообразия. В то же время, научными вопросами использования степных биоресурсов в XX веке занималось несколько прикладных дисциплин: землеустройство, почвоведение, земледелие, кормопроизводство, луговодство, лесомелиорация [4, 8, 12, 15, 16]. Практически, эти дисциплины ориентированы на коренное преобразование степных травостоев в агроценозы. По сути, проблемами прикладного степеведения сегодня занимаются в системе РАСХН (ВНИИ земледелия и защиты почв от эрозии, ВНИИМС, ВНИАЛМИ, и т.д.) [14, 19, 21]. Советская аграрная наука, ведавшая степным природопользованием, рассматривала вопросы рационального использования степных пастбищ лишь до середины XX века, а затем – по остаточному принципу, отдавая приоритет пахотным угодьям. Таким образом, если рассматривать степеведение как часть биогеографии, то оно, по сути, является природоохранной наукой, а аграрная сфера деятельности человека – всё же пока остаётся в своей основе ресурсопотребительской. Сегодня в степном природопользовании неприменима идеология, традиционная и адекватная в лесоводстве – «Рубка – синоним возобновления», так как за лесом сохраняется его право на возобновление, а степные травостои этого права лишены как идеологически, так и законодательно. Длительное отсутствие прикладного степеведения как идеологии рационального степного землепользования, по сути, привело к развитию ландшафтной дискриминации.
Начиная с середины XX века, проблема сохранения и социально-экологической реабилитации степей была и остаётся наиболее острой и трудно решаемой. Кризис ландшафтного и биологического разнообразия степей 1980-х годов, хотя и несколько ослабел в середине 1990-х, но так и не миновал, а лишь трансформировался в новое качество. Сегодня степное землепользование имеет скорее стихийно-административный характер, а влияние академической науки и экономической целесообразности на эти процессы пока невелико. За годы реформ практически не изменилась парадигма степного землепользования, а сокращение масштабов земледелия рассматривается лишь как временное явление.
Мы признаём, что степеведение как наука сложилась в России более столетия назад. Тогда приоритет отдавался всестороннему изучению степей как географического феномена, отмечалось стремительное уничтожение степных экосистем. Считаем, что степная зона требует дальнейших фундаментальных исследований, однако сегодня одного лишь наблюдения и анализа недостаточно. Необходимо инициирование и внедрение экотехнологий и проектов, направленных на реабилитацию степных экосистем и управление ими. За последние годы отмечается активизация исследовательских инициатив в степях России, в том числе и природоохранного характера. В этой связи считаем, что степеведение требует адекватной научно-практической идеологии, отвечающей требованиям времени. Без основополагающего теоретического фундамента научной дисциплины в сфере изучения и сохранения степей степеведение может раствориться в хаосе междисциплинарности и научной разобщённости, а решение актуальных проблем степного природопользования отложится на неопределённое время или окончательно попадёт во власть стихийных, неуправляемых процессов. В частности, именно степеведение должно инициировать и возглавить комплекс научно-практических работ по реинтродукции и возрождению утраченных видов степной фауны.
Следует отметить, что к обоснованию степеведения как научной дисциплины в разное время подходили с разных позиций. В конце XIX века – с позиций генетического почвоведения [10, 11], в первой четверти XX века – с геоботанических позиций [1, 3], в 1930-х годах – с экологических позиций (В.В. Станчинский) [30], в конце 1980-х годов – с ландшафтно-географических природоохранных позиций [28], в первые годы XXI века с исторических позиций [29].
Мы считаем, что базовые принципы оптимизации степного природопользования и сохранения биоразнообразия степей сформулированы А.А. Чибилёвым [27, 28] и А.А. Тишковым [23–25]. Однако, на наш взгляд, эти принципы требуют дальнейшей детализации и разработки механизмов реализации. До сих пор формально не признана единая область знания – Общее степеведение, которое интегрирует многоплановое изучение природы степей и разработку прикладных механизмов сохранения и реабилитации степных биоресурсов в условиях оборота сельхозугодий.
В процессе саморазвития междисциплинарных областей знания важно удерживать и усиливать стержень самобытности и актуальности именно объектной специфики системы анализа. В.Г. Мордкович [20] сказал в этой связи совершенно четко: «Проблемой № 1 любой науки, базирующейся в пограничье нескольких областей знаний, всегда оказывается насущная необходимость сохранить самобытность предмета и задачи исследований». В междисциплинарном научном «приграничье» постоянно существует опасность уклона в сторону одного из базовых направлений, а то и полного растворения в нем [20]. В степеведении, на наш взгляд, наиболее вероятным может быть уклон, прежде всего, в сторону геоботаники и географического краеведения.
Все же основной творческий упор в развитии отечественного степеведения должен быть сделан на изучении закономерностей функционирования зональных степных экосистем для поиска оптимальных вариантов сосуществования степей и человека, и разработки рекомендаций по управлению ими с применением новых природоохранных технологий.
Последовательная реализация наших научных приоритетов, направленных на сохранение и реабилитацию степных экосистем, привела нас к осознанию необходимости модернизации ряда базовых понятий. В частности, зональные степные экосистемы сформировались и всегда находились под динамичным влиянием ряда природных и антропогенных факторов, вследствие чего мы рассматриваем степь как перманентную сукцессию ксерофитной травянистой растительности. Антропогенная динамика степных биоресурсов подразумевает, в том числе, и динамику потенциала реабилитации, существующего пока существует климато-географическая зональность Планеты. В настоящее время антропогенный фактор, вообще, стал ведущим детерминантом облика степных ландшафтов.
Общеизвестно, что никому даже в голову не придёт назвать лесом лесную поляну или свежую вырубку. Так, почему же распаханное поле или сбитое пастбище должно трактоваться как степь. Однако в рамках природной зональности постоянно существует потенциал для самореабилитации экосистем. На какой-то из стадий системной экологической реабилитации формируются идеальные зональные показатели биотического характера, что даёт нам право рассматривать эту стадию как природную степную экосистему – основной предмет степеведения. Сукцессионный подход к трактовке современного определения степи позволяет нам связать динамику биоресурсов с их географическим распространением и антропогенным влиянием.
Степь – это оптимальная стадия сукцессии разнотравно-дерновинно-злаковых фитоценозов, соответствующая биопотенциальному оптимуму видовой репрезентативности и существующая в условиях господства системы титульных биодоминантов.
Под системой титульных биодоминантов, применительно к степям, следует понимать совокупность почв и биологических видов, определяющую специфический облик степной зоны.
Приведённое выше определение трактует основные природоохранные качества степных ландшафтов, или критерии выделения приоритетных объектов изучения, сохранения и хозяйственного использования. Данное определение лимитирует понятие «степь» с эколого-природоохранных позиций. Так, молодая залежь или место степного пожара (по аналогии с вырубкой или лесной гарью) не является степью пока не перейдёт в другую стадию сукцессии, подходящую под вышеприведённое определение. При этом мы признаём, что место степного пожара и поле севооборота – принципиально разные вещи, обладающие различным потенциалом реабилитации и происхождением.
С учётом сказанного выше прослеживается связь между биологической и географической составляющими степеведения. Чем больше масштабы биоресурсов степей, тем соответственно меньше потенциал для их реабилитации. И, наоборот – при сукцессионном уменьшении биоресурсов увеличиваются масштабы потенциала для их реабилитации. Масштабность степных биоресурсов ограничивается двумя факторами: природно-географическим и антропогенным. Мы, тем не менее, допускаем существование некоторого промежутка времени в прошлом, когда полностью сформировавшийся молодой степной ландшафт существовал без влияния антропогенного фактора.
Таким образом, степь – это определённое качественное состояние титульной биоты в рамках существующих почвенно-климатических условий. Состояние гармонии титульной биоты и почвенно-климатических условий детерминирует эталоны степей. С предложенным выше определением степи созвучно и определение степного эталона:
Степной эталон является биоклиматическим оптимумом биоты, формирующимся в условиях плакорных поверхностей, характеризующимся полнопрофильными чернозёмными или каштановыми почвами, достоверно не пахавшимися в течение последних 40 лет.
Приведённое выше понятие степного эталона вводится нами для решения прикладных задач степеведения. Мы считаем, что степной эталон является моделью зональных агробиоресурсов. Он позволяет проводить эколого-экономическую оценку биопотенциала земельных ресурсов степей в условиях оборота сельхозугодий. Исходя из данного определения, старая залежь, отвечающая вышеупомянутым критериям, может быть признана эталоном степей.
В XXI веке значимость прикладного степеведения существенно возрастает. Появились реальные социально-экономические предпосылки для реабилитации степного биоразнообразия. Однако пока подобные процессы идут стихийно. Современные агроландшафты и степные биоресурсы требуют научно обоснованного управления. Мы считаем, что эффективное управление степными агроландшафтами требует соединения теории и практики в единую область биогеографического знания – Общее степеведение. Идеологический стержень Общего степеведения может быть выражен следующим образом: «Степь должна существовать всегда». Исходя из того, что Общее степеведение должно представлять собой единство теоретического и практического начал в лице географической и биологической составляющих, мы предлагаем следующую его структуру:

Общее степеведение

Степеведение – учение о степи. Географическая составляющая; наблюдательные методы.

Прикладное степеведение - реализация концепции управления степными биогеоресурсами.
Биологическая составляющая; экспериментальные методы.

Особенности природной степной зональности уже более столетия изучает степеведение – учение о степи. Предметом изучения является природа степей во всех её проявлениях. Исследователь выступает в роли наблюдателя и аналитика, не ставя своей задачей проведение научных экспериментов. Однако, сегодня в условиях практически полного уничтожения зональных степей, кризиса титульных биоресурсов актуальна проблема управления степными агроландшафтами с целью восстановления степных экосистем и оптимизации степного природопользования. Но и вновь созданные степные агроландшафты, равно как и степные экосистемы, будут требовать управления как условия поддержания устойчивости.
В этой связи актуальность развития прикладного степеведения очевидна. Под прикладным степеведением мы понимаем разработку, реализацию (и даже популяризацию) концепции управления степными биоресурсами. Методы здесь экспериментальные биологические, исследователь выступает в качестве экспериментатора и активно вмешивается в природно-антропогенные экосистемы. Предметом прикладного степеведения является совокупность степных биодоминантов, главным образом титульных, требующих экологической реставрации. Титульные биодоминанты имеют важное экологическое, природоохранное, эстетическое и аграрное значение, что позволяет нам рассматривать их в качестве титульных степных биоресурсов. Отсюда следует определение титульных степных биоресурсов.
Титульные степные биоресурсы – это совокупность титульных биодоминантов, имеющая социально-экологическое значение и требующая управления.
Объектом прикладного степеведения являются степные агроландшафты, нуждающиеся в проведении экологической оптимизации землепользования. Целью прикладного степеведения является обретение аграрно-природоохранного компромисса: построение устойчивого сельского хозяйства при сохранении оптимума биоразнообразия. Основной задачей прикладного степеведения является разработка и реализация экотехнологий управления степными биоресурсами.
Как уже говорилось выше, современное степеведение как отдельная область знаний должна объединить в себе два начала: географическое (изучение природных процессов в степной зоне) и биолого-экспериментальное (управление степными биоресурсами). Отсюда вытекает определение степеведения как Общего.
Общее степеведение – это биогеографическая область знаний, рассматривающая вопросы экологической организации степных экосистем, их реконструкции и управления ими.
Общее степеведение подразделяется на степеведение – учение о степи, и управление степными экосистемами. Степеведение – это учение о природе степи, её экологии, закономерностях строения ландшафтов и экосистем, и их сукцессионного развития. Управление степными биоресурсами – это разработка и внедрение экотехнологий, направленных на сохранение и реконструкцию степной биоты, а так же на оптимизацию степного природопользования.
По ходу изложения наших взглядов на теорию Общего степеведения может возникнуть вопрос: что общего и в чем отличие между степеведением, как оно трактуется в данной работе и степным ландшафтоведением? Одной из главных задач ландшафтоведения является научный анализ специфических черт неоднородности земной поверхности, а так же физико-географическое районирование. Мы понимаем главную задачу степеведения как изучение, сохранение, реставрация и управление степными экосистемами.
Судя по различным трактовкам, ландшафтные особенности проявляются тогда, когда существует сочетание неких природных или антропогенных неоднородностей, прежде всего пластики рельефа. В то же время, зональные особенности степной зоны состоят не столько в каком бы то ни было рельефе, сколько в титульной биоте. Сегодня мы пытаемся своими определениями вдохнуть вторую жизнь в академический классицизм. Современное степеведение как специфическая область знаний должна ориентироваться на изучение остатков целинных степей и оценку потенциала их реставрации.
Единое в своих целях Общее степеведение имеет внутреннюю дифференциацию задач теоретического и прикладного характера. На сегодняшний момент она видится нам следующим образом.
Основные задачи степеведения – учения о природе степи.
1. Изучение динамики степных ландшафтов.
2. Изучение закономерностей пространственной дифференциации степных ландшафтов.
3. Изучение региональных особенностей степных экосистем.
4. Изучение почвенной детерминации растительного покрова.
5. Изучение взаимодействий внутри растительного сообщества.
6. Изучение взаимодействий растительного покрова и животного мира.
7. Определение возраста растительных популяций и закономерностей хода сукцессий.
8. Изучение генеративного потенциала степной биоты, определение факторов, способствующих плодоношению растений и размножению животных.
9. Изучение депонирования биогенных элементов.
10. Изучение антропогенного фактора при формировании степных экосистем.
11. Обоснование экологической оптимизации степного природопользования.
12. Обоснование теоретической возможности реинтродукции и восстановления утраченных видов степной фауны.
Задачи прикладного степеведения – управления степными биоресурсами.
1. Анализ возможностей обретения аграрно-природоохранного компромисса.
2. Эколого-экономическая оценка биопотенциала земельных ресурсов степной зоны в условиях оборота сельхозугодий.
3. Разработка и реализация проектов оптимизации степного землепользования.
4. Разработка и реализация экотехнологий в сфере сохранения и восстановления ландшафтного и биологического разнообразия степей.
5. Разработка и реализация проектов по реинтродукции диких степных копытных, в том числе с генетическим воссозданием утраченных видов.
6. Создание негосударственных степных парков-биостанций, предназначенных для популяризации идей охраны природы степей, в том числе в форме экотуризма.
7. Разработка и реализация агроэкотехнологий по управлению генеративной функцией степных фитоценозов.
Мы не рассматриваем списки перечисленных выше задач как окончательные. Они предлагаются нами в качестве иллюстрации двух равнозначных начал Общего степеведения как единой науки.
Одним из механизмов реализации задач прикладного степеведения может быть создание новационных центров. Например, в США действует некоммерческая организация «Prairies Forever» (Прерии – навсегда), ставящая своей задачей популяризацию экологической и культурной важности американских прерий [33]. Другой пример успешного решения задач прикладного степеведения продемонстрирован в практическом руководстве по восстановлению прерий, составленном совсем недавно на основе более чем четвертьвекового личного опыта автора [31]. В России методы ускоренного восстановления степной растительности разработаны Д.С. Дзыбовым [9]. Методы создания агростепей, безусловно, требуют региональной адаптации, в том числе и под массовое применение.
В апреле 1997 г. нами был организован Оренбургский областной общественный фонд «Возрождение Оренбургских Степей» – некоммерческая общественная организация, ставящая своей целью проведение экологической реабилитации степей на научной основе [17]. Начиная с 2003 года Институтом степи УрО РАН, ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН и фондом инициирован и реализуется проект создания негосударственного парка-биостанции по реинтродукции лошади Пржевальского [6]. В Ростовской области организована и успешно функционирует Ассоциация «Живая природа степи», ставящая перед собой задачи реабилитации биоразнообразия донских степей [26]. Научное обоснование подобных проектов видится нам как один из приоритетов прикладного степеведения в XXI веке.
В свете вышесказанного мы считаем полезным создание научной общественной организации, которая ставила бы своей целью содействие развитию российского степеведения, консолидацию усилий по изучению, сохранению и реставрации степей. Организация такого рода видится как Национальная академия степеведения. Было бы полезным, если бы эта организация учредила премии по ряду номинаций. Авторитетность этой академии должна поддерживаться на таком уровне, чтобы лица, удостоенные её действительного членства, признавались степеведами в широких кругах.
С учётом наших предложений научным сообществом могла бы быть окончательно сформулирована современная концепция Общего степеведения, чётко определяющая его место в системе наук. Считаем, что Общее степеведение должно быть включено в учебные планы подготовки специалистов как неотъемлемый элемент профессионального образования в сферах, связанных с использованием степных биоресурсов, а методические рекомендации этой науки должны стать настольной книгой для административно-хозяйственного аппарата степных регионов России.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алехин В.В. Растительный покров степей Центрально-Черноземной области. – Воронеж: Донполиграфбум, 1925. – 110 с.
2. Алехин В.В. Растительность СССР. – М.: «Советская наука», 1951.
3. Алехин В.В. Теоретические проблемы фитоценологии и степеведения. – М.: Изд-во МГУ, 1986. – 216 с.
4. Андреев Н.Г. Кормопроизводство с основами ботаники. – М.: Гос. изд-во с.-х. лит., 1953. – 416 с.
5. Бобылёв В.Г., Ковалин Д.Т. Лесоводство: Учебник для сельских проф.-техн. училищ. – М.: Высшая школа, 1969. – 384 с.
6. Буров С.Н., Левыкин С.В., Спасская Н.Н. Оренбургская тарпания: инновационный проект по сохранению и реабилитации степей. – Оренбург, НПП «ИНЭЛ», 2005.
7. Воронов А.Г. Общие вопросы биогеографии и её основные направления на современном этапе. // Итоги науки и техники. Биогеография. – М., 1976. – Т. 1.
8. Гаркуша И.Ф. Почвоведение с основами геологии. – М.-Л.: Сельхозиздат, 1963. – 260 с.
9. Дзыбов Д.С. Метод агростепей: Ускоренное восстановление природной растительности. Саратов: Науч. кн., 2001. – 40 с.
10. Докучаев В.В. Наши степи прежде и теперь. – М., Л.: Сельхозгиз, 1936. – 118 с.
11. Докучаев В.В. Русский чернозем. – М.: Сельхозгиз, 1952. – 215 с.
12. Евсеев В.И. Пастбища Юго-Востока. –Чкалов: Чкалов. кн. изд-во, 1954. – 340 с.
13. Желдак В.И., Атрохин В.Г. Лесоводство. Ч. 1: Учебник. – М.: ВНИИЛМ, 2003. – 336 с.
14. Земледелие в XXI веке. Проблемы и пути их решения: (К 30-летию ВНИИ земледелия и защиты почв от эрозии): Материалы научно-практ. конф. – Курск, 2001.
15. Кузнецов Г.А., Прошляков В.П. Землеустройство и рациональное использование земли. – М.: Колос, 1977. – 247 с.
16. Ларин И.В. Луговодство и пастбищное хозяйство. – М.-Л.: Гос. изд-во с.-х. лит., 1956. – 544 с.
17. Левыкин С.В. Оренбуржье – степям навстречу: социально-экологическая реабилитация степей для устойчивого землепользования. – Оренбург: ООО «Фирма 21 век», 2005. – 50 с.
18. Леме Ж. Основы биогеографии. – М., 1976.
19. Лесомелиорация и адаптивное освоение аридных территорий: Материалы научно-практ. конф. – Волгоград, 2000.
20. Мордкович В.Г. Биогеография: (Избранные лекции). Часть 1. Общая биогеография: учеб. пособие. – Новосибирск: НГПУ, 2001. – 171 с.
21. Мясное скотоводство и перспективы его развития: Сб. науч. тр. Вып. 53 / ВНИИ мясного скотоводства. – Оренбург, 2000. – 526 с.
22. Тишков А.А. Современные проблемы биогеографии. – М.: Изд-во Рос. открытого ун-та, 1993. – 60 с.
23. Тишков А.А. Десять приоритетов сохранения биоразнообразия степей России // Степной бюллетень. – 2003. – № 14. – С. 10–12.
24. Тишков А.А. Полуприродные травяные экосистемы степного агроландшафта как ценные объекты территориальной охраны биоразнообразия // Природное наследие России: изучение, мониторинг, охрана: Материалы междунар. конф. – Тольятти, 2004. – С. 270–271.
25. Тишков А.А. Организация территориальной охраны биоты и экосистем степной зоны России // Вопросы степеведения. – 2005. – Вып. 5. – С. 28–38.
26. Ткаченко С.В., Миноранский В.А. Природоохранная деятельность в районе Пролетарского водохранилища // Роль особо охраняемых природных территорий в сохранении биоразнообразия: Материалы междунар. научно-практ. конф. – Ростов, 2006. – С. 98–101.
27. Чибилев А.А. Экологическая оптимизация степных ландшафтов. – Екатеринбург: Наука, 1992. – 172 с.
28. Чибилев А.А. Основы степеведения. – Оренбург: Печ. дом «Димур», 1998. –120 с.
29. Чибилёв А.А., Грошева О.В. Очерки по истории степеведения. – Екатеринбург: УрО РАН, 2004. – 149 с.
30. Штильмарк Ф. Заповедная история // Природа и человек. – 1988. – № 6 – С. 24–27.
31. Kurtz C. A Practical Guide to Prairie Reconstruction. Iowa City, University of Iowa Press, 2001. – 70 pp.

Интернет-сайты:
32. Официальный интернет-сайт Missouri Botanical Garden, главная страница, 2005. Адрес в Интернет: http://mbgnet.mobot.org
33. Официальный интернет-сайт некоммерческой организации «Prairies Forever», главная страница, 2006. Адрес в Интернет: http://www.prairies.org


С.В. Левыкин, Г.В. Казачков


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!