РОЛЬ ОБРАЗА ОРЕНБУРГСКОЙ ЦЕЛИНЫ В ФОРМИРОВАНИИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ

 

Начало третьего тысячелетия ознаменовано переходом всего человечества на новый, устойчивый путь развития. Определены и конкретные разумные пути к достижению подлинной пространственной гармонии, одним из которых является переориентация просвещения на устойчивое развитие [3]. Несомненно, образованию принадлежит очень важная роль в реализации объявленной стратегии: переход от модели неустойчивого развития к новой модели должен осуществляться нынешним и будущими поколениями. В этой связи сегодняшний день ставит перед образованием главную задачу – воспитание нового поколения, обученного «мыслить глобально, действовать локально». Только высокое природоохранное сознание способно мобилизовать молодое поколение на сбалансированное развитие и охрану окружающего мира [7] и, в первую очередь, своего региона, своей малой родины. Поскольку научить видеть географические и экологические проблемы на локальном уровне и успешно их решать возможно только на той территории, на которой проживает человек, для которого ценна его малая родина, ее культурное и природное наследие.
Термин «малая родина» в литературе рассматривается как центр человеческого опыта определенной территории [5]. В этой связи очень показателен опыт целинного освоения земель на территории Оренбургского Зауралья в 50-е годы ХХ века, если рассматривать его с позиций провозглашенного в мире сбалансированного развития. Целинная компания в этом регионе, по сути, явилась сплошной распашкой каштановых почв сухих степей [12]. Огромный массив целины Адамовского госземфонда и прилегающих районов был обращен в пашню на площади 0,9 млн. га [2]. При этом контуры сплошных распашек составляли десятки квадратных километров. И если еще до середины ХХ века географическое пространство Зауралья представляло собой бескрайние степные равнины, то сегодня зональные, когда-то фоновые степи Зауралья стали раритетом, а островки степного ландшафта – главным природным наследием региона.
При анализе историко-статистических материалов целинной компании обращает на себя внимание факт социальных последствий преобразования природной среды. «Покоряли» степь чужеземцы: жители Украины, Белоруссии, Центральных районов РСФСР, Поволжья, главным мотивом переселения которых была мощная пропагандистская компания партии и правительства. Однако для переселенцев окружающий ландшафт целины – безграничная даль, однообразный рельеф, безлесность территории, засушливый климат с неблагоприятными условиями для огородничества и садоводства – был чужим, непривычным и не соответствовал их образу жизни. Стремление как можно быстрее выполнить государственную миссию и вернуться домой порождало варварское отношение к чужой земле. Для большинства переселенцев восточные степи так и не стали новой родиной [10]. Вместе с тем распашка целинных земель изменила духовно-материальную основу жизнедеятельности коренного населения, они были не готовы к резкому изменению профиля сельского хозяйства и восприятию непривычных форм земледельческого освоения территории [9].
Возможно, человеческая деятельность по отношению к природному богатству степи на протяжении всей истории была противоречивой. Однако нельзя не отметить, что события 50-летней давности перевернули мировоззрение нескольких поколений [6], и целина стала ассоциироваться с гигантским зерновым полем, а не степью.
Горький опыт освоения целинных земель Оренбургского Зауралья стал примером того, как отсутствие нравственной прикрепленности к месту проживания послужило главной причиной уничтожения степного ландшафта. Получая в наследство лишь маленькие, чудом оставшиеся островки целинной природы, молодое поколение этого региона должно выявить современный логический приоритет в понимании культуры землепользования и рассматривать сохранившиеся объекты степного наследия как наиболее чистые технологии природопользования, как объективный противовес преобразованным территориям. Это значимый эколого-экономический потенциал целинного региона. Вместе с тем это неисчерпаемый ресурс для развития образовательного потенциала и, в первую очередь, для формирования современного экологического мировоззрения. Воспитание любви у подрастающего поколения к степной природе – вот главный тезис, лежащий в основе устойчивого целинного землепользования. А для этого необходимы следующие составляющие:
- ощущение личностной идентификации с местом своего проживания, осознание уникальности образа своей малой родины, ощущение нравственной прикрепленности к месту своего проживания;
- соучастие в решении экологических проблем малой родины;
- готовность к экологически оправданной деятельности в окружающей среде на конкретной территории.
Чувство региональной принадлежности у человека определяется степенью привязанности к своему месту проживания. И чем ярче и привлекательнее образ малой родины, тем положительнее складываются оценочные суждения у подрастающего поколения в личном опыте как коренного жителя [4]. Понятие «образ малой родины» включает в себя визуальные и эстетические характеристики места, его эмоциональное воздействие, его символику [5]. Географические объекты становятся символами в том случае, если в культуре существуют устойчивые ассоциации с определенными историческими событиями или уникальными чертами природного ландшафта. В этой связи у оренбургской целины помимо чисто технократических символов должны обязательно быть и природные – в виде ковыльного моря, огней тюльпанов, сурка, стрепета, дрофы, сайгака. А образ степи должен восприниматься в нескольких ипостасях – степь как жилище предков, степь как красавица, степь как вольница [1]. Особенно воспитательное значение целины усиливается в местах, где происходили знаменательные события в истории целого народа. Степь – это колоссальный резерват человеческой памяти, сохраняющий в себе выдающееся материальное и культурное наследие. Через степи Зауралья в течение нескольких тысячелетий прокатывались волны переселений народов, оставляя следы своего пребывания в археологических памятниках. В их числе такие выдающиеся археологические комплексы как курганы позднего энеолита, городище Аландское в устье реки Солончанки среднего–начала позднего бронзового века, Киргизский оборонительный вал и захоронения киргиз-кайсаков – кулпытасы XIX в. Такие исторические степные участки должны обязательно видеть дети, чтобы стать патриотами своей малой родины [1].
Однако пассивное созерцание красот степного ландшафта не способно спроецировать экологосообразное, корректное поведение в природе, необходимо привлекать подрастающее поколение к деятельности, направленной на охрану и созидание. Поэтому большое значение в экологической подготовке будущего поколения природопользователей имеет непосредственное изучение и соучастие в восстановлении экологического равновесия своего ближайшего окружения [8].
Для этого можно использовать разнообразные формы организации исследовательской и природоохранной деятельности – факультативная работа над экологическими проектами с ориентацией на местные экологические проблемы; специально организованные исследования школьников в сети летних экологических лагерей, научно-практические школы-семинары, конференции и др.
Эта работа способствует не только формированию активной позиции в понимании и решении экологических проблем малой родины, но и более тесному единению ребят с родными гнездовьями, восприятию территории «своей».
Однако сегодня формировать новые ценностные ориентиры и стереотипы, исходя только из сложившейся экологической ситуации, было бы не правильным. Важна и экономическая составляющая. Требования нового времени ставят другие задачи перед молодежью: быстро адаптироваться в рыночных условиях хозяйствования, оценить рынок новой продукции и услуг, познать новые общественные потребности людей и, самое главное, уметь применять наиболее чистые технологии природопользования [7].
С пониманием ошибок целинного освоения пришло и понимание того, что способность людей значительно изменять окружающую среду с тем, чтобы получить краткосрочные выгоды, губительна для самих же людей. Сегодня известны разные способы достижения экономического благополучия территорий без экологических и социальных потрясений [11]. Поэтому, чтобы не создать у школьников ложное впечатление о том, что все виды деятельности человека в природе порочны и приводят к отрицательным результатам, необходимо использовать положительный опыт антропогенного преобразования ландшафта, наиболее значимыми из которых является формирование культурных ландшафтов. В качестве положительного примера конструирования и управления природно-антропогенным ландшафтом может быть представлен крупнейший рукотворный водоем Зауралья – Ириклинское водохранилище и варианты использования его рекреационного потенциала. Таким же примером может служить возрождение животноводства как традиционной отрасли степного природопользования и опыт лучших сельхозпредприятий, нашедших компромисс между земледелием, природными условиями и рынком.
Таким образом, существующие проблемы рационального целинного землепользования и устойчивого управления окружающей средой вызывают необходимость подготовки поколения, которое по-новому будет воспринимать экологические и экономические задачи возрождения родной земли. Именно такое поколение будет способствовать практическому применению концепции устойчивого развития во всех сферах жизни и деятельности общества. Именно такое поколение может взять на себя ответственность как сознательного потребителя и сделать выбор, направленный на поддержание и повышения своего качества жизни и своих потомков. Поэтому истоки устойчивого развития лежат в воспитании любви к родной природе у подрастающего поколения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Борейко В. Целинные степи как воплощение идеальных ценностей // Степной бюллетень. – 1999. – № 5. – С.1–4
2. Климентьев А.И. Почвы степного Зауралья: ландшафтно-генетическая и экологическая оценка. – Екатеринбург: УрО РАН, 2000. – 421 с.
3. Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию: Россия на пути к устойчивому развитию. – М.:РЭФИА, 1996. – 211 с.
4. Коростелев Е.М. Роль географии в формировании образа России для развития международного туризма // Модернизация системы географического образования: Труды XII съезда РГО. – СПб., 2005. – Т. 7. – С. 41–45.
5. Культурная география / Под ред. Ю.А. Веденина, Р.Ф. Туровской. – М.: Институт наследия, 2001. – 186 с.
6. Левыкин С.В. Социально-экономические аспекты освоения целинных земель в Урало-Казахстанских степях // Сб. тез. науч.-практ. конф., посвящ. 40-летию освоения целины. – Оренбург, 1994. – С. 23–25
7. Литвинская С.А. О современных методах формирования географического мировоззрения в области устойчивого развития // Модернизация системы географического образования: Труды XII съезда РГО. – СПб., 2005. – Т. 7. – С. 157–162.
8. Лось В.А., Урсул А.Д. Устойчивое развитие: Учеб. пособие. – М.: Агар, 2000. – 189 с.
9. Семенов Е.А. Шагреневая кожа оренбургской целины // География. – 2004. – № 10. – С. 7–10.
10. Чибилев А.А. Уроки целины // Южный Урал. – 2004. – № 17. – С. 8.
11. Чибилёв А.А. Стратегия сохранения природного разнообразия в степной зоне Северной Евразии // Заповедное дело: проблемы охраны и экологической реставрации степных экосистем. – Оренбург, 2004. – С. 12–16.
12. Чибилёв А.А., Грошева О.А. Очерки по истории степеведения. – Екатеринбург: УрО РАН, 2004. – 145 с.


Т.В. Краснова


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!