МЕХАНИЗМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИРОДООХРАННОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В СТЕПНЫХ ОБЛАСТЯХ

 

У специалистов все большую тревогу вызывает массовое развитие земельно-деградационных процессов в условиях активного земледельческого использования территории степной зоны. Сохранить биоклиматический потенциал территории в системе дальнейшего сельскохозяйственного использования возможно только в системе экологических ограничений землепользования. В данной ситуации Б.М. Миркин с соавторами [4] предлагает для каждого хозяйства-землепользователя иметь экологический паспорт, включающий экспертную оценку агроэкосистем по параметрам, отражающим степень реальной и потенциальной опасности деградации ресурсов и несколько вариантов оптимизации хозяйства. Предлагаемая авторами схема экологической оптимизации агроэкосистем по существу представляет собой желаемый уровень преобразований, а по способу (технологии) оптимизации это не что иное, как видоизмененное землеустройство.
Сегодня государственная служба землеустройства фактически разрушена. Почти полностью прекращено земельное и мелиоративное проектирование. В то же время массовый характер принял отвод земель для хозяйственных различных нужд, и сохраняется тенденция дробления крупных землепользований на более мелкие, с использованием новых форм собственности. На фоне невнятной государственной и региональной земельной политики обостряются проблемы, прежде всего, регулирования использования и охраны земель, организации и устройства территории. Без возрождения обновленной системы управления землепользованием обойтись просто невозможно. Механизмом же реализации системы управления землепользованием со времен П.А. Столыпина всегда считалось землеустройство.
В свое время службой Росземпроекта для всех крупных и менее крупных землепользований были составлены проекты внутрихозяйственного землеустройства. Однако эти проекты оказались невостребованными, в основном по причине шаблонного подхода к их разработке (планирование землепользования от достигнутых в производстве показателей, перегруженность проекта ими и другими показателями, не имеющими прямого отношения к землепользованию и землеустройству). Сегодня очевидно, что специализация любого хозяйства должна определяться с учетом конкретных: биоклиматического потенциала и ландшафтной обстановки землепользования, а плановые показатели производства сельскохозяйственной продукции вне учета адаптивного потенциала территории являются абстрактной основой для формирования структуры сельскохозяйственных угодий и структуры посевных площадей.
Современный спектр представлений о сущности и необходимых уровнях землеустройства весьма широк – от полного отрицания отдельных его звеньев до осуществления проектирования на эколого-хозяйственной основе сразу на нескольких уровнях: федеральном, областном, районном и муниципальном [2]. При этом концептуальные вопросы обеспечения экологической безопасности и сохранности земельно-ресурсного потенциала, а также создания сети земель особо охраняемых территорий относятся к компетенции федеральных органов. Областной (региональный) уровень – это тот уровень, на котором система экологических ограничений сельскохозяйственного землепользования наполняется конкретным содержанием и от успеха этой работы зависит очень многое. Серьезное отношение к данному документу со стороны землепользователей возможно в варианте его законодательного утверждения. Считается также [2], что именно на региональном уровне должна закладываться основа экологических каркасов территории, с последующей детализацией на более низких уровнях планирования и проектирования.
На муниципальном уровне землеустройство осуществляется по принципу: организация территории – это организация использования ее территориальных ресурсов. Здесь мероприятия по экологизации землепользования наиболее тесно могут быть переплетены с правовыми нормами, связанными с владением, использованием и распоряжением землей. Техно-рабочие проекты (по видам улучшающих мелиораций, защиты земель от эрозии, рекультивации нарушенных земель и др.) также могут выполняться по заказу муниципальных образований в соответствии с Законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Эколого-хозяйственная основа предусматривает, что предельный уровень производственной нагрузки не должен превышать экологическую емкость ландшафтов. При ее превышении начинают проявляться и со временем усиливаются признаки деградации ландшафтов. Проявление и усиление земельно-деградационных процессов при земледельческом использовании определенных ландшафтов или их частей (эрозионные ландшафты, солонцовые ландшафты и др.) является прямым свидетельством превышения допустимого предела антропогенной нагрузки и указывает на необходимость пересмотра структуры земельных угодий и (или) основных применяемых земледельческих технологий. Экологическая оптимизация структуры земельных и сельскохозяйственных угодий по нашему мнению и является главным условием успеха экологизации сельскохозяйственного землепользования. Данное мероприятие основывается на принципах соблюдения правила меры коренного преобразования ландшафтов [5], оптимизации лесной составляющей, повышения обводненности территории и введения в действие системы экологических ограничений землепользования, утвержденных на федеральном и областном уровнях.
Сама эта проблема возникла в результате волевого формирования фактически существующего сегодня соотношения между пашней, естественными кормовыми угодьями (ЕКУ), лесной составляющей и землями под водой. При этом в степных условиях площадь ЕКУ по отношению к пашне формировалась по остаточному принципу. Лесная составляющая в исторически обозримом времени никогда не преобладала на указанной территории и сегодня представлена остатками не вырубленных островных лесов, байрачными лесокустарниковыми лентами и уремой. Подавляющая часть искусственных лесных угодий представлена полезащитными лесополосами линейного типа. Практически всегда современный дефицит последних двух составляющих структуры земельных угодий в степной зоне как минимум на порядок выше, чем это диктуется особенностями почвенно-лесорастительных условий и исходными гидрологическими характеристиками территории. И практически всегда эта ситуация является следствием негативного антропогенного воздействия на ландшафты степной и лесостепной зон.
Механизм снижения остроты экологических противоречий сельскохозяйственного землепользования, а в ряде случаев и их ликвидации, заключается в разработке и освоении для каждого землепользования проектов внутрихозяйственного землеустройства на адаптивно-ландшафтной основе. По нашему мнению экологический паспорт землепользования должен быть встроен в такой проект, а исходной позицией адаптивного землеустройства должны быть агроэкологическая оценка и ландшафтный анализ территории. Объективно эта основа не зависит от человека и всегда будет первичной по отношению к системам земледелия и системе хозяйствования в целом.
В ситуации сложных, часто изменяющихся в пространстве почвенно-ландшафтных условий последовательность составления землеустроительной документации может быть изменена «с точностью до наоборот». В этом случае следование по пути «детализации общих вопросов организации рационального использования и охраны земель, намеченного в схемах более высокого уровня» [1], по существу означает собой отход от адаптивного принципа. По-видимому, все же для повышения их реального природоохранного значения экологически обоснованные схемы использования и охраны земель в иерархии землеустроительной документации должны не дополнять схемы землеустройства, а должны предшествовать им или входить в состав обосновывающей части проекта [3].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вершинин В.В., Воробьев А.В., Демидова М.М. Практикум (научно-методические рекомендации) по составлению землеустроительной документации. – Волгоград: Станица–2, 2004. – 256 с.
2. Кирюшин В.И., Кочуров Б.И., Иванов Ю.Г. Организация проектирования адаптивно-ландшафтного земледелия в системе современного землеустройства // Агроэкологическая оценка земель, проектирование адаптивно-ландшафтных систем земледелия и агротехнологий. – М., 2005. – С. 723–750.
3. Кононов В.М., Новоженин И.А. К методологии и методике разработки проектов внутрихозяйственного землеустройства на адаптивной основе // Проблемы геоэкологии Южного Урала. – Оренбург, 2005. – С. 194–197.
4. Миркин Б.М. и др. Экологический императив сельского хозяйства Республики Башкортостан. – Уфа: Гилем, 1999. – 165 с.
5. Реймерс Н.Ф. Экология (теории, законы, правила, принципы и гипотезы). – М.: Россия молодая, 1994. – 367 с.


В.М. Кононов


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!