ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СТЕПЕЙ В ИСТОРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД (ОТ ЭПОХИ БРОНЗЫ ДО СОВРЕМЕННОСТИ)

 

Система «человек-биосфера» и ноосферное развитие человечества предполагает изучение воздействия человека на окружающую среду и, соответственно, изменение окружающей среды вследствие антропогенного и техногенного воздействий, что является частью современных экологических исследований. Однако следует отметить, что практически полностью отсутствуют фундаментальные работы, и, соответственно, какие-либо обобщающие данные о воздействии на экосистему в древности, начиная от палеолита и заканчивая XVIII–XIX вв. Немногочисленные исследования ряда ученых свидетельствуют о том, что в древности воздействие на экосистему, на окружающую среду в ряде случаев если и не сопоставимо с современными, то, по крайней мере, приближаются к ним. Исследования в области взаимодействия человека и окружающей среды определяются новым научным направлением – палеоэкологией.
В настоящее время палеоэкология как наука, изучающая взаимодействие организма и среды в геологическом прошлом, понимается гораздо шире. Рассматривая человека как часть биологического мира, понятие палеоэкологии можно определить как взаимодействие человека и биосферы в древности.
Учитывая сложность процессов антропогенного воздействия на окружающую среду и недостаточную изученность этих процессов в прошлом, можно выделить новое научное направление – палеоэкологию древних сообществ человека, как науку, изучающую взаимодействие человека с окружающей средой [1, 5], и археологическую экологию – науку, непосредственно изучающую прямое или косвенное воздействие человека на экосистему в прошлом [6].
Существует определенная хронологическая последовательность антропогенного (и техногенного) воздействия человека на экосистему степей Северной Евразии, которая, в той или иной степени, соответствует основным этапам развития человеческого общества. Основные типы воздействия на экосистему степей связаны с эволюцией человека, с археологической культурой, овладением определенными навыками, с совершенствованием орудий труда или освоением новых технических средств.
Интенсивность воздействия на экосистему в древности определяется не только длительностью обитания на определенном месте, но и мощностью и механизмами воздействия. Максимальное воздействие на геологическую среду и почву обычно характерно для жилищ, жилищных и иных ям (на микроуровне), стоянок, стойбищ, селищ, городищ, поселений, мест содержания скота (на макроуровне).
Для степей долгое время основным видом воздействия (причем в основном на почвенный покров) являлось исключительно сельскохозяйственное использование, причем связанное (в большинстве случаев) не с распашкой земель, а с выпасом скота.
Антропогенная эволюция почв со временем могла накладываться на природную, причем в степной зоне она началось с возникновением производящего хозяйства (скотоводства и земледелия) в неолите-энеолите. Антропогенная эволюция почв характеризуется периодичностью, которая определяется длительностью существования техногенных систем, сменой технологий, но зависит также и от влияния природной периодичности, образуя с ней сложные сочетания.
Даже кратковременное земледельческое воздействие на почвенный покров вызывает изменения в генетическом профиле (особенно это касается засоленных почв). Например, воздействие на некоторые виды почвы степного Зауралья вызвало определенные изменения почвенного профиля: ликвидирована элювиально-иллювиальная дифференциация гумусового и солонцового горизонта, что сопровождается усилением засоленности и насыщением натрием, снижен запас лабильного гумуса и степень его гуматности в поверхностных горизонтах, возрастает карбонатность, ослабевает гидрогенная аккумуляция карбонатов.
Кочевое скотоводство первоначально возникло в тех областях, где оно имело хозяйственные преимущества над другими видами сельского хозяйства. Возникновение кочевого скотоводства имело полицентрический характер, но количество центров было ограничено. Исходная форма кочевого скотоводства не земледельческо-сководческое хозяйство, а охота, причем окончательный разрыв с другими видами сельского хозяйства, вероятно, был связан с климатическими изменениями [8]. Истоки кочевого скотоводства восходят по одним данным к IX–VIII в.в. до н.э., по другим подлинное кочевое скотоводство появилось не ранее конца II-го – начала I тыс. до н.э. как результат длительного развития скотоводческого хозяйства в сторону его специализации. Переход к номадизму в разных районах практически одновременный.
Вероятно, миграции кочевников могли быть вызваны и экологическими проблемами, связанными с ростом населения, и, соответственно, с увеличением количества домашних животных. Однако этот вопрос до сих пор остается спорным. Н.А. Хотинский отмечает, что «…не следует преувеличивать рост численности скотоводов-кочевников рассредоточенных на огромных пространствах Евразии. Неприемлемо и представление о грандиозности масштабов превращения степей в «бесплодные пустыни» из-за неумеренного выпаса скота…» [7]. С одной стороны это правильный подход, так как кочевники, как в прошлом, так и их потомки в настоящее время, достаточно трепетно относятся к пастбищам, не позволяют длительно пасти скот на одном месте… «Степь должна отдохнуть» – говорят они. Однако следует отметить, что в ряде случаев могли возникать определенные участки, пусть локальные, где нагрузка на степные экосистемы резко возрастала – в местах постоянных встреч групп и племен, у водопоев и т.д.
Деградация почв пастбищ связана (в первую очередь) с высокой концентрацией определенных пород выпасаемых животных на единицу площади. В условиях интенсивного выпаса (например, более 2–3 овцы на гектар), без системы пастбищеоборота отмечается перегрузка участков и состояние растительности на стадии сбоя. На пастбищах наблюдается обеднение видового состава фитоценозов (на 50–60%), нарушение ярусной структуры, смена видов-доминантов, увеличивается обилие малопродуктивных розеточных видов разнотравья: подорожника, одуванчика, лапчатки. В поземной части сокращаются запасы живых корней и возрастает масса полуразложившихся корневых остатков, что свидетельствует о замедлении процессов биологического круговорота. Почвы, лишенные защитного слоя подстилки, сильнее прогреваются и иссушаются. Периодические засухи по 2–3 года подряд приводят к усилению засоления почв, ксерофитизации растительности. Кроме того, бессистемный выпас способствует и активизации эрозионных процессов.
Влияние пастбищных нагрузок на растительность сводится к изъятию из биологического кругооборота ряда элементов, уменьшению общих запасов фитомассы, изменению ее состава (с ухудшением кормовых качеств), появлением новых видов, непригодных для употребления животными в пищу. Важной проблемой при кочевом скотоводстве (особенно в полупустынной и пустынной зонах) является воздействие на экосистему в районе водопоев.
В эпоху бронзы, когда существовало полукочевое скотоводство, нагрузка на степь резко увеличивалась именно в районе, прилегающем к «протополису». Нами уже высказывалось мнение, что «протополисы» «Страны городов» могли существовать не одновременно (по крайней мере, некоторые из них), а являются «этапами» переселения, что связано с деградацией экосистемы вокруг «протополиса» [2].
Важная проблема – реальная возможность продуктивности данной экосистемы. Истощение природных ресурсов данной экосистемы может быть связанно длительными благоприятными климатическими условиями, и как следствие - интенсификацией техногенного воздействия (деградацией степной растительности, истощением источников воды, обмелением рек, связанным с вырубкой пойменных лесов, камыша, тростника).
Перевыпас скота, избыток копытных, без естественной саморегуляции степной растительности приводит к увеличению сорной травянистой растительности, более характерной для полупустыни (молочай, прутняк, кустарниковые полыни), вместо ковылей и разнотравья – ирисов, шалфея, оносмы, морковника. Вероятнее предположить, что мелкий рогатый скот (овца и коза), а также вероятно часть крупного рогатого скота, содержали и пасли в непосредственной близости от поселения, и, соответственно, техногенное воздействие было максимальным в пределах 5–10 км от протополиса [2].
Определенный вклад в изменение экосистем степи в древности могли вносить и ритуальные сооружения. По территории Великой степи разбросаны десятки (а может быть и сотни) тысяч курганов, захоронений и могильных комплексов. Могильники могут включать в себя несколько захоронений, иногда даже несколько десятков могильных ям различной конфигурации, глубины и сложности, причем иногда погребальные сооружения формируют ландшафт [3, 4]. В ряде случаев при строительстве курганной насыпи с большой площади, прилегающей к кургану, снимался верхний (в основном гумусовый) горизонт. Таким образом, происходило своеобразное истощение почвы, а в ряде случаев могли и интенсифицироваться эрозионно-склоновые процессы, усиливаться оврагообразование.
Есть мнение, что главной причиной вынужденных миграций в эпоху энеолита-бронзы могло быть избыточное демографическое давление. Но демографические проблемы связаны, в частности, и с проблемами экологическими: истощением земельных ресурсов и деградацией почв вследствие агрогенного воздействия (пахота, перевыпас скота). Безусловно, что для ряда районов (или регионов) миграция может быть связана исключительно с климатическими колебаниями, с природными процессами. Однако не всегда следует распространять климатические факторы на большой регион, существуют определенные локальные климатические подвижки, характерные для небольших территорий. При этом сходные процессы происходили в разное время в разных районах и были вызваны в ряде случаев не климатическими изменения, а своеобразной «цепной реакции» миграций, когда одни культуры теснили другие, уходя с неблагоприятных территорий.
В настоящее время проблемы, связанные с изменением степных экосистем, - это практически все современные экологические проблемы. Распашка целины, неразумный выпас и перевыпас скота (что привело к процессам опустынивания, смене биоценозов, засолению и деградации почвенного покрова), интенсивные процессы оврагообразования, отторжение земель под карьеры, отвалы шахт и горно-обогатительных комбинатов, водохранилища – это далеко не полный список негативных экологических факторов.

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант 06–06–80016).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Естественно-научные методы исследования культурных слоев древних поселений / НИА-Природа. – М., – 2004. – 161 с.
2. Каздым А. Палеоэкология древних сообществ – попытка реконструкции древнего техногенного воздействия (на примере «Страны городов») // Вест. / ЧелГУ.– 2003, – № 2 (3). – С. 125–141. – (Серия 10. Востоковедение. Евразийство. Геополитика).
3. Каздым А.А. Курганы и могильники как техногенные формы рельефа и процессы техногенного аутигенеза // Пятые Всерос. науч. чт. памяти ильменского минералога В.О. Полякова. – Миасс, 2004. – С. 54–58.
4. Каздым А.А., Уткина О.Г., Копицына Е.А., Курганы и могильники как техногенные формы рельефа и их литогеохимические особенности (на примере археологических памятников Кондуровской долины, Челябинская обл.) // Актуальные проблемы экологии и природопользования. – М., Изд. РУДН, 2004. – Вып. 6, ч. 1. – С. 262–265.
5. Леонова Н.Б., Несмеянов С.А., Матюшкин И.Е. Региональная и локальная палеоэкология каменного века // Пробл. палеоэкол. древних обществ. – М., 1993. – С. 3–18
6. Султанова Е.Ф., Каздым А.А. Археологическая экология – синтез гуманитарных и естественных наук // Геолого-археологические исследования в Тимано Североуральском регионе. – Сыктывкар, 2005. – С. 91–97.
7. Хотинский Н.А. Климат и человек в голоцене аридных и гумидных зон Северной Евразии // Аральский кризис, – М., 1991. – С. 48–67.
8. Хазанов А.М. Роль природных и социальных факторов в происхождении кочевого скотоводства. // Тез. I Всесоюз. науч. конф. «Пробл. взаимодействия общ. и природы. – М., 1978. – С. 75–76.


А.А. Каздым


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!