УНИКАЛЬНОСТЬ ГОРИЗОНТАЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ ЛАНДШАФТОВ ИСТОКОВ РЕК КАЛДЫГАЙТЫ И БУЛДУРТЫ

 

Среди объектов природного наследия Западно-Казахстанской области [2, 3] заметная доля принадлежит выраженным в рельефе структурам галокинеза – солянокупольным поднятиям и локальным отрицательным структурам. Среди них особую естественноисторическую научную и практическую ценность, особенно в деле сохранения биологического и ландшафтного разнообразия, имеют также две сравнительно крупные уникальные наклонные эоловые равнины. Они широко известны под названиями – пески Кара-Агаш и Ак-Кум. Уникальность рассматриваемых наклонных эоловых равнин определяется, главным образом, их расположением в пределах Подуральского плато, которое представляет собой, по времени окончательного освобождения от вод трансгрессий [4], самую древнюю поверхность территории области. Как следствие, здесь природно-территориальным комплексам, как имеющим наиболее длительную естественную историю развития, присущи реликтовые черты, что, с одной стороны, усиливает их биогеографическую ценность, а, с другой, - делает их ландшафты неповторимыми.
Одной из особенностей этих наклонных равнин является то, что они сложены дельтовыми наносами, отложенными отмершими здесь в древности реками. Позже в течение длительного времени эти массивы подвергались эоловой переработке.
Другой особенностью обсуждаемых аллювиально-дельтовых отложений, расположенных на склонах южной экспозиции, является, на сравнительно коротких расстояниях большая амплитуда, колебаний отметок абсолютной высоты их нижних и верхних частей. Наклонная равнина, на которой расположена лесная дача Кара-Агаш, находится между абсолютными высотами 100 и 150 м, песчаный массив Ак-Кумы – между 100 и 140 м. То, что их подошвы размещаются в целом на одном уровне, может свидетельствовать о синхронном развитии характеризуемых территорий на фоне поднятий соляных куполов в плейстоцене и голоцене.
Еще одной характерной особенностью двух наклонных равнин можно считать, хотя они имеют существенные индивидуальные различия, единый план размещения основных элементов их ландшафтной структуры: болот, рек, эоловых песчаных массивов и крупных лесных колков [2, 3].
В первом случае на западе наклонной равнины в верхней части располагается избыточно увлажненная поверхность Былкылдак, дающая начало небольшой речке Саркырама. Восточнее их, в верхней части той же наклонной поверхности, находится песчаный массив Жаршагыл, ниже которого (за счет значительного увлажнения поверхности подземным стоком, зона питания которого связана с находящимся выше песчаном массиве) расположился реликтовый лесной массив Кара-Агаш.
Во втором случае имеют место все перечисленные ландшафтные элементы, а их взаиморасположение аналогичное. В верхней части поверхности западной части более обширной наклонной равнины размещается болото Киндыкты, питающее истоки реки Куагаш. К востоку от них на наклонной поверхности находится песчаный массив Ак-Кумы, который в основании склона формирует переувлажненную поверхность с реликтовым лесом Каратал.
Следует подчеркнуть, что в питании истоков рек Саркырама (приток р.Булдурты) и Куагаш (приток р.Калдыгайты) принимают участие не только заболоченные территории, а также и песчаные массивы. Истоки обеих речек находятся на их стыках. К тому же обе реки в пределах наклонных равнин получают питание на всем протяжении контакта их долин с песчаными массивами, а р.Саркырама некоторый отрезок пути дренирует еще и западную окраину лесного массива Кара-Агаш.
Перечисленные особенности, а также уникальные биомы и биоты, свойственные характеризуемым равнинам и контрастно отличающие их от окружающих природно-территориальных комплексов на Подуральском плато в пределах края, позволили в системе единиц дедуктивной классификации таксономических категорий ландшафтов области [1] выделить их в отдельный подкласс.
Условия облучения поверхности наклонных равнин солнечной радиацией (инсоляции), определенные их южной экспозицией, сложились таким образом, что показатель соотношения между среднегодовым количеством выпадающих осадков и испаряемостью здесь почти в два раза меньше, чем на окружающих плакорах той же географической широты. Обсуждаемые равнины, если бы были горизонтальными, такое количество солнечной радиации, которое они принимают теперь, могли бы получать, находясь на несколько градусов южнее.
Как следствие, характерные здесь для плакоров Подуральского плато доминирующие зональные биомы на наклонных равнинах если и развиваются, то относительно свойственных им биомов они тут имеют весьма подчиненное значение. На окружающих наклонных равнинах, в соответствии с экологическими валентностями, в эколого-динамических рядах доминируют и содоминируют с ковылями подвид овсяницы валлисской (Festuca valesiaca Gaud.) – овсяница валлисская бороздчатая (Festuca valesiaca sulcata (Hack.) Schinz et R. Keller), а также подвид овсяницы Беккера (Festuca beckeri (Hack.) Trautv.) – овсяница Беккера обыкновенная (Festuca beckeri beckeri (Hack.) Trautv.). В весенний, позневесений и раннелетний субсезоны они образуют фоновые сообщества с перистоостистыми ковылями – ковылем Лессинга (Stipa lessingiana Trin. et Rupr.) и ковылем перистым (Stipa pennata L.), а в летний и позднелетний субсезоны и позднее образуют менее красочный аспект с волосистоостистыми ковылями – ковылем волосовидным (Stipa capillata L.) и ковылем сарептским (Stipa sareptana A. Beck.).
Если на переувлажненных поверхностях (Былкылдак и Киндыкты) наклонных равнин произрастает влаголюбивая растительность, то в пределах разбитых песчанных массивов Жаршагыл и Аккумы различима определенная роль представителей второго яруса, из древесных видов которого широко распространены заросли реликтового вечнозеленого стелющегося северянина - можжевельника казацкого (Juniperus sabina L.), а среди кустарников часто встречается - ива розмаринолистная (Salix rosmarinifolia L.), обычны ива каспийская (Salix caspica Pall.), джузгун безлистный (Calligonum aphyllum (Pall.) Guerce) и ракитник жестковолосистый (Cytisus hirsutus L.). Они перемежаются с зарослями характерных для окружающих пространств степных видов – таволги зверобоелистой (Spiraea hypericifolia L.) и таволги городчатой (S. crenata L.). С засыпанными песком стволами почти до уровня нижних ветвей одиночные и произрастающие небольшими рассеянными группами виды первого яруса (осина (Populus tremula L.), береза повислая (Betula pendula Roth) и пушистая (B. pubescens Ehrh.)) усиливают уникальность вертикальной и горизонтальной структуры ландшафтов.
Древесные биомы располагаются в нижних частях наклонных равнин. Как в лесном колке Каратал, так и в лесном массиве Караагаш, на избыточно увлажненных древних дельтовых отложениях развиты березняки папоротниковые (телиптерис болотный - Telipteris palustris Schott, иногда встречается щитовник мужской - Dryopteris filix – mas (L.) Schott). Низинные лесные сообщества, имеющие дополнительное питание грунтовыми водами, по географической широте оказались южнее полупустынных разбитых песчаных бугристых и грядовых песков, питающихся преимущественно атмосферными осадками.
Различные ландшафтные элементы единых поверхностей наклонных равнин развиты на общем фоне климатических условий: здесь выпадает одинаковое количество осадков, к подстилающей поверхности поступает одинаковое количество солнечной радиации.
Выводы
1. Саркыраминская и Куагашская наклонные равнины и экстразональные ландшафтные структуры их поверхности сформированы галокинезом и являются самостоятельными и целостными физико-географическими объектами.
2. Разнообразие гидрогеологических условий способствовало здесь формированию и сохранению в геологическом времени своеобразных и уникальных реликтовых ландшафтов.
3. Относительная редкость и достаточно четкие формы проявления элементов сопряженных ландшафтных систем наклонных равнин, диктуют необходимость тщательного изучения, рационального использования и охраны всех объектов в едином комплексе.
4. Охрана элементов ландшафтов имеет особую важность и актуальность не в виде разрозненных объектов, а как единых особо охраняемых природных территорий с общими наименованиями.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Джубанов А.А. Оценка соотношения особо охраняемых объектов Западно-Казахстанской области с ландшафтными категориями // Современные проблемы географии сельского хозяйства. – Уральск, 2003. – С. 150–154.
2. Петренко А.З. Природно-ресурсный потенциал и проектируемые объекты заповедного фонда Западно-Казахстанской области. – Уральск, 1998. – 176 с.
3. Петренко А.З. Зеленая книга Западно-Казахстанской области: Кадастр природного наследия. – Уральск: Изд-во РИО ЗКГУ, 2001. – 194 с.


А.А. Джубанов


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!