КЛАССИКИ ДОНСКОГО СТЕПЕВЕДЕНИЯ И ПЛАНИРОВАНИЕ СЕТИ ООПТ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Эпохальные исследования русских ученых-естествоиспытателей на рубеже XIX – XX веков заложили основу природоохранной деятельности в степях. Еще в 1906 г. И.П. Бородин писал: «Наиболее неотложным представляется … образование степных заповедных участков. Степные вопросы – это наши, чисто русские вопросы, между тем именно степь, девственную степь, мы рискуем потерять скорее всего». Чем выше становилась степень антропогенного воздействия на природные экосистемы степной зоны, тем острее ощущалась потребность в развитии экологической концепции степного природопользования и заповедывания степей. В 1983 г. вышла в свет коллективная монография «Русский чернозем»: 100 лет после Докучаева», где были изложены основные экологические преобразования степной зоны и ее черноземов за 100 лет истории, а также подчеркивалась необходимость сохранения эталонных степных комплексов в агроландшафте при все возрастающем антропогенном прессе. Только к концу XX века в России был создан первый степной заповедник «Оренбургский» (в 1989 г.) и единственный академический Институт степи (г. Оренбург, в 1996 г.).
Более чем вековая история охраны природы степей ознаменована великими научными открытиями и достижениями, которые неразрывно были связаны с социально-экономическим развитием региона и институтами степного земледелия, но далеко не всегда с экологически оправданным освоением природных ресурсов. Классики степеведения внесли огромный вклад в решение проблем борьбы с засухой, пыльными бурями, деградацией почв и растительного покрова, с опустыниванием степей. Однако концептуальные основы сохранения целинных степей оставались вне поля зрения государственных структур, и по неизвестной причине в нашей стране до сих пор не принято ни одного закона о сохранении степи.
Степь – исчезающий биом планеты. Специфика степной зоны Европы заключается в том, что почти полностью уничтожен естественный растительный покров водораздельных пространств, ничтожно малы размеры сохранившихся до настоящего времени по неудобьям и балкам целинных степных участков, в т.ч. находящихся под территориальной охраной. Они сильно фрагментированы и подвержены деградации.
Классики донского степеведения неоднократно указывали на необходимость заповедывания оставшихся участков целинных степей [1–13]. C того времени ряд известных степных участков уже подвергся распашке, но тем более актуальными остаются эти рекомендации. Именно их мы рассматриваем как основу концепции сохранения степных экосистем региона.
И.В. Новопокровский в работе «К вопросу об устройстве на Дону и Северном Кавказе степных заповедников» (1928) писал: «Довольно большое количество участков в целинной степи (иногда значительных) находится на территории бывшей Донской области. Они сохранились здесь вследствие особых условий и особого положения, в которых до революции находилось казачество. По большей части целинные степи представляют из себя бывшие табунные отводы, войсковые сенокосные участки, полигоны для военных упражнений (Артиллерийский полигон близ Персиановки) и коннозаводческие земли (Провальский конский завод, бывшие земли частного коннозаводства в Сальском округе). Многим из них, особенно лежащим в черноземной зоне, в ближайшем будущем угрожает распашка, в виду идущей колонизации и землеустройства на новых началах». Для Ростовской области в черноземной полосе он выделяет пять участков для создания заповедника. Однако эти участки, за небольшим исключением, в дальнейшем так и не попали в пределы ООПТ. Для «каштановой и светлокаштановой подзоны» и для песчаной степи он выделяет еще несколько участков. По этому вопросу он пишет: «В пределах Дона и Северного Кавказа проходит несколько почвенных и фитогеографических зон; соответственно этому, а также в силу причин эдафического свойства, здесь имеется целый ряд «типов» степей. Поэтому ограничиваться одним заповедником не следует».
Вслед за И.В. Новопокровским, региональные основы формирования территориальной охраны природных комплексов были заложены Г.М. Зозулиным в работах «О создании Донского степного государственного заповедника» (1961) и «Научные и практические аспекты создания Донского степного государственного заповедника» (1973), где он подчеркивает, что ранее исследования носили частный, региональный характер, а теперь «речь идет о постановке работ на биогеоценотическом и биосферном уровнях организации жизни… Зональные, провинциальные и сформированные незональные природные биогеоценозы можно рассматривать в качестве эталонов производительности природы. Отсюда совершенно ясна жизненная необходимость этих эталонов как исходных единиц для любых практических расчетов в плане рационального природопользования. Лучшей формой, при которой можно сберечь определенные зональные ландшафты, являются государственные заповедники. Необходимость представления на этих территориях зональных образцов природы и трудности выделения крупных, относительно сохранившихся участков биогеоценозов, очевидно, требуют создания при основной заповедной базе нескольких небольших по площади филиалов».
Главной вехой в истории становления научно-практической базы территориальной охраны природы в Донском регионе стало сплошное геоботаническое обследование естественных сенокосов и пастбищ области в масштабе 1 : 25 000 под руководством Б.Н. Горбачева [3]. Им были обобщены результаты геоботанических исследований и составлены карты естественных кормовых угодий, отражающие их площади, типологию, характер использования, хозяйственное состояние и производительность. В итоге были разработаны методологические основы формирования современной сети ООПТ. А.П. Балашом, Б.Н. Горбачевым и Г.М. Зозулиным в работе «Наиболее интересные для охраны объекты растительности Ростовской области» [2] впервые формулируются региональные принципы выделения проектируемых ООПТ, где перечисляются основные объекты природы, представляющие образцы естественного растительного покрова и подлежащие охране. Эта работа становится инновационной, т.к. впервые проводится выделение и классификация существующих и перспективных охраняемых природных объектов области с применением геоботанических и ландшафтно-картометрических критериев. В предложенный тогда список вошли: сообщества настоящих разнотравно-типчаково-ковыльных степей – 13 участков общей площадью 2 тыс. 40 га; сухие типчаково-ковыльные – 6 участков около 5 тыс. 700 га; полынно-типчаково-ковыльные – 1 участок площадью 500 га; каменистые степи – 3 участка около 1 тыс. га; песчаные степи в комплексе с колками – 3 участка площадью 1 тыс. 500 га; леса – 16 участков, всего 4 тыс. 990 га и растительность меловых обнажений – 1 участок вдоль берега Дона на протяжении 5–6 км. Авторы отмечают, что «естественный покров, в значительной степени определяющий ландшафтные особенности области, сохранился только на небольших пространствах. Особенно это относится к степям, остатки которых в пределах области являются уникальными… Установление охранного режима для указанных здесь участков может предотвратить окончательную гибель образцов естественной растительности, в первую очередь донских степей». В результате этой работы было выделено 42 природных объекта, составивших основу природно-заповедного фонда области.
В 80-е годы XX века были предприняты первые попытки изучения и инвентаризации уже официально существующих охраняемых природных территорий Ростовской области [7, 14]. В работе Г.М. Зозулина и Т.И. Абрамовой «Редкие растительные сообщества Ростовской области» [7] впервые для области рассматривается государственный природно-заповедный фонд, состоящий из 1 заказника республиканского, 21 заказника областного значения и около 90 памятников природы; дается характеристика наиболее ценных ботанических памятников природы как охраняемого цено- и генофонда региона и их классификации по принципу редкости растительного сообщества или природного охраняемого объекта: по площади, степени нарушенности и по признаку значимости, что позволило авторам дать объективную оценку современного состояния некоторых ботанических объектов и «в какой-то мере наметить прогноз на будущее».
Таким образом, во второй половине XX-го века были сформулированы основные положения концепции сохранения Донских степей и подготовлена теоретическая база современного степеведения.
В настоящее время в Ростовской области, целиком расположенной в степной зоне, сохранившиеся степи занимают около 170 тыс. га, т.е. примерно 17% от общей площади области [15]. Крупные массивы настоящих разнотравно-дерновиннозлаковых степей практически полностью распаханы. Небольшие фрагменты этих степей встречаются только по склонам долин и овражно-балочной сети, а также их эдафические варианты на каменистых землях и на песчаных надпойменных террасах. Несколько большие участки целинных сухих степей распространены в юго-восточных районах, где в 1995 году был создан Государственный природный заповедник «Ростовский», состоящий из четырех небольших кластерных участков общей площадью всего 9 тыс. 464,8 га. В целом под территориальной охраной находится всего около 20 тыс. га, что составляет 0,2% от площади области. При этом заповедник расположен в подзоне сухих дерновиннозлаковых степей на каштановых солонцеватых почвах, а в границах заповедника, за исключением нескольких гектаров зональных степей, представлены только «долинные» степи террас. Настоящие разнотравно-дерновиннозлаковые степи на черноземах в границах заповедной охраны в европейской России не представлены вообще, и до сих пор сохранившиеся степные сообщества в ботанико-географическом отношении в пределах ООПТ выделены далеко не полно. Тем не менее, создание заповедника, уже ставшего степной научной станцией, явилось огромным достижением в решении проблем сохранения степных экосистем.
Впервые проблемы сохранения степи, борьбы с опустыниванием и деградацией земель привлекли внимание мировой общественности только к концу ХХ века, в результате чего была начата разработка стратегии сохранения степи и экологического степного природопользования. В России на современном этапе эти вопросы приобрели особую актуальность и значимость, а также появились необходимые правовые акты, позволившие приступить к созданию кадастра ООПТ и выработать новые концептуальные подходы к развитию территориальной охраны на государственном уровне.
Согласно распространенному представлению, основную функцию поддержания экологического равновесия выполняет сеть ООПТ, которая рассматривается как экологическая сеть, или природоохранный, «экологический» каркас. Настало время, когда для степной зоны, и для донского региона в частности, в условиях сильной фрагментации природных сообществ, интенсификации сельскохозяйственного производства и рынка земли необходимо разработать методологию системного планирования ООПТ, которые в совокупности должны составить единую закономерную сеть различных форм и отразить все многообразие ландшафтов региона. С точки зрения репрезентативности сети ООПТ они должны отличаться сбалансированным сочетанием тех типов сообществ, которые призваны представлять в данном регионе, т.е. степные сообщества должны быть представлены в своем большинстве и в каждом ботанико-географическом районе [8]. При этом необходимым элементом формирования экологической сети, для обеспечения ее непрерывности и экологизации степного природопользования, должно стать проведение экологической реставрации природных сообществ в сочетании с эффективным управлением.
Реализация поставленных задач в пределах Ростовской области потребовала систематизации накопленного опыта региональной охраны природы, выполнения работ по сбору и обобщению сведений о состоянии существующей сети охраняемых природных территорий, а также инвентаризации ООПТ, изучения и рассмотрения возможных подходов и методов к формированию экологического каркаса. С 2001 по 2005 годы в рамках государственных контрактов № 66, № 11 и № 26 по заказу Комитета по охране окружающей среды и природных ресурсов Администрации Ростовской области нами был выполнен проект по инвентаризации ООПТ и созданию областной сети памятников природы. Основными итогами этого проекта стали инвентаризация и схема развития сети охраняемых природных территорий, что позволило приступить к созданию базы данных ООПТ, составить картографическую основу, заложить основы их мониторинга и выработать новые концептуальные подходы к развитию территориальной охраны природы в степной зоне на основе ГИС-технологий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Балаш А.Д. Растительность Дона. – Ростов н/Д: Ростов. кн. изд-во, 1955. – 79 с.
2. Балаш А.Д., Горбачев Б.Н., Зозулин Г.М. Наиболее интересные для охраны объекты растительности Ростовской области // Интродукция растений. – Ростов н/Д, 1970. – С. 41–50.
3. Горбачев Б.Н. Растительность и естественные кормовые угодья Ростовской области (пояснительный текст к картам растительности). – Ростов н/Д: Ростов. кн. изд-во, 1974. – 149 с.
4. Залесский К. М. Залежная и пастбищная растительность Донской области. – Ростов н/Д, 1918. – 84 с.
5. Зозулин Г.М. О создании Донского степного государственного заповедника // Бот. журн. – 1961. – Т. 46, № 12. – С. 1729–1733.
6. Зозулин Г.М. Научные и практические аспекты создания Донского степного государственного заповедника // Изв. / Сев.-Кав. науч. центр Высш. школы. Естеств. науки. – 1973. –№ 1. – С. 99–102.
7. Зозулин Г.М., Абрамова Т.И. Редкие растительные сообщества Ростовской области // Растительные ресурсы: Редкие и исчезающие растения и растительные сообщества Сев. Кавказа. – Ростов н/Д, 1986. – Ч. 3. – С. 8-–31.
8. Миноранский В.А., Дёмина О.Н. Особо охраняемые природные территории Ростовской области. – Ростов н/Д, 2002. – 370 с.
9. Новопокровский И.В. Краткий отчет о деятельности Новочеркасского отделения Русского ботанического общества по организации на Дону степных заповедников // Журн. Новочеркас. отд. Рус. бот. о-ва. – Новочеркасск, 1919. – Т. 1, вып. 1. – С. 1–7.
10. Новопокровский И.В. К вопросу об устройстве на Дону и Северном Кавказе и степных заповедников // Краеведение на Северном Кавказе. – 1928. – № 3-4. – С. 13–17.
11. Новопокровский И.В., Богданов В.М. К организации Степного заповедника в Донецком округе // Изд-во Донецкого о-ва Краеведения при Донецком Окрплане и Гос. ин-т по изучению засушливых областей. – Новочеркасск, 1927. – Вып. II. – С. 3–8.
12. Новопокровский И.В. Растительность Сало-Манычского водораздела и Приманычской низменной степи в районе озера Гудило. – М., 1931. – С. 1–111.
13. Новопокровский И.В. Растительность // Природа Ростовской области. – Ростов н/Д, 1940. – С. 111–140.
14. Памятники Донской природы. – – Ростов н/Д: Ростов. книжн. изд-во, 1982. – 128 с.
15. Паршутина Л.П. Карта степной растительности Ростовской области // К 100-летию со дня рождения акад. Е.М. Лавренко: Тез. докл. конф. – М., 2000. – С. 31–33.


О.Н. Демина


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!