ПРИЕРУСЛАНСКИЕ ПЕСКИ – ИНТЕРЕСНЫЙ ОБЪЕКТ ПРИРОДЫ САРАТОВСКОГО ЗАВОЛЖЬЯ

 

Приерусланский массив песков находится на юге Саратовского Заволжья на границе с Волгоградской областью в подзоне южных типчаково-ковыльных степей [15] на светло-каштановых почвах [16].
Среднегодовое количество атмосферных осадков в районе - 274 мм. Испаряемость с водной поверхности 908 мм [17]. Среднегодовая температура воздуха 5,4оС. Абсолютный максимум температуры +41оС, а минимум - -41оС.
Территория массива составляет 18642 га [12] или 58,3% от площади песков Саратовской области и располагается в среднем течении реки Еруслан – последнего левобережного притока реки Волги – на второй надпойменной террасе, как на правом, так и на левом его берегах. Эти пески аллювиального происхождения, что подтверждается данными о положении русла Палео-Волги. Согласно этим взглядам [13] древняя Волга протекала значительно восточнее современного русла и ее слияние с древним Ерусланом происходило в районе нынешнего села Дьяковки, где и произошло образование дельты. На исследованных песках произрастает степная полукустарничковая и кустарниковая, лесная, луговая и лугово-болотная растительность. Лесная растительность, представленная березовыми, осиновыми и дубовыми рощами-колками, сосредоточена лишь на небольшой части песков, где образуют так называемый островной лес, известный в литературе как Салтовский или Дьяковский [1, 17 и др.]. Этот лес, судя по косвенным данным [3, 4, 11], является островком древних лесов, некогда широко населявших террасы рек в этих местах.
Рельеф изучаемого песчаного массива состоит из комплекса макро- и мезорельефа. В роли макрорельефа выступает общий наклон террасы в сторону реки. Мезорельеф представлен песчаными буграми высотой 3–7 метров, межбугровыми понижениями и относительно ровными участками. По мере приближения к краю арены высота песчаных бугров увеличивается.
Из-за малого количества атмосферных осадков весь теплый период на песках наблюдается значительный дефицит влаги. Коэффициент увлажнения [5] составляет всего 0,3. В таких условиях основной источник влаги – грунтовые воды, скапливающиеся на глинистых водоупорах. Поскольку, как показали исследования, грунтовые воды практически пресные, то доступность их для растений зависит от глубины залегания, которая определяется мезорельефом. Он же «определяет» порядок размещения растительности. Для удобства рассмотрения все многообразие местообитаний, создаваемых рельефом, было объединено в четыре группы: верхние и нижние части склонов песчаных бугров, довольно ровные участки среднего уровня и дно межбугровых понижений. В пределах выделенных групп экологические условия местообитаний варьируют незначительно. Вся растительность размещается по экотопам следующим образом.
Верхние части склонов песчаных бугров заняты травянистой степной растительностью – сообществами полыни Черняева, овсяницы полесской и ржи дикой. Грунтовые воды находятся на глубине 2,0 метра и более. Почвы под такими сообществами связнопесчаные, примитивные.
Нижние части склонов песчаных бугров заняты дубовыми колками и степными кустарниковыми и полукустарничковыми сообществами – спиреи городчатой, тимьяна киргизского, полыни австрийской. Грунтовые воды находятся на глубине 1,5–2,0 метра. Почвы под дубравами супесчаные, дерновые лесные, а под остальными сообществами – легкосуглинистые, песчаные, малогумусированные.
Более или менее ровные участки среднего уровня заняты луговыми сообществами мятлика узколистного, лабазника обыкновенного, голосхенуса обыкновенного и осиновыми колками. Грунтовые воды находятся на глубине 1,0–1,5 метра. Почвы под луговыми сообществами легкосуглинистые, луговые, карбонатные, а под осинниками – супесчаные, солоди лесные.
Дно межбугровых понижений – участки самого низкого уровня – заняты березовыми колками и сообществами лугово-болотной растительности – осоки острой, ситняга одночешуйного. Грунтовые воды находятся на глубине 1,0 метра и менее. Почвы под березняками супесчаные, солоди лесные, а под остальными сообществами – легкоглинистые, лугово-болотные.
На этой территории, сравнительно небольшой по площади, растительный покров составлен более чем 700 видами, принадлежащими к 343 родам и 89 семействам. Анализ флоры в свете «Красных книг» [8–10] показал, что в ее состав входят 39 видов, нуждающихся в охране [2, 6, 7, 14, 17] – это: Adenophora lilifolia (L.) A. DC., Adonis wolgensis Stev., Alyssum tortuosum Waldst. et Kit. ex Wil, Astragalus vulpinus Willd., Athyrium filix-femina (L.) Roth., Caltha palustris L., Centaurea marschalliana Spreng., Centaurium pulchellum (Sw.) Druce, Chartolepis intermedia Boiss., Cleistogenes squarrosa (Trin.) Keng, Dactylorhiza cruenta (O.F. Muell.) Soo, D. incarnata (L.) Soo, D. longifolia (Neuman) Aver., Ephedra distachya L., Fritillaria meleagroides Patrin ex Schul, F. ruthenica Wikstr., Gentiana pneumonanthe L., Geranium palustre L., Glycyrrhiza glabra L., Goniolimon tataricum (L.) Boiss., Hordelymus europaeus (L.) Har, Iris pumila L., Jurinea polyclonos (L.) DC., Lychnis chalcedonica L., Nuphar lutea (L.) Smith, Nymphaea candida J. Presl., Orchis coriophora L., O. militaris L., O. palustris Jacq., Poa transbaicalica Roshev., Pulsatilla patens (L.) Mill., P. pratensis (L.) Mill., Pyrola chlorantha Sw. (нами пока не найден), Salix rosmarinifolia L., Secale sylvestre Host, Senecio paucifolius S.G. Gmel, S. schwetzowii Korsh., Stipa anomala P. Smirn., Thelypteris palustris Schott. Среди этих видов 31 нуждаются в охране на территории области, а 8 – на территории всей России. Кроме того, по данным [6], большинство из отмеченных здесь орхидей нигде больше в области пока не найдены. Перечисленные виды встречаются в ассоциациях, которые входят в состав лесной, луговой, степной кустарниковой и полукустарниковой растительности. Указанные виды не были найдены лишь в сообществах лугово-болотной растительности.
При сравнении местоположений террасовых песков (арен) на территории европейской части России было обнаружено, что Дьяковский лес ближе всех расположен к границе полупустынной зоны, то есть он самый южный (в зональном отношении), а это, в совокупности с особенностями организации растительного покрова, богатством флоры, насыщенности ее редкими видами, доказательствами реликтовости лесной растительности делает, эту территорию уникальным объектом природы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Виленский Д.Г. Растительность Салтовского леса Новоузенского уезда Самарской губернии // Изв. Саратов. обл. с.-х. опытн. станции. – 1918. – Т. 1, вып. 2. Отд. оттиск. – 12 с.
2. Виленский Д.Г. Материалы для флоры Самарской губернии: (список растений, собранных в Салтовском лесу Новоузенского уезда) // Изв. Саратов. обл. с.-х. опытн. станции, 1918. – Т. 1, вып. 3-4. – С. 16–36.
3. Джубанов А.А. Находка остатков сосны в древнем погребении Северного Прикаспия // Природа. – 1980, № 7. – С. 116.
4. Джубанов А.А. К истории леса Индерских гор // Природа. – 1981. – № 9. – С. 114–269, Серия географ. наук, 1959. Вып. 13. – С. 160–166.
5. Иванов Н.Н. Карта испаряемости в равнинной части СССР // Учен. зап. ЛГУ.
6. Киреев Е.А. Орхидные Приерусланских песков Саратовской области // Флористические и геоботанические исследования в европейской России. – Саратов, 2000. – С. 21–23.
7. Киреев Е.А., Костецкий О.В. Редкие виды сосудистых растений Приерусланских песков Саратовской области // Биоресурсы и биоразнообразие экосистем Поволжья: прошлое, настоящее, будущее. – Саратов: СГУ, 2005. – С. 83–84.
8. Красная книга СССР. Т. 2. – М.: Лесная пром-сть, 1984. – 479 с.
9. Красная книга РСФСР. Растения. – М.: Росагропромиздат, 1988. – 591 с.
10. Красная книга Саратовской области. – Саратов:, 1996. – 264 с.
11. Матекин П.В. Фауна наземных моллюсков Нижнего Поволжья и ее значение для представления об истории современных лесов района // Зоолог. журн. – 1950. – Т. 29, вып. 3. – С. 193–205.
12. Орлов Е.И., Кайзер Г.А. Охотопромысловое значение Приерусланских песков АССР Немцев Поволжья // Учен. зап. СГУ. – Саратов, 1933. – Т. 10, вып. 2. – С. 111–158.
13. Седайкин В.М. Погребенный доплиоценовый рельеф Прикаспийской впадины и ее обрамления // Вопросы геоморфологии Поволжья. – Саратов, 1978. – Вып. 2 (5). – С. 3–14.
14. Тарасов А.О., Горин В.И. Приерусланские пески как убежище редких видов растений // Бот. журн. – 1986. – Т. 71, № 12. – С. 1689–1691.
15. Тарасов А.О. Структура растительного покрова Нижнего Поволжья // Бюл. МОИП. Отд. Биол. – 1991. – Т. 96, вып. 1. – С. 23–35.
16. Усов Н.И. Почвы Саратовской области. Заволжье. – Саратов: ОГИЗ, 1948. – 362 с.
17. Худяков И.И. Салтовский лес (Нижнее Заволжье) // Бот. журн. СССР. – 1945. – Т. 30, № 6. – С. 279–280.


В.И. Горин

 

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!