ТОПОЛОГИЯ, ФЛОРИСТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ И СТРУКТУРА СТЕПЕЙ БАССЕЙНА Р. ЧИКОЙ (ЮГО-ЗАПАДНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ)

 

Специфика растительности степей Забайкалья обусловлена природными особенностями территории (резко континентальный, холодный климат, недостаточное увлажнение, низкие температуры, среднегорный рельеф и др.). В суровых для жизни растений степях сформировался местный флористический комплекс, в котором сохранилось лишь небольшое число видов растений, характерных для степей Евразии [11].
Самобытные черты степной флоры обратили внимание многих ученых-путешественников [8, 9]. Здесь на щебнистых и каменистых почвах сформировался весьма специфический растительный покров [3–5, 10, 12].
Однако, несмотря на длительную историю исследования степей Забайкалья, до сих пор отдельные территории его остаются слабо изученными. К ним, в частности, необходимо отнести юго-восточную часть Западного Забайкалья – бассейн р. Чикой.
В западной части этого района наиболее широко распространены мелкодерновинно-злаковые степи. Они развиваются на темно- и светлокаштановых почвах в широких падях и на сравнительно пологих склонах отрогов хребтов. Низкий травостой с проективным покрытием 40–70%, формируют мелкодерновинные злаки верхнего подъяруса (10–15 см) Festuca lenensis Drob., Festuca sibirica Hack. ex Boiss., Poa attenuata Trin., Koeleria cristata (L.) Pers., Cleistogenes squarrosa (Trin.) Keng, ксерофитные полукустарнички Thymus serpyllum L., Artemisia frigida Willd. Ксерофитное разнотравье характерных жизненных форм – подушек и куртинок – Potentilla acaulis L., Aster alpinus L., Leontopodium leontopodioides (Willd.) Beauverd, Veronica incana L., Alyssum obovatum (C.A. Mey.) Turcz., Stellaria dichotoma L., Eritrichium sericeum (Lehm.) A. DC. и низкорослые Astragalus scaberrimus Bunge, Carex duriuscula A. Mey., C. pediformis C.A. Mey. составляют нижний подъярус растительности. Несмотря на то, что мелкодерновиннозлаковые степи имеют специфическую особенность низкую продуктивность около – 3 ц/га сухой массы [1, 6, 7], они составляют основу пастбищного фонда. Большую ценность в кормовом отношении в течение всего сезона представляет Artemisia frigida [2].
В пределах исследуемого района большое распространение имеют также горные ковыльно-пижмовые эндемичные, находящиеся на краю ареала степи. Значительные массивы их находятся в западной части исследуемого района в бассейне р. Кудара. Они приурочены преимущественно к наиболее высокому водораздельному пространству. Травостой их не высокий (до 20 см), двухъярусный, не густой. Общее проективное покрытие его не превышает в среднем 50%.
Первый подъярус представлен небольшим числом травянистых растений Stipa capillata L., Phlomoides tuberosa (L.) Moench, Galium verum L., Astragalus adsurgens Pall., Serratula centauroides L. и кустарниками Caragana pygmaea (L.) DC., Spiraea aquilegifolia Pall.
Основное количество видов растений представляют второй подъярус высотой 15 см. Одну их характерных жизненных форм растений пижмовых степей составляют ксерофильные растения, образующие подушки или куртинки. Из последних наиболее обильно в нем представлена Tanacetum sibiricum L. (доминант), а также Pulsatilla turczaninovii Kryl. et Serg., Leontopodium leontopodioides, Aster alpinus, Eremogone capillaris (Poir.) Fenzl, Bistorta alopecuroides (Turcz. ex Meissn.) Kom. Во всех ассоциациях заметную роль играют злаки Koeleria cristata, Festuca lenensis, менее обильна в травостое Carex pediformis. Иногда в составе пижмовых степей присутствуют ксерофильные полукустарнички Artemisia frigida, Thymus serpillum и др. На 100 м2 встречается в среднем 32–33 вида. Постоянных видов в этих степях 23, сопутствующих почти в 2 раза больше. В пижмовых степях Западного Забайкалья отмечено 99 видов высших растений [11].
Большой процент в сложении ковыльно-пижмовых степей занимает ксеромезофитное разнотравье: Galium verum, Astragalus adsurgens и Serratula centauroides L. Массивы ковыльно-пижмовых степей представляют собой пастбища среднего кормового достоинства, продуктивность которых может достигать 5 ц/га сухой массы.
К числу горных относятся также разнотравно-типчаковые со Stellera chamaejasme L. степи. В исследуемом районе они распространены обычно на крутых склонах преимущественно западной экспозиции на каштановых щебнистых и каменистых почвах и занимают меньшие площади.
На сером фоне мелкодерновинно-злаковых степей, который создают обильно произрастающие в них Artemisia frigida и Potentilla acaulis, массивы разнотравно-типчаковых степей со стеллерой заметно выделяются ярко зеленой окраской на высоких элементах рельефа отрогов хребтов благодаря значительному участию в построении травостоя Stellera chamaejasme.
Травостой этих степей обычно разрежен, низкорослый – 15–18 см, проективное покрытие не превышает 40–50%. Первый подъярус обычно формирует Stellera chamaejasme и мелкодерновинные злаки – Festuca lenensis, Poa attenuata, Koeleria cristata, а также Veronica incana, второй – Potentilla acaulis, Thymus serpyllum, Androsace incana Lam. Наиболее характерная для горных степей группа криоксерофитных растений представлена теми же видами, что и ковыльно-пижмовые степи. Однако видовой состав таких степей значительно беднее. На площади 100 м2 отмечалось лишь 19 видов растений. Эти степи представляют собою пастбища среднего кормового достоинства с продуктивностью около 2,5 ц/га сухой массы [13].
На всей территории междуречья Чикой – Кудара и правобережья последней довольно часто встречаются небольшие участки степной петрофитной растительности на крутых каменистых склонах отрогов хребтов с бедными щебнистыми каштановыми почвами. Значительная крутизна склонов определяет сильно развитые здесь эрозионные процессы, смыв и осыпание продуктов выветривания.
В таких местообитаниях формируется обычно невысокий (8–15 см), неравномерный, обычно разреженный травостой. В нем преобладают мелкодерновинные злаки – Festuca lenensis, Koeleria cristata. Для произрастания на крутых склонах, где особенно неблагоприятны экологические условия и отмечается сильная щебнистость почв, особенно приспособлены низкорослые розеточные растения, которые лучше сохраняют тепло, влагу летом, а зимой задерживают снег. Кроме указанных злаков особенно обильны здесь: Pulsatilla turczaninovii, Potentilla acaulis, Stellera chamaejasme, Artemisia frigida, Veronica incana, Thymus serpyllum и др. Продуктивность растительности петрофитных степей низкая и не превышает 2 ц/га сухой массы [1].
Низкая продуктивность и неудобства использования (крутизна склонов) позволяют отнести их к малоценным пастбищным угодьям.
В исследуемом районе кустарниковые степи с Caragana microphylla Lam. занимают небольшие площади в долине р. Кудара. Такие степи в междуречье Чикой – Кудара представляют восточный форпост ареала в Забайкалье. Куртины караганы с надземными побегами высотой 52–65 см находятся более или менее близко друг от друга, но всегда сомкнутость крон кустарника не превышает 40–50%. Между куртинами этого вида в кустарниковой степи обычно менее обильно растет довольно высокая 60–65 см Caragana pygmaea. На остальной части межкуртинных участков развиваются злаки: Poa attenuata, Koeleria cristata, Bromopsis inermis (Leyss.) Holub., Stipa capillata. Кроме того, не обильно представлены в травостое Potentilla acaulis, Thymus serpyllum, Artemisia frigida, Alyssum obovatum, Kochia prostrata (L.) Schrad., Bupleurum sibiricum Vest, Artemisia commutata Bess., Myosotis suaveolens Waldst. et Kit. и др. В такой степи на 100 м2 отмечен 31 вид высших растений.
Исследуемый массив кустарниковой степи используется под выпас. Высокая урожайность травостоя – 10 ц/га сухой массы формируется в основном за счет караган.
Таким образом, в степях Юго-Западного Забайкалья (бассейн р. Чикой) ксерофитные дерновинные злаки играют эдификаторную роль в большинстве ценозов. Морфологические адаптивные особенности растений к среде обитания специфичные для этой территории сводятся к уменьшению высоты надземных побегов с одновременным увеличением площадей занятых отдельными особями за счет образования куртин из сближенных коротких побегов. Эти адаптации, с одной стороны, направлены на защиту растений степи от низких зимних температур и ранневесенней засухи, с другой – обуславливают невысокую производительность степных ценозов.
В формировании степных ценозов принимают участие относительно небольшое число видов. Это, вероятно, связано с подвижностью субстратов, примитивностью почв.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бойков Т.Г. и др. Рациональное использование степных пастбищ Забайкалья. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1989. – 41 с.
2. Бойков Т.Г., Харитонов Ю.Д., Рупышев Ю.А. Степи Забайкалья: (продуктивность, кормовая ценность, рациональное использование и охрана). – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2002. – 232 с.
3. Горшкова А.А. О связи продолжительности вегетации со структурой у многолетних степных растений Забайкалья // Бот. журн. – 1963. – Т. 48, № 7. – С. 979–988.
4. Горшкова А.А. Биология степных пастбищных растений Забайкалья. – М.: Наука, 1966. – 274 с.
5. Горшкова А.А., Чеглаков И.Д. К изучению корневых систем многолетних степных растений юго-восточного Забайкалья // Эрозия почв Бурятской АССР и организация борьбы с нею. – Улан-Удэ, 1964. – С. 158–168.
6. Дружинина Н.П. Фитомасса степных сообществ Юго-Восточного Забайкалья. – Новосибирск: Наука, 1973. – 150 с.
7. Осипов К.И., Осипова Э.И. Сезонная динамика биологической продуктивности надземной массы типчаковых степей Западного Забайкалья // Эколого-биологическая и хозяйственная характеристика степных и луговых растительных сообществ Забайкалья: Материалы научно-производст. конф. по лугопастбищным растениям Забайкалья (Улан-Удэ, 7–9 июля 1971 г.). – Улан-Удэ, 1973. – С. 135–146.
8. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства в 1772 и 1773 годах. Ч. 3. – СПб., 1788. – 1104 с.
9. Раде Г.И. Дауро-монгольская граница Забайкалья // Вестн. Рус. геогр. о-ва. – 1858. – Т. 22. вып. 2.
10. Рещиков М.А. Краткий очерк растительности Бурят-Монгольской АССР. – Улан-Удэ, 1958. – 94 с.
11. Рещиков М.А. Степи Западного Забайкалья. – М.: АН СССР, 1961. – 173 с.
12. Сергиевская Л.П. Степи Бурят-Монголии // Тр. / Томск. гос. ун-т. – 1951. – Т. 116. – С. 217–279. –(сер. биол.).
13. Харитонов Ю.Д. Кормовая ценность степных пастбищ Юго-Западного Забайкалья. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1980. – 128 с.
Т.Г. Бойков, А.В. Суткин

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!