О БОТАНИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКОМ СТАТУСЕ ЛУГОВЫХ СТЕПЕЙ

 

Луговые степи (Steppa subpratensis) характерны для северной части степной области, где, чередуясь с небольшими лесными массивами, они создают лесостепной ландшафт. Лесостепь, в пределах которой они расположены, считается одной из самых сложных растительных систем. Издавна она привлекла внимание выдающихся ботаников, таких как В.В. Алехин, Г.И. Дохман, Г.Н. Зозулин, Е.М. Лавренко, Ф.Н. Мильков, И.К. Пачоский, И.И. Спрыгин, Г.И. Танфильев и других. Считается, что именно здесь зарождалась геоботаника как наука, и появилось на свет большое количество интересных теоретических разработок.
До сих пор, однако, существует большое количество вопросов, которые остаются дискуссионными. Один из них касается ботанико-географического статуса лесостепи. Географы, проводя разграничения между лесами и степями (и лесостепями), рассматривают ее как ландшафтную зону. Действительно, этот рубеж достаточно важен, так как здесь происходят серьезные изменения физико-географических условий. Следует упомянуть, что преобладание процессов выноса, характерных для лесной зоны, сменяется увеличением перегнойно-аккумулятивных процессов в степях; изменяется, например, и характер эрозионных процессов. Считается, что здесь проходит южная граница ели и водораздельных сфагновых болот. С другой стороны, лесостепь служит северным рубежом распространения лессов и лессовидных почвогрунтов. Для этой территории характерна определенная нейтральность баланса влаги в соотношении испаряемости и количества выпадающих осадков [1, 6, 7].
И хотя понятие зона исходно физико-географическое, среди факторов природной зональности ведущая роль, бесспорно, принадлежит растительному покрову, поскольку он обладает наибольшей эдификаторной ролью и физиономичностью по сравнению с остальными компонентами ландшафта [10]. Уместно отметить, что, говоря о зональности, многие исследователи признают, что географические зоны (и подзоны) не тождественны ботанико-географическим.
При широтном разделении территории ботаники обычно используют господствующий на плакоре тип растительности, соответствующий зональным климатическим условиям. В этом отношении лесостепь как ботанико-географическое явление до сих пор вызывает весьма противоречивые суждения. Например, дискуссионным остается вопрос – самостоятельное ли это зональное образование или экотонная территория, где постепенно осуществляется континуальный переход от лесной к степной зоне. В лесостепи на водораздельных пространствах сосуществуют растительные группировки двух различных типов растительности – степного и лесного, занимающих отдельные экониши. Известно, что на выровненных территориях лесные группировки тяготеют к более легким, а степные к более тяжелым лессовым почвам.
Ответ на вопрос, привело ли совместное сосуществование к возникновению самостоятельного типа растительности, до сих пор до конца не решен. Существуют исследователи, которые считают ее отдельной зоной. Были высказаны предположения, например И.К. Пачоским [9], что в доледниковой Средней Европе не было ни тайги, ни степей, а господствовала лесостепь.
Придерживаясь этой точки зрения, И.М. Крашенинников [4] делит ее на холодную плейстоценовую и последующую относительно теплую голоценовую лесостепь. Он считал, что это не просто переходная полоса, а вполне самостоятельная область со своей флорой и растительностью. По мнению ряда ученых, в том числе и Н.Ф. Милькова [6], территория, где теперь расположена лесостепь, ранее представляла собой саванный ландшафт. Тем не менее, не все исследователи разделяют эту точку зрения. Их позицию в свое время озвучил Г. Вальтер [2], который считал, что саванны и лесостепь слишком разные ботанико-географические образования, чтобы между ними искать близкое сходство. Спор этот длится довольно давно, время от времени возобновляется, однако к концу 60-х годов XX века большая часть ботаников, занимающихся растительностью аридных и субаридных областей, согласилась считать территорию лесостепи и полупустыни буферными зонами. Этой точки зрения придерживаются не только отечественные, но и зарубежные ботаники, что подтвердили представители разных стран, выпустившие недавно карту растительности Европы М 1: 2 500 000. В пояснительном тесте к карте лесостепь рассматривается ими в качестве переходной полосы между мезофильными лиственными лесами и ксерофильными степями [11].
Что касается луговых степей, которые являются компонентом растительного покрова лесостепи, то вслед за многими геоботаниками, в том числе и одним из лучших знатоков степей Е.М. Лавренко [5], мы рассматриваем их как северную подзону степной области. В этой ситуации считаем все-таки недостаточно аргументированным включение некоторыми исследователями [8] полосу лесостепи в состав лесной зоны. Дело в том, что в ее центральной и южной частях по площади преобладают степные растительные группировки, а не лесные. Г.И. Дохман [3] считает даже, что в пределах лесостепи степные и лесные группировки не являются вполне равноправными, поскольку для существования степной растительности здесь пригодна большая часть территорий, а число подходящих для произрастания леса экотопов достаточно ограничено. Основываясь на данных по структуре растительного покрова дубрав европейской части страны и характеру почв, на которых они расположены, лес заселял участки степи в разное время. Характерная достаточно сложная структура дубрав лучше всего выражена в условиях склонов логов, а не на водораздельных пространствах. С точки зрения Г.И. Дохман именно отсюда идет расселение дуба на плакоры.
Сложности в оценке характера растительного покрова лесостепи добавляют и существенные региональные различия. Хорошо известно, что эта ландшафтная зона представлена преимущественно на территории Евразии, где она почти непрерывной полосой протянулась от бассейна нижнего Дуная и бассейна Днепра на западе до Алтая на востоке. Далее она представлена в отдельных регионах на юге Средней Сибири, в Забайкалье и Дальнем Востоке. Встречается она в северной Монголии и северо-восточном Китае. Лесостепные ландшафты существуют в предгорьях Крымских и Кавказских гор. В Северной Америке она была отмечена на Великих равнинах и в западной части Центральных равнин, отчасти в Канаде. Естественно, что на протяжении этой ландшафтной зоны, растительный покров изменяется значительно, особенно в долготном направлении; существенно отличаются между собой и лесостепь равнинных и горных территорий.
К сожалению, луговые степи, ее основной компонент, – в большой степени исчезли с лица земли, а оставшиеся фрагменты сильно трансформированы. Похоже, что эти нежелательные изменения в настоящее время начинают обгонять скорость накопления наших знаний. В заключении хотелось бы отметить, что любые серьезные изменения ботанико-географического статуса территории непременно влекут за собой пересмотр границ природно-климатических зон, что имеет не только теоретическое, но и существенное прикладное значение.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Берг Л.С. Географические зоны Советского Союза. Т. 1. – М., 1947. – 397 с.
2. Вальтер Г. Растительность земного шара. Т.1. – 1968. – 551 с.
3. Дохман Г.И. Самобытность лесостепи // Тр. / Центрально-Чернозем. заповедник. – 1966.– Вып. 10. – С. 3–15. 
4. Крашенинников И.М. Основные пути развития Урала в связи с палеогеографией Северной Евразии в плейстоцене // Сов. ботаника. – 1939. – № 6–7. – С. 67–77.
5. Лавренко Е.М., Карамышева З.В., Никулина Р.И. Степи Евразии. – Л., 1991. – 145 с.
6. Мильков Н.Ф. Взаимоотношения леса и степи и проблема смещения ландшафтных зон на Русской равнине // Изв. Всесоюз. геогр. о-ва. – 1952. – Т. 84, № 5. – С. 431–436.
7. Мильков Н.Ф. Несколько слов в защиту лесостепной географической зоны // Изв. Всесоюз. геогр.о-ва. – 1957. – Т. 89, № 6. – С. 548–550.
8. Огуреева Г.Н. и др. Зоны и типы пояности растительности России и сопредельных территорий: Пояснительный текст и легенда к карте м 1 : 8 000 000. – М., 1999. – 64 с.
9. Пачоский И.К. Основные черты развития флоры юго-западной России. – Херсон: Паровая типо-литография насл.О.Д. Ходушиной, 1910. – 430 с.
10. Чернов Ю.И., Матвеева Н.В. Закономерности зонального распределения сообществ на Таймыре // Арктические тундры и полярные пустыни Таймыра. – Л., 1979. – С. 166–200.
11. Der natürlichen Vegetation Europas. M 1 2 000 000. Erlaüterungs Text. Zusammengestellt und die Bearbeitet von U. Bohn., G. Gollub., Ch. Hettwer, Z. Neuhaüsovà, H. Schlütter, H. Weber (comp.). – Bonn, 2003. – 655 s. 
Н.И. Бобровская

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!