ИЗМЕНЕНИЯ В СОСТАВЕ ФАУНЫ ЖИВОТНЫХ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ КАЗАХСТАНА И ИХ ВОЗМОЖНЫЕ ПРИЧИНЫ


Изменения ареалов животных и их возможные причины представляют как теоретический, так и практический интерес. В первой части они интересны для зоогеографии и климатологии, а во второй – в эпизоотологии различных заболеваний. Собранные сведения базируются на данных из архива Уральской противочумной станции и собственных наблюдениях авторов работы.
Большая песчанка сравнительно недавно заселила территорию, расположенную севернее низовий р.Уил и Индерской возвышенности. Первые колонии этого вида грызунов зарегистрированы на нижнеуильском участке в 1968 г. Появление большой песчанки на Эмба-Уильской территории и севернее р.Уил явилось результатом широкой и быстрой экспансии этого вида в северо-западном направлении. В течение 1970–1980 гг. большая песчанка достигла современного предела распространения. Установленная северная граница распространения этого вида проходит от п.Боянтюбе (N 49° 05´; EO 51° 48´) через точки Бозай (N 49° 05´; EO 52° 05´), Жаманкудук (N 49° 17´; EO 52° 33´), Саралжин (N 49° 17´; EO 53° 10´) . Самая северная находка – п.Толен (N 49°27´; EO 52° 42´).
Территория обитания краснохвостой песчанки в прошлом достаточно хорошо изучена палеонтологически. Западная граница ее распространения проходила по восточному берегу р.Волга. Доля костных остатков этого грызуна в ориктоценозах из Волго-Уральского междуречья составляет 1,3%. Сокращение ареала относится к первой половине позднего голоцена и объясняется аридизацией климата [6]. Впервые этот вид в Западно-Казахстанской области зарегистрирован в 1992 г. [2]. В 1997–1999 годах краснохвостых песчанок регулярно добывали вдоль правого берега р. Уил до границ с Атырауской областью, выловлена она на северном берегу Жалтырсора (N 48° 30´; EO 52° 20´) и впервые отмечены ее норы в юго-восточной части Аралсора. В 1999–2001 годах на территории южной части Зауралья установилась благоприятная для жизнедеятельности песчанок этого вида погода. Повсюду отмечался существенный рост численности краснохвостой песчанки. Это привело к расселению ее в разные стороны и уже осенью 2002 года она была выловлена в северо-западной части Аралсорской соровой депрессии (Мынтас – N 48° 48´; EO 52° 15´) , в окрестностях Индерской возвышенности и вдоль долины р.Урал (Сарман – N 48° 42´; EO 51° 55´).
Шакал в северо-западной части Волго-Уральских песков был обнаружен в 2002 г. [3]. Местные жители подтвердили, что шакал в песках встречается давно. В 2002–2003 гг. были приобретены три шкуры и два черепа шакалов, добытых чабанами. Анкетирование чабанов из зимовок, расположенных в песках, прилегающих к сору Хаки, показало, что в 10 случаях из 11 респонденты видели это животное. Четыре респондента добывали шакалов, т.е. добывается это животное достаточно часто. Занимаемая этим животным площадь около 516 км². По непроверенным сведениям, площадь распространения может быть выше. Есть сообщения, что шакала видели в районе п.Теренкудук (N 48° 55´; EO 48° 40´).
Вместе с большой песчанкой в фауне блох данного региона появились две новые блохи – это специфические эктопаразиты этих грызунов Xenopsylla skrjabini Joff. и Echidnophaga oshanini Wagn. [9] и, ориентируясь на показатели численности, можно сказать, что условия их обитания здесь благоприятные.
Летом 1999 года, недалеко от поселка Сарман (N 48° 42´; EO 51° 55´), один из соавторов данной работы, находясь на колонии большой песчанки, подвергся нападению мелких, светлых, летающих кровососов. Было высказано предположение, что это москиты и, в результате полевых исследований, выставляя на колонии большой песчанки клеевые листы, были обнаружены представители москитов вида Phlebotomus mongolensis Sinton. В конце июня и начале июля 2003 г., в пяти точках с максимально возможным охватом территории, было добыто 257 особей этого вида. Средняя численность москитов оказалась значительной и составила в среднем 5–6 экземпляров на 1 клеевой лист, с колебаниями от 0 до 85 особей [4].
Представленные данные показывают, что расширение ареалов в северном направлении не единичный случай. Вместе с тем, интерес представляют и данные о смещении границы ареала некоторых северных видов к югу.
Со времени публикации статьи Г.А. Кондрашкина с соавторами [7] произошли значительные изменения в распространении рыжей полевки. Если до этого она вылавливалась только до широты п.Кушум (N 50° 53´; EO 51° 10´), то в настоящее время [8] рыжая полевка зарегистрирована вдоль поймы р.Урал значительно ниже и ее поселения отмечены на широте п.Чапаево, т.е. на 70 км южнее (смещение к югу на 1°).
Интерес представляет и обогащение фауны Западно-Казахстанской области желтогорлой мышью, которая была выловлена в текущем году в точках Спартак (N 51° 25´; EO 52° 05´) и Январцево. Кроме того, в 2005 г. были отловлены особи, похожие на желтогорлую мышь в районе п.Айтиево, расположенного в 20 км восточнее г. Уральска. До этого желтогорлая мышь, если судить по наиболее полной фаунистической сводке М.П. Демяшева [5], данным Г.А. Кондрашкина с соавторами [7] и результатам обследования среднего течения р.Урал, особенно интенсивного с середины 80-х годов прошлого столетия, не регистрировалась.
Собранные сведения показывают, что наблюдаются два вектора изменения ареалов. Один из них направлен с юга на север, а другой, по долине р.Урал, направлен в западном и юго-западном направлении. Пытаясь объяснить этот феномен, было сделано предположение, что это связано с потеплением и увлажнением климата. Был прослежен прямолинейный тренд изменений годовых отклонений температур воздуха и осадков (в процентах к среднемноголетней) за период с 1964 г. до 2000 год. В обоих случаях тренды имеют положительный знак, т.е. в районе метеостанции г.Уральска становится теплее и влажнее. При этом следует отметить, что теплее и влажнее становится в холодный период, а летом отмечено даже незначительное снижение температуры воздуха. Аналогичная картина наблюдается и на юге области в районе метеостанции Тайпак (бывший п.Калмыково).
Определить ранг указанных изменений границ ареалов достаточно сложно. Мы далеки от мысли отрицать возможное влияние глобального потепления как причины таких подвижек, но не исключаем и возможность того, что отмеченные изменения ареалов цикличны и связаны с климатическими осцилляциями, достаточно детально освещенными в работе Шнитникова [10]. Разделить эти две причины в настоящее время не представляется возможным. Для этого необходимы детальные палеонтологические исследования, реконструкция на этой основе событий прошлого и их сопоставление с современными изменениями ареалов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бидашко Ф.Г., Гражданов А.К., Рахманкулов Р.Р. К вопросу о южной границе Зауральского степного очага чумы // Карантинные и зоонозные инфекции в Казахстане. – Алматы, 2001. – Вып. 3 – С. 65–69.
2. Бидашко Ф.Г. и др. Расширение ареала краснохвостой песчанки в северо-западной его части // Карант. и зоонозн. инф. в Казахстане. – Алматы, 2002. – Вып. 5 – С. 25–29.
3. Бидашко Ф.Г. и др. О распространении шакала в северо-западной части Волго-Уральских песков // Млекопитающие как компонент аридных экосистем. – М, 2004. – С. 20–21.
4. Бидашко Ф.Г. и др. Обнаружение москитов Phlebotomus mongolensis Sinton, 1928 на юге зауральной части Западно-Казахстанской области // Карантинные и зоонозные инфекции в Казахстане. – Алматы. – [в печати].
5. Демяшев М.П. Видовой состав и распространение диких млекопитающих в Уральской области // Материалы юбилейной конференции Уральской противочумной станции. 1914–1964 годы. – Уральск, 1964. – С. 111–122.
6. Дмитриев А.И. Формирование фауны грызунов Северного Прикаспия в верхнечетвертичное время. // Иванова И.В., Васильева И.Б. Человек, природа и почвы Рын-песков Волго-Уральского междуречья в голоцене. – М., 1995. – С. 217.
7. Кондрашкин Г.А. и др. Природная очаговость туляремии в долине Среднего и Нижнего Урала // Проблемы особо опасных инфекций. – 1970. - № 4. – С. 72–93.
8. Пак М.В. и др. Рыжая полевка в Западно-Казахстанской области. //Фауна Казахстана и сопредельных стран на рубеже веков. – Алматы, 2004. – С. 181–183.
9. Танитовский В.А., Бидашко Ф.Г., Гражданов А.К. Видовой состав и сезонная динамика численности блох большой песчанки в северо-западной части ареала этого грызуна // Карантинные и зоонозные инфекции в Казахстане. – Алматы, 2002. – Вып. 5. – С. 94–97.
10. Шнитников А.В. Внутривековая изменчивость компонентов общей увлажненности. – Л: Наука, 1969. – 248 с.

 

Ф.Г. Бидашко, М.В. Пак, В.А. Танитовский, А.К. Гражданов, Ж.М. Карагойшин

 

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!