БОТАНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ СЕНОКОСНЫХ И ПАСТБИЩНЫХ УГОДИЙ РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

 

В Республике Калмыкия традиционно важнейшей отраслью народного хозяйства является животноводство. В настоящее время республика имеет развитое земледелие и промышленность, однако животноводство продолжает сохранять ведущие позиции. Основным источником кормов для сельскохозяйственных животных являются естественные сенокосы и пастбища.
Природные кормовые угодья Республики Калмыкия занимают в настоящее время 5,7 млн. гектаров, что составляет 71,2% от общей площади республики. Из них сенокосы составляют 2% от общей площади кормовых угодий, пастбища – 98% [1].
Современное состояние естественных сенокосов и пастбищ в Республике Калмыкия обусловлено спецификой природно-климатических и действием антропогенных факторов. Климат Калмыкии – резко континентальный семиаридный и аридный, является причиной господства на территории Калмыкии природных зон сухих степей, полупустынь и пустынь [2, 6].
Степные и полупустынные ландшафты занимают на территории республики три морфоструктуры: Прикаспийскую низменность, Ергенинскую возвышенность, Кумо-Манычскую впадину [3–5].
В нашей работе рассмотрены основные типы степной растительности, которые в разных частях республики Калмыкия используют как естественные пастбища и сенокосы.
Как известно, типичные степные группировки слагаются из настоящих ксерофитов, преимущественно дерновинных злаков (60–90% от общего покрытия травостоя). Примесь более или менее мезофильных форм в фитоценозах в Калмыкии относительно невелика, или они почти совсем отсутствуют.
Группа формаций настоящие степи (Steppa genuina) представлена подгруппой дерновинно-злаковой бледно-разнотравной (Steppa genuina caespitoso-graminosapauciherbosa) с бедным и очень ксерофитным разнотравьем. Дерновинно-злаковая бледно-разнотравная степь встречается участками на территории «калмыцкого» Предкавказья Городовиковского и Яшалтинского районов с темно-каштановыми почвами и предкавказскими черноземами.
Эти степи отличаются высокой степенью ксерофитизации с преобладанием ковылей (Stipa lessingiana, S. sareptana, S. ucrainica, S. Joannis, S. capillata) и других ксерофитных злаков.
В этой подгруппе формаций настоящих степей в пределах овражно-балочных систем Маныча и Кумы достаточно представительна разнотравно-типчаково-ковыльная растительность. Из-за современной хозяйственной деятельности естественные переходы в пределах этой формации не выражены.
Такие же степные группировки встречаются и на северо-западе Ергеней, где представлены две группы ассоциаций: типчаково-ковыльные и ромашниково-типчаковые.
Типчаково-ковыльные ассоциации являются, как и вообще большинство степных группировок, полидоминантными. Эдификаторы в данной ассоциации – Stipa lessingiana, S. ucrainica, S. capillata, а также типчак Festuca valesiaca, тонконог стройный Koeleria cristata. Дерновины этих злаков не сомкнуты и не образуют сплошного травостоя. В промежутках между дерновинами можно встретить представителей разнотравья, преимущественно со стержневым корнем: кермеки Limonium sareptanum, L. рlatiphyllum u Goniolimon tatricum, ряд зонтичных, таких как ферулы Ferula nuda, F. сaspica, володушка Bupleurum rotundifolium, кахрис Cachrys odontalgica, синеголовники Eringium planum, E. campestre, астрагалы Astragalus utriger, A. рubiflorus, A. dolichophyllus, A. henningii.
Из редких раннецветущих растений здесь можно встретить пион узколистный Paeonia tenuifolia. Обильно представлены эфемероиды, такие как тюльпаны Tulipa biflora, T. biebersteiniana, T. gesnerii, птицемлечники Ornithogalum tenuifolium, O. fischerianum, гусиные луки Gagea pusilla, G. bulbifera, рябчик шахматовидный Fritillaria meleagroides.
Единично отмечают гиацинт мышиный Giacintum myosurus, риндера четырехщитковая Rindera tetraspis. Многочисленны эфемеры: веснянка весенняя Erophila verna, бурачок пустынный Allyssum desertorum, хориспора нежная Chorispora tenella, крепкоплодник сирийский Euclidium syriacum, вероники Veronica verna, V. tryphyllos, костенцы Holosteum umbellatum, H. glutinosum, ясколка украинская Cerastium ucrainicum, незабудка мелкоцветковая Myosotis micrantha, мышехвостник малый Myosurus minimus, фиалки Viola arvensis, V. suavis. Эфемеры маленьких размеров многочисленны в местах изреженности дерновин.
Видовая насыщенность типчаково-полынных ассоциаций невелика, в среднем на 1 кв. м – 17 видов. Ромашниково-типчаковые ассоциации отличает обилие ксерофитного сложноцветного ромашника Pyrethrum millefolium, который иногда даже доминирует над дерновинными злаками. Видовой состав ромашниково-типчаковых ассоциаций, исключая доминирующие виды, незначительно отличается от типчаково-ковыльных. На 1 кв. м произрастает в среднем 14 видов.
Значительную территорию Калмыкии занимают наиболее ксерофитные степные группировки со значительным участием ксерофитных полукустарничков – опустыненные степи. Эти степи наиболее часто представлены белополынно-типчаково-ковыльными степями, которые связаны с солонцеватыми, каштановыми почвами, реже встречаются на столбчатых солонцах. Они занимают значительные площади по Ергеням, в приергененской части Прикаспия и в восточном Приманычье. Кроме того, на территории Прикаспийской низменности такой тип степей встречается по склонам балок и оврагов.
Эдификаторами в этих степях являются ксерофильный полукустарничек полынь белая Artemisia lerсheana, дерновинные злаки Stipa lessingiana, Festuca valesiaca, наиболее обычными субэдификаторами являются Kochia prostrata, Tanacetum achilleifolium, Artemisia austriaca. Достаточно богато видами ксерофильное разнотравье, представленное гвоздиками Dianthus polimorphus, D. leptopetalus, зопниками Phlomis pungens, Ph.tuberosa, шалфеями Salvia stepposa, S.aethiopis, S.desertorum, ферулами Ferula nuda, F. tatarica, кахрисом Cachrys odontalgica, качимом Gypsophilla paniculata. Набор видов эфемеров и эфемероидов в опустыненной степи подобен настоящей степи, однако появляются рогоглавники Ceratocephala testiculata, птицемлечники Ornithogalum kochii, O. tenuifolium, рогач Ceratacarpus arenarius, чернокорень Cynoglossum officinale, васильки Centaurea Talievii, достаточно обильна риндера Rindera tetraspis. В некоторые места опустыненной степи внедряются кустарники миндаль низкий Amygdalus nana и спирея зверобоелистная Spiraea hypericifolia.
Проективное покрытие опустыненных степей в среднем составляет 40–45%. Подобные степи используют как пастбища.
В пределах остепненной пустыни встречаются ассоциации полынно-житняковые, где преобладает житняк гребневидный Agropyron pectinatum, а сопровождают его полыни Artemisia taurica или A. austriaca. Также ассоциации распространены от средней части Ергеней к территориям сопредельным с Кумо-Манычем. В составе таких ассоциаций обильно представлены костры Bromus arvensis, B. japonicus, B. sguarrosus и неравноцветника Anisantha tectorum, костреца Bromopsis inermis, мятликов Poa bulbosa, P. angustifolia, а также осоки Carex melanostachya, C. uralensis.
Ценны в кормовом отношении ассоциации с преобладанием маревых – прутняком Kochia prostrata, камфоросмой Camphorosma monspeliaca. В этом случае тип ассоциаций меняется на прутняково-типчаковый, который приурочен к столбчатым солонцам.
По флористическим и фитоценотическим параметрам не характерен для Калмыкии Кумо-Маныч. На территории Кумо-Манычской низменности проходит восточная граница причерноморских сухих степей. Долина Маныча с ее пустынными степями прерывает полосу типчаково-ковыльных степей. Сухие степи в естественном виде сильно подвергались влиянию человека. Эти степи в настоящее время можно назвать пустынными таврическополынно-дерновиннозлаковыми и таврическополынно-житняковыми степями. Доминант этих ассоциаций полынь таврическая Artemissia taurica – ксерофитный полукустарничек. С одной стороны, в зависимости от условий рельефа и почвы, она может образовывать ассоциации и с другими видами: с тысячелистником мелкоцветковым Achillea micrantha, мятликом луковичным Poa bulbosa, пижмой Tanacetum achilleifolium, житняком Agropyron pectinatum, A. cristatum, A. pectiniforme, с другой стороны она может сменяться в своей доминирующей роли полынью австрийской Artemisia austrica, прутняком простертым Kochia prostrata, иногда галофильной полынью Artemisia santonica.
Сообщества полыни таврической наиболее богаты по видовому составу. Так, среди многолетнего разнотравья отмечают ирисы Iris pumila, I. tenuifolia, I. galophila, гвоздику Dianthus lanceolatus, рябчик Fritillaria meleagroides, беллевалию Bellavalia sarmatica, астрагалы Astragalus pubiflorus, A. dolichophyllus, A.henningii, зверобой Hypericum perfoliatum, ясменник Asperula galioides подмаренники Galium verum, G.aparine, G. humifusum, люцерны Medicago romanica, M. officunalis, зопник Phlomis pundens , шалфей Salvia stepposa, щавели Rumex confertus, R. ucrainicus
Несколько изменяется спектр видов в западинах, лимана и других понижениях. В западинах могут появляться степные дерновиннозлаковые сообщества с преобладанием типчака Festuca valesiaсa и тырсы Stipa lessingiana, а в лиманах много бескильниц Puccinella fominii, прибрежницы Aeluropus littoralis, петросимоний Petrosimonia brachiata, P. triandra. В более глубоких понижениях встречаются пятнами популяции ромашки Matricaria recutita, заросли пырея Elytrigia caesia и Е.stipifolia.
В плавнях Кумы и по берегам естественных понижений с водоемами, питавшимися паводковыми водами или водами разливов Лево-Кумского канала и самой Кумы, растительность преимущественно лугово-болотная, солончаковая, псаммофильная. В таких местах произрастают ирисы Iris halophila, I. notha, I. pumila, камыш Scirpus lacustris, болотница болотная Eleocharis palustre, ситники Juncus bifonius, J. inflexus, J. articulatus, kлубнекамыши Bolboschoenus maritimus, B. planiculmis, тростник Fragmites australis, бескильницы Puccinella fominii, P. poeciliantha.
Степная и лугово-болотная растительность в Кумо-Манычской низменности соседствует с пустынной на песках и песчаных буграх. Здесь произрастает много тамарикса Tamarix gracilis, T. ramosissima, лоха узколистного Elaegnus angistifolia. Тамарикс часто расположен на вершинах песчаных бугров. Склоны и подножье этих песчаных бугров покрыты гулявниками Sysimbrium altissimu, S. loeselii, S. wolgense, житняком Agropyron fragile, молочаем Euphorbia virgata, крестовником Senecio eruciformis, S. vernalis, льнянкой Linaria vulgaris, оносмой Onosma caspicum, O. tinctorium, ясноткой Lamium amplixicalule.
На территории Калмыкии разнообразие условий обитания обусловливает неоднородность состава и структуры слагающихся здесь сенокосных и пастбищных фитоценозов. Характерными особенностями растительности пастбищ и сенокосов Калмыкии являются комплексность, изреженность травостоя, доминирование ксерофитов, обилие эфемеров и эфемероидов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бакинова Т.И. и др. Кормовые ресурсы сенокосов и пастбищ Калмыкии. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2002. – 184 с.
  2. Бакташева Н.М. Флора Калмыкии и ее анализ. – Элиста: Джангар, 2000. – 134 с.
  3. Высоцкий Г.Н. Степи Европейской России. Полная энциклопедия русского сельского хозяйства. – СПб: Изд-во Девриена, 1905. – 174 с.
  4. Горбачев Б.Н. и др. Растительный мир Калмыкии. – Элиста: Калмиздат, 1977. – 142 с.
  5. Карандеева М.В. Геоморфология европейской части СССР. – М.: Наука, 1957. – 314 с.
  6. Федюков А.Б. Природа Калмыкии. – Элиста: Калм. книгоиздат, 1969. – 245 с.
Н.М. Бакташева, Н.Ц. Лиджиева, В.В. Мохов

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!