ОСОБЕННОСТИ ФАУНЫ И НАСЕЛЕНИЯ МЛЕКОПИТАЮЩИХ MAMMALIA СТЕПНЫХ ЛАНДШАФТОВ КОТЛОВИН УБСУНУРСКОЙ И БОЛЬШИХ ОЗЕР (ТУВА-МОНГОЛИЯ)

 

Рассматриваемый регион расположен на переходной территории между Северной и Центральной Азией. При этом Северная Азия принимается в границах бассейна Северного Ледовитого океана, а Центральная – центральноазиатского бессточного бассейна. В позднем кайнозое здесь сформировалось переходное пространство между Евразиатской таежной, степной и Центрально-азиатской пустынной подобластями [4, 5]. Его важная особенность – крупные климатические изменения в меж- и послеледниковые периоды. С ними связаны «пульсации» зональных лесных, степных и пустынных границ, образование сложных мозаичных сочетаний, особенно в горах, фрагментов высокогорных, лесных, степных, пустынных, приозерных и приречных ландшафтов разного геологического возраста. Многие из этих реликтовых ландшафтных фрагментов сыграли роль рефугиумов для свойственных им зооценозов, в частности, для сообществ и отдельных видов млекопитающих. В настоящее время это переходное пространство представляет собой сочетание средне- и высокогорных возвышенностей с межгорными котловинами, речными и приозерными долинами. Климат резко континентальный, причем под влиянием азиатского антициклона степень континентальности и аридизации климата нарастает с севера на юг и с запада на восток. Например, показатель засушливости у северного подножия горного массива Монгун-Тайга = 1, на днище Убсунурской котловины = 2, а в центре Больших озер = 3 [1].
Как известно, Убсунурская котловина исторически связана с котловиной Больших озер (КБО), еще в раннем голоцене они имели общую териофауну. Но возникновение и развитие хребта Хан-хухэй (Хан-хухийн-нуру) высотой до 2300-2900 м над ур.м. привело к тому, что со среднего голоцена, т.е. последние 5-6 тысяч лет, после максимального развития лесов, дальнейшее формирование ландшафтов этих котловин протекало в различных условиях [2].
КБО расположена в подзонах сухих и опустыненных степей, с юга также заходит зональная полупустыня, представлены крупные фрагменты остепненных пустынь. Ядро современной фауны и населения млекопитающих составляют тушканчики Dipodidae (7 видов, доминируют пустынно-степные формы – мохноногий Dipus sagitta и 5-палый карликовый Cardiocranius paradoxus), хомячки Cricetinae (6 видов, доминируют Роборовского Phodopus roborovskii, Кэмпбелла Ph. campbelli и монгольский Allocricetulus curtatus), другие грызуны Rodentia и хищники Carnivorae, преимущественно центральноазиатского происхождения (74% от всех 58 видов млекопитающих). В гидроморфных биотопах найден своеобразный центральноазиатский викариат экономки Microtus oeconomus – приозерная полевка M. limnophilus, специфичный обитатель побережий пустынных и сухостепных озер [8-11].
В Убсунурской котловине, изолированной теперь от вышеназванных зон и подзон, благодаря котловинному эффекту сохранились только реликтовые фрагменты сухостепных и опустыненных формаций, образующих сложную мозаику с лесными ассоциациями [7]. Поэтому в ее рецентной териофауне по сравнению с КБО меньше сухостепных и пустынно-степных элементов: нет краснощекого суслика Spermophilus erythrogenys, тушканчиков гобийского Allactaga bullata, жирнохвостого Salpingotus crassicauda, монгольского емуранчика Stylodipus andrewsi, земляного зайчика Allactagulus pygmeus, серого хомячка Cricetulus migratorius, желтой пеструшки Eulagurus luteus, горной хангайской полевки Alticola semicanus. Хомячков здесь представлено 5 видов, тушканчиков – всего 3. Во всех луговых, степных и опустыненных ландшафтах давно проявляется угнетающее влияние скота, особенно овец. Поэтому в общем среди млекопитающих доминируют наиболее эврибионтные степные формы, устойчивые к воздействию выпаса: даурская пищуха Ochotona daurica, даурский хомячок Cr. barabensis, сибирский тушканчик All. sibirica, степной хорь Putorius eversmanni, местами в долинах – и узкочерепная полевка M. gregalis. В каменистых биотопах, где выпас слабо влияет на млекопитающих, преобладают специализированные зеленояды-петрофилы – горные полевки Alticola и монгольская пищуха Och. pallasi.
Западная оконечность хр. Хан-хухэй, образующего южный борт Убсунурской котловины, несколько обособлена и представлена почти безлесной возвышенностью Тогтохин-Шил. Эта средневысотная (до 2350 м) гора, покрытая преимущественно сухой каменистой степью, и равнинный межгорный перешеек шириной 30-50 км раньше позволяли степным и даже пустынным млекопитающим мигрировать между данными котловинами. Но в ХХ в. из-за воздействия человека (охота, интенсивный выпас овец) териосообщества обеднели, там осталось не более 20 видов. Доминируют даурская пищуха и сибирский тушканчик, среди выходов камней – тувинская и хангайская полевки, из хищников везде – степной хорь. Тарбаган Marmota sibirica и длиннохвостый суслик Sp. undulatus единичны, манул Felis manul, корсак Vulpes corsac и даже убиквисты очень малочисленны; когда-то жили архар Ovis ammon и дзэрэн Procapra gutturosa, но в последние 30-40 лет даже заходы их редки [12, 13].
Таким образом, по современным природным условиям, в том числе – состоянию териофауны, КБО представляет собой часть переходного пространства между степной и пустынной областями Евразии, а Убсунурская котловина – между таежной, степной и пустынной. Но уникальную мозаику ландшафтов последней все больше нарушает воздействие человека, вызывающее разрушение природных биогеоценозов и в частности – снижение численности многих видов млекопитающих вплоть до их исчезновения. Поэтому все актуальнее необходимость усиления охраны долинных, степных и опуcтыненных участков через кластеры Убсунурского заповедника, создание дополнительных памятников природы и другие формы ООПТ, а также соответствующую разъяснительную работу среди населения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Атлас ресурсов климата и поверхностных вод МНР. – Улан-Батор-М., 1985.
2. Виппер П.Б., Дорофеюк Н.И., Метельцева Е.П., Соколовская В.Т. История развития растительности Северной Монголии в голоцене // География и динамика растительного и животного мира МНР. – М.: Наука, 1978. – С. 19-24.
3. Волкова Е.А. Зонально-поясные закономерности распределения растительности Монголии // Изв. РГО, 1992. Т. 124. Вып. 6. – С. 105-109.
4. Емельянов А.Ф. Предложения по классификации ареалов // Энтомол. обозр., 1974. Т. 53. Вып. 3. – С. 346-354.
5. Лавренко Е.М. О растительности степей и пустынь Монгольской Народной Республики // Проблемы освоения пустынь. № 1. – С. 3-19.
6. Очиров Ю.Д., Башанов К.А. Млекопитающие Тувы. – Кызыл, 1975.
7. Растительный покров и естественные кормовые угодья Тувинской АССР. – Новосибирск: Наука, 1985.
8. Соколов В.Е., Орлов В.Н. Определитель млекопитающих Монгольской Народной Республики. – М.: Наука, 1980.
9. Шар С., Малков Н.П., Долговых С.В. Заметки по млекопитающим Монгольского Алтая и Котловины Больших озер // Животный мир Алтае-Саянской горной страны. – Горно-Алтайск, 1993. – С. 26-29.
10. Шар С., Монхтогтох О. Фауна млекопитающих Котловины Больших озер // Природные условия, история и культура Западной Монголии и сопредельных регионов. – Томск, 1997. – С. 91-92.
11. Швецов Ю.Г. Млекопитающие на водоразделе Северной и Центральной // Состояние териофауны в России и ближнем зарубежье. Тр. междунар. совещ. – М., 1996. – С. 349-352.
12. Швецов Ю.Г. Степные сообщества млекопитающих склонов Убсунурской котловины // Устойчивое развитие малых народов Центральной Азии и степные экосистемы. – Кызыл-Москва: «Слово», 1997. – С. 107-111.
13. Швецов Ю.Г. Распространение мелких млекопитающих (micromammalia) на переходном пространстве между северной, центральной и восточной частями Азии // Сиб. экол. журн., 2001. Т. 8. В. 6. – С. 567-576.

Ю.Г. Швецов


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!