ЕВРАЗИЙСКАЯ ПОЛУПУСТЫНЯ: ФАКТОРЫ ЛАНДШАФТОГЕНЕЗА И ХАРАКТЕРНЫЕ ЛАНДШАФТЫ

 

Без малого столетие тому назад – в 1907 г. известные российские естествоиспытатели Н.А. Димо и Б.А. Келлер опубликовали совместный труд «В области полупустыни». В нём впервые они детально описали «типичный ландшафт полупустыни», открыв дотоле неизвестную полупустынную природную зону. Ранее в работах, посвящённых природной зональности Европейской России (В.В. Докучаев, Г.И. Танфильев, А. Крубер), она не упоминалась. Расположенная в переходной полосе между степью и пустыней, эта природная зона могла бы быть названа, по аналогии с зонами лесотундры и лесостепи, пустынно-степной. Однако в географии укоренился термин «полупустыня». Тем самым была отдана дань уважения первооткрывателям этого природного феномена.
Вскоре полупустынная зона была нанесена на карту дореволюционной России. Опираясь на обширные материалы, собранные экспедициями Переселенческого управления, Л.С. Берг (1913) показал её сплошной полосой, протяжённостью 2800 км, от Ергеней на западе до Калбинского хребта и Зайсанской котловины на востоке. В то же время обнаружилось, что полупустынная зона сравнительно узка, особенно в континентальном секторе Евразии (восточнее Мугоджар). Располагаясь в диапазоне 48-50? с.ш., она прослеживается с севера на юг всего на 150-200 км. Тогда как лежащие севернее азиатские степи достигают широтного размаха на меридиане Кустаная в 450 км, а на меридиане Караганды – 650 км. Еще обширнее пустынные пространства Турана, примыкающие к полупустыне с юга. От северного Приаралья до подножий Копет-Дага пустыня раскинулась более чем на тысячу километров, при этом суббореальная сменяется субтропической. Полупустыня же выступает в качестве зонального буфера – регионального ландшафтного экотона.
Средние для евразийской полупустыни (в границах СНГ) климатические параметры уже далеко не степные, но ещё и не пустынные. Сумма активных температур равна 3100-3200?C, годовая норма атмосферных осадков 250-300 мм, испаряемость нарастает с запада на восток с 900 до 1100 мм, а коэффициент атмосферного увлажнения снижается в том же направлении с 0,3 до 0,25. Однако самое примечательное в климате зоны состоит в том, что на экотонном пустынно-степном рубеже происходит чрезвычайно резкое изменение гидротермических условий с севера на юг, значительно превосходящее по градиентам наблюдающиеся в смежных степной и пустынной зонах. Если в степях Зауралья – на Кустанайской равнине и Тургайском плато при движении на юг на каждые 100 км сумма активных температур возрастает на 70-80?С при сокращении годовой нормы осадков на 13-15 мм, а в суббореальной пустыне Приаралья соответствующие показатели составляют 120?С и 10 мм, то в полупустыне Южного Тургая меридиональное нарастание термических ресурсов и параллельное уменьшение атмосферных осадков в южном направлении достигает 200?С и 50-60 мм на каждую сотню километров. Таким образом, полупустынный экотон представляется зоной крайне быстрого и крутого перепада важнейших климатических параметров, превышающего по амплитуде внутризональные степной и пустынный (суббореальный) градиенты в 2-3 раза.
В обстановке крайне напряжённого гидротермического режима полупустынный ландшафтогенез очень сильно зависит от местного перераспределения влаги, поступающей с атмосферными осадками. Даже нано- и микроформы рельефа, малейшие изменения литологического состава подстилающего субстрата, существенно влияя на водные режимы геосистем, становятся важными факторами ландшафтной дифференциации.
Ландшафтнообразующая роль литоэдафических различий необычайно возрастает в полупустыне в связи со слабым развитием на ее междуречных равнинах лессово-суглинистых покровов. Весьма характерные для степной зоны, они в значительной мере нивелируют там исходную геолого-геоморфологическую неоднородность степных плакоров. С переходом же к полупустыне лишь кое-где сохраняется маломощный и фрагментарный плащ покровных суглинков. Как следствие рубеж евразийских степей и полупустыни сопровождается региональной сменой автоморфных эдафотопов.
Причина кроется в том, что на просторах степей плейстоценовый гипергенез сформировал типично степную лессовую кору выветривания. Тогда как полупустыня находилась в это время во власти процессов аридной денудации, буквально сметавших с междуречий весь мелкозём. В связи с этим почвообразующими породами здесь чаще выступают дочетвертичные отложения: от древних (мезозойско-палеогеновых) каолинитовых кор выветривания до соленосных озерно-морских глин палеогена-неогена. Представляя собой наследие субтропического мезо-кайнозойского литогенеза, как гумидного, так и аридного, они глубоко чужеродны современным ландшафтам полупустыни.
Четвертичные отложения сосредоточены главным образом в нижних аккумулятивных звеньях ландшафтных катен. Ими сложены песчаные и галечниковые террасовые комплексы речных долин, суглинистые и песчаные древнеморские равнины Прикаспия, массивы бугристых эоловых песков. В результате литоэдафическая вариабельность ландшафтов полупустыни значительно превосходит наблюдающуюся в степной зоне, что можно считать еще одной характерной приметой пустынно-степного зонального экотона.
Каждую из физико-географических провинций евразийской полупустыни отличает специфический состав характерных видов ландшафтов и катенарных сопряжений. Будь то песчано-эоловые равнины Терско-Кумской низменности и Черных земель, древнеморские суглинистые равнины Северного Прикаспия, столово-ступенчатые плато Примугоджарья и южного Тургая, горно-сопочные массивы Центрального Казахстана. Ни один из названных природных регионов не может быть признан репрезентативным для всей зоны. Провинциальная многоликость – ее характерная черта.
Иногда в учебных пособиях и монографических сводках в качестве эталонных для полупустыни рассматриваются ландшафты суглинистой равнины Северного Прикаспия. Причиной служит хорошая изученность региона, но не безусловная типичность. Низменная древнеморская суглинистая равнина отличается в этих краях исключительной выположенностью. Ей свойственен плоскозападинный микрорельеф с колебаниями относительных высот всего 0,2-0,3 м. Однако в условиях крайней засушливости даже эти неровности играют определяющую роль в перераспределении ландшафтной влаги и дифференциации водных режимов. Фациям микрозападин, дополнительно увлажняемым за счет зимнего наметания снега, поверхностного стока талых снеговых вод и ливневых осадков, свойствен периодически промывной водный режим. Тогда как фации степных микроповышений формируются под воздействием десуктивно-выпотного режима, непосредственно связанного с близкозалегающими минерализованными грунтовыми водами. При глубине последних не более 4-7 м ландшафт в целом отличается очень слабой дренированностью и функционирует как полугидроморфный.
Неровности микрорельефа и обусловленные им контрасты водных режимов приводят к образованию мозаичной фациальной структуры ландшафта. Наибольшим распространением отличаются солонцово-пустынно-степные трехчленные комплексы. Каждый из членов комплекса занимает определенную позицию в микрорельефе, образуя соответствующее звено ландшафтной микрокатены. Сверху вниз ее слагают фации: а) галофитно-пустынные на микроповышениях – чернополынные, чернополынно-прутняковые, камфоросмовые на солонцах солончаковых; б) пустынно-степные на микросклонах к западинам – белополынно-типчаковые, ромашниково-типчаковые, белополынно-пустынножитняковые на светло-каштановых солонцеватых почвах; в) степные и лугово-степные в микрозападинах – разнотравно-типчаково-ковыльные, богаторазнотравно-ковыльные с кустарниковыми зарослями таволги зверобоелистной на луговато-каштановых почвах. Доля солонцовых фаций в структуре комплекса колеблется от 40 до 70%. На степные микрозападины приходится не более 10-20%. Что касается типично зональных пустынно-степных фаций, то они занимают промежуточную – склоновую позицию в микрокатене, играя в ландшафте субдоминантную роль (30-40%). Согласно Г.Н. Высоцкому, описанный полупустынный ландшафт нельзя считать плакорным. Он относится к категории «плаккатов» – низменных, слабодренированных, полугидроморфных природных геосистем. Рассматривать его в качестве типичного для всей евразийской полупустыни вряд ли целесообразно.
Где же тогда искать полупустынный плакор – эталон ландшафтной зональности? Вероятно, на автоморфных глинисто-суглинистых плато южного Тургая и возвышенных цокольных равнинах Центрального Казахстана. Им, как и суглинистой прикаспийской полупустыне, свойственна солонцово-пустынно-степная комплексность. Но обусловлена она не повышенным гидроморфизмом, а литологической неоднородностью ландшафтного субстрата. Преобладают двучленные комплексы. Пустынно-степные фации комплекса представлены полынно-злаковыми сообществами (из тырсика, ковылка, житняка пустынного, полыней полуаридной и тонковатой) на светло-каштановых солонцеватых почвах. Они тяготеют к участкам водораздельных равнин, прикрытых маломощным (0,5-0,7 м) элювиально-делювиальным суглинистым плащом. Там же, но на вскрытых аридной денудацией неоген-палеогеновых соленосных глинах или поверхностно засоленных древних каолинитовых корах выветривания повсеместно формируются пустынные фации. Разреженные растительные сообщества из черной полыни, кокпека, биюргуна, камфоросмы размещаются на корковых и мелких солончаковых солонцах. Их доля в составе комплексов колеблется в широких пределах – от 25-30% до 60-80%.
Широкое распространение галогенных эдафотопов ставит под сомнение правомочность отнесения описанных полупустынных ландшафтов к классическим плакорам. Все другие виды автоморфных ландшафтов евразийской полупустыни представлены либо псаммогенными, либо петрогенными литоэдафическими вариантами.
Ландшафты песчаных равнин занимают обширные площади в евразийской полупустыне. Таковы псаммофитные пустынные степи Терско-Кумской низменности, Черных земель, Южного Тургая, многих древних долин Центрального Казахстана. Характерно резкое сокращение, а порой и полное исчезновение комплексности в их почвенном и растительном покрове. Причиной тому служит легкий гранулометрический состав субстрата, его хорошая дренированность, большая или меньшая выщелоченность почвенного профиля. На древнеаллювиальных и древнеморских песчано-супесчаных равнинах типичны полынно-прутняково-тырсовые и полынно-тырсиковые пустынные степи, на древнеэоловых песках – полынно-эркековые и полынно-эркеково-ковыльные (ковыли перистый, тырса; полыни песчаная, Маршалла, веничная). Под воздействием неумеренного выпаса скота псаммофитная пустынная степь быстро деградирует и замещается дигрессивными группировками (полынными, эбелековыми и др.). Конечной стадией дигрессии становятся разбитые перевеваемые пески. Значительные площади они занимают на равнинах Прикаспия и в Тургайской полупустыне.
В заключение отметим, что ландшафтное разнообразие евразийской полупустыни обусловлено не только ее контактной позицией между степью и пустыней, но также характерной для зональных экотонов флуктуационной эволюцией. Вследствие климатических колебаний на протяжении плейстоцена-голоцена здесь периодически доминировали то степной, то пустынный тип ландшафтогенеза. Эволюционная взаимозаменяемость соответствующих геосистем в пространстве и времени оставила неизгладимый след в современной ландшафтной структуре полупустыни.

В.А. Николаев


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!