КРАСНОЗОБАЯ КАЗАРКА НА ЮЖНОМ УРАЛЕ И В СЕВЕРНОМ ПРИКАСПИИ

 

В формировании биоразнообразия степной зоны определенную роль играют пролетные виды, которые с одной стороны связывают в единый комплекс ее зональные и азональные ландшафты, а с другой – включают их в экосистемы более высокого ранга, выполняя тем самым важную геоэкологическую роль. К их числу относится редкий, эндемичный для тундры и лесотундры Западной Сибири (от Ямала до Таймыра) вид – краснозобая казарка. Большая часть популяции этого вида во время сезонных миграций пересекает территорию Урало-Каспийского региона, но их картина во многом остается неясной, что в определенной степени затрудняет разработку комплекса мероприятий по охране вида.
По схеме, предложенной М.А. Мензбиром [24], затем уточненной другими орнитологами, в конце XIX – начале XX века из озерной системы северной части Тургайской депрессии и верховий Тобола, где птицы задерживаются на длительное время, часть их на зимовку, а весной в обратном направлении, мигрировали вдоль среднего течения р. Урала. Однако, «нередко» в этом районе казарки отмечались лишь по рр. Илеку и Хобде, на р. Урале, в окрестностях Оренбурга, они встречались уже «изредка» [13, 14], а в севернее прилегающей степи и по р. Волге выше Волгограда (Царицына) не отмечались вовсе [33]. Вместе с тем, одиночки и небольшие группы, вероятно «заблудившихся» птиц, здесь пролетали, о чем свидетельствуют их встречи в ряде пунктов Волжско-Камского края и соседних областей [27, 1]; иногда такие птицы даже присоединялись к домашним гусям и уткам. Кстати, возможность подобных встреч казарок в сообществе домашних птиц в последние годы подтверждена сведениями из Башкирии [3].
Подавляющее же большинство казарок из области верховий рр. Тобола и Тургая мигрировало южнее. Часть из них, предположительно через верховья р. Уила, пролетала к р. Уралу в окрестностях п. Калмыково и далее следовала вниз по реке или на запад, через Волго-Уральское междуречье. Однако подтверждения этому мы не находим ни у Г.С. Карелина [16], ни в более поздней работе В.Н. Бостанжогло [2].
Это, а также высокая численность казарок на Каспийских зимовках, дают основание предполагать, что наиболее оживленным пролет был по р. Эмбе, долиной, которой птицы следовали до Каспия. Интенсивность пролета здесь по нынешним масштабам была довольно значительной, поскольку по наблюдениям П.П. Сушкина [30, 2] у впадения р. Темир в Эмбу птицы летели «сотенными стаями». Впоследствии большинство их следовало вдоль северного, а затем западного побережья и часть на юг, вдоль восточного берега. Предполагалось также, что из верховий Иргиза небольшое количество птиц пролетало и к Аральскому морю, что впоследствии было подтверждено прямыми наблюдениями птиц и фактами их добычи [27].
Эмбенское направление, очевидно, оставалось наиболее оживленным и всю первую половину прошлого столетия. Во всяком случае, в очерке о «Животном мире Оренбургской области», А.П. Райский [29] не приводя данных о местах встреч называет это вид редким, хотя, в специальной работе о «Динамике населения охотничье-промысловых птиц в районе среднего течения р. Урала» (1949, 1955, 1956), кроме ссылок на работы Э.А. Эверсманна и Н.А. Зарудного никаких данных не приводит. Нет сведений о местах встреч казарок и в работе Я.Н. Даркшевича (1950), в которой говорится лишь о единичных встречах этих гусей на пролете. Вместе с тем, по «среднеуральскому» пути в небольшом количестве птицы летели, что подтверждается охотниками, которые в пятидесятых годах добывали этих гусей на Чижинско-Балыктинских разливах и сведениями П.Н. Козловского [17] из Саратовской области.
В тридцатые годы эта казарка добывалась и в окрестностях Урды [6], что, возможно, свидетельствует о функционировании «уильско-калмыковской» ветви, хотя не исключено, что птицы сюда попадали и из Чижинско-Балыктинских и Узеньских разливов.
О характере пролета по р. Эмбе можно судить по количеству птиц на Каспийских зимовках, которое достигало многих десятков тысяч [5, 18]. Однако если учесть, что из них около 40,0 тысяч (1956 г.) зимовало в юго-западной части моря, то становится очевидным, что большинство птиц пролетало вдоль северного, а затем западного побережья. Вместе с тем в дельте Волги на территории Астраханского заповедника пролета практически не наблюдали, поскольку с момента его организации здесь видели лишь двух одиночек осенью 1927 и 1935 гг. и трех птиц весной 1953 г. [22].
По восточному побережью Каспия имеются прямые наблюдения А.В. Молодовского [25], который на южном побережье Мангышлака за осенний и весенний сезоны 1955 и 1956 гг. отмечал по 200-300 особей, причем половина из них иногда пролетала всего за один день. В центральных районах северо-восточного Прикаспия пролет не был выражен вовсе и за несколько десятилетий в ур. Донгузтау лишь 10 октября 1949 г. видели стайку в 12 особей [4]. В небольшом количестве казарки летели также через низовья Иргиза и Приаралье [11].
Депрессия вида, начавшаяся в конце пятидесятых и продолжавшаяся до середины семидесятых годов, сказалась не только на его численности, но и, что не менее важно, на смене мест зимовок [15, 2, 3, 5], что в определенной мере отразилось на картине пролета в регионе.
Так, по сведениям А.П. Пославского [26] интенсивный осенний пролет в 1959 и 1961 гг. наблюдался в низовьях Урала (где за день отмечалось по 200-300 особей), а в 1961, 1962, 1963, 1967 гг. и в центральной части Волго-Уральских песков (где за день учитывалось по 400-600 особей). Вместе с тем, отсутствие точных указаний на пункты наблюдений затрудняет определение направления миграции птиц в эти годы. Точное указание имеется лишь за 1965 г., когда на взморье у Забурунья (немногим восточнее волжской дельты) было отмечено несколько стай.
Весной пролет казарок к низовьям Уила этим автором наблюдался в 1960-1963 гг. (причем в 1961 г. за 4 часа учтено несколько тысяч), в низовьях Кушума в 1964 г. и вблизи Забурунья в 1966 г. В апреле 1965 г. и небольшие стайки этих птиц в низовьях Уила видели и другие зоологи [32].
Вместе с тем в низовьях Волги этот вид по-прежнему отмечался очень редко – на участках Астраханского заповедника за 7 (1960-1966 гг.) лет весной видели лишь небольшие стайки; невелика численность была и выше по течению – в Енотаевском районе Астраханской области [19].
В конце шестидесятых – семидесятых годах в Волжско-Уральском междуречье встречи этих птиц становятся довольно регулярными, но как весной, так и осенью, отмечались они в основном небольшими стайками. Возможно, это обусловлено ухудшением обводненности территории, которую птицы вынуждены, были преодолевать транзитно, хотя на оставшихся водоемах концентрация других водоплавающих, в том числе и гусей, местами была довольно значительной.
Так в Волжско-Уральских песках небольшие стайки (по 2-18 экз.) казарок в апреле-мае 1969, 1970 и 1972 гг. отмечались в ур. Кошалак, Тума, Айбас, Кунь-Ту [32]. Севернее, по опросным данным, небольшие стайки казарок встречались на Чижинско-Балыктинских разливах. В низовьях Кушума весной 1970 г. нами не отмечена, но в октябре этого года около 30 особей несколько дней наблюдались (и добывались) на оз. Жолтырколь и в его окрестностях. На нижнем Уиле за это время стайку в 25 птиц отмечали лишь однажды – в октябре 1972 г.
В низовьях Урала (60 км выше Гурьева) при стационарных наблюдениях весной 1974 г. птиц было отмечено лишь 60, еще 181 экз. (вероятно этих птиц) наблюдали весной и 68 экз. осенью 1975 г. [20], что, вероятно, можно рассматривать как свидетельство угасания пролета на этом отрезке.
Усиление миграции на Азово-Черноморском направлении привело к оживлению пролета в области среднего течения р. Урала. Так, весной 1976 г. в пойме этой реки в 60 км СВ г. Уральска (Красноармейское-Спартак) в светлое время суток было учтено около 11,3 тыс. казарок, причем более 6,7 тыс. их пролетело за один день (Левин, 1978). Позднее столь массового пролета здесь не наблюдали, но в конце апреля 1979 г. стайка (25 экз.) была отмечена примерно в 120 км южнее на Кировском водохранилище у истоков р. Кушум. Ниже по течению этой реки в октябре 1985 и 1986 гг. примерно по 400-450 казарок держались на Битикском водохранилище, откуда они регулярно летали на кормежку на соседние поля. Здесь 3 ноября 1986 г. еще оставалось примерно 70 особей. Отсюда часть их, скорее всего, пролетает к низовьям этой реки, где, как отмечалось, они наблюдаются в окрестностях оз. Жалтырколь.
Западнее этого пункта 20-24 апреля 1996 г. около 2,6 тыс. казарок наблюдались на разливах р. Б. Узень в окрестностях оз. Рыбный Сакрыл, на этом озере и несколько южнее – на оз. Камбак [10]. Более или менее регулярно пролетные стаи по нескольку десятков, а иногда и сотен особей встречаются также в Алгайском, Новоузеньском, Дергачевском и Озинковском районах Саратовской области [12], а в октябре стаю из 40 птиц видели и над оз. Эльтон [21].
Подтверждением оживления пролета краснозобых казарок в области среднего течения р. Урала служат также сведения оренбургских орнитологов. Здесь в пойме р. Илека (между ст. Жулдуз и Сагарчин) их довольно регулярно наблюдают с начала девяностых годов. Так, весной 1991 г. было отмечено 5 пролетных стай общей численностью 120 особей, в 1994 г. – более 900, а в 1995 г. – 1,5-2,0 тысячи. Пролет в этом пункте был явно интенсивнее, поскольку наблюдения велись на ограниченном участке и только в светлое время суток, хотя неоднократно голоса пролетающих птиц вечером слышали и в ночное время [7, 8].
Небольшие группы (по 2-5 особей) в этих местах наблюдались нами в начале мая 1983 и 1994 гг. на пойменных лугах у с. Новоилекское и пос. Новоодесский Соль-Илецкого района и в конце апреля 1988 г. на пруду в долине р. Садомка у с. Курлин Первомайского района. Подтверждением стабильности миграции на этом участке в последние годы может служить и встреча 30 сентября 2000 г. стаи численностью около 400 особей над долиной р. Песчанки в окрестностях с. Линевка Соль-Илецкого района (С.В. Левыкин, устное сообщение).
Довольно регулярно пролет этих казарок регистрируется и восточнее – в верховьях р. Тобол на Светлинской группе озер. Здесь стаи от 10-15 до 40-100 особей (чаще всего среди других гусей) наблюдались в конце сентября – первой половине октября 1980 г. на оз. Шалкар-ега-Кара, в 1981 г. – на р. Буруктал, в 1990 г. – на оз. Журманколь, в 1992 г. – в устье р. Казанчи на оз. Жетыколь и 4 особи в конце октября 1996 г видели на оз. Косколь.
В последние годы пролет здесь стал как будто бы более оживленным. Подтверждением этому служит встреча на оз. Айке скопления около 600 отдыхающих птиц на песчаной косе в конце октября 1999 г., а также стай по 150-300 экземпляров 10 ноября 2000 г; в 2001 г. казарки здесь летели в н6есколько меньшем количестве (С.В. Левыкин, устное сообщение).
Кроме того, по 500-600 особей относительно крупными стаями было отмечено 29 сентября 1981 г. на западном берегу оз. Кушмурун Кустанайской области и 12 октября 1979 г. на оз. Белькопа Актюбинской области.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Артемьев Ю.Т., Попов В.А. Отряд гусеобразные. Anseriformes. Птицы Волжско-Камского края. – М.: Наука, 1977. – С. 43-75.
2. Бостанжогло В.Н. Орнитологическая фауна Арало-Каспийских степей.//Мат-лы к познанию фауны и флоры Российской империи. Отдел зоол. 1911, вып. 11. С. 410.
3. Валуев В.А. Зимняя орнитофауна лесостепной зоны Приуралья Башкирии // Мат-лы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. – Екатеринбург: Изд-во «Книга», 2002. – С. 63-64.
4. Варшавский С.Н., Варшавский Б.С., Гарбузов В.К. Некоторые редкие и исчезающие птицы Северного Приаралья // Редкие и исчезающие звери и птицы Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1977. – С. 146-153.
5. Винокуров А.А. Краснозобая казарка // Красная книга Российской Федерации (животные). АСТ АСТРЕЛЬ, 2001. – С. 397-399.
6. Волчанецкий И.Б. К орнитофауне Волжско-Уральской степи // Тр. Н.-И. Зоол.-биол. ин-ту ХГУ. – Харьков, 1937. – С. 21-81.
7. Давыгора А.В. Краснозобая казарка. Красная Книга Оренбургской области. – Оренбург: ОКИ, 1998. – С. 31-32.
8. Давыгора А.В., Гавлюк Э.В., Корнев С.В. Гринько А.Г. Материалы по весеннему пролету краснозобой казарки на среднем Илеке // Редкие виды растений и животных Оренбургской области. – Оренбург-Екатеринбург: УрО РАН, 1992. – С. 32-33.
9. Даркшевич Я.Н. Птицы и звери Чкаловской области и охоты на них. – Чкалов, 1950. – 191 с.
10. Дебело П.В., Морозов В.В., Шевченко В.Л. Редкие птицы Волжско-Уральского междуречья // Пробл. охраны и детального использования биоразнообразия животного мира Казахстана. – Алматы: Наука, 1999. – С. 61-62.
11. Долгушин И.А. Птицы Казахстана. Т. 1. – Алма-Ата, 1960. – 470 с.
12. Завьяков Е.В. Краснозобая казарка // Красная книга Саратовской области. Растения. Животные. – Саратов: Приволжское изд-во, 1996. – С. 216-217.
13. Зарудный Н.А. Дополнения к «Орнитологической фауне Оренбургского края» // Мат-лы к познанию фауны и флоры Рос. Империи Отд. Зоол, 1897. Вып. 3. – С. 171-312.
14. Зарудный Н.А. Орнитологическая фауна Оренбургского края // Зап. Имп. АН, 1888. Т. 57. Прил. № 1. – С. 338.
15. Исаков Ю.А. Миграции краснозобой казарки – Refubrenta rufikolis L.// Миграции птиц Восточной Европы и Северной Азии. Аистообразные – пластинчатоклювые. – М.: Наука, 1979. – С. 203-210.
16. Карелин Г.С. Разбор статьи А. Рябинина «Естественные произведения земель уральского казачьего войска» // Тр. СПБ Об-ва естествоиспытаний. СПБ, 1875. Т. 6. – С. 186-298.
17. Козловский П.Н. К орнитофауне Саратовской области // Уч. зап. Саратовского Гос. Пед. Ин-та; вып. 13. – Саратов: СПИ, 1949. – С. 55-127.
18. Кривенко В.Г., Азаров В.И., Иванов Г.К. Особенности распространения, численности и вопросы охраны краснозобой казарки в СССР // Экология и рацион. Использования охотничьих птиц в РСФСР. – М.: 1983. – С. 5-23.
19.  Кривоносов Г.А. Штаньков В. Краткие сообщения о краснозобой казарке // Редкие, исчезающие и малоизученные птицы СССР. Тр. Окского Гос. заповедник. Вып 13. – Рязань, 1976. – С. 59.
20. Левин А.С. О пролете краснозобой казарки долиной р. Урала // Вторая всесоюзная конференция по миграциям птиц. Ч. 2. – Алма-Ата: Наука, 1978. – С. 88-89.
21. Линдеман Г.В. Краткие сообщения о краснозобой казарке над северным берегом оз. Эльтон // Редкие птицы и звери Казахстана. – Алма-Ата: Гылым, 1991. – С. 88.
22. Луговой А.Е. Птицы дельты реки Волги // Тр. Астраханского гос. заповедника. Вып. 8. – Астрахань: Волга, 1963.
23. Лысенко В.И. Краснозобая казарка (Rufibrenta ruficollis) на Украине // Вестник зоологии. 1983. № 3. – С. 28-34.
24. Мензбир М.А. Птицы России. – М., 1893. Т. 1. – С. 836.
25. Молодовский А.В. Пролет промысловых водоплавающих птиц на Южном Мангышлаке // Орнитология. Вып. 5. – М.: МГУ, 1962. – С. 345-356.
26. Пославский А.Н. Краснозобая казарка в Северо-Восточном Прикаспии // Редкие, исчезающие и малоизученные птицы СССР. Тр. Окского гос. заповедника. Вып. 13. – Рязань, 1976. – С. 50-51.
27. Птушенко Е.С. Отряд Гусеобразные. Семейство утиные. Подсемейство гусиные // Птицы Советского Союза. – М.: Советская наука, 1952. Т. 4. – С. 326-331.
28. Райский А.П. Динамика населения охотничье-промысловых птиц в районе среднего течения реки Урал // Уч. записки Чкаловского гос. пед. ин-та. Сер. ест.-геогр. наук. – Чкалов, 1949. Вып. 4. – С. 115-148; 1955. Вып. 7. – С. 60-91; 1956. Вып. 8. – С. 421-448.
29. Райский А.П. Животный мир Чкаловской области // Очерки физической географии Чкаловской области. – Чкалов, 1951. – С. 57-102.
30. Сушкин П.П. Птицы Средней Киргизской степи // Мат-лы к познанию фауны и флоры Российской империи. Отд. Зоол., 1908. Вып. 8. – С. 803.
31. Шевченко В.Л., Дебело П.В., Гаврилов Э.И., Федосенко А.К. распространение и численность некоторых редких птиц в Северном Прикаспии // Редкие и исчезающие звери и птицы Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1977. – С. 235-239.
32. Шевченко В.Л., Дебело П.В., Гаврилов Э.И., Федосенко А.К. Об орнитофауне Волжско-Уральского междуречья // Сообщ. З.И. Фауна и биология птиц Казахстана. – Алматы: Наука, 1993. – С. 7-103.

П.В. Дебело, А.А. Чибилев


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!