ГРЫЗЛОВО-ТАЛОВСКАЯ СТЕПЬ – НЕКОТОРЫЕ ДАННЫЕ ПО РЕДКИМ ЖЕСТКОКРЫЛЫМ СЕМЕЙСТВ: STAPHYLINIDAE, CARABIDAE, SCARABAEIDAE, TENEBRYONIDAE, И НЕОБХОДИМОСТИ ОХРАНЫ УЦЕЛЕВШЕГО ЕСТЕСТВЕННОГО ПРИРОДНОГО БИОРЕЗЕРВАТА СТЕПНОГО ЗАВОЛЖЬЯ

 

Степные биогеоценозы, уцелевшие в Среднем Поволжье от экспансии земледелия, нефтедобычи и другой разрушительной деятельности, в настоящее время представляют собой большую редкость. Грызлово-Таловская степь является уникальной территорией, где до сегодняшнего дня сохранилась богатая фауна жесткокрылых и других насекомых, практически в первозданном виде. Это одна из немногих территорий типчаково-ковыльных степей достаточно большой площади почти не подвергшейся освоению благодаря фактически непригодным для возделывания южно-каштановым почвам и многочисленным участкам значительной степени засоленности и наличием частых признаков естественных эрозионных процессов. Поэтому здесь уцелели практически все оттенки ксерофитной степи с изначально существовавшим комплексом беспозвоночных. К сожалению, по краям понижения, в котором находится степь, почвенные условия оказались более пригодны для освоения и в настоящее время рассматриваемая территория со всех сторон окружена агроландшафтом и объектами антропогенной природы. Таким образом, в результате сложившихся условий, урочища Грызлы и Таловская степь представляют собой единый рефугиум, который выполняет роль опорной конструкции соседних степных экосистем в сохранившихся большей частью на склонах увалов сыртов и т. п., в виде клочков разбросанных к северу и к югу. На север влияние материнских популяций некоторых ксерофитно-степных видов отмечается в основном по территории Оренбургской области и по юго-восточной границе Самарской области, включая возвышенность Синий сырт. Влияние генофонда Грызлово-Таловской популяции видов ксеро-мезофитных степей прослеживается гораздо шире, по крайней мере до р. Большой Кинель. Кроме того, по территории Грызлов и заповедника Таловская степь проходят ареалы некоторых полупустынных видов, а также известны уникальные находки жесткокрылых, которым пока нет объяснения.
В результате проведенного изучения фауны жесткокрылых на рассматриваемой территории было выявлено множество редких видов и видов, более нигде на территории Самарской области не отмечавшихся, относящихся к самым различным семействам (Staphylinidae, Carabidae, Elateridae, Histeridae, Curculionidae, Scarabaeidae, Endomychidae), о некоторых из них далее и пойдет речь.
Жужелицы и стафилиниды, относимые традиционно к единой группе герпетобионтов, в большинстве своем, в том числе и в степях, часто занимают весьма различные экологические ниши, часто определяемые морфологическими и физиологическими особенностями. В условиях ксерофитных степей большинство стафилинид тяготеет к местам, где повышенная влажность среды сохраняется наиболее продолжительное время в относительно стабильном состоянии. Коротконадкрылые, как правило, обладают очень гибким телом с большим количеством подвижных склеритов, соединенных пластичными связками, что обеспечивает им проникновение в узкие скважины и микрокаверны почвы или другого субстрата. При этом лишь немногие виды способны находиться более или менее продолжительное время в среде с пониженной влажностью из-за интенсивного испарения влаги через подвижные сочленения сегментов [4, 5]. В силу этого в условиях степей стафилиниды имеют исключительно синузиальную привязку и на открытом пространстве охотятся, большей частью, в сумерки. Большинство же других степных жуков и в частности жужелиц часто имеют ряд приспособлений препятствующих потере влаги [3, 12] и способны длительное время находиться вне укрытия.
В Грызлово-Таловской степи нами отмечено пять основных местообитаний стафилинид: 1) норы грызунов; 2) экскременты (в основном, домашних копытных: коров, овец); 3) трупы млекопитающих и птиц; 4) русловая часть ерика у воды; 5) трещины почвы. В меньшей степени это муравейники, грибы и цветущий полукустарник. В качестве синузии антропогенной природы, привлекающей множество артропод, можно назвать кучи старой соломы (о чем речь пойдет ниже). Подобные места нередко изобилуют мелкими беспозвоночными, которые служат добычей стафилинидам – клещами, нематодами, первично-бескрылыми насекомыми, а так же всевозможными личинками и куколками. Обилие корма часто привлекает в такие места многих карабид, гистерид и некоторых других хищников.
Комплекс природно-климатических условий, действующих в районе южной оконечности Самарской области, и, конкретно, Грызлово-Таловской степи, отличается выраженной континентальностью, характеризуется рядом особенностей по сравнению с несколько более северными широтами: более выраженном контрасте сезонных и суточных температур, большей продолжительностью летнего периода и т.д. [3, 12]. Данная территория имеет значительное понижение по отношению к окружающему рельефу, а северная и южная экспозиция склонов обусловливает определенную разницу по степени инсоляции. Результатом общего взаимодействия природных факторов явилось своеобразие видового состава насекомых с явным влиянием полупустынной фауны беспозвоночных.
При исследовании различных местообитаний в Грызлово-Таловской степи помимо представителей фоновой фауны семейства Staphylinidae обнаружился ряд весьма интересных находок. Так, например, в обзоре стафилинорфной группы стафилинид Самарской области [1] нами впервые для России и стран СНГ приводится Gabronthus maritimus (Motsch.), находка которого известна только с рассматриваемой территории. Кроме того, здесь же был найден Gabrius diecmanni Smet., также ранее не указывавшийся для России и СНГ, в том числе и в вышеупомянутой сводке. Без сомнения интереснейшей является находка полупустынного вида более характерного для полупустынь Астраханского региона и Средней Азии – Phisetops tataricus (Pall.), обычно встречающийся в пустынных биоценозах. Кроме приведенных выше существует еще группа видов, основной ареал которых проходит несколько южнее. Так, Scopaeus (Hyposcopaeus) gladifer Binaghi (=bulgaricus Coiff.) не является редкостью в Нижнем Поволжье [2]. В Среднем Поволжье этот вид пока известен только из Грызлово-Таловской степи, где иногда встречается в норах сурков, однако вполне можно допустить его находки несколько севернее, в районе возвышенности Синий Сырт. Помимо этого можно указать два вида рода Leptacinus, численность которых заметно выше, чем у скопеуса (Leptacinus othioides Baudi. и L. sulcifrons Steph.). Данные виды также встречаются только на юге, однако, учитывая их синузиальную привязку, в отдельные годы вполне возможны более северные находки.
Несколько загадочными на сегодняшний день представляются находки вида, первоначально определенные нами как Lathrimaeum prolongatum (Rott.) (?), однако, указываемый ареал этого вида ограничивается Альпами [5] или, в лучшем случае, восточной частью центральной Европы [13], поэтому окончательная идентификация данного вида требует сравнения с типовым материалом. В любом случае находка представляется неординарной, поскольку данный вид ранее, по крайней мере, для Среднего Поволжья не отмечался. Фауна стафилинид ксерофитных степей в нашем регионе изучена еще недостаточно хорошо, поэтому предлагать отсюда какие-либо виды для охраны пока еще преждевременно.
Не менее примечательна фауна жужелиц Грызлово-Таловской степи, которая в основном состоит из сухолюбивых видов, приуроченных большей частью к норам грызунов, трещинам и другим кавернам почвы. Здесь преобладают ксерофитно-степные виды одновременно с влиянием ксеро-мезофитно-степной и полупустынно-степной фауны. Далее мы остановимся, в основном, на видах заслуживающих особого внимания, находящихся на границе ареала и занесенных в региональную Красную книгу Самарской области. Краснокнижные виды в тексте отмечены звездочкой.
Весьма примечательными представляются обитающие в Грызлово-Тловской степи два вида тафоксенусов Taphoxenus gigas F-W. и *Т. rufitarsis F-W., типично нидикольные виды. Первый является достаточно обычным видом и по участкам степей доходит примерно до центральной части Самарской области, при этом, более чем на порядок, снижаясь в численности, становясь редким. Не менее широко он распространен в Оренбургской и Саратовской областях. Второй вид встречается крайне редко, отмечался нами только в пределах рассматриваемой территории в норах сурков, и севернее практически не заходит. Не менее интересной является находка одной из наиболее крупных в местной фауне жужелиц *Carabus (Paehystus) cribellatus Adams., исключительно редко встречающийся на территории Грызлов и Таловской степи. Примерно столь же редким является другой вид – Zabrus (Pelor) spinipes F., распространенный, большей частью, в Крыму и Предкавказье, в наших местах вид находИтся на северной границе своего ареала. Близкий к нему Z. tenebrioides (Goeze.) – у нас пока не отмечен, хотя ареал у него шире, кроме того, он указывается на юге как вредитель [6], однако, по некоторым данным на сегодняшний день этот вид редок на большей части ареала.
Следует отметить еще один вид жужелицы, характерный для среднеазиатской фауны Cimindis (Menas) cylindrica (Motsh.), как и предыдущие, крайне редко встречающийся на территории Грызлово-Таловской степи, где так же находится на северной границе ареала. Данный вид приурочен, как правило, к куртинам травы и к микрокавернам почвы.
Помимо уже указанных видов нельзя не упомянуть о несколько чаще встречающемся *Carabus (Tomocarabus) bessarabicus F-W., вид имеющий стабильную популяцию в рассматриваемой степи, но тем не менее остающийся достаточно редким и находящийся на основной северной границе своего ареала, хотя известна единичная находка несколько севернее на территории возвышенности Синий Сырт.
Удивительной и неожиданной в свое время для нас явилась находка жужелицы-фитофага *Ditomus calidonium (Rossi.) также представителя южной фауны. Как выяснилось позже в Грызлово-Таловской степи достаточно обычная. Тем более странен тот факт, что более северные находки до сих пор не известны. Также новой для Самарской области явилась находка степного вида Broscus semistriatus Dej., не встречавшаяся севернее. Среди прочих жужелиц нельзя также обойти вниманием жука-скакуна *Cicindela atrata (Pall.), внесенного в Красную Книгу Самарской области, встречающегося в основном на юге, хотя единичная находка известна на Самарской Луке с хорошо прогреваемых склонов.
Помимо стафилинид и жужелиц имеются не менее интересные находки отдельных видов из других семейств, не встречавшиеся в более северных точках. Одним из таких видов является чернотелка Belopus procerus Muls., учитывая ареал распространения [8] вполне вероятная, однако указания о находках этого вида в наших местах нам не известны. Осталось среди наиболее интересных и важных находок отметить обнаруженного здесь несколько лет назад *Sisyphus schaefferi L., близкого родственника священного скарабея. Между тем, если указанный ареал для S. schaefferi L. вполне соответствует указанному [9, 11], то находка, отмеченного совсем недавно Nicrophorus satanas Reitt., достаточно необычна, т.к. он известен как обитатель полупустынь и пустынь [7].
Очевидно, излишне говорить о значении и важности выше описанных находок на территории Грызлово-Таловской степи при том, что в этом кратком обзоре мы осветили лишь часть «экзотической фауны». Вне всякого сомнения, что это место сможет подарить нам еще немало неожиданных и удивительных находок, если его удастся сохранить, по крайней мере, в том состоянии, в каком оно находится в настоящий момент. В связи с чем, наверно, не лишним будет сказать несколько слов о наметившихся проблемах, которые, как казалось, в свое время благополучно решились, оставив после себя руины, мусор и участки залежей на саратовской территории степи. Однако, несколько лет назад, здесь же пошла очередная волна освоения, в виде строительства летних загонов для скота и устройства плотин в местах стока паводковых вод. Следует отметить, что сам по себе выпас скота в степи, где к настоящему моменту практически не осталось диких копытных, полезен и даже необходим, однако, подобные мероприятия должны проводиться цивилизованно, с предварительной экспертной оценкой и расчетом нагрузки выпаса, а также схемы выпаса, с целью обеспечения его равномерности. Проводить его должны специально подготовленные кадры, а вся инфраструктура должна быть устроена за пределами охраняемой территории. Это необходимо вследствие того, что устройство запруд и загонов, помимо прочего, приводит к вырождению степи из-за чрезмерного разбития поверхности почвы копытами, с одной стороны, с другой усиливает эрозию нарушенной почвы и увеличивает интенсивность водной эрозии при размывах запруд во время весеннего паводка, что приводит к ускорению смыва грунта по отношению к базису эрозии, а это, в свою очередь, приводит к большей разработанности русла, образующегося оврага, со всеми соответствующими последствиями. Кроме того, вполне очевидно, что устройство плотин в значительной мере нарушает естественный гидрологический режим данной местности, тесно увязанный с природной динамикой микроклиматических условий Грызлово-Таловской степи.
Тенденция к увеличению, в последнее время, хозяйственной деятельности на саратовском участке степи, как и возобновление ее в варварском варианте, вероятно, говорит о том, что статус заказника для этого места в настоящее время уже не действителен. Остается надеяться, что наши коллеги из Саратова предпримут необходимые шаги к сохранению уникального, в том числе и для Саратовской области, участка степи, что может обеспечить лишь восстановление старого бывшего ООПТ для этой территории на уровне заказника и исключение постоянного антропогенного присутствия, а в идеале присвоение ей более высокого охранного статуса.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Гореславец И.Н., Солодовников А.Ю., Гильденков М.Ю., Гребенников К. А. Жуки-стафилиниды (Coleoptera, Staphylinidaе) Самарской области Omalinae, Proteininaeae, Tachyporinae, Habrocerinae, Oxytelinae, Oxyporinae, Steninae, Euaesthetinae, Paederinae, Xatholininae, Staphylininae // Энтомологическое обозрение Т. LXXXII, № 2. 2002 г. – С. 343-355.
Гребенников К.А. Аннотированный список стафилинид Нижнего Поволжья (2001 г.) // http: www.zin.ru/Animalia/ Сoleoptera/rus/st_lvc.htm
Иванова Т.П. Климат // Природа Куйбышевской области. – Куйбышев, 1990. – С. 6-27.
Тихомирова А.Л. Морфоэкологические особенности и филогенез стафилинид. – М.: Наука, 1973. – 190 с.
Тихомирова А.Л. Сравнительные данные по гигропреферендуму стафилинид (Сoleoptera, Staphylinidae) // Зоол. журн., 1968. Т. 47. Вып. 10. – C. 1498-1504.
Крыжановский О.Л. Жужелицы – Carabidae // Определитель насекомых европ. части СССР, под ред. Бей-Биенко. – М.: Наука, 1965. Т. – С. 17-77.
Крыжановский О.Л. Жуки-мертвоеды (Silphidae) // Определитель насекомых европ. части СССР, под ред. Бей-Биенко. – М.: Наука, 1965. – С. 106-110.
Медведев Г.С. Tenebrionidae // Определитель жесткокрылых европейской части СССР. – М., 1965. – С. 356-381.
Медведев С.И. Scarabaeidae // Определитель жесткокрылых европейской части СССР. – М., 1965. – С. 166-208.
Мордкович В.Г. Степные экосистемы. – Новосибирск: Наука, 1982. – 206 с.
Николаев Г.В. Пластинчатоусые жуки (Coleoptera, Scarabaeoidea) Казахстана и Средней Азии // Казах. ССР. – Алма-Ата: Наука, 1987. – 232 с.
Ступишин А.В. Физико-географическое районирование Среднего Поволжья. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1964. – 198 с.
Lochse A.G. Harde K.W. Freude H. Die Käfer Mitteleuropas: // Goecke & Evers - Krefeld. Bd. 4, 1964. – 264 p.

И.Н. Гореславец, А.С.Тилли


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!