ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ГЕОГРАФИИ РЕГИОНА

 

Для современного мира характерна тенденция культурной глобализации, и этот процесс усиливает интерес ученых, в том числе географов, к изучению культурной специфики. Существующие разные точки зрения на оценку контактов и метисации (одни считают это благом, другие предрекают гибель культур) не меняют сути происходящего, ставшего объективной реальностью. Вместе с тем, человечество, становясь все более взаимосвязанным, не утрачивает этнического многообразия. Как справедливо отмечает К. Леви-Стросс, в человеческом обществе одновременно сосуществуют две противоположные тенденции: одна – стремящаяся сохранить и даже акцентировать особенности, другая – стремящаяся к конвергенции и уподоблению. Даже у языков с разным происхождением, но на смежных территориях, возникает сходство. «Несомненно, людьми созданы различные культуры ввиду географического отдаления, особенных свойств окружающей среды и незнания об остальной части человечества» [5, с. 327]. Это положение было бы истинным и строгим, если бы существовала полная изоляция. Однако «Человеческие общества никогда не одиноки; когда они, как кажется, наиболее сепарированы, то все же существуют в виде групп, в какой-то связке» [5, с. 238].
Сложность объекта исследования предопределило существование разных, зачастую противоположных концепций взаимодействия культур. Так, согласно гипотезе жестких культурных границ, сторонниками которой являются О. Шпенглер [11] и Н. Данилевский [2], взаимодействие между культурами минимально из-за взаимного непонимания, ценностных различий, в результате чего барьеры между ними высоки, ясно определены. Это мнение опирается на представление о привязке культуры к определенным культурным ландшафтам и определяющей роли природных факторов в дифференциации культурного пространства – натурализм (изоляционизм). Ему следовал русский философ К. Леонтьев [6].
Другая точка зрения, сторонниками которой являются А. Тойнби [9], П. Сорокин [8], построена на том, что культурное пространство более подвижно и динамично, не столь жестко привязано к ландшафтам, не ограничено высокими барьерами. Культурогенез предполагает изменчивость культурных границ, рождение новых культур на стыке прежних.
По-видимому, примирить эти точки зрения способна концепция Л.Н. Гумилева [1], утверждающая, что принципиальное значение для взаимодействия культур имеет знак комплиментарности. Положительная комплиментарность – безотчетная симпатия без попыток перестроить партнера, «брак по любви» [3]. Так, этносы Южно-Уральского региона, расположенного в евразийской маргинальной зоне, сформировали мироощущение на основе положительной комплиментарности, отношении к соседним народам как к равным. Этносы, сосуществующие в данной экологической нише, не были несовместимыми. Поэтому для этносов характерны нейтральные этнические контакты при сохранении своеобразия (ксения по Л.Н. Гумилеву) либо взаимополезные (симбиоз). Примером симбиоза могут служить взаимоотношения между немцами и башкирами.
Русские и украинцы – европейский, казахи – азиатский народ. Однако их положительная комплиментарность обусловлена сходным вмещающим ландшафтом, в котором они формировались [3]. У Данилевского Н.Я. [2] можно обнаружить пример отрицательной комплиментарности (антипатия, нетерпимость): отношения России с народами, относящимися к другим цивилизациям («не русеют» страны, присоединившиеся к России после Петра I на западе и юге).
Южный Урал представляет собой пример толерантной этнокультурной среды в приграничной этноконтакной зоне, поэтому изучение этнокультурной географии и в частности вопросов взаимодействия культур в этом регионе является весьма актуальным и имеет большую практическую значимость. Для геоэтнокультурного пространства, формировавшегося на стыке разных культур, характерна этническая и конфессиональная мозаика, наличие этносов, присутствующих в соседних регионах и странах, вместе с тем – наличие регионального самосознания наряду с этническим. Кроме того, в соседних регионах проживают русские – доминантный этнос в регионе. Коренными (автохтонными) этносами здесь можно считать башкир и казахов. С одной стороны, регион представляет модель многонациональной России, с другой – территориально-культурную общность, сформировавшуюся в определенном вмещающем ландшафте под воздействием факторов разного порядка и обладающую региональной целостностью.
Современные этнокультурные ареалы формировались в ходе интенсивного общения этносов. Несомненно, процесс взаимодействия культур происходил на протяжении всего длительного процесса формирования этнокультурной географии Южного Урала. Не всегда этот процесс был мирным. На первоначальных этапах происходила ожесточенная борьба за земли, ресурсы, господство в регионе. В определенные периоды с территории исчезали целые народы. Здесь прослеживается несколько сменявших одна другую волн заселения, каждая из которых, так или иначе, вносила вклад в наследие современных народов, в формирование их культур. Сходство вмещающих ландшафтов с одной стороны предопределило конвергенцию культур, даже таких разных, как мусульманская и христианская, или культура кочевников и оседлых народов. С другой стороны, это одна из причин отличия культуры диаспор от культуры этноса в других регионах. Конвергенция является географической реальностью, несмотря на то, что селились этносы в разных экологических нишах (например, русские в поймах, казахи и башкиры, занимающиеся кочевым скотоводством, – на водоразделах). Первоначальный этап формирования этнокультурной среды региона в целом не был связан с возникновением постоянных ареалов. Истоки современной культуры относятся к периоду господства здесь кочевых племен, не сохранивших материальных структур, но сохранивших следы менталитета даже после их исламизации и перехода на оседлый образ жизни. Культурный след ушедших этносов повлиял на дальнейшее развитие территории. Это выражалось, в частности, в определенных заимствованиях заселившимися позже народами элементов экологической культуры, в формировании культурных ландшафтов территории, а также в наличии топонимических следов, оставленных этносами, ушедшими из региона.
Важно отметить, что территория позволяла селиться, не нанося ущерба соседям. Возникающие островные территориальные моноцентрических этнические ареалы, разрастаясь вдоль элементов рельефа, рек, путей сообщения, центров горнодобывающей и других отраслей промышленности, неизбежно взаимодействовали. В процессе длительного совместного проживания происходило взаимопроникновение и взаимовлияние, выражавшееся в разные периоды в ассимиляции (поглощении), амальгировании (смешении, наложении), сосуществовании и сотрудничестве культур.
Особенностью региона является то, что зачастую здесь происходила аккультурация, т.е. по Ф. Ратцелю – приход культуры вместе с этносами [10]. Нередко новая культура становилась источником инноваций для местного населения. Как правило, первоначально инновации рождаются в рамках одной культуры, затем происходит диффузия в процессе развития межкультурных отношений. Даже малое число пришельцев, обладая более высокой технологией, может ввести свои обычаи в среду местного населения. Ярким примером служат немцы-меннониты со своей относительно высокоразвитой системой сельскохозяйственного производства.
В результате взаимодействия происходило нивелирование отдельных элементов этнической культуры, что привело к формированию общих культурных черт и регионального самосознания населения. Взаимовлияние проявляется в заимствованиях артефактов, архитектуры, застройки и планировки селений, особенностей поведения, традиций, языковых заимствованиях, а также в сфере профессионального искусства и литературы. В период освоения целины и индустриализации, вновь возникающие ареалы были изначально полиэтническими.
В современный период реальностью стала активизация контактов культур, что связано с волной миграций населения из стран СНГ, главным образом Казахстана и Средней Азии. Мигранты обладают культурной спецификой, отличной от местной. Усложняется сущность, характер межкультурных отношений. Это требует разумной миграционной и культурной региональной политики, а, следовательно, дальнейших научных исследований с целью сохранения толерантных отношений в регионе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: Гидрометеоиздат, 1999.
2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М.: Книга, 1991. – 574 с.
3. Дергачев В.А. Концепция маргинальной комплиментарности / Под ред. Уемова А.И. Одесса, 1995. – 48 с.
4. Иванов К.П. Проблемы этнической географии / Под ред. А.И. Чистобаева. – СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1998. – 216 с.
5. Леви-Стросс, Клод. Путь масок – М.: Респ., 2000. - (Мыслители ХХ века).
6. Леонтьев К.Н. Византизм и славянство // Леонтьев К.Н. Записки отшельника. – М.: Русская книга, 1992.
7. Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки // Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки; Статьи. – М.: Издательская группа «Прогресс», «Пангея». – С. 219-449.
8. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. – М.: Прогресс, 1992. – 543 с.
9. Тойнби А. Постижение истории. – М.: Прогресс, 1991. –731 с.
10. Туровский Р.Ф. Культурная география: Теоретические основания и пути развития. // Культурная география. – М.: Институт Наследия, 2001. – С. 10-94.
11. Шпенглер О. Закон Европы. Очерки морфологии мировой истории. 1. Гештальт и действительность. – М.: Мысль, 1993. – 663 с.

Т.И. Герасименко


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!