ПАЛЕОЭКОЛОГИЯ ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИХ СТЕПЕЙ В ЭПОХУ РАННЕГО ЖЕЛЕЗА


В связи с интенсивным развитием интегративного почвенно-археологического направления исследований грунтовых памятников древней и средневековой истории появилась возможность существенно расширить и углубить современные представления о развитии природной среды на протяжении второй половины голоцена (последние 5-6 тысяч лет). В настоящее время подобными комплексными работами охвачен огромный евразийский степной регион от низовий Дуная и предгорий Карпат до Забайкалья. В результате получены новые данные о динамике палеоэкологических условий в течение эпох бронзы, раннего железа и средневековья. Объектами изучения преимущественно являются разновозрастные палеопочвы, погребенные под курганными насыпями. При исследовании их строения и свойств обычно используются морфогенетический анализ профиля и химико-аналитические методы, традиционно применяемые в почвоведении. В данном аспекте новизна наших работ заключается в том, что впервые получены микробиологические, минералогические и петрофизические характеристики подкурганных палеопочв. Эти параметры дали возможность детализировать и уточнить средне- и позднеголоценовую историю развития почв и природной среды восточноевропейских степей.
Исследования проводились в северной части Ергенинской возвышенности в пределах сухо- и пустынно-степной зон (Октябрьский район Волгоградской области). Объектами изучения послужили палеопочвы, погребенные под курганными насыпями раннежелезного века (I-IV вв. н.э.). Нами исследовано около 20 курганов, основные погребения в которых датируются средне- и позднесарматским временем. Получены данные о морфологических, химических, микробиологических, минералогических, магнитных свойствах палеопочв, развитых в регионе в I-IV вв. н.э. Эти материалы послужили основой для палеоэкологических реконструкций.
Ранее нами и другими авторами установлено, что на протяжении эпохи раннего железа (I тыс. до н.э. - IV в. н.э.) имело место чередование относительно засушливых и влажных микропериодов длительностью не более 300-400 лет. По палеопочвенным данным они зафиксированы как в Северном Причерноморье, Нижнем Поволжье, так и в Приуралье, Приаралье, однако в последних были несколько более контрастными. Наши последние данные дают возможность уточнить хронологию климатических событий на протяжении средне-позднесарматского времени на примере южной части Волго-Донского междуречья.
Сравнительный анализ морфолого-химических, минералогических, магнитных свойств разновозрастных палеопочв первой надпойменной террасы р. Есауловский Аксай показывает, что природные условия в исследуемом регионе в среднесарматское время (I в. н.э.) были более засушливыми по сравнению с началом позднесарматской эпохи (II-III вв. н.э.). Об этом свидетельствуют ослабление на протяжении указанного хроноинтервала степени солонцеватости почв, увеличение мощности гумусового горизонта и содержания в нем гумуса, уменьшение концентрации хлоридов почти в два раза, перемещение в глубь профиля аккумуляций легкорастворимых солей и гипса и снижение запасов этих компонентов в 1,5-2 раза. Заметно возросло содержание в горизонте А1 позднесарматской палеопочвы железистого минерала гётита. Величина же магнитной восприимчивости в этом слое практически не изменилась. Отмеченные особенности и масштабы различий между погребенными почвами средне- и позднесарматского времени дают основания полагать, что выявленный климатический микроплювиал получил развитие в конце I-начале II вв. н.э. О последующей динамике природных условий можно судить на примере палеомикробиологических данных. Микробные сообщества горизонта В2 палеосветло-каштановых почв и палеосолонцов, развитых на балочно-речных водоразделах в IV в. н.э. (могильник «Абганерово-II»), характеризовались сходным уровнем биомассы и, как правило, одинаковой дыхательной активностью с их современными аналогами. Однако соотношение численности микроорганизмов различных трофических групп существенно различалось. В позднесарматских палеопочвах доля микроорганизмов, использующих легкодоступное органическое вещество, в структуре микробного комплекса была существенно выше, чем в настоящее время. В основном это увеличение сопровождалось снижением доли микроорганизмов, растущих на почвенном агаре и удовлетворяющих свои потребности за счет низких концентраций источников энергии, находящихся в почве. Относительное содержание микроорганизмов, потребляющих гумус, в палеопочвах было несколько меньше. Величина коэффициента «богатая среда/нитритный агар», отражающего соотношение микроорганизмов, использующих легкодоступное органическое вещество и гумус, в гор. В 2 палеопочв оказалась в 2,0-2,5 раза выше, чем в современных. Индекс олиготрофности, указывающий в основном на способность микробного сообщества ассимилировать из рассеянного состояния зольные элементы, в погребенных почвах в 2,1-4,9 раза меньше. Сказанное дает основания считать, что в IV в. н.э. в почву поступало больше легкодоступного органического материала растительного происхождения. А так как уровень минерализационной активности в то время был сходен с современным, в почве оставалось большее количество легкодоступного органического вещества. Меньшая доля микроорганизмов, использующих гумус, и большее содержание последнего в палеопочвах, также свидетельствуют о лучшем обеспечении их микробных комплексов легкодоступным органическим веществом и отсутствием необходимости использовать труднодоступные гумусовые вещества. Увеличение же продуктивности растительных сообществ и, как следствие, увеличение массы опада в пустынно-степной зоне прежде всего связано с возрастанием степени атмосферной увлажненности. Следовательно, можно полагать, что в IV в. н.э. в исследованном регионе климат был более влажным, чем в настоящее время.
Таким образом, ранее полученные и изложенные выше материалы палеопочвенных исследований археологических памятников дают возможность представить следующую картину динамики палеоэкологических условий. Аридизация климата в восточноевропейских степях, начавшаяся примерно в IV в. до н.э., достигла своего пика на рубеже эр. Финальная часть существования среднесарматской культуры отмечена началом улучшения природной обстановки, обусловленной прежде всего повышением степени атмосферной увлажненности. Этот процесс нарастал во времени и достиг максимума в IV веке н.э. Но уже в V-VI вв. н.э. вновь произошел довольно резкий климатический спад в сторону аридизации, продолжавшейся вплоть до начала развитого средневековья (XI-XII вв. н.э.).

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований

В.А. Демкин, Т.С. Демкина, Л.С. Песочина, А.О. Алексеев


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!