КАКАЯ ГАДЮКА УКУСИЛА ВЕЩЕГО ОЛЕГА?

 

История смерти древнерусского князя Олега - преемника Рюрика, хорошо известна всем в стихотворном изложении А.С. Пушкина. Этот сюжет не выдумка поэта, он был почерпнут им из русских летописей. Вот как это событие пересказывает историк Н.М. Карамзин (1818): «Волхвы – так и говорит Летописец – предсказали Князю, что ему суждено умереть от любимого коня своего. С того времени он не хотел ездить на нем. Прошло четыре года, а в осень пятого вспомнил Олег о предсказании, и слыша, что конь давно умер, посмеялся над волхвами, захотел видеть его кости, стал ногою на череп и сказал: его ли мне бояться? Но в черепе таилась змея: она ужалила Князя и Герой скончался»…Можем верить или не верить, что Олег в самом деле был ужален змеею на могиле любимого коня его, но мнимое пророчество волхвов или кудесников есть явная народная басня, достойная замечания по своей древности».
О.В. Творогов (1994) указывает, что Летописец предлагает две версии: согласно одной, Олег умер от укуса змеи и был похоронен в Киеве, согласно другой - змея ужалила его, когда он собирался уехать (или идти походом) «за море»; похоронен он в Ладоге (ныне Старая Ладога). Подвергая сомнению правдоподобность легенды и места захоронения Олега, Б.А. Рыбаков (1987) приходит к следующему выводу: Олег базировался в Ладоге, но на короткий срок овладел киевским престолом. После похода на Византию он исчез с горизонта русских людей, умер и похоронен неизвестно где.
Таким образом отвергать версию того, что князь Олег погиб от змеиного укуса (или его последствий) нет оснований. В таком случае можно попробовать разобраться, что же за «змея» укусила князя и отчего он мог погибнуть. Если избрать местом пребывания Олега Киев, то пострадать он мог только от укусов трех видов гадюк – обыкновенной (Vipera berus), лесостепной (Vipera nikolskii) или степной (Vipera ursine). Никаких других ядовитых змей в окружающей территории нет. Князь вспомнил о предсказании волхвов только через 5 лет, конь к тому времени давно умер, но кости его еще сохранились. А.С. Пушкин говорит о том, что Олег приказал держать коня до старости, вероятно, так оно и было, тогда лошадь, по всей видимости, содержалась на каком-то степном выгоне, где и находились ее останки. Обыкновенная и степная гадюки в лесостепной зоне хорошо отличаются по предпочитаемым местообитаниям. Обыкновенная гадюка обитает во влажных, лесных урочищах, а степная наоборот, на сухих, открытых участках – в степи, на пастбищах и т.п. В тоже время лесостепная или гадюка Никольского, предпочитает как раз промежуточные местообитания. Таким образом, можно с большей степенью вероятности предполагать, что укус князь Олег получил именно от степной гадюки. Однако, современная граница распространения этой змеи на Украине значительно не доходит до Киева. В тоже время, примерно на этом месте проходит южная граница обитания обыкновенной гадюки и полностью находится ареал лесостепной гадюки. И все же, наиболее вероятно, что виновницей гибели могла бы быть именно степная гадюка.
С зоогеографической точки зрения наши построения могут быть интересны в плане попытки восстановления ареала исчезающего вида - степной гадюки, хотя и не выходят за рамки предположений. В целом, период IX-XII вв. был сухой и теплый, в летописных записях часто упоминаются засухи, недороды из-за недостатка осадков, степные пожары. Перечитывая все сохранившееся в ту пору, кроме упоминаний о дубах, борах, «диком поле», лесах на севере, в землях древлян, кривичей, вятичей и «ковыля», нельзя найти упоминаний о другой растительности (Турманина, 1987). Вполне вероятно, что 1000 лет назад северная граница распространения этой змеи проходила значительно севернее. Такое показано для многих видов степных млекопитающих и птиц (Кириков, 1959). В частности под Киевом обитали степные сурки, а северная граница ареала степной гадюки практически совпадает с сурчиной. К тому же, степная гадюка при благоприятных климатических условиях за относительно короткий срок может значительно увеличить область своего распространения (Барабаш-Никифоров, 1958).
Теперь что касается времени, событие это если и произошло, то случилось осенью. В этот период гадюки часто выползают на открытые места чтобы погреться на солнце перед уходом на зимовку. Обыкновенная гадюка уходит на зимовку в сентябре-октябре, степная на севере ареала в сентябре-ноябре.
В осенний период чтобы получить укус змеи в ногу, а именно так получил Олег порцию яда, нужно было ходить или без обуви или в очень простой, полуоткрытой обуви. Сомнительно, что властитель Древней Руси пришел посмотреть на коня босиком или в шлепанцах. Согласно археологическим данным, княжеской обувью в те времена (IX в.) были богато украшенные и расшитые сапоги. У гадюк, особенно у степной не такие крепкие и длинные зубы, чтобы прокусить ногу через сапог. «Не по плечу такой подвиг стандартной русской гадюке, в буквальном смысле – не по зубам» (Бушков, 1997). Но, если все таки предположить роковое стечение обстоятельств, то последствия змеиного укуса не могли бы быть столь роковыми, - болезненными, но не смертельными. Скорее всего, к трагическим последствиям привело лечение укуса. Однако, все выше сказанное справедливо только в том случае если легенда о вещем Олеге содержит не вымышленные факты.
В противном случае, причину смерти вещего Олега историкам, по всей видимости, следует искать в другом. Ведь князь принял регентство над Игорем по причине его малолетства, а правил Русью 33 года, хотя прав на престолонаследие не имел. Может быть по этой причине и не известна его могила?

А.А. Власов


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!