ДРЕВНЕЙШИЕ КУРГАННЫЕ КУЛЬТУРЫ ВОСТОКА ЮЖНОРУССКИХ СТЕПЕЙ

ЛАНДШАФТНО-АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА ПАМЯТНИКОВ

 

С. В. Богданов

Институт степи УрО РАН, Оренбург, Россия

 

Первые необратимые антропогенные трансформации ландшафта степи Заволжья и Приуралья связаны с курганным строительством в эпохи энеолита (конец V - IV тыс. до н. э.) и раннего бронзового века (РБВ, конец IV - III тыс. до н. э.). Древнейшие достоверно установленные случаи возведения энеолитических курганов зафиксированы по материалам могильников у с.с.Бережновка, Ровное, Политотдельское на Нижней Волге. Эти памятники датируются временем не позднее середины IV тыс. до н. э. и синхронизируются с ранними этапами Триполья, домайкопской культурой Сев. Кавказа. В более раннее время для населения южнорусских степей характерны грунтовые могильники т. н. мариупольского типа без надземных конструкций и сооружений.

В Оренбургской области в Красногвардейском р-не близ с. Ивановка в устье р. Турганик на дюне находился большой энеолитический могильник, разрушенный ветровой эрозией. Обряд погребений не установлен, но многочисленный инвентарь, собранный местными жителями в выдувах и обнаруженный археологами (каменные топоры, булава, кольца и браслеты, украшения из раковин), позволяет сопоставить эти материалы с инвентарем древнейших подкурганных захоронений Нижней Волги т.н. „бережновского" типа, определить дату Ивановского могильника и соответствующих ему культурных слоев близлежащих Ивановской и Турганикской стоянок концом V - первой половиной IV тыс. до н. э.

  Истоки курганных обрядов не вполне ясны: часть носителей одной и той же хвалынской энеолитической культуры (по И. Б. Васильеву и др.) практиковала обряд подкурганных захоронений (могильники бережновского типа в Заволжье), другая часть - обряд грунтовых погребений (Хвалынские, Хлопковский могильники в волжском правобережье). Возможно, это различие в обряде связано с реальным разделением носителей одной культуры на две этнографические группы - кочевников, сооружавших над ямами со скорченными и окрашенными охрой останками покойных курганные насыпи в степном лево­бережье Волги, и оседлых скотоводов, хоронивших останки покойных на грунтовых кладбищах в сход­ных обрядовых позах. Подобное сочетание бескурганных и курганных обрядов установлено, например, по позднеямным памятникам Степного Приуралья, балановским Волго-Окского бассейна. Зарождение и развитие курганных обрядов именно в среде кочевников, вынужденных совершать вместе со скотом сезонные миграции по долинам степных рек, очень естественно, как естественно желание означить ме­сто могилы сородича в равнинном ландшафте степи максимально долговечным памятником - куполооб­разной земляной насыпью. Курганы предков в среде кочевых скотоводов могли быть своеобразными ориентирами при выборе маршрутов кочевий, наличие могилы предка на конкретной территории в древ­ности у многих народов было основным аргументом в территориальных спорах. Древнейшие курганы не выделяются особо крупными размерами насыпей, каким-то особым богатством инвентаря в сравне­нии с погребениями грунтовых могильников. Отчетливая социальная ранжированность древних захоро­нений, выражавшаяся в богатстве инвентаря и размерах насыпей, возникает позднее в РБВ, хотя укра­шения из привозной балканской меди, оружие и знаки власти из шлифованного камня распределяются в погребальных памятниках очень неравномерно, что позволяет предполагать значительную имуществен­ную и социальную дифференциацию между отдельными семейно-родовыми кланами.

Более полно исследованы курганы кочевых скотоводов древнеямной культуры РБВ I на Нижней Волге (курганы у х. Попова), в Самарском Заволжье (Покровские курганы) и Степном Приуралье (Герасимовка II, Петровка). Начиная с этого времени (рубеж IV - III тыс. до н. э.) в погребениях древнеямной культуры Волго-Уральских степей встречаются металлические изделия из медистых песчаников Каргалов, в то время как население Калмыкии, Подонья и более западных территорий использует в основном привозной северокавказский металл. Курганы РБВ I по-прежнему невелики, они редко превышают 1 м в высоту и диаметр 25 - 30 м. Как правило, они возводились на пойменных гривах.

По аналогии с синхронными Майкопско-Новосвободненскими памятниками Сев. Кавказа степные курганы древнеямной культуры РБВ I датируются рубежом IV - III тыс. до н. э. - первой половиной III тыс. до н. э.

Курганы древнеямной культуры РБВ II (ок. середины III тыс. до н. э.) в Оренбургской области изучены сравнительно полно: с 1956 по 1995 г. проведены раскопки 112 курганов этого времени. Большая часть курганов по-прежнему возводится над одним основным захоронением, содержащим скорченные на правом боку (иногда с завалом на спину) останки покойных, окрашенных охрой. Металлический и каменный инвентарь более разнообразен - в погребениях встречаются проушные топоры, молоты, топоры-клевцы разных типов, топоры-тесла, долота, ножи, кинжалы и др. В курганах у с. Изобильное встречены фрагменты литейных форм, у с. Тамар-Уткуль куски медистых песчаников, свидетельствующие о местной металлургии и металлообработке. Практически весь металл из погребений РБВ II отлит из каргалинских медистых песчаников, хотя следов шахт и поселений этого времени на территории Каргалинского рудного поля до сих пор не обнаружено. Металл из МП Приуралья в это время широко распространялся на запад, вплоть до Южного Буга. Курганные могильники РБВ II невелики по числу курганов (обычно 3-5, иногда до 12). Они расположены по первым надпойменным террасам степных рек близ террасных бровок, реже на высоких пойменных гривах и уступах вторых террас, выдающихся в пойму/Наблюдается отчетливая приуроченность курганных могильников РБВ II к устьям малых рек и суходолов, а также к современным дуговым склонам террас - древним обрывистым берегам рек на участках врезания крутых излучин в террасные площадки. На тыловых швах пойм в непосредственной близости от курганов всегда отчетливо фиксируются следы плесов. В короткий период около середины III тыс. до н. э. курганное строительство в Степном Приуралье достигает своего пика - подавляющая часть всех курганных могильников энеолита - бронзового века возникает именно в это время. По размерам курганы отчетливо подразделяются на две группы: 1) размеры менее 1 м в высоту и диаметр до 20 - 25 м; 2) высота свыше 1,5 м - обычно 2 -2,5 м и диаметр насыпей ок. 30 - 40 м.

  Над погребениями знати воздвигаются огромные насыпи диаметрами до 100 м и высотой до 9 м (курганы у с. Дедуровка, хут. Барышникова, с. Утевка). В погребениях патриархальных вождей племен встречаются человеческие жертвоприношения, наборы медных, биметаллических (медно-железных), железных, изредка - золотых предметов. Насыпи части приуральских курганов этого времени не уступа­ют по размерам„царским" курганам скифо-сарматского времени. Размеры курганов, а иногда и их коли­чество на площадке зависели не только от пиетета, какой питали к умершим патриархам соплеменники, большие курганы должны были подчеркнуть чужакам мощь конкретного социума кочевников. За после­дние десятилетия в Степном Приуралье изучено 36 больших курганов РБВ II К.Ф. Смирновым, Н.Л. Мор­гуновой, О.И. Пороховой, А.Ю. Кравцовым, СВ. Богдановым.

Большие древнеямные курганы РБВ II стали неотъемлемым антропогенным компонентом ландшафта типчаково-ковыльных степей Приуралья. Характерно, что современные жители всегда выделяют эти кур­ганы, осознают их принадлежность к памятникам старины. С ними связаны фольклорные предания о„Пугачевских" или„киргизских" кладах„,золотых каретах", зарытых в насыпях. Каждый из крупных курга­нов имеет исторически сложившееся самоназвание - „Большой Мар", ,,Шихан", ,,Шишка" и т.п.

Со временем, наряду с наиболее выразительными ландшафтно-археологическими памятниками более поздних эпох, большие древнеямные курганы Степного Приуралья должны войти в качестве охраняемых объектов в состав„Оренбургского археологического степного заповедника".


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!