ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКОГО ОСВОЕНИЯ СТЕПНЫХ ЛАНДШАФТОВ ЕВРАЗИИ В СЕРЕДИНЕ XX ВЕКА. 

 

А.А. Чибилёв

(тез. докл. науч.-практ. конф., посвящ. 40-летию освоения целины. Оренбург: изд. ВНИИМС, 1994. с. 54-56).

 

Для исторической географии и этнографии феномен освоения целинных к залежных земель СССР в пятидесятые годы нынешнего столетия представляет интерес, в первую очередь, как грандиозное переселение народов с целью нетрадиционного хозяйственного освоения степной ландшафтной зоны Евразии.

На протяжении трех тысячелетий в степях Евразии господствовала кочевая культура сменявших друг друга народов. В истории человечества кочевой быт - явление сравнительно новое. В послеледниковый период человечество, населявшее наш континент, развивалось по двум направлениям: сложились группа охотников за травоядными крупными животными и группа собирателей растительной пищи и сырья, из которых в неолите образовались примитивные земледельцы. Развитие примитивного земледелия создало достаток пищи, позволивший собирателям начать приручение травоядных животных. К III тыс. до н.э. (эпоха бронзы) такой хозяйственный уклад, сочетающий скотоводство, земледелие, металлургию на основе разработки медистых песчаников и товарообмен с соседями, сложился в степях Урала и Казахстана.

Однако низкий уровень техники земледелия имел своим прямым последствием уничтожение дернового покрова вокруг поселений. Этому способствовало вытаптывание пастбищ у водопоев стадами домашнего скота к уничтожение редкой древесной растительности, используемой как топливо и для выплавки меди. Процесс временного иссушения степной и пустынной зон, происходивший во II тыс. до н.э. усугубил выветривание легких степных почв и способствовал наступлению пустынь. Площади, пригодные для земледелия и оседлого скотоводства, сократились. Из создавшегося тяжелого положения население аридной зоны Евразии нашло выход в развитии кочевого скотоводства. Кочевые степные народы одомашнили лошадь, изобрели телегу на легких колесах, придумали вьючный транспорт, изобрели универсальное жилище - юрту, добились небывалого военного могущества (хунну-гунны, тюркюты, монголы-татары).

В отличие от лесных и влажных приморских ландшафтов степи подвержены значительным колебаниям климата, что неоднократно служило причиной переселений народов. При миграциях народы стремятся выбрать для себя условия ландшафта, как можно более напоминающие родину. Русские предпочитают расселяться в лесостепи, украинцы - в плодоносной степи, казаки - по долинам рек и т.д. Грандиозное переселение русских и украинцев из привычных ландшафтов на целинные земли в 50-60 годы XX века существенно отличается от тех естественно-миграционных процессов, которые наблюдались в прошлом. По нашему мнению, Целина, как реальный природно-хозяйственный комплекс, представляет собой в настоящее время этнографическую (1) и экологическую (2) антисистемы.

  1. Для детей переселенцев из центральных районов Русской равнины засушливые безлесные районы урало-казахстанских степей с жарким летом и суровой малоснежной зимой стали новой родиной. Но Отечеством новая земля становится только для правнуков, когда становится ясным, что новый народ пустил на новой земле глубокие корни. Главная святыня народа, основа его - прошлое, предки. У земледельцев могилы предков всегда рядом. У кочевников есть списки предков от Адама. К сожалению, таких традиций у новых жителей целины нет. Большинство целинных командиров - представителей бывшей целинной номенклатуры с семьями съехало со степи в городские квартиры. Немало первоцелинников или их дети вернулись на родные запущенные земли. Русские и украинские первоцелинники кустанайских и акмолинских степей оказались в чужом государстве. Во многих целинных совхозах за 40 лет население полностью сменилось.
  2. Другой немаловажный историко-этнографический аспект освоения целины — это отсутствие у переселенцев естественно-исторических традиций степного природопользования. Уничтожение степного ландшафта, истребление флоры и фауны поставили многие районы степной зоны на грань экологической катастрофы. Так расправляться с природой может только чужеземец. За 20-30 лет освоения степная природа Заволжья, Урала и Казахстана деградировала сильнее, чем средняя полоса России за тысячелетие хозяйственного освоения.

Сложившийся на целине аграрно-производственный комплекс существовал до последнего времени лишь благодаря беспрецедентным темпам ограбления накопленных биосферой природных ресурсов и осквернения неповторимых ландшафтов и поэтому обречен. Выход видится в экологически обоснованной трансформации земледельческих ландшафтов с учетом вековых традиций народов на основе неистощительного природопользования. А достичь этого можно только в том случае, если на целине сложится устойчивое население со своей культурой, традициями, общностью экономической жизни, которые будут соответствовать вмещающему их степному ландшафту.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!