УДК 502.5:502.4(470.56)

О ВЛИЯНИИ ВЫПАСА НА ПРИРУЧЬЕВЫЕ ЭКОСИСТЕМЫ УРАЛО-ИЛЕКСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ 

 

Г.Х. Дусаева

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт степи Уральского отделения Российской академии наук, Оренбург, Россия

 

В статье рассмотрено влияние выпаса на флористический состав и пространственное распределение сообществ в приручьевых экосистемах Урало-Илекского междуречья.

The article discusses the impact of grazing on the floristic composition and spatial distribution of communities in ecosystems of the near brook vegetation Ural - Ilek interfluve.

Интенсивное воздействие антропогенного фактора на растительный покров экосистем в степной зоне отрицательно сказывается на их биологическом разнообразии, особенно это воздействие, выражено в приручьевых экосистемах. Являясь главным источником влаги на больших степных пространствах, они наиболее подвержены нарушению видового состава и пространственной структуры.

Общий характер пространственной структуры растительного покрова приручьевых экосистем отражается в закономерной смене растительных сообществ от ручья к периферии [4].

Описание растительности относится к важным элементам анализа состояния приручьевых экосистем [3]. По степени нарушенности растительного покрова можно судить об экологическом состоянии ручья, антропогенной нагрузки и т.д. При интенсивном антропогенном воздействии естественная растительность постепенно трансформируется [1], что выражается в изменении видового состава фитоценозов, их структурном разнообразии и пространственном распределении.

К одному из основных антропогенных факторов, оказывающим влияние на приручьевые сообщества в степной зоне можно отнести перевыпас. Он негативно сказывается на состоянии приручьевых экосистем. Восстановление экосистем представляет сложный и долговременный процесс, завершение которого зачастую оказывается невозможным вследствие его постоянного воздействия.

Исследования растительного покрова приручьевых экосистем проводились на участке Госзаповедника «Оренбургский» «Айтуарская степь» (Кувандыкский район Оренбургской области), который был взят за эталон и на нарушенных в результате чрезмерной пастбищной нагрузки территориях за пределами заповедника. Это позволило составить сравнительную характеристику флористических комплексов в условиях наличия или отсутствия антропогенной нагрузки.

При проведении исследования были изучены ручьи Карагашта и Бурмасай правый и левый притоки реки Айтуарка соответственно.

Ручей Карагашта, маловоден. В условиях слабого уклона местности русло разработано слабо, только в нижнем течении происходит углубление русла, образующийся водоток впадает в р. Айтуарка [4]. Ручей протекает на территории участка «Айтуарская степь» ГПЗ «Оренбургский» (рисунок 1).

Ручей Бурмасай формируется в верховьях лесной балки за счет высачивания грунтовых вод. Ручей отличается высокой водностью только в верховьях, а в среднем и нижнем течении водность водотока снижается [4]. Водоток расположен в 3 км севернее границы участка «Айтуарская степь» ГПЗ «Оренбургский» на территории используемой местными жителями в качестве пастбища (рисунок 2).

Приручьевая растительность отличается по составу и структуре не только в зависимости от характера рельефа и ландшафта, гидрологических особенностей, но и от степени анторопогенной нагрузки. Для оценки ее влияния проводилось сравнение поясов растительных сообществ на нарушенных и заповедных территориях.

Рисунок 1. Поперечный профиль Ручей Карагашта.

Рисунок 2. Поперечный профиль через ручей Бурмасай.

На всех исследованных участках в зоне влияния ручья, как средообразующего фактора можно выделить 2 типа поясов растительности (болотисто-лугово-лесной и луговой) отличающихся по составу и структуре сообществ.

Пояс А — болотисто-лугово-лесной представлен болотистыми лугами или черноольшанниками, занимает прирусловую часть приручьевых экосистем.

Пояс хорошо развит в заповедных территориях, здесь он более разнообразен. На нарушенных территориях данный пояс слабо выражен или отсутствует, под влиянием выпаса флористический состав пояса менее разнообразен.

При сравнении флористичесго состава приручьевых сообществ в пределах пояса А нарушенных и заповедных территорий было выявлено, что количество видов на заповедном участке в 1,5 раза больше чем на нарушенном (31 и 18 соответственно). В разреженный травянистый покров нарушенных территорий проникают сорные виды: Leonurus glaucescens Bunge., Symphytum officinale L. Во флоре нарушенных и заповедных территорий преобладают многолетние травы 29 видов на заповедной территории и 14 на нарушенной. В составе флоры нарушенных территорий значительна доля однолетних и двулетних растений. Вследствие длительного и интенсивного антропогенного воздействия, количество однолетних растений в 2 раза больше, чем в аналогичных сообществах на заповедной территории.

Анализ экологического спектра флоры по фактору увлажнения выявил, что доля мезофитов в этом поясе растительности на заповедной территории немного больше, чем на нарушенном участке. Следом за ними на заповедных территориях идут гидрофиты, гидромезофиты из них наиболее обильны в сообществах: Phragmites australis (Cav.) Trin ex Steud., Phalaroides arundinacea (L.) Rausch., а на нарушенных территориях после мезофитов, по числу видов следуют ксеромезофиты, из которых наиболее значительную роль в сообществах играют Artemisia sieversiana Willd., Elytrigia repens (L.) Nevski.

Болотисто-лугово-лесной пояс заповедной территории представлен большим количеством прибрежно-водных, лугово-лесных, лесных видов. Данные ценотические группы типичны для приручьвых экосистем, но на нарушенных территориях относящихся к ним видов меньше, чем на заповедных. В нарушенных растительных сообществах наиболее обильны виды лесной и сорной ценотических групп.

Лесные сообщества (черноолыпанники) характерны как для нарушенных, так и для заповедных территорий, но они различаются по составу, проективному покрытию травянно-кустарничкового яруса. Сравнивая проективное покрытие травяно-кустарничкового яруса в лесных сообществах нарушенных и заповедных территорий следует отметить, что на нарушенных территориях проективное покрытие меньше почти в 2 раза по сравнению с заповедными (40 и 90% соответственно). К данному результату привел чрезмерный и бесконтрольный выпас (рисунки 3, 4).

В древесном ярусе нарушенных территорий доминирует прибрежно-лесной мезогигрофит Alnus glutinosa (L.) Gaertner, в фитоценозе представлены лесные гигромезофит Padus avium Mill, и мезоксерофит Ulmus pumila L. В этом ярусе сообществ заповедных территорий выявлен только один вид Alnus glutinosa. Кустарники встречаются чаще на нарушенных территориях, где они более развиты и представлены лесными мезофитами: Rubus caesius L., Rosa acicularis Lindl. Для заповедных территории характерно наличие в составе сообщества прибрежно-лесного гигрофита Ribes nigrum L. который встречается в подлеске черноольшанников и произрастает по днищам балок. Флористический состав приручьевых сообществ пояса А заповедных территорий более разнообразен. Здесь выявлено 22 вида, а для нарушенных территорий 18 видов. В травяно-кустарничковом покрове на нарушенных территориях доминирует лесные мезофиты Urtica dioica и Chelidonium majus., на заповедных территориях преобладают прибрежно-водные мезофиты и прибрежно-луговые гигромезофиты: CarexmelanostachyaBieb. ex. Willd., Stachyspalustris L. В целом виды прибрежной ценотическая группы доминирует по обилию на заповедных территориях, а на нарушенных - виды лесной и сорной групп.

Пояс В - луговой объединяет настоящие луга, характеризуется обилием и разнообразием разнотравья.

Пояс луговых сообществ, в большей степени развит в заповеднике и более разнообразен в фитоценотическом отношении.

В луговом поясе нарушенных территорий можно выделить 2 сообщества с небольшой площадью, но в этих фитоценозах количество видов больше по сравнению с заповедной территорией за счет сорных и степных видов. В данном поясе под влиянием выпаса развиваются луговые сообщества с доминированием степно-луговых, луговых видов: Calamagrostis epigeios (L.) Roth., Bromopsis inermis (Leyss.) Holub., содоминантами данных сообществ являются лесные и сорные виды: Chelidonium majus, Lappula squarrosa (Retz.) Dumort и т.д. В этих фитоценозах нередко встречаются и достигают заметного обилия степные ксеромезофитные кустарники: Caragana frutex (L.) C.Koch., Cerasus fruticosa Pall., Cotoneaster melanocarpus Fisch. ex Blytt.

Площадь луговых сообществ заповедных территорий больше, чем нарушенных, но видовое богатство их меньше, из-за малой доли степной и сорной ценотической группы. В заповедных территориях выступают в качестве доминантов мезофитные и гигромезофитные прибрежно-водные или луговые виды (Bromopsis inermis (Leyss.) Holub, Phragmites australis).

Как и в приручьевых сообществах заповедного участка в поясе В на нарушенных территориях наибольшее число видов - многолетние травы, однако здесь также широко представлены кустарники, преимущественно степные

Рисунок 3. Ручей Бурмасай (нарушенная территория).

Рисунок 4. Выпас на ручье Бурмасай.

Приручьевая растительность характеризуется наличием последовательно сменяющих друг друга поясов в зависимости от степени увлажнения. Каждый пояс имеет свой набор растительных сообществ. Также большую роль играет антропогенный фактор, который непосредственно воздействует и изменяет растительный покров. Приручьевые экосистемы очень уязвимы, а под влиянием выпаса сбивается растительный покров, флористическое разнообразие и проективное покрытие уменьшаются. Неумеренная хозяйственная деятельность ведет к исчезновению некоторых типичных приручьевых растительных сообществ.

Список литературы

  1. Викторов С.В., Вострикова Е.А, Вышивкин Д.Д. Введение в индикационную ботанику. -М.: Изд-во МГУ, 1962.
  2. Гуричева Н.П. О растительности природниковых луговин. // Труды /АН СССР БИН им. В.А. Комарова. Серия III. Геоботаника XVII. Биология и экология растений целинных районов Казахстана. -М.: Изд-во Наука. М, 1965. С. 200-217.
  3. Кудров А.Г. Родники Воронежской области: формирование, экология, охрана. - Воронеж Изд-во Воронежского гос. ун-та. 2000. 128 с.
  4. Kalmykova O.G., Sivohip J. Т. Forest plant communities of near brook ecosystems of South Ural / Proceedings of International Conference «Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia» - Kostelec nad Cernymi lesy, 2010. P. 49-60.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!