УДК 908(470):551.46

ЭРОЗИОННАЯ СЕТЬ ПРИРОДНОГО ПАРКА «ДОНСКОЙ» ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ КАК ФАКТОР ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ СТЕПНЫХ ЛАНДШАФТОВ 

 

И.С. Дедова

ГОУ ВПО «Волгоградский государственный педагогический университет», Волгоград, Россия

 

ГУ природный парк «Донской» был утвержден Законом Волгоградской области «О создании природного парка «Донской»» решением Областной Думы от 17 мая 2001 года, а стабильное функционирование парка как природоохранной организации началось с 2002 года [1]. Расположение территории парка в Малой излучине Дона определило специфику его ландшафтов и физико-географической обстановки. Она тяготеет к подзоне сухих степей на каштановых почвах Донской ландшафтной провинции, Чирско-Донскому ландшафтному району [1], но из-за влияния местных факторов в парке складываются особые физико-географические условия. Немаловажная роль в формировании пестроты ландшафтов парка играет эрозионная сеть. Можно сказать, что одним из критериев выделения и обоснования ПП является тот факт, что Малая излучина Дона - это классический район эрозии на юго-востоке Русской равнины. Действительно, эрозионная сеть ПП «Донской» уникальна по возрасту, генезису и обусловленным ею ландшафтам. Рассмотрим её главные особенности.

ПП «Донской» расположен в пределах Восточно-Донской гряды, которая является геоморфологическим районом юго-восточной оконечности Среднерусской возвышенности [2]. Это пластовая денудационная ярусная возвышенность, соответствующая растущей тектонической структуре Доно-Медведицкого вала (восточная оконечность Воронежского массива по кристаллическому фундаменту) [3]. За олигоцен-четвертичный этап амплитуда поднятий вала составила 300-600 м, в результате чего на дневную поверхность оказались выведены толщи горных пород: от каменноугольных известняков до карбонатно-терригенных пород верхнего мела. Чередование устойчивых к денудации толщ с легко разрушаемыми способствует образованию здесь структурных поверхностей и ступенчатых склонов долин. На отдельных участках образуется до пяти-шести структурных ступеней, объединяемых в два яруса рельефа. Верхний уровень представляет позднемиоценовую-раннеплиоценовую денудационную равнину, а нижний — позднеплиоценовую денудационно-аккумулятивную равнину (образовалась в связи с незначительным опусканием территории в конце плиоцена). Оформление ярусного рельефа началось в конце миоцена, когда рассматриваемая территория испытала интенсивный подъем и освободилась из-под уровня последнего в границах данной территории моря. В настоящее время морские осадки сохранились от размыва в пределах отдельных участков верхнего яруса. Они представлены толщами песков и песчаников кварцевых, малинового или оранжевого цвета, часто ожелезненных, мощностью до 25 м. Исследования последних лет позволяют конкретизировать их возраст как позднемайкопский, и связать их накопление с трансгрессионным стоянием майкопского бассейна позднего олигоцена-раннего миоцена [4]. На происхождение осадков указывают их значительная мощность и размыв разновозрастных отложений Волго-Донского междуречья на положительных тектонических структурах.

В течение среднеплиоценового - плейстоценового геоморфологических циклов интенсивное эрозионное расчленение Восточно-Донской гряды привело к разрушению исходной поверхности, в результате чего она сохранилась в виде гряд и эрозионных останцов абсолютной высотой +150 ... +250 м, а также заложению крупных балочных систем, прорезающих уступ, разделяющий ярусы рельефа.

В течение плейстоценового цикла развития территории плиоценовая эрозионная сеть была захоронена. Древние долины оказались засыпанными красными, рыхлыми суглинками, коррелируемыми с московским оледенением. Следующий цикл захоронения эрозионной сети связан со стадиалами валдайской ледниковой эпохи. Процессы интенсивного размыва и возобновления флювиально-эрозионных систем связаны с межледниковьями и голоценовым временем. В настоящее время на территории парка представлены древние (доголоценовые) и современные (голоценовые) эрозионные формы. Среди древних эрозионных форм отмечаются долины малых степных рек, лощины, суходолы, лощино-суходолы, балочные системы и делли; современных — овраги, рытвины, промоины. Подобное вычленение генетических звеньев эрозионного рельефа основано на таких признаках, как их размерность, характер поперечного и продольного профиля и динамическое состояние [5]. Значительной протяженностью (около 10-12 км) обладают так называемые древние долинно-балочные системы, около 40%-50% от длины которых составляет балочное звено, а около 50-60% - долинное. Их отличительными чертами являются эпигенетический характер, наличие двух надпойменных террас, вскрытие водоносного горизонта альб-сеномана на высоте +90...+100 м, формирование куэстового рельефа. Для большинства древних эрозионных форм отмечается обилие притоков, среди которых превалируют молодые овраги и промоины (около 60% от общего количества). Суммарная протяженность притоков колеблется от 10 до 55 км. Они обусловливают высокие порядки главных гидрографических стволов и значительную площадь водосбора.

Для голоценовых форм глубина базиса эрозии незначительна, в среднем 20...40 м, однако в районах выхода мело-мергельных толщ она возрастает до 70... 100 м. Для таких форм типичны обрывистые склоны и каньонообразные поперечные профили. Овраги и промоины характеризуются небольшой длиной (около 1,5 км в среднем), шириной и небольшим значением базиса эрозии (20-60 м, иногда до 100 м).

Установленные показатели морфометрии имеют важное значение при определении географических закономерностей формирования и развития овражно-балочной сети. Для связи количественных показателей эрозионных процессов с особенностями ярусного строения, последние можно рассматривать как отдельные геоморфологические зоны (исходная поверхность, уступ, переходящий в склон транзита и поверхность снижения). В связи с тем, что поверхность снижения на некоторых участках «замещена» водосборами эрозионных систем, то их также можно рассматривать в качестве отдельной геоморфологической зоны. При этом изменение коэффициента эрозионного расчленения в пределах излучин имеет следующий вид (рисунок 1):

1) для верхнего яруса К эр составляет 0 км/км2, что связано с отсутствием естественных уклонов и выровненностью территории;

2) «уступ», разделяющий ярусы, обладает К эр=1,9 км/км2; здесь развиты главным образом верховья эрозионных систем;

3) для нижнего яруса рельефа, или поверхности снижения, показатели эрозионного расчленения около 2,4 км/км2;

4) наиболее крупные балочные водосборы, склоны которых на отдельных территориях «замещают» поверхность снижения; для них показатель эрозионного расчленения составляет 3,4 км/км2.

Рисунок 1. Изменение густоты эрозионного расчленения при удалении от водораздельной линии (ПП «Донской»),

Оценка плотности эрозионных форм позволяет установить широкую распространенность оврагов и промоин. Они отсутствуют в пределах водораздельных поверхностей верхнего яруса, зато хорошо развиты на склонах и днищах балок, а также в местах выхода мела и возле населенных пунктов, где эрозионный процесс инспирируется антропогенным фактором. Наибольшие показатели плотности отмечаются для малых эрозионных форм (промоин, малых оврагов длиной до 70 м и глубиной 2-4 м, потяжин, небольших ложбин и деллей). Их число резко возрастает до 5-10 шт/км2 на поверхности уступа и поверхности снижения, а на отдельных участках (например, в местах выхода мела и окрестности населенных пунктов) достигает 50 шт/км2, а в среднем - более 10 шт/км2. Меньшие показатели характерны для лощинно-балочного звена. Наибольшее количество балок - 1 -2 шт/км2 - характерно для древних систем, где современные эрозионные процессы в силу облеснения несколько затухли. В то же время, для нижнего яруса рельефа показатель плотности балочного звена небольшой, в среднем около 0,7 шт/км2. Это в основном зона развития молодых эрозионных форм.

Эрозионные формы, особенно древние, являются геоморфологическим фактором, определяющим ландшафтное разнообразие в границах природного парка. Так, данные профилирования крупнейших долинно-балочных систем парка позволяет установить, что их верховья, а также днища облеснены. В балочных лесах произрастают клен, вяз, дуб, в подлеске - боярышник, шиповник, терн. Для склонов балок характерна степная растительность на смытых каштановых почвах, состав которой определяется почвообразующей породой. Преобладают ковыли Лессинга, украинский и т.д., типчак, тонконог, житняки, а также степное разнотравье. На склонах, выработанных в меловых породах, произрастают редкие и эндемичные виды (иссоп меловой, ковыль меловой, бельвалия сарматская, можжевельник казацкий, дрок донской и др.), а на песчаных породах - растения - псаммофилы (цмин, молочай) (рисунок 2). Вскрытие водоносного горизонта и формирование постоянного водотока определяют развитие поймы со специфическими растительными сообществами. Здесь развиты заросли тополя и осины, вблизи воды - камыша, рогоза, осоки.

Таким образом, эрозионные системы природного парка «Донской» выступают как важные факторы ландшафтного разнообразия природного парка «Донской». Они обусловливают различное увлажнение территории, характер смытости почв, характер и сомкнутость растительного покрова. Кроме того, коренные породы, вскрывающиеся эрозионными системами, определяют ареалы развития таких эндемичных и краснокнижных форм, как можжевельник казацкий, дрок донской, льнянка меловая и др. В связи с этим эрозионные формы играют немаловажную роль в выделении особо охраняемых ядер природного парка.

Рисунок 2. Типичный вид растительного покрова на меловых (вверху) и песчаных (внизу) склонах (фото Мелиховой Е.В., 2008 г.).

Список литературы

  1. Брылев В.А. Особо охраняемые природные территории Волгоградской области: коллектив, монография /под ред. В.А. Брылева; авт. кол.: В.А. Брылев [и др.]. Волгоград: Альянс, 2006. 256 с.
  2. Природные условия и ресурсы Волгоградской области /под ред. В.А. Брылева. - Волгоград: Перемена, 1995. - 263 с.
  3. Атлас Волгоградской области/под ред. В.А. Брылева. - Киев: ГУГК при Совете Министров Украины, 1993.-С.7.
  4. Ахметьев М.А., Беньямовский В.Н. Стратиграфическая схема морского палеогена юга Европейской России// Бюлл. Моск. Об-ва испытателей природы, отдел геол. 2003. Т. 78, вып. 5. С. 40-51.
  5. Зорина Е.Ф. Овражная эрозия: закономерности и потенциал развития: монография. - М.: ГЕОС, 2003.-170 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!