УДК 581.9: 581.5

ЭКОЛОГО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФЛОРЫ ПРИРУЧЬЕВЫХ ФИТОЦЕНОЗОВ В УРАЛО-ИЛЕКСКОМ МЕЖДУРЕЧЬЕ

 

Г.Х. Дусаева (1), О.Г. Калмыкова (2)

1. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Оренбургский государственный университет», Оренбург, Россия

2. Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт степи Уральского отделения Российской академии наук 460000, Россия, Оренбург, ул. Пионерская, 11

 

Рассмотрены биоморфологические, экологические и эколого-ценотические особенности флоры приручьевых экосистем Урало-Илекского междуречья. Проведено сравнение эколого-биологической структуры флоры на заповедных и нарушенных территориях.

Biomorphological, ecological and phytocenotical features of the flora of near brook ecosystems in Ural-Ilek interfluve were considered. The flora structure of reserve and disturbed areas was compared.

Исследования проводились на участках Госзаповедника «Оренбургский» «Айтуарская степь», «Буртинская степь» (Кувандыкский и Беляевские районы Оренбургской области) и на нарушенных территориях за пределами заповедника, что позволило составить сравнительную характеристику флористических комплексов приручьевых экосистем в условиях наличия или отсутствия антропогенной нагрузки.

Биоморфологический анализ, позволил выявить разнообразие жизненных форм видов, составляющих изучаемую флору (таблица 1). Жизненная форма растения - это его внешний вид, связанный с ритмом развития и приспособлениям к современным условиям среды [1].

Таблица 1. Сравнение спектра жизненных форм исследуемой флоры на заповедных и нарушенных территориях Урало-Илекского междуречья

Во флоре рассматриваемой территории преобладают многолетние травянистые виды их общее количество 122 вида, на нарушенных и заповедных территориях они также доминируют (по 79 видов). Они оказываются на первом месте на всех изучаемых участках, благодаря зональному положению территории. Также большое количество видов у однолетних и двулетних растений. Свой жизненный цикл они проходят за один или два года, завершая его цветением, плодоношением и отмиранием. Заметная доля участия этой группы в составе флоры объясняется длительным и интенсивным антропогенным воздействием на растительный покров изучаемой территории [2]. Причем количество однолетников на нарушенных территориях в 2 раза превышает их количество в заповедных. В районе исследования широко распространены однолетние травы - Cannabis ruderalis Janisch., Polygonum aviculare L., Ceratocarpus arenarius L., Chenopodium hybridum L. Особенно богато сорные виды представлены в семействах Brassicaceae и Chenopodiaceae.

Число видов кустарников, встречающихся во флоре, доходит до 8. Чаще они встречаются на нарушенных территориях (Amygdalus папа L., Spiraea crenata L., Caragana frutex (L.) С Koch.). Произрастают кустарники вдоль черноольшанников. Для заповедных территорий характерен кустарник Ribes nigrum L. встречающийся в подлеске черноольшанников, произрастающих по днищам балок.

Полукустарнички представлены полынями: Artemisia austriaca Jacq., A. marschalliana Spreng., A. nitrosa Weber in Stechm. Их количество примерно одинаково, что для нарушенных, что для заповедных территорий

Жизненая форма деревьев представленна 3 видами: Alnus glutinosa (L.) Gaertner -доминирующий вид, Ulmus pumila (L.), Padus avium Mill.

Таким образом, среди видов сосудистых растений, встречающихся в составе приручьвой растительности исследованной территории, преобладают многолетние травянистые растения - 122 вида. Однолетние и двулетние растения представлены в основном сорными видами, на нарушенных территориях количество однолетних растений в 2 раза больше, чем на заповедных. Среди выявленных деревянистых жизненных форм доминируют невысокие кустарники.

Компоненты флоры являются основными структурными элементами растительных сообществ, где вступают в отношения друг с другом и абиотическими факторами среды. Эколого-фитоценологический анализ позволяет разделить флористические компоненты на группы по типам этих отношений (таблица 2).

При анализе распределения видов по экологическим группам учитывалась их связь с определенными типами местообитаний в пойме ручьев.

Таблица 2. Спектр экологических групп видов растений по отношению к увлажнению в приручьевых фитоценозах Урало-Илекского междуречья

Анализ экологического спектра по фактору увлажнения позволил выделить основную группу - мезофитов, данная закономерность характерна также для нарушенных - 30 видов (28%) и заповедных территорий - 31 (25,6%) вид. Доля мезофитов на заповедных территориях немного больше, чем на нарушенных. Поскольку это растения, обитающие в условиях с более или менее достаточным, но не избыточным количеством воды в почве, их преобладание достигается за счет присутствия благоприятных условий увлажнения.

На втором месте по количеству видов - мезоксерофиты, однако их доля несколько выше на нарушенных территориях по сравнению с заповедными. На нарушенных территориях они имеет такое же количество видов, что и мезофиты - 30 (21,2%) видов. На заповедных территориях их количество также обильно - 21 вид (25,6%). В местах с избыточным увлажнением встречаются гигромезофиты на заповедных территориях их 7 (8,5%) видов, а нарушенных 10 (7,1%).

Если рассматривать отдельно мезофитный (включающий гигромезофитов, мезофитов и ксеромезофитов) и ксерофитный (мезоксерофитный и ксерофитный) компоненты, то можно отметить, что преобладая и на заповедных (58,6%) и на нарушенных территориях (53,7%), мезофитный компонент более выражен в заповеднике. Наряду с этим ксерофитным компонент больше выражен на нарушенных (32,4%) участках, чем на заповедных (27,3%).

Фитоценотический анализ выявил распределение флоры, с учетом приуроченности видов к определенным растительным группировкам, мы выделяем 14 эколого-фитоценотических групп (таблица 3).

Таблица 3. Спектр ценотических групп растений во флоре в приручьевых фитоценозов Урало-Илекского междуречья

Доминирующая ценотическая группа - степная 47 видов (25,8% от общего количества видов) и 21 (21,2%) вид на заповедных, 35 (29,9%) на нарушенных. Данная закономерность характерна для степной зоны. Однако на нарушенных территориях доля видов этой группы больше, чем на заповедных. Возможно, это связанно с воздействием антропогенного фактора, благодаря которому площадь и обилие других видов флоры уменьшается, а степная флора, как коренной компонент более стабильна.

На втором месте по числу видов лугово-степная ценотическая группа на заповедных территориях 14 (14,1%) видов, на нарушенных 11(9,4%) такую большую долю можно объяснить тем, что данная группа является переходной из луговой в степную.

Следующая группа - луговая. Общее количество видов составляет 18 (9,8%) видов, на заповедных и нарушенных количество одинаково по 13 видов, а в процентном соотношении (13,1%) и (11,1%) соответственно. Данная ценотическая группа типична для приручьевых экосистем, но на нарушенных территориях в процентном соотношении она меньше, чем на заповедных.

Далее следует лесо-луговая группа. На заповедной территории количество видов больше 10 (10,1%), а на нарушенной 7 (5,9%). Такое распределение объясняется тем, что эта группа наиболее подвержена антропогенному воздействию.

Также большим количеством видов представлена сорная ценотическая группа, причем на нарушенных территориях количество видов в этой группе, увеличивается почти вдвое по сравнению с заповедными территориями (13 видов (11,1%) и видов - 7 видов (7,1%) соответственно). На нарушенных территориях их количество увеличивается, в результате антропогенной нагрузки сообщества не стабильны. Семена сорных растений легко переносятся скотом и попадают в благоприятные условия, где они и находят свою экологическую нишу.

Таким образом, можно сделать вывод, что во флоре исследуемой территории доминируют степная и луговая фитоценотические группы. Однако большое количество видов зафиксировано и для сорной ценотической группы, причем на нарушенных территориях их количество увеличивается вдвое, в отличие от заповедных территорий.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ № 12-04-32105 и ГК 14.740.11.1390 от 19.10.2011г.

Список литературы

  1. Серебряков, И. Г. Экологическая морфология растений / И. Г. Серебряков. - М.: Высш. шк., 1962.-378 с.
  2. Бордей Р.Х., Шепелева Л.Ф. Адвентивный компонент синантропной флоры города Сургута Тюменской области Ботанические исследования на Урале: материалы регион, с междунар. участием науч. конф., посвящ. памяти П. Л. Горчаковского. - Пермь, 2009. - С.48-50

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!