УДК 574 (924.86)

СОВРЕМЕННАЯ ДИНАМИКА СТЕПНЫХ ГЕОСИСТЕМ ЗАПАДНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ

 

С.В. Левыкин, В.П. Петрищев, И.Г. Яковлев, Г.В. Казачков

Учреждение Российской академии наук Институт степи Уральского отделения РАН Россия, г. Оренбург, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматриваются основные направления динамики степных геосистем в Западном Казахстане. Выявлены особенности формирования эколого-ландшафтных кластеров, пульсирующий характер экологических ядер, особенности трансформации степных эталонов.

The article examines the main trends of the dynamics of the steppe geosystems in western Kazakhstan. The features of the formation of eco-landscape of clusters, the pulsating nature of environmental nuclei, especially the transformation of steppe standards are revealed.

Важнейшими свойствами географической оболочки являются одновременно континуальность и дискретность. Дискретность территориальных географических систем описывается самыми различными закономерностями - поляризацией, узловыми ядрами, кластерами. Последние в качестве территориальных образований сочетают в себе как межкомпонентные взаимодействия ландшафтной оболочки, так и включают широкий диапазон природно-антропогенных взаимодействий, в т.ч. социальные и экономические процессы, выступающие в качестве ведущих факторов организации географических систем. Особенности формирования эколого-ландшафтных кластеров особенно ярко проявляются в Западно-Казахстанской области при сравнении территорий, вовлеченных в сельскохозяйственное производство с территориями, занятыми степными эталонами и вторичными степями.

Современная динамика степных геосистем Западно-Казахстанской области (далее - ЗКО) характеризуется формированием агроландшафтных кластеров. По итогам полевых исследований, проведённой степной таксации, анализу данных о бонитировке пахотных земель, площадях и структуре сельхозугодий, наличии земель запаса выделено два типа агроландшафтных кластеров: 1) кластер с депрессионным состоянием земледелия с сокращением посевных площадей на 50-70% и восстановлением природно-экологического потенциала, в т.ч. формирование крупных массивов многолетних залежных земель, проявление процессов самовосстановления степных геосистем; 2) кластер с земледелием, развивающимся за счет расширяющихся массивов посевных площадей за счет вовлечения в оборот вторичных и залежных степей (рис.).

Характерно то, что если лучшие по качеству пахотные угодья тяготеют к северной границе области, то максимум сельскохозяйственных посевов приходится на внутренние сельские округа Зеленовского, северной части Таскалинского и Сарымского, центральной части Теректинского районов. Эти сельские округа образуют кольцо на определенном расстоянии вокруг областного центра - Уральска. В то же время непосредственно вокруг Уральска наблюдается достаточно большие количество необрабатываемых земель.

По совокупности имеющихся сведений можно предполагать пульсирующий характер динамики площадей, занятых сельскохозяйственным производством. В настоящее время на западе ЗКО отмечена распашка вторичных степей, непосредственно примыкающих к границе, т.е. происходит расширение сельскохозяйственного кластера с зерновой специализацией в северном направлении. В то же время, в восточных районах, таких, как Бурлинский и Чингирлауский, отмечается формирование крупных массивов вторичных степей, что связано с вовлечением трудовых ресурсов в газодобывающую промышленность (Карачаганакское НГКМ). Районом с минимальными посевными площадями является Акжаикский, расположенный вдоль р. Урал.

Рисунок. Агроландшафтные кластеры.

В целом, нужно констатировать, что в связи с современными экономическими процессами в Западном Казахстане складываются сельскохозяйственные кластеры, размещение которых не всегда соответствует почвенно-земельному потенциалу, связаны с региональными экономическими факторами. В связи с этим объяснение расширения посевных площадей как в Западно-Казахстанской области, так и в других областях Республики Казахстан следует искать в кластеризации сельскохозяйственного производства. Одни из кластеров сложились вокруг крупных городов, преимущественно областных центров, откуда идет их расширение при благоприятной экономической конъюнктуре на сельскохозяйственное сырье. Другие кластеры складываются в пределах районов нового освоения (вновь построенные транспортные магистрали, центры горнодобывающей промышленности). Они, как правило, недолговечны и их развитие определяется в основном крупными государственными инвестициями в профильные направления (промышленность, транспорт). Именно кластеризацией можно объяснить иногда странные географические процессы, когда территории с благоприятным ресурсным потенциалом оказываются депрессионными районами с исчезающими населенными пунктами, крупными массивами залежных земель и с восстанавливающейся численностью биологических видов.

Следует констатировать, что процессы хозяйственного использования приграничных территорий, очевидно, имеют пульсирующий характер. В одних случаях происходит распахивание крупных массивов вплоть до государственной границы. При этом следы былой «экологизации» все еще остаются - в виде крупных колоний сурков, гнездовий стрепета, фрагментов ковыльных сообществ на старых залежах и целине. К таковым относятся Зеленовский район Западно-Казахстанской области и Айтекебийкский район Актюбинской области. Напротив, в Хобдинском районе Актюбинской области отмечается «оттягивание» зоны хозяйственного освоения от границы, где крупные населенные пункты (Брусиловка, Жиренкопа) оказались практически брошены, полностью деградировала инфраструктура хранения и переработки зерна, практически отсутствует сельскохозяйственная техника. На залежных землях местное население пытается развивать мелкотоварное овцеводство без существенной внешней поддержки, например, овцеводческое хозяйство «Ибрай» семьи Ашибаевых. Как следствие происходит ликвидация пунктов пограничного и таможенного досмотра на российско-казахстанской границе и снижение трансграничной доступности.

Высокий уровень распашки не всегда определяется пахотнопригодностью земель, почвенно-экологическое состояние которых характеризуется менее 20 баллами бонитета (наиболее яркие примеры - Красновский со. и Январцевский со. Зеленовского района; Пугачевский со. Бурлинского района). Таким образом, земли, нуждающиеся в восстановлении уровня плодородия, вовлекаются в севооборот.

Сложившая структура сельскохозяйственных угодий Западно-Казахстанской области имеет несбалансированный характер, обусловленный гипертрофированно высоким уровнем распашки в приуральных районах (Зеленовском и Таскалинском). В тоже время в зауральных Бурлинском, Тасмолинском и Чингирлауском районах, несмотря на наличие вполне пахотнопригодных земель, напротив, отмечается наличие крупных залежных массивов. Как уже отмечалось, причиной этого является в основном деструкционное по отношению к сельскохозяйственному производству воздействие газодобывающей отрасли. Таким образом, складывается агроэкологический дисбаланс между районами, явно перегруженными посевными площадями, в пределах которых стремительно развивается экологически кризисная ситуация, и районами, в которых отмечаются восстановительная динамика природных геосистем. Следует отметить, что подобный дисбаланс отмечается также между западными и восточными районами соседней Актюбинской области (Хобдинским, с восстановительными тенденциями в агроландшафтной динамике, и Айтебекинском, с явными чертами нарастающего экологического кризиса). Крупные резервы земель запаса и спецземфонда в Чингирлауском и Сарымском районах могут быть использованы для создания крупных степных заказников, площадью соответственно 20 тыс. га и 35 тыс. га, что составит 5% и 5,5% от площади резервного земельного фонда в каждом из этих районов.

Экспедиционными исследованиями в Западно-Казахстанской и Актюбинской областях было охвачено более 35 тыс. км2 при общей протяженности маршрутов 2,5 тыс. км. В 2010 г. выявлено 3 целинных степных эталона - Ишкарганский, Верхнеутвинский и Балбинский, общей площадью 1340 га, а также 22 участка вторичных степей общей площадью 29590 га, которым дана балльная оценка. Были также обследованы Миргородские и Ишкаргантаусские меловые горы, а также песчаное урочище Красное озеро. В 2009 г. был создан Миргородский биологический заказник площадью 3,6 тыс. га.

Нами подтверждено значение степных эталонов в восстановлении степных экосистем на окружающих территориях как источников экспансии титульных степных биологических объектов. Данная роль степных эталонов позволяет рассматривать их в качестве территориальных ядер степной самореабилитации. Наличие таких ядер способствует самозапуску процессов стихийного тиражирования степей путём их распространения на залежи. В дальнейшем, по мере восстановления, залежь становится вторичным источником тиражирования степей. Ширина и конфигурация зоны влияния степных эталонов определяется розой ветров. В рамках проведённых исследований нами в очередной раз доказано, что при наличии определённой ранее системы благоприятных факторов отмечается ускоренное восстановление залежных участков, своеобразный лессинговоковыльный «блицкриг». Судя по исходным данным, в т.ч. картографическим, процесс формирования вторичных ковыльных степей может протекать за 5-8 лет, что в 4-5 раз быстрее традиционно признанного.

Значение степных эталонов в формировании устойчивого степного природопользования заключается в инициировании восстановительных процессов через самосев ковыля, что придает степным эталоном функции территориальных экологических ядер. Процесс восстановления зональной степной растительности заключается в формировании вокруг степного эталона системы залежей, находящихся на различных стадиях сукцессионной динамики и играющих роль экотонов. Ширина и конфигурация зоны влияния степных эталонов определяется розой ветров. Установлено, что под воздействием степных эталонов отмечается ускоренное восстановление близлежащих залежных участков. В результате такого своеобразного ковыльного «блицкрига» процесс самовосстановления сокращается до 5-7 лет вместо 20-30-летнего срока установленного ранними исследованиями. Среди экологических ядер выделяются, таким образом, активные и пассивные. Первые («ядра давления») имеют подвижные границы и способны к саморасширению, оказывая восстановительное и/или стабилизирующее воздействие на природные процессы за пределами своих границ, например, увеличивая мощность гумусового горизонта в почвах или сокращая интенсивность эрозионных процессов и плоскостного смыва. К таковым были отнесены степные эталоны. Пассивные экологические ядра («ядра присутствия») обладают четкими границами и практически не оказывают влияния на окружающую территорию.

Нами выделены наиболее ценные в природоохранном отношении участки полностью сформировавшихся вторичных степей: Амангельдинский, Караобинский, Жинишке, Белоглинский, Щучкинский. Участки Белоглинский и Щучкинский распахивались в начале июня 2010 г., что было зафиксировано во время экспедиции. Участок Амангельдинский намечен для распашки в 2011 г. Выделен целый ряд участков, на которых с разной степенью интенсивности протекает процесс формирования вторичных степей, что нашло отражение в нашей балльной оценке. Выделено три целинных степных эталона: Ишкарганский, Верхнеутвинский и Балбинский. Выделенные нами участки целинных и вторичных степей представляют определённый природоохранный интерес для создания трансграничных степных ОПТ. Так же было выделено две зоны массовой распашки вторичных степей в 2010 г. - вокруг бывших населённых пунктов Отрадное и Щучкинское. До 2010 г. сохранялись перспективы для расширения Таловского участка госзаповедника Оренбургский на территорию ЗКО, в 2010 г. эти возможности полностью утрачены.

Наблюдения, сделанные в ходе проведённых исследований, позволяют дополнить существующие представления о возможных механизмах формирования голоценовых степных сообществ в начале современного интергляциала. Результаты проведённого исследования позволяют допустить, что ковыль Лессинга в начале современного интергляциала мог сыграть роль пионерного вида в первичном формировании голоценовых степных экосистем в Заволжско-Уральском регионе.

Работа выполнена при поддержке УрО РАН, проект №09-Т-5-1027 «Географические предпосылки устойчивого природопользования в горных и субаридных (степных) районах Урала и Заволжья» и РФФИ (проект №10-05-96036 «Разработка концепции эколого-ландшафтных кластеров»).


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!