УДК 911.52: 502.4

ОСОБЕННОСТИ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ЛАНДШАФТОВ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «БУЗУЛУКСКИЙ БОР»

 

С.Ю. Ковтун

Учреждение Российской академии наук Институт степи Уральского отделения РАН Россия, г. Оренбург, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Рассматриваются проблемы формирования природно-антропогенных ландшафтов лесного массива, пожароопасной ситуации, воздействия последствий нефте- и газодобычи.

Problems of formation of prirodno-anthropogenous landscapes of a large forest, fire-dangerous situation, influence of consequences petro- and gaso-extraction are considered.

Бузулукский бор - уникальный лесной массив, расположенный на крайней южной границе распространения лесов Восточно-Европейской равнины, на границе Оренбургской и Самарской областей. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 года № 1952-р принято решение создать федеральное государственное учреждение «Национальный парк «Бузулукский бор», площадью 106 788,28 га и отнести его к ведению Росприроднадзора [6].

Особый природный статус бора в регионе определяется, с одной стороны, особым сочетанием ландшафтообразующих факторов, резко выделяющим его сравнительно с другими современными лесами степной зоны, а с другой стороны - высокой ролью в формировании его ландшафтов разнообразных антропогенных факторов.

Формирование соснового бора на песчаных террасах Боровки и Самары произошло на рубеже верхнего плейстоцена и голоцена (около 10 000 лет назад), когда произошла аридизация климата. Происхождение песчаной равнины связано, по-видимому, с послеледниковым перемывом накопившихся ранее акчагыльских ингрессионных отложений и размывом пермских песчаников, вскрытых на обоих берегах Боровки (рис. 1).

Среди природных факторов, сформировавших ландшафты бора, следует выделить следующие:

- псаммитовый голоценовый литогенез, образовавший феноменологический морфологический каркас геосистем;

- замкнутая саморегулирующаяся гидродинамическая система, определившая гидроморфизм части боровых ландшафтов [3];

- ярко выраженные гидротермические градиенты, сложившиеся вдоль границ бора и представляющие микроклиматическую составляющие ландшафтогенеза.

Литогенной основой, придающей устойчивость боровым ландшафтам, является толща среднезернистых полимиктовых песков (0,25-0,1 мм) мощностью 90 м, которые слагают обширную котловину Бузулукского бора, окруженную сыртовыми возвышенностями [1]. В целом, роль рельефа крайне важна как в дифференциации ландшафтных комплексов бора, чутко реагирующих на изменения термогидрологического режима, так и в оценке их устойчивости по отношению к антропогенным воздействиям. В строении рельефа флювио-эоловой котловины бора выделяется два уровня: терассовый (ступенчатый мезорельеф) и дюнный (бугристый микрорельеф), которые существенно усложняют боровые ландшафты на уровне урочищ и фаций. Несмотря на высокое разнообразие литоморфной составляющей геосистем в пределах Бузулукского бора встречаются четыре типа микрорельефа: 1) мелкобугристый, 2) серповидно-дюнный (лунковый); 3) параллельно-грядовый; 4) пологоволнистый и пологоволнисто-котловинный (ячеистый).

Рисунок 1. Основные песчаные массивы Вол го-Уральского субрегиона.

Антропогенные факторы формирования ландшафтных геосистем Бузулукского бора проявляются в форме:

- крупных массивов искусственных насаждений сосны с чрезмерной плотностью древостоя (до 10-12 тыс. стволов на гектар), высокой фаутностью древесины (пораженностью различными заболеваниями) и значительной долей сухостойных и упавших деревьев;

- значительных по площади вырубок преимущественно с сукцессионными сообществами рудералов вокруг законсервированных и ликвидированных эксплуатационных скважин на нефть и  газ, обладающих потенциальной аварийной опасностью ввиду давнего периода проведения буровых работ и отсутствия мониторинга за состоянием скважин на протяжении почти 30 лет;

- сохранившейся высокой пожароопасности сосняков Бузулукского бора, которые на протяжении 200 лет испытали свыше 30 крупных пожаров, в результате которых выгорало до 1/4 площади лесного массива;

- наличии значительных селитебных территорий внутри лесного массива -поселков и сел - Колтубанский, Партизанский, Опытный, Заповедный, Паника, население которых является источником пожароопасности, несанкционированных рубок, замусоривания территории.

Пространственный охват воздействия указанных факторов позволяет выделить три категории боровых ландшафтов, которые отличаются по характеру, масштабам и глубине антропогенной трансформации.

К первой категории относятся техногенные вырубки вокруг скважин, представляющие собой травянистые сукцессии 10-20-летней давности. Безлесные участки вокруг скважин относительно невелики по площади. Их площадь оценивается в 170-200 га, т.е. около 0,3% площади бора. Несмотря на небольшую занимаемую площадь, группа нефтегазовых скважин, расположенная в северо-восточной части Бузулукского бора, является основным источником потенциальной опасности для боровых ландшафтов, если учитывать размеры нефтегазовых залежей и аварийное состояние технологического оборудования. За время проведения поисково-разведочных и эксплуатационных работ на нефть и газ в 1953-1974 гг. было пробурено 164 структурные, поисково-разведочные и эксплуатационные скважины. Основные запасы углеводородного сырья сосредоточены на четырех месторождениях: Могутовском, Гремячевском, Воронцовском и Нефедовском и составляют: нефти 45 млн. т и газа - 3,5 млрд. м3. Общая площадь, занимаемая месторождениями, составляет - 9540 га, т.е. 8,5% от общей площади лесного массива, при средней плотности скважин 0,6 скв./км2 (рис. 2).

Рисунок 2. Карта-схема нефтегазовых месторождений в Бузулукском бору.

Техногенные вырубки вокруг нефтегазовых скважин обладают целым комплексом деструктивных процессов:

- химическое загрязнение растительности, почв, горизонтов грунтовых вод вследствие капельных выпотов и вытеков нефти, а также за счет существования поныне заброшенных амбаров нефтешламов;

- загрязнение атмосферного воздуха при газации законсервированных скважин вследствие аварийного состояния запорных превентеров;

- механическое нарушение почвенного и растительного покрова в результате расчистки участков вокруг скважин, в т.ч. при повторной консервации;

- загрязнение околоскважинных участков металлическими конструкциями и строительным мусором.

Особой чертой вырубок вокруг скважин является присутствие «техногенных солончаков» площадью от 10 до 120 м . Их образование связано со сливом нефтешламов, минерализованных пластовых вод и буровых растворов в амбары при бурении скважин, которые образуют водоупорный слой, благоприятствующий накоплению солей. Резко контрастирующая на фоне соснового бора растительность техногенных вырубок представлена антропогенно-сукцессионными сообществами - вейниковыми, пырейными, белополынными, тонконогово-песчаннополынными, которые существенно различаются по возрасту зарастания (от 1 года до 40 лет).

Присутствие объектов недропользования в Бузулукском бору и длительный характер их воздействия на геосистемы бора позволяют определить вырубки вокруг нефтяных скважин как техногенные ландшафты, на формирование которых повлияли как буровые и эксплуатационные работы, так и последующее отсутствие мониторинга.

Ко второй категории антропогенной деградации отнесены участки с сверхплотными искусственными насаждениями, в т.ч. крупными сухостоями и массивами упавших деревьев. Площадь сосновых посадок составляет 25,4 тыс. га (22,9% от общей площади Бузулукского бора). Причиной столь широкого распространения искусственных лесных насаждений в бору является облесение бывших пожарищ и падей. Лесные пожары всегда являлись процессом, изменявшим облик Бузулукского бора. За столетие (1843-1944 годы) вследствие пожаров лесопокрытая площадь уменьшилась с 86 до 66%. По данным Я.Н. Даркшевича за период с 1760 по 1980 гг. без перекрытия общая площадь, пройденная верховыми пожарами, составляет около 41 тыс. га. Основная причина разрушительных пожаров в Бузулукском бору особенно в XIX столетии заключается в стремительном освоении края, появлении поселений как вокруг бора, так и внутри него, строительство железной дороги.

Если пожары происходили в тех местах, где сосны росли на песчаных дюнах, то в результате исчезновения этих лесов образовывались голые песчаные дюны, с последующим опустыниванием данной территории.

Довольно высокая пирогенная ситуация наблюдается в местах законсервированных нефтяных скважин. Но если посмотреть в прошлое, то мы увидим, что в то время в этих районах были существенно изменены ландшафты в результате расчистки мест под строительство и обустройство скважин и амбаров, что и отражается в настоящее время.

Бузулукский бор сейчас - это результат огромного числа пожаров, происходивших на его территории; так называемых «санитарных рубок», а также все возрастающего антропогенного воздействия (туристы и местное отдыхающее население).

В настоящее время пока явно недостаточно изучена роль природных лесных пожаров как фактора, воздействующего на свойства окружающей среды. Но можно сделать вывод о том, что лесные пожары порождают серьезные изменения химического состава атмосферы, биотической регуляции окружающей среды и изменения ландшафтов.

Анализ расположения гарей на территории бора показывает, что они, как правило, вытянуты с юго-запада на северо-восток, тем самым повторяя направление ветров, господствующих в летний период.

В целом площади гарей неуклонно сокращались в геометрической прогрессии (на 30% в 1851-1900 гг. по сравнению с предыдущим периодом; на 60% в 1901-1950 гг.; почти на 90% в 1951-2000 гг.).

Крайне высокая плотность лесонасаждений является одной из причин высокой фаутности (в основном за счет поражения корневой губкой Trametespini). Характерно, что в сосновых насаждениях естественного происхождения повреждения корневой губкой не отмечено. Общая площадь лесных культур сосны, пораженных корневой губкой, по данным обследования 2000 г., составила 5607,0 га (против 14587,8 га в 1994 г.).

Третью категорию по степени потенциальной экологической опасности составляют селитебные территории во внутренних частях лесного массива, пастбищная деградация травянистого покрова в сосняках, а также химическое загрязнение леса вдоль транспортных путей. Общая площадь леса, на которой выпасается скот, составляет 20069 га (т.е. 18% общей площади Бузулукского бора) [5], что приводит к уничтожению травянистого и кустарникового ярусов растительности, ослаблению основного древостоя, поражению его вредителями и болезнями. Непосредственно в границах бора располагается 12 населенных пунктов на площади 292,4 га (0,3% площади бора) [5].

Таким образом, в результате антропогенной трансформации под воздействием пожаров и лесовосстановления, буровых и эксплуатационных работ при добыче углеводородного сырья, а также вследствие формирования сети поселений и транспортных путей, размещения воинской части в Бузулукском бору сформировалась сложная система природно-антропогенных ландшафтов, экологическое состояние которых варьирует от квазиестественного до деградирующего. Поэтому одним из первых шагов при организации национального парка «Бузулукский бор» должна стать оценка степени устойчивости боровых ландшафтов к различным видам антропогенных воздействий и разработка системы экологического мониторинга.

Выводы. Изучение аспектов устойчивости показало, что реликтовые ландшафты бора, обладая более высоким уровнем ландшафтного разнообразия, характеризуются пониженной адаптационной и регенерационной способностью и в целом их экологическая устойчивость ниже, чем у зональных ландшафтов-доминантов. Вследствие высокой доли антропогенно измененных геосистем в бору и низкой устойчивости сохранившихся относительно нетронутыми, функциональное зонирование национального парка должно основываться на морфологической структуре ландшафта, которая для Бузулукского бора заключается в пространственной дифференциации типов урочищ. Поэтому предлагается кластерно-трансферная система зонирования целевого использования земель. Суть ее заключается в выделении заповедных кластеров (ядер), охватывающих автоморфные и комплексные наименее устойчивые геосистемы, занимающие верхние уровни в морфологической структуре типов урочищ бора, и формировании рекреационных трансборовых зон, соответствующих парадинамическим сопряжениям, объединяющих боровой ландшафт в единый целостный комплекс.

Более 40% площади национального парка «Бузулукский бор» приходится на антропогенно-измененные ландшафты, что, увеличивая степень ландшафтной неоднородности, снижает экологическую устойчивость боровых ландшафтов.

Особенности морфодинамической структуры ландшафтов Бузулукского бора и низкая устойчивость боровых геосистем к антропогенным нагрузкам предъявляют особые требования к оптимизации природопользования в условиях режима национального парка.

Работа выполнена при поддержке УрО РАН, инновационный проект молодых ученых ИС УрО РАН «Разработка методики прогнозирования возникновения геоэкологических рисков в особо-опасных природно-техногенных системах» (№10-5-ИП-110).

Список литературы

  1. Даркшевич Я.Н., Кнорре Е.П., Лаченков С.Т. Бузулукский бор. - Чкалов: Чкалов, кн. изд-во, 1940. - 57 с: ил.
  2. Земятченский П.А. Основные факторы лесопроизрастания Бузулукского бора. - Л., 1931. - С.29-42. - (Труды Бузулукской экспедиции; часть I).
  3. История растительности и климата Бузулукского бора в позднеледниковье и ее палеогеографическое значение / К.В. Кременецкий, Т. Беттгер, В.А. Климанов, А.Г. Тарасов, Ф. Юнге // Известия Академии наук. Сер. географическая. - 1998. - № 4. - С. 60-74.
  4. Сукачев В.Н. Типы леса Бузулукского бора. - Л., 1931. - С. 109-245. - (Труды Бузулукской экспедиции; часть I).
  5. Эколого-экономическое обоснование организации национального парка «Бузулукский Бор» в Оренбургской и Самарской областях. Отчет РГПИИ «Росгипролес». Общая пояснительная записка. - М, 2000. - С. 46-51.
  6. Чибилёв А.А. Бузулукский бор: эколого-экономическое обоснование организации национального парка / А.А. Чибилёв, П.В. Вельмовский, НО. Кин, Л.В. Камышова. -Екатеринбург: УрО РАН, 2008. - 188 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!