УДК 581.9 (234.85)

ТРАНСФОРМАЦИЯ АНТРОПОГЕННОЙ ФЛОРЫ КАРАЧАГАНАКСКОГО НЕФТЕГАЗОКОНДЕНСАТНОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ

 

Т.Е. Дарбаева, О.Н. Чукалина

Западно-Казахстанский государственный университет им. М. Утемисова Ресупблика Казахстан, г. Уральск, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Рассмотрена синантропная флора Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения, состоящая из двух флорогенетических элементов. Представлена парциальная активность видов по спектру заселяемых экотопов.

The synanthropic flora of Karachaganak oil and condensed gas deposit, which consists of two flora genesis components, is in focus. The settlement activity of species is described through settled habitats spectrum.

Ботанические исследования проведены на территории Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения (КНГКМ) и в его окрестностях, где были исследованы техногенные модификации растельного покрова. Особенности флоры проанализированы на примере трансформированных рудеральных сообществ. Для выявления видового состава закладывались пробные площадки размером 10 х 10 м2. В общей сложности выполнено 250 геоботанических описаний, включавших перечень видового состава высших сосудистых растений, их общее проективное покрытие и обилие каждого вида по шкале Друде.

Как показали исследования, антропогенная флора КНГКМ включает 178 видов высших сосудистых растений и состоит из двух флорогенетических элементов [1]. Первый включает виды, встречающиеся на нарушенных участках, из природного аборигенного окружения - апофиты. Второй флорогенетический элемент составляют адвентивные растения - антропофиты [2].

Преобладающей группой, представленной 27 семействами и 106 видами, являются апофиты, составляющие 59% от общего числа видов (рис. 1).

Рисунок 1. Биоразнообразие апофитной флоры КНГКМ.

Адвентивные - внедрившиеся виды, «пришельцы»; виды, попавшие в новые условия, ведут себя по-разному, в зависимости от их биоэкологического потенциала. Одни, случайно появившись, быстро исчезают, другие, имеющие более пластичную наследственность, становятся сорняками, часто злостными, и поселяются на всевозможных местах с нарушенным растительным покровом [3].

В зависимости от времени внедрения различают археофиты - Camelina sativa, Echinochloa crusgalli; неофиты - Ambrosia artemisifolia, Solarium nigrum, Cyclachaena xantifolia и эргазиофиты - Secale cereale, Triticum durum, Brassica campestris и др.

Наиболее активный занос адвентивных видов происходил в XX столетии, в связи с развитием средств связи с другими континентами, обменом сортового материала культурных растений, освоением новых территорий. 72 вида исследуемой территории флоры являются адвентивными, из них собственно адвентивными или заносными являются 40 видов - Fallopia convolvulus, Polygonum aviculare, Convolvulus arvensis и др.

Таким образом, преобладающими являются адвентивные виды (57%), археофитов меньше (19%), эргазиофитов (13%) и неофитов (11%) мало (рис. 2). Число адвентивных видов будет продолжать расти, так как территория КНГКМ интенсивно развивается и благоустраивается.

Рисунок 2. Адвентивная флора КНГКМ.

Апофитная и адвентивная флора различается по таксономической структуре - как по количеству семейств и родов (в составе апофитов 27 семейств, среди антропофитов - 18), так и по составу ведущих семейств (табл. 1). Только 8 семейств остаются общими для них: Asteraceae, Poaceae, Brassicaceae, Chenopodiaceae, Lamiaceae, Boraginaceae, Fabaceae, Pofygonaceae. В адвентивной флоре общая доля 10 семейств составляет 89%. Согласно А.Н. Толмачеву (1974), значительное количество видов свойственно территориям с экстремальными условиями развития растительного покрова [4]. В данном случае речь идет о значительном воздействии антропогенного фактора на исследуемой территории КНГКМ.

Таблица 1 Таксономический состав антропогенной флоры

Интересным аспектом в изучении антропогенной флоры является рассмотрение парциальной активности видов. Понятие «активность вида» введено Б.А. Юрцевым (1968) и рассматривается как мера преуспевания вида в определенных ландшафтно-климатических условиях и проявляется в заселении им различных местообитаний [5,6]. Активность вида оценивается по спектру заселяемых экотопов, что отражает экологическую амплитуду вида, его численности в естественных экотопах, степени экологической верности.

В антропогенной флоре КНГКМ на основе шкал активности, предложенных Я.П. Дидухом [7], мы находим возможным выделить четыре категории видов: высокоактивные, среднеактивные, малоактивные, неактивные [7].

К высокоактивным относятся виды, встреченные во всех описаниях. Проективное покрытие этих видов от 5 до 20%. Таковых в анализируемой флоре 11 видов. Среди них однолетники: Convolvulus arvensis, Cirsium setosum, Lactuca tatarica, Fallopia convolvulus, Thesium arvense, Chorispora tenella, Anisanta tectorum, Tripleurospernum perforatum, Lappula echinata, Alyssum turkestanicum, Sonchus arvensis, Achillea millefolium, Artemisia absinthium. Среднеактивные виды (39) отмечены в 68% описаний, проективное покрытие 1-5%. В сравнении с высокоактивными видами спектр жизненных форм более разнообразен. Треть видов составляют однолетники (Avena fatua, Berteroa incana, Descurainia sophia, Sisimbrium loselii, Arabidopsis thaliana и др.). Большая часть относится и многолетним травам. Среди них стержнекорневые (Medicago sativa, Melilotus albus, M. offwinalis, Taraxacum officinale и др.), корневищные {Sonchus oleraceus, Bromis arvensis, Echinochoa crus-galli и др.).

К группе малоактивных видов (12) относятся виды, отмеченные менее чем в 40% описаний, с проективным покрытием, не превышающим одного процента (Carduus crispus, Fumaria officinalis, Marrubium vulgare и др.).

К группе неактивных видов (8) относятся виды, встречаемые в 20% описаний, они отмечаются единично (Consolida regalis, Arctium lappa, A. tomentosum, Veronica verna и др.)

В целом количественный состав адвентивных растений КНГКМ является отражением антропогенных процессов, протекающих на его территории.

Таким образом, антропогенную флору КНГКМ можно охарактеризовать как небогатое по видовому составу образование, сложенное апофитными неантропогенными видами, многие из которых являются доминантами и эдификаторами растительных сообществ.

Список литературы

  1. Дарбаева Т.Е. Конспект флоры меловых возвышенностей Северо-Западного Казахстана. - Уральск, 2002.-С. 131.
  2. Туганаев В.В., Пузырев Л.Н. Гемерофиты Вятско-Камского междуречья. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1988. - С. 128.
  3. Бурда Р.И. Антропогенная трансформация флоры. - Киев, 1985. - С. 165.
  4. Толмачев А.И. Введение в географию растений. - Л., 1974. - С. 244.
  5. Юрцев БА. Флора Сунтар-Хаята. Проблемы истории высокогорных ландшафтов Северо-Востока Сибири. - Л., 1968. - С. 234 .
  6. Юрцев Б.А., Камелин Р.В. Основные понятия и термины флористики. - Пермь, 1991. - С. 134.
  7. Дидух Я.П. Проблемы активности видов растений // Ботан. журн. - 1982. - № 7. - С. 925- 935.
  8. Иванов В.В. Материалы по флоре и растительности Северного Прикаспия. - Л., 1964- 1989.
  9. Черепанов С.К. Сосудистые растения России и сопредельных государств (в пределах бывшего СССР). - СПб. 1995. - С. 991.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!