УДК 502.5 (407.56)

РАЗРАБОТКА ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ МОДЕЛЕЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ СТРУКТУРЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

 

В.П. Петрищев, И.Г. Яковлев

Институт степи УрО РАН Россия, г. Оренбург, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматриваются особенности дифференциации территориальных систем природопользования на примере административных районов Оренбургской области. Особое внимание уделяется соотношению антропогенных геосистем и квазинатуральных ландшафтов как фактору устойчивого развития территориальных систем.

Features of differentiations of territorial nature management systems are examined with examples of districts of Orenburgskaya oblast. The special attention is paid to the ratio of anthropogenic geosystems to quasinatural landscapes as the factor of territorial systems sustainable development.

Одним из направлений современного планирования и перспективного развития является разработка стратегий устойчивого развития субъектов РФ. Перспективы территориального развития Оренбургской области изложены в «Стратегии устойчивого развития Оренбургской области до 2030 года» [1], в которой определены приоритетные направления в решении региональных проблем, в том числе в области природопользования. Между тем практически остаются без внимания планы и программы устойчивого развития муниципальных образований. Отсутствие серьезной пространственной оценки природно-ресурсного потенциала, анализа размещения техногенных объектов, сельскохозяйственного производства и объектов экологической сети на уровне муниципальных образований приводит к тому, что планы перспективного развития административных районов сводятся к изложению отрывочных сведений, касающихся их экономического развития [2]. В связи с этим особую актуальность приобретает изучение закономерностей организации территориальных систем муниципального управления, для формирования которых особую роль играет поляризация (дифференциация и концентрация) структуры природопользования, формирование узловых и функциональных ядер, секторов и кластеров в составе территориальных систем [3]. Особое значение в формировании территориальных систем имеют особенности географического положения региона.

Своеобразие географического положения Оренбургской области - сочетание взаимно пересекающихся зональных и азональных природных рубежей, разделяющих соответственно степную и лесостепную зоны, Восточно-Европейскую равнину и Уральскую горную страну. Протяженность с запада на восток более чем на 750 км способствует разнообразию и контрастности природных условий на территории региона. Область сочетает в себе лесные и степные ландшафты, низкогорья и мелкосопочники Южного Урала, плоско-равниную окраину Прикаспийской впадины, увалы Общего Сырта, холмистые равнины Зауральского плато. Подобная дискретность территории определяет четкое выделение в ее пределах различных экологических ядер, отражающих степень антропогенной нарушенности территории [4].

Одним из примеров поляризации территории является пространственная дифференциация соотношения между антропогенно нарушенными и квазинатуральными геосистемами [5,6]. Поскольку в условиях степной зоны, в пределах которой располагается большая часть Оренбургской области, доминирующими следует признать различные варианты агроландшафтов, в основе оценки соответствия территории состоянию экологического равновесия лежит соотношение между сильно трансформированными урботехногеосистемами и слабо измененными квазинатуральными ландшафтами. К числу урботехногеосистем отнесены три категории геосистем: селитебные ландшафты (в т.ч. городские), горнотехнические ландшафты (ландшафты разрабатываемых месторождений), транспортные геосистемы (геосистемы железных и автомобильных дорог). В число квазинатуральных геосистем включены: лесные массивы, имеющие значение экологического коллектора, охраняемые природные территории различного ранга, обладающие соблюдаемой в той или иной степени правовой защищенностью по отношению к антропогенным воздействиям.

Одной из особенностей формирования техногеосистем разрабатываемых месторождений является их секторность по отношению к фоновым природно-антропогенным ландшафтам степной зоны. Секторами техногеосистем являются геосистемы, границы которых сформировались в результате пересечения природных (ландшафтных) рубежей и рубежей изменения типа природопользования (границ изменения целевого использования земель).

Секторная организация часто проявляется при формировании ландшафтов разрабатываемых рудных месторождений. Поскольку границы недропользования (горного отвода) резко отделяют техногеосистему от прочих вмещающих типов природопользования (например, сельскохозяйственного) и одновременно фрагментарно присутствуют в той или иной степени стертые в результате антропогенной трансформации естественные рубежи, формируется своеобразная прямолинейно-изометричная конфигурация границ по типу секторов.

Рисунок 1. Соотношение урботехногенных и квазинатуральных геосистем по административным районам Оренбургской области (в процентах).

Анализ соотношения урботехногенных геосистем и квазинатуральных ландшафтов по административным районам отражает в целом специфику распределения экологических проблем на территории Оренбургской области. Отчетливо выделяется дифференциация территории области на три сектора - западный, центральный и восточный. Группа районов западной части Оренбургской области характеризуется одновременно как резким преобладанием техногенных геосистем над квазинатуральными, так и высокой-долей глубоко нарушенных геосистем по отношению к общей площади территории районов. Специфику природопользования этой части области составляют крупные по площади нефтегазовые месторождения, которые, вследствие низкой продуктивности платов, разрабатываются с использованием большого количества различных технологических объектов, сопровождающих добычу и транспортировку углеводородного сырья. Плотность скважин при этом достигает от 2 до 9 на км .

В связи с этим показательно значение национального парка «Бузулукский бор» как своеобразного стабилизатора экологического равновесия в данном субрегионе. В центральной части области выделяется кризисной экологической ситуацией Оренбургский газопромышленный центр с прилегающей территорией Оренбургского административного района. На остальной территории центрального субрегиона площадь урботехногеосистем превышает площадь квазинатуральных ландшафтов в 1,3-8 раз, несколько снижаясь к зоне российско-казахстанского приграничья. Восточный субрегион Оренбуржья выделяется достаточно благополучным пространственным соотношением урботехногеосистем и квазинатуральных ландшафтов - практически во всех административных районах за исключением Гайского, включающего Орско-Новотроицкий и Гайский промышленные узлы, их соотношение близкое к равному.

Степень остроты экологических проблем отражает размер диаграмм, изменяющийся в зависимости от доли совокупности урботехногеосистем и квазинатуральных ландшафтов. Наиболее ярко выражен накал проблем, связанных с охраной окружающей среды и рациональным природопользованием, для районов активной нефтегазодобычи и в крупных промышленных центрах городов, а также при формировании наиболее крупной охраняемой природной территории Оренбургской области - национального парка «Бузулукский бор».

Особое значение в обосновании концепции территориальных систем имеет обоснование их границ [3], в качестве которых могут выступать административно-территориальные границы. Анализ границ административных районов Оренбургской области проводился на основе их сопоставления с полигонами Вороного (рис. 2), отражающими оптимальную модель конфигурации границ [7].

Рисунок 2. Соотношение административно-территориальных границ Оренбургской области и полигонов Вороного.

При этом полигоны, соответствующие районам с наиболее высокой интенсивностью природопользования, сравнительно небольшие по размерам и представляют собой многогранники. Полигоны, соответствующие оптимальному использованию природных ресурсов, имеют четырех- или пятиугольную конфигурацию. Периферийные районы со слабой интенсивностью освоения - треугольной формы и самые крупные по размерам.

Возможности объективной группировки административных районов по особенностям структуры природопользования предоставляет кластерный анализ. Дифференциация административных районов при этом проводится на основе сопоставления площадных показателей различных типов природопользования.

В результате кластерной дифференциации территории Оренбургской области четко выделились 2 урбоядра с высокоразвитой транспортной и производственной инфраструктурой, сверхвысокой концентрацией населения (Оренбургский и Орско-Новотроицкий). Данные урбанизированные ядра характеризуются высокими концентрациями разнообразных видов загрязнения воздушной и водной среды, которые превышают средние по области показатели в несколько раз и образуют геополя нуклеарного типа.

Остальные кластеры объединяют сельскохозяйственные районы, различающиеся по особенностям транспортной или производственной инфраструктур. Выделяется северо-западная группа с высокой плотностью населения и развитой транзитной сетью автомобильных и железных магистралей, соединяющих центральную Россию с Уралом и Зауральем, Казахстаном и Средней Азией. Кроме того, здесь ведется постепенно снижающаяся по объему добыча нефти и газа. Эти районы образуют агрогенно-техногенно-транзитную группировку районов с зерноводческо-животноводческой специализацией и близкой к среднеобластному показателю плотности дорог. Антропогенно-техногенные районы, где наряду с умеренной нагрузкой сельского хозяйства преобладающее воздействие на природную среду оказывают нефтегазовые месторождения с растущей добычей и высокой плотностью техногенных объектов. В особый кластер сгруппированы приграничные районы с низкой распаханностью, невысокой плотностью населения и транспортных путей.

Наиболее крупные группировки административных районов сформировались в запад­ной и восточной частях области, отражающие общерегиональные различия в типах природопользования. На западе Оренбургской области это сочетание сельскохозяйственной и нефтегазопромышленной трансформации природной среды, а на востоке - сельскохозяйственной с горно-промышленной.

Второе направление кластерного анализа заключалось в дифференциации административных районов по показателям, отражающим степень устойчивости природных комплексов к антропогенным воздействиям. В настоящее время на долю ОПТ в области приходится 6% территории, лесов - 4%, озер и водохранилищ - 0,7%, протяженность всех рек составляет около 18 тыс.км, на долю лугов и пастбищ приходится около 35% территории области.

По результатам кластерного анализа было выделено 7 групп районов. Четко обособился кластер районов с лесистостью более 15% и значительным количеством ОПТ. Все районы данной группы, условно названные «лесными», имеют крупные лесные массивы - Бузулукский бор, леса Малого Накаса и юга Бугульминско-Белебеевской возвышенности. Вторая группа включает районы, примыкающие к Ириклинскому водохранилищу («приириклинские районы»), которое играет роль стабилизатора экологической обстановки в этих районах. Третий кластер формируют районы, которые нанизаны на крупные речные долины, сопровождаемые большими массивами пойменных (уремных) лесов и тяготеющих к ним лугово-пастбищным угодьям. Это районы с наличием крупных рек, таких как Урал, Сакмара, Самара, Большой Кинель. Обособленный кластер образует Светлинский район, отличающийся наличием крупных озерных геосистем и полным отсутствием естественных лесов (облесенность - 0,03%). В следующей группе районов экологическое ядро формируют компактные массивы лугово-пастбищных и залежных угодий, а также сохранившиеся степные участки (в т.ч. в границах беллигеративных ландшафтов). Определенную устойчивость экологической обстановки здесь придает приграничное положение этих районов, снизившее сельскохозяйственное воздействие на ландшафты. Наиболее крупный кластер представлен сельскохозяйственными районами Общего Сырта с мозаичной структурой ландшафтов без четко выраженных экологических ядер. Последнюю группу образуют районы, воплотившие в себе черты предыдущих и играющие, как и в случае первого кластерного разбиения, роль своеобразных моделей для западных и восточных районов Оренбургской области.

Таким образом, роль стабилизаторов экологической обстановки играют крупные лесные массивы, водохранилища, речные долины и их поймы, пастбищно-степные и пастбищно-луговые угодья. В одних кластерах экологическое ядро образуют крупные природные объекты, обладающие большим запасом устойчивости к антропогенным воздействиям, в других - мозаично сочетающиеся ландшафты, в той или иной степени, измененные антропогенными процессами.

При обобщении изложенных выше оценок устойчивости ландшафтов Оренбургской области с использованием кластерного анализа отчетливо прослеживается ранжирование административных районов региона, существенно отличающихся по соотношению антропогенных («импактных») и экологических («зеленых») ядер.

Безусловно, наиболее ярко выражена группа районов, на территории которых сформировались крупные ядра урбанизированных территорий - Оренбургский и Орско-Новотроицкий узлы («урбокластер»). В этих районах проживает половина населения области, свыше 70% промышленного производства. Нивелирующее влияние на мощное антропогенное воздействие городов играют крупные речные долины с массивами пойменных лесов и участки сохранившихся степей, а также отчасти Ириклинское водохранилище.

Вторая группа - с развитой транзитной транспортной системой, высокой плотностью населения (за счет городов) и густой сетью сельских населенных пунктов (кластерная модель «транспортная магистраль - лесной массив»). В роли экологических ядер выступают крупные массивы лесных угодий и соответствующие им ОПТ.

Третья группа отличается преимущественно агрогенной трансформацией природной среды и наличием крупного экологического ядра в виде аквального ландшафта Ириклинского водохранилища, в результате чего образуется парадинамическая система «агроландшафт-аквальный комплекс».

Четвертая группа формируется районами, расположенными вдоль российско-казахстанской границы, которая выступает в качестве своеобразного градиента снижения земледельческого воздействия на ландшафт («демаркационо-агроландшафтная» модель).

Все выше описанные кластерные модели являются гетерогенными и по своему построению основаны на противопоставлении антропогенного и экологического ядер.

Пятая группа состоит из сельскохозяйственных районов, в которых диффузионное размещение пахотных угодий сочетается с мелкими лесными колками, небольшими реками, сыртовыми пастбищами и крупными массивами залежей вдоль границ административных районов («агрогенно-диффузионная» модель).

Шестая группа представлена только одним районом, в котором сочетается экологическое ядро из крупных степных суффозибнных озер и два массива с преобладанием пастбищно-залежных и в меньшей степени пахотных агроландшафтов («озерно-агроландшафтная» модель).

Седьмая группа - сельскохозяйственные районы с крупными контурами пахотных земель и пастбищно-степных массивов, которые не сливаются в единые ядра. Данный кластер распространен среди районов Зауральской равнины и именуется «постцелинно-агроландшафтый».

Оренбургский район (рис. 3.А) - выделяется крупным урботехногенным полифункциональным центром с крупной пригородной зоной. В северной части района выделяются сельскохозяйственные кластера растениеводческого направления, в юго-восточной части -агро-техногенный, и беллигеративный кластер. В районе сложился один из крупнейших в России газопромышленных комплексов на базе Оренбургского нефтегазоконденсатного месторождения. Данная модель разбита на несколько кластеров транспортными путями, подходящими с разных сторон к Оренбургу. Из-за староосвоенности района ему характерна линейная система расселения, преимущественно по долине Урала, связанная с формированием казачьих форпостов в XVIII-XIX веках.

Кувандыкский район (рис. 3.Б) - включает бицентрический узловой район с горнотехнической специализацией. Также выделяются аграрный кластер с зерноводческо-животноводческой специализацией и линейно-долинной системой расселения, аграрный кластер с зерновой специализацией и диффузной системой расселения, аграрный кластер с животноводческой специализацией, горно-лесной экокластер (Шайтантау) со значительным рекреационным потенциалом. Район расположен в центральной части области. На севере граничит с Башкортостаном, на юге с Актюбинской областью Казахзстана. Северная и центральная его часть расположена на южных отрогах Уральских гор, со значительными по площади лесными массивами, южная занимает приграничное с Казахстаном положение с обширными степными пространствами. В центральной части района находится крупное промышленное ядро - Кувандыкско-Медногорский промышленный узел с горнодобывающими производствами, в центральной и северной частях развито сельское хозяйство с мелкоконтурными формами землепользования. Река Урал служит естественной границей между северной и южной частями района, которые резко контрастируют между собой. Контрасты прослеживаются, в первую очередь, в природных условиях, и, как следствие, в размещении производства, в размещении населения и ведении хозяйства.

Адамовский район (рис. 3.В) - разделен на 3 кластера - узловой, включающий рентабельные сельскохозяйственные предприятия зерновой специализации, транзитные магистрали, небольшие объекты недропользования. Целинный кластер с крупноконтурным сельскохозяйственным землепользованием зерновой моноспециализацией. Беллигеративный кластер, включающий земли оборонного значения с сельскохозяйственными предприятиями животноводческого направления. Адамовский район - один из районов области с эффективным сельскохозяйственным производством и со значительным количеством беллегеративных территорий, район расположен на границе с Кустанайской областью Казахстана. В районе отмечается «полосчатая» структура распространения сельхозугодий - значительные по площади пахотные угодья сменяются пастбищно-луговыми. Освоение района связано с переселением населения с Украины и центральных областей России в начале XX века, а также с освоением целины в 1950-1960-х годах. Основная транспортная артерия (железная и автомобильная дороги) проходит в западной части района.

Рисунок 3. Типы территориальных систем природопользования.

В Соль-Илецком районе (рис. 3.Г) отчетливо проявляется формирование сектора, концентрирующего практически полностью функции всей территориальной системы. Подобная концентрация отражает концепцию узловой (ядерной) организации природопользования. Характерно, что узловой центр при этом отдельно не выделяется, а входит в состав сектора. В целом, это отражает тот факт, что Соль-Илецк является единственным городом районного подчинения в Оренбургской области. Центром района является один их старейших в России (начиная с середины XVIII века) пунктов добычи каменной соли – Соль-Илецк. Одной из характерных черт района, выделяющих его среди прочих административных районов области, является бахчеводство. Формирование системы расселения в районе связано с развитием пограничной казачьей линии в начале XIX века, а также освоением южной части района в период столыпинской реформы в начале XX века.

Ясненский район (рис. 3.Д) - район с хорошо выраженным узловым центром и слабовыраженными размытыми прочими секторами - аграрным и беллигеративным. Характерно, что узловой урбоцентр функционально разделен на горно-добывающий и беллигеративный сектора. В районе велика дифференциация между горно-промышленным центром, с градообразующим предприятием ОАО «Оренбургские минералы» и сельскохозяйственными территориями остальной части района. Также сказывается специфика района - наличие крупного количества беллегеративных территорий (около 70% от площади района).

Курманаевский район (рис. 3.Е) - обладает полицентрическим расположением кластеров. Выделяются центральный аграрный и два периферийных нефтегазодобывающих. Район занимает юго-западную часть области, на границе с Самарской областью. Это сугубо сельскохозяйственный район, в котором развита нефтедобывающая промышленность. Причем концентрируются нефтедобывающие производства на севере и юге района, а центральная часть - сельскохозяйственная. На этой территории четко прослеживается снижение сельхозпроизводства в северной и южной частях, при анализе данных с космических снимков и результатам полевого GPS-позиционирования четко выявляются залежные земли в районах нефтедобычи. Основная полоса расселения в районе приурочена к долинам рек Бузулук и ее притокам.

Тюльганский район (рис. 3.Ж) - выделяются три кластера. Центральный техногенный моноцентрический с горно-промышленной специализацией, аграрный кластер с зерноводческо-животноводческой специализацией и горно-лесной экокластер (Малый Накас). Район занимает север центральной части области на границе с республикой Башкортостан. Этот район сочетает в себе крупный лесной массив, расположенный в низкогорной части области на хребте Малый Накас с наивысшей точкой области, с равнинными участками в южной части района, где развито сельское хозяйство. В центральной части района расположено единственное в области месторождение бурого угля. Район обладает значительным рекреационным потенциалом. Население рассредоточено по району довольно таки равномерно, с четко выделяющимся центром.

Следует отметь, что представленные модели антропогенно-экологической ординации ландшафтов в пределах административных районов, которые выступают в качестве элементарных единиц ландшафтного планирования, не являются жесткими, т.е могут быть применимы к одному и тому же району. Территориальная дифференциация каждого из районов индивидуальна и требует специального изучения аспектов природопользования и планирования природоохранных мероприятий. В то же время нужно подчеркнуть, что порайонное ландшафтное устройство является неотъемлемой частью формирования региональной модели устойчивого развития на основе концепции ландшафтного планирования.

Список литературы

  1. Концепция развития Оренбургской области до 2030 года: инновационный сценарий устойчивого развития региона. - Оренбург: Правительство Оренбургской области, 2006. - 58 с.
  2. Быль В.И. Территориальное планирование в Республике Беларусь / В.И. Быль [и др.].; под ред. Г.В. Дудко. - Минск: ФУАинформ, 2007. - 312 с.
  3. Родоман Б.Б. Территориальные ареалы и сети. Очерки теоретической географии. - Смоленск: Ойкумена, 1999. - 256 с.
  4. Павлейчик В.М., Левыкин С.В. Проблемы идентификации природно-экологических каркасов и территориальной охраны ландшафтного разнообразия степных регионов // Вестн. Оренб. гос. ун-та. - 2007. - № 67- С. 41-46.
  5. Антипов А.Н. Ландшафтное планирование: инструменты и опыт применения / А.Н. Антипов, В.В. Кравченко, Ю.М. Семенов и др. - Иркутск: Изд-во Института географии СО РАН, 2005. -165 с.
  6. Дроздов А.В. Ландшафтное планирование с элементами инженерной биологии // А.В. Дроздов, Н.А. Алексеенко, А.Н. Антипов и др. - М.: Т-во науч изданий КМК, 2006. - 239 с.
  7. Аникеев В.В. Градостроительные проблемы совершенствования административно-территориального устройства // В.В. Аникеев, В.В. Владимиров. - М.: Эдиториал УРСС, 2002. -120 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!