УДК 502.4

К ТЕОРИИ СОЗДАНИЯ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ: ПОДХОДЫ И ПРАКТИКА (на примере Юго-Восточного Алтая и Забайкалья)

 

 

Б. Б. Намзалов

Бурятский государственный университет Россия, 670000, Республика Бурятия, Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В последнее время в мировой практике наблюдается заметный прогресс в поисках теоретических подходов к проблеме создания системы особо охраняемых природных территорий (ООПТ), это методология экологических сетей или каркасов, которые показали реальные достижения в сохранении и восстановлении природных комплексов и ландшафтов [4, 9].

Традиционные (или классические) подходы при создании ООПТ, когда за основу брались факты сокращения численности хозяйственно ценных животных и растений (например, соболь в Баргузинском заповеднике) или создание эталонов природы на вновь осваиваемых территориях (Кондинский заказник в зоне БАМа), основным оставался критерий территориального охвата региона охраняемыми объектами различного статуса. В результате, например, бассейн Байкала (в границах Бурятии) охвачен ОППТ на 20% [3]. Этот достаточно высокий показатель все же остается неполным, поскольку для сохранения экологического баланса необходимо данный уровень довести до 45—50% [11, 13], учитывая высокую биосферную значимость экосистемы оз. Байкал.

Проблема сохранения биологического разнообразия естественных экосистем относится к разряду приоритетных научных направлений и включена в Международную конвенцию, принятую на сессии ООН по окружающей среде и развитию в г. Рио-де-Жанейро (июль, 1992 г.). Одной из действенных мер по сохранению многообразия живого является развитие сети охраняемых территорий (заповедники, заказники, эталонные участки, памятники природы, национальные парки).

Охраняемые природные территории, прежде всего, должны обеспечить сохранение всего локального многообразия живого, а сохранение отдельных форм может быть достигнуто лишь благополучием всех тех экосистем, в состав которых входят все популяции растений, животных и микроорганизмов. Отсюда теоретической основой создания особо охраняемых природных территорий (ООПТ) должен служить комплексный анализ биологического разнообразия экосистем. В результате выявятся территории с особым видовым многообразием или с высокой «суммой жизни» (по выражению А.В. Яблокова и С.А. Остроумова [17]). Обычно к таковым относятся тер­ритории, занимающие экотонное (буферное) положение между сопредельными регионами. Подобный анализ должен предшествовать созданию ООПТ, т. е. нужна системная инвентаризация биологического разнообразия экосистем. В практике мы всегда запаздываем: уже по факту исчезновения каких-то видов принимаются срочные меры по созданию заповедного режима, и только после этого начинаются инвентаризационные работы уже в границах узаконенной территории. Часто они не совпадают с локусами максимального видового разнообразия.

Рассмотрим очень кратко некоторые теоретические вопросы заповедования отдельных территорий для охраны генофонда.

  1. Когда мы говорим о заповедовании какого-либо природного объекта, прежде всего это касается территории, на которой имеются уникальные экосистемы, самобытные представители флоры и фауны.
  2. Научной основой пространственного распределения биоты служит теория районирования. Последняя в биогеографии достигла определенных успехов, существуют хорошо разработанные схемы ряда регионов Сибири, начиная от детальных (дробных), до обобщенных, мелкомасштабных.
  3. С точки зрения создания сети ООПТ важно обратить серьезное внимание на рубежные, переходные зоны в схемах районирования природных систем, где наибольшее ландшафтное, видовое многообразие [14]. Здесь формируются рефутиумы (убежища) для многих уникальных видов. Эти местообитания служат как бы местом сохранения и постоянного насыщения диаспорами биологических популяций контактирующих природных целостностей (округов, провинций и т. д.). Именно в таких точках целесообразна организация охраняемых территорий.
  4. Охраняемые природные единицы должны иметь ранг и формы их обеспечения, поскольку они связаны с территориями. Для низких единиц районирования (район) целесообразно выделение эталонных участков. Для ранга округов — заказники; на границах крупных провинций, областей выделяются заповедники. Какова оптимальная площадь охраняемых территорий? Это особая задача, и решается она на каждом уровне специально. Вероятно, нужна проба флоро-фаунистического, ценотического, а также биотопического или ландшафтного разнообразия автономно на каждом уровне. Они должны включать элементы соседствующих регионов до 80%, а также дополнительно ряд уникальных (эндемичных, реликтовых и др.) видов флоры и фауны, своеобразные ландшафтные комплексы.

Безранговых ООПТ — 2, это национальные парки и памятники природы. Национальные парки — особая категория охраняемых территорий, и они связаны наличием какого-то уникального, экзотического природного феномена (Байкал, Севан, Долина гейзеров и др.). Их организация не требует особых теоретических обоснований, нужно лишь определить оптимальную буферную зону. Памятники природы — это отдельные природные объекты, представляющие интерес. К ним могут относиться своеобразные деревья, сообщества растений, родники, уникальные обнажения и г. д. Например, в Бурятии к памятникам природы можно отнести локальную популяцию пустынного растения терескена (Ceratoidespapposa Botsch. et Ikonnikov) в окрестности села Новоселенгинск.

  1. В зависимости от ранга охраняемых территорий меняются формы охраны последних и роль их в сохранении устойчивости экосистем. Так, на уровне эталонных участков эти территории не изымаются из хозяйственного использования, но соблюдается щадящий режим, осуществляется контроль за состоянием популяций [5]. На уровне заказников осуществляются определенные фор­мы хозяйственной деятельности, т. е. там соблюдается режим регулированного природопользова­ния. На уровне заповедников — полное изымание из хозяйственной деятельности и вмешательство в природные процессы, не связанные с целями охраны природы. Однако целесообразно сохра­нение экологически сбалансированной нагрузки. Так, например, исследованиями А.М. Семеновой-Тянь-Шанской [ 15] указано положительное воздействие на экосистемы степей регулируемого выпаса и периодических палов. Степная биота без участия травоядных животных не функционирует. На уровне национальных парков — соблюдение рационального природопользования с учетом традиционных форм хозяйствования. И, наконец, о статусе биосферных охраняемых территорий. Поскольку любой участок экосистемы имеет свои и на своем уровне биосферные функции, то выделение особых биосферных заповедников с научной точки зрения несостоятельно.

В заключение рассмотрим предполагаемое разнообразие ООПТ на Юго-Восточном Алтае, исходя из предложенных теоретических положений.

Схема планируемых и существующих ООПТ на территории Юго-Восточного Алтая показана на карте-схеме (рис.). Более подробно рассмотрим ряд предполагаемых особо охраняемых территорий для данного региона.

Анализ показывает, что на Юго-Восточном Алтае необходим один заповедник на стыке хребтов Южный Алтай, Табын Богдо-Ула, Сайлюгемский. Здесь прослеживается рубеж между аридной и гумидной областями восточного сектора Палеарктики [6]. Функции этого заповедника выполняет Сайлюгемский заказник — филиал Катунского заповедника.

Кроме этого, возможно создание 2 заказников:

  1. Южно-Чуйский, на стыке Чуйско-Укокского высокогорно-степного и Чуйского степного округов. Для заказника можно выбрать небольшую территорию на водоразделе рек Ирбисту и Чаган-Узун. Здесь прекрасно представлены высокогорные кобрезиевники в сочетании с тундровыми комплексами, фрагменты лиственничных редин, прекрасно выражены криофитные и горные каменистые и дерновинно-злаковые степи. В троговых долинах - луга, заросли ивняков, низинные заболоченные участки.
  2. Курайский, на стыке Чуйского степного и Джулукульского высокогорного округов. В качестве заказника можно рекомендовать высокий отрог Курайского хребта — гору Тобошок. Растительность и ландшафты горного массива Тобошок—прекрасная модель природы двух контактирующих округов. На южном макросклоне горы хорошо выражен горностепной пояс, который напрямую стыкуется с высокогорной растительностью, тундрами, криофитными лугами. На северном склоне развиваются леса — от остепненных лиственничников до таежных с участием кедра и подгольцовых редколесий. В узких долинах развиты луга, заросли кустарников на мерзлотных грунтах.

Условные обозначения:

Округа Монгольской провинции: I - Чуйский степной; II - Чуйско-Укокский высокогорно-степной; III - Джулу-Кульский высокогорный.

Районы в границах округов: 1 - Верхнечуйский степной; 2 - Бугузунский степной; 3 - Сайлюгемский пустошно-тундрово-степной; 4 - Укокский тундрово-ерниково-степной; 5 - Богутинский пустошно-тундрово-ерниковый; 6 - Верхнечулышманский тундрово-ерниковый.

Особо охраняемые природные территории:

заповедник

а — Сайлюгемский (в настоящее время — филиал Катунского заповедника);

заказники:

б - Южно-Чуйский (Ирбистинский);

в — Курайский (Тобошокский);

Эталонные участки:

а* — Адыекский жетонный участок;

b — Бар-Бургазынский эталонный участок;

с — Ак-Алахинский эталонный участок;

d — Юстыдский эталонный участок;

е — Джулу-Кульский эталонный участок.

Эталонных участков — 6, по числу выделенных районов, подокругов [12].

  1. Адыекский эталонный участок (Верхнечуйский степной район). Этот участок желательно выбрать в границах урочища Адыек, на водоразделе рек Ирбисту и Кокузек. Данный эталонный участок обоснован нами, на эту территорию составлена детальная карта растительности, выявлена флора, разработаны необходимые рекомендации по организации эталонного участка родной природы [8]. Предполагаемый эталонный участок богато представлен характерными (в том числе эндемичными) сообществами степей, своеобразными лугами, травяными остепненными лесами и высокогорьями. Последние включают не только сообщества тундр (ерниковые), но и ценозы сухих кобрезиевников и красочных нивальных альпийских луговин, находящихся на границе своего ареала.
  2. Бар-Бургазынский эталонный участок (Бугузунский степной район). Природные условия данного района наиболее полно может представить участок в предгорной части на водоразделе рек Бар-Бургазы и Юстыд. Здесь замечательное разнообразие степей в сочетании с солонцеватыми лугами, зарослями кустарников в логах и долинах. Богата флора и фауна живописных остан-цов, уступов древних террас по долинам рек.
  3. Ак-Алахинский эталонный  участок  (Укокский  тундрово-ерниково-степной  район). В качестве эталона природы можно выбрать небольшую территорию в верховьях р. Ак-Алаха на выходе к перевалу Канас. Для этой территории, охватывающей части Бертекской котловины, характерно все многообразие ландшафтов — от лугово-болотных мерзлотных сообществ на речных террасах и приозерных низинах до тундрово-степных группировок и ценозов криофитных степей (мятликовых, типчаковых) в сочетании с ерниковыми, ивняковыми зарослями на платообразных возвышениях водоразделов.
  4. Юстыдский   эталонный  участок  (Богутинский  пустошно-тундрово-ерниковый  район). В качестве эталонного участка может быть выбрана территория в верховьях р. Юстыд, где ярко вы­ражено все разнообразие высокогорных ландшафтов с самобытными представителями флоры и фауны природного района — тундр, криофитных степей и растительности долинных комплексов — лугов, зарослей кустарников, ивняков с участием видов родов Pentaphyiioides, Spiraea и т. д.
  5. Джулу-Кульский эталонный участок (Верхнечулышманский тундрово-ерниковый район). Предлагается для эталона участок в окрестностях озера Хиндиктиг-Куль и Джулу-Куль, охватывающий части территорий Республики Тыва и Горного Алтая. Природный эталон, характеризующий участок верховий р. Чулышмана (истоки р. Башкауса), наиболее концентрированно выражает ландшафтные комплексы Джулукульской котловины. Здесь позиции горно-тундровой растительности значительно преобладают над другими типами. Причем только сообщества ерниковых и дриадовых формаций составляют около 40%. В составе растительности холмистых морен выделяются осоково-кобрезиевые пустотные луга. На высотах более 2700 м велико разнообразие щебнистых лишайниковых тундр.

Для такой компактной и экотонной провинции, каковой является Юго-Восточный Алтай, находящийся на стыке столь контрастных природных регионов как Монгольский и Русский Алтай, экологически обосновано выделение небольших заказников с сериями эталонных участков, расположенных недалеко друг от друга, чтобы был осуществим обмен диаспорами. Тем более что с точки зрения теории островной биогеографии виды лучше сохраняются при наличии нескольких сравнительно небольших природных резерватов, чем на больших «островах» среди нарушенных экосистем, что и предлагается нами в качестве теоретической основы при обосновании сети ООПТ на рассматриваемой территории.

В Забайкалье прослеживаются два крупных природных рубежа, это стык между гумидными и аридными областями Северной и Центральной Азии: 1. Восточное Забайкалье (Онон-Аргунский водораздел); 2. Западное Забайкалье (Селенгинское среднегорье). Кроме этого, выделяется контактная полоса между Байкало-Джугджурской горно-таежно-мерзлотной и Южно-Сибирской горно-таежно-лесостепной провинциями Северной Азии [16]. Первый (в Восточном Забайкалье) обеспечен заповедником «Даурский» и Аргунским лесостепным заказником. Сюда же можно от­нести Сохондинский таежно-высокогорный заповедник. Последний территориально выходит за пределы Онон-Аргунского водораздела, однако растительность данного горного массива типична для сухих высокогорий Южной Сибири. Второй — Селенгинский горно-лесостепной, на террито­рии Бурятии охвачен 5 заказниками: Алтачейский, Тугнуйский, Ацульский, Боргойский, Шарагольский. Третий рубежный регион провинциального ранга на территории Бурятии представлен 3 заказниками: горно-таежно-лесостепными Худанским, Ангырским и Оротским. Из-за большой освоенности на этих территориях трудна организация необходимого количества заповедников, тем более что для последних нужна достаточно обширная территория.

Охраняемыми территориями различного статуса охвачены крупные регионы Забайкалья (ран­га округов, т. е. для них был бы достаточен ранг ООПТ — заказники), среди них:

  1. Хамар-Дабанский темнохвойно-таежный (в настоящее время обеспечен следующими ООПТ — Байкальский заповедник, Снежинский заказник).
  2. Икатский северо-забайкальский горно-тундрово-таежный (Джергинский заповедник).
  3. Баргузинский межгорно-котловинно-степной (заказники Улюнский, Барагханский).
  4. Витимский горно-таежно-мерзлотный (заказники Тулдунский, Мохейский, Амалатский и Кондинский).
  5. Тункинский межгорно-котловиный, таежно-лесостепной (Тункинский природный национальный парк, заказники Бадары, Тункинский).
  6. Баргузинский горно-таежный (заповедник Баргузинский, национальный парк Забайкаль­ский, заказник Фролихинский).
  7. Северо-Забайкальский горно-таежно-мерзлотный (заказники Котерский, Муйский).

Крайне слабо охвачены охраняемыми территориями высокогорное Окинское нагорье, Восточ­ные Саяны (заказник Шумакский) и северное Забайкалье (заказник Нижне-Ангарский). Правда, последние годы ведутся интенсивные работы по организации природного национального парка «Горная Ока» [18].

Интереснейшая горная система на стыке хребта Малый Хамар-Дабан и Джидинского нагорья еще до сих пор не имеет ООПТ.

В целом в Бурятии сеть охраняемых территорий достаточно густа (2 национальных парка, 3 заповедника, 29 заказников), включая многочисленные памятники природы [1]. Однако вызы­вает озабоченность тот факт, что обширный "буферный регион юга таежной Сибири на контакте с экосистемами Центрально-азиатской подобласти степной области Евразии 17] с оригинальными степными и лесостепными ландшафтами юга Бурятии (в границах Селенгинского среднегорья) не имеет охраняемой территории высокого статуса — ранга заповедника. Однако, как было отме­чено выше, данная территория охвачена сетью заказников, что, вероятно, обеспечит сохранение гено- и ценофонда природных комплексов. И все же проблема создания степного заповедника в Забайкалье остается актуальной [2].

Таким образом, формирование экологического каркаса ООПТ для юго-восточной части Русс­кого Алтая и Байкальской Сибири — задача весьма сложная, но одновременно крайне увлекатель­ная и интересная с научной точки зрения. Вероятно, на модели Алтайской и предложенной нами ранее Байкальской сети [10] будут разработаны новые методы, принципы и критерии, которые будут иметь общетеоретическую значимость в деле создания единого каркаса ООПТ в Евразийском масштабе. В пользу этого можно высказать ряд положений:

а)  впервые сеть как система ООПТ создается в глубине континента, в эпицентре Великого азиатского водораздела, где прослеживаются границы бассейнов Северного Ледовитого и Тихого океанов, а также бессточных депрессий Центральной Азии;

б) регион Алтая и Байкальской Сибири составляет срединную часть Великого трансазиатского пояса гор Евразии, связующую Сибирь с Внутренней Азией и обеспечивающую колоссальное разнообразие ландшафтов;

в) горы Алтая и Байкал вместе с Саянами и горными массивами Прибайкалья и Даурии составляют один из богатейших узлов биоразнообразия на планете — Алтайский и Ангаридский центры биогенеза в трактовке А.Н. Криштофовича, И.М. Крашенинникова и В.Б. Сочавы;

г) на территории Алтае-Саяно-Байкальской горной страны проходит трансконтинентальный климатический рубеж взаимовлияний Тихого и Атлантического океанов, а также прослеживают­ся важнейшие биогеографические рубежи, границы областей и провинций — южных бореальных лесов, сухих дерновинно-злаковых центрально-азиатских и холодных (криоаридных) степей се­веро-восточной Азии;

д) регионы Алтая и Байкальской Сибири — стык многих культур, тотемных этносов, место расцвета срединно-азийского шаманизма (мировой экологической религии), сформировавшие свою систему природно-сакральных территорий, ландшафтов с особым статусом охраны.

Учет и следование вышеназванным критериям, региональным феноменам - основа создания оптимальной региональной сети ООПТ.

Безусловно, сохранение биологического разнообразия и генетических ресурсов естественных экосистем — одна из самых актуальных научных проблем. Разработка теоретических основ ООПТ — одна из важнейших в данной проблеме. Автор сознает дискуссионность ряда положений, выдви­нутых в работе, однако поиск новых путей в данном вопросе неизбежно откроет новые аспекты для решения этих проблем.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Иметхенов А.Б. Памятники природы Бурятии / А.Б. Иметхенов. — Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1990.- 160 с.
  2. Иметхенов А.Б. Об организации степного заповедника в Забайкалье / А.Б. Иметхенов, О.А. Иметхенов // География и природные ресурсы. - 2001. - № 4. - С. 234-238.
  3. Иметхенов А.Б. Особо охраняемые природные территории Бурятии / А.Б. Иметхенов, А.К. Тулохонов. — Улан-Удэ, 1992. — 150 с.
  4. Критерии и методы формирования экологической сети природных территорий. Вып. 1. — М.: Центр охраны дикой природы СоЭС, 1998. - 52 с.
  5. Куминова А.В. Эталонные участки природы / А.В. Куминова // Биологические ресурсы Алтайского края и перспективы их использования. — Барнаул, 1984. — С. 152—153.
  6. Лавренко Е.М. Ботанико-географические и картографические исследования в Монголь­ской Народной Республике / Е.М. Лавренко, Е.А. Волкова, З.В. Карамышева [и др.] // Природ­ные условия, растительный покров и животный мир Монголии: сб. науч. тр. — Пущино, 1988. — С. 137-159.
  7. Лавренко Е.М. Степи Евразии / Е.М. Лавренко, З.В. Карамышева, Р.И. Ниулина. - Л.: На­ука, 1991.- 146 с.
  8. Намзалов Б.Б. О сохранении эталонного участка природы Юго-Восточного Алтая / Б.Б. На-мзалов // Современное состояние и перспективы научных исследований в заповедниках Сибири. — М., 1986. - С. 96-97.
  9. Намзалов Б.Б. О некоторых теоретических аспектах выделения особо охраняемых природ­ных территорий / Б.Б. Намзалов // Биоразнообразие экосистем Прибайкалья // Тр. Госуд. заповед. «Джергинский». Вып. 1. - Улан-Удэ, 1995. - С. 9-12.
  10. Намзалов Б.Б. Бассейновый подход к концепции экологического каркаса Байкальской природной территории: анализ критериев и перспективы / Б.Б. Намзалов, ТА. Стрижова // Там же. - Улан-Удэ, 2004. - Т. 2. - С. 191-192.
  11. Одум Ю. Экология/ Ю.Одум. - М.: Мир, 1986. - 376 с.
  12. Огуреева Г.Н. Ботаническая география Алтая / ЕН. Огуреева. - М.: Наука, 1980. - 190 с.
  13. Реймерс Н.Ф. Особо охраняемые природные территории / Н.Ф. Реймерс, Ф.Р. Штильмарк. -М.: Мысль, 1978. - 295 с.
  14. Рюмин В.В. Заповедные территории юга Сибири как эталоны динамики природы / В.В. Рюмин // Рекреация и охраняемые территории. - Иркутск, 1988. - С. 57-66.
  15. Семенова-Тянь-Шанская А.М. Охрана степной растительности / А.М. Семенова-Тянь-Шанская // Вопросы охраны ботанических объектов. — Л., 1971. — С. 29—34.
  16. Сочава В.Б. Физико-географические области Азии / В.Б. Сочава, Д.А. Тимофеев // Докл. Ин-та геогр. Сибири и ДВ. - Иркутск, 1968. - Вып.19. - С. 3-19.
  17. Яблоков А. В. Охрана живой природы. Проблемы и перспективы / А.В. Яблоков, С.А. Ост­роумов. — М.: «Лесная промышленность», 1983. — 269 с.
  18. Шарастеианов Б.Д. О создании государственного природного национального парка «Гор­ная Ока» / Б.Д. Шарастепанов // Вести. Бурят, гос. ун-та. Сер. 3.: География, геология. - 2006. -Вып. 7.-С. 214-219.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!