УДК 551.43

АНТРОПОГЕННЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ РАВНИННОГО РЕЛЬЕФА В СИСТЕМЕ «СТЕПЬ-ПУСТЫНЯ»

 

В.П. Чичагов

Институт географии РАН Россия, 119017, Москва, Старомонетный пер., 29, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В рамках разрабатываемой автором аридной геоморфологии равнинных регионов в современную эпоху геоморфологические результаты антропогенных преобразований сравнимы с эндогенными и экзогенными изменениями [1]. На протяжении позднего плейстоцена, раннего и начала среднего голоцена граница между степной и пустынной зонами испытывала неоднократные и значительные колебания в связи с изменением климатических условий. В эпоху климатического оптимума среднего голоцена площади степей значительно расширялись, степи интенсивно заселялись и антропогенные нагрузки на них увеличились. С этого этапа система «степь-пустыня» меняет свое состояние, функционируя в природно-антропогенном режиме, в понятия «аридность», «аридные регионы» и т. п. включается антропогенная составляющая. Антропогенные преобразования аридных регионов разнообразны, характеризуются изменчивой интенсивностью и имеют специфические отличия в областях разных цивилизаций. В целях выявления общих закономерностей проявления антропогенных изменений в пределах системы «степь-пустыня» автор проводит их изучение полевыми и дистанционными методами в пределах аридного афро-азиатского пояса, пересекающего континенты Восточного полушария между широтами 30° и 45° с. ш.

Временные рамки проводимых исследований - средний-поздний голоцен и современная эпоха. Обращает внимание рубеж на уровне 5 тысяч лет до нашей эры. В антропогенном изменении природы планеты он характеризуется рядом серьезных изменений, в частности, крупным пиком концентрации метана [3, 4J. Взаимодействие степей и пустынь, их пространственные, эволюционные и системные связи на протяжении эволюции, по-видимому, были более тесными и резуль­тативными, чем это представлялось нашим предшественникам.

По мере детализации наших знаний в области аридной геоморфологии все актуальнее становится проблема потери информации. Например, внешне девственный современный облик степей и пустынь слабо заселенной в настоящее время Восточно-Монгольской равнины скрывает длительную и богатую событиями историю ее антропогенного освоения [5].

Спектр антропогенных преобразований аридных регионов весьма разнообразен, включает точечные, линейные и ареальные типы разрушений разного генезиса, проявляющиеся на по­верхности аридных равнин. Антропогенная деструкция тесно взаимодействует с процессами функционирования созданной человеком подземной инфраструктуры, роль которой явно недооценивается. Новые данные о проявлении разрушительных процессов сетями грунтовых дорог и военными действиями в аридных регионах позволяют судить о том, что эти типы деструкции постоянно взаимодействуют друг с другом, причем вызванные ими линейные разрушения, при достижении определенных нагрузок и преодолев предел плотности, трансформируются в ареальные.

На протяжении последних 5000 лет на позорном счету человечества насчитывается 145 000 войн, которые были и остаются обычным средством решения экономических притязаний. Наибольшее количество войн и военных конфликтов в истории человечества приходится на интересующие нас аридные регионы. В некоторых из них - в Израиле, Палестине, Ираке и Афганистане они продолжаются и в начале XXI в.

Аридные равнины были во все времена наиболее удобны как для освоения, так и для проведения битв. В пределах аридного пояса Евразии издревле осваивались крупнейшие равнины платформенного типа Северной Африки, Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока, Аравии, равнины Пакистана и Индии, Средней, Центральной и Восточной Азии. Их освоение и использование человеком в военных и мирных целях проходило в условиях постоянно менявшейся природной среды как в результате смены климатических условий, так и вследствие антропогенных воздействий.

Для получения более полной и объективной научной информации для решения вопросов изучаемой проблемы наряду с результатами полевых исследований серьезное значение приобретают документальные данные по археологии, истории и военной историографии: описания древних битв и сражений их участниками [6], источники древней картографии [7-10]. Эти документы могли бы оказать помощь в выявлении районов и областей длительного военного разрушения; в возможности датирования природных разрушений прошлого с точностью до года; в проверке и уточнении датировок событий древности. Бесценные первичные данные содержатся в ранних картографических документах: карте из Дура Европос на Евфрате [11], карте Равеннского анонима; Певтингеровой карте (рисованном дорожнике); древних картах Китая, Ближнего и Среднего Востока; картах Византийской эпохи и эпох раннего, классического и золотого века ислама; анализ современных картографических источников, восстанавливающих особенности древней природы и древнюю дорожную инфраструктуру [12]. Весьма результативен анализ обобщений, содержащихся в современных картографических источниках, восстанавливающих военные походы, завоеванные регионы и районы древних битв, а также отдельные черты природной среды прошлого: положение береговой зоны моря и озерных бассейнов, долин и русел рек, древней дорожной инфраструктуры и урбосферы в целом [13].

Важным рубежом в эволюции антропогенных преобразований аридных регионов является бронзовый век. Его ранний период в аридных областях северной части Восточного полушария характеризовался заложением основ каркаса современного этноса, бурным развитием главных древних цивилизаций: Древнего и Среднего Царств Египта, Месопотамии, Индии и Китая. В переломный период XVIII—XIX вв. до н. э. на юге Евразии протекали активные миграционные процессы, вызвавшие переселение части индоиранцев в Переднюю Азию, Иран, Индию. Процесс переселения сопровождался постоянными войнами.

Основные виды военных разрушений (нередко катастрофического характера) аридных равнин на протяжении всей их эволюции сводились к вытаптыванию, выбиванию и разрушению поверхности, сведению растительного покрова, созданию различных фортификационных сооружений, начиная со строительства древнеримских военных лагерей (походных и долговременных), к изменению русел рек и нарушению водных источников, разрушению населенных пунктов, ирригационных сетей, уничтожению сельскохозяйственных угодий, нарушению и частичной ликвидации инфраструктуры — мостов, отдельных путей и многому другому [14, 15].

Аридные равнины по сравнению с равнинами гумидных областей прошли наиболее долгий путь развития и, соответственно, разрушения войнами и дорожными сетями. Наиболее катастрофические последствия войн в аридных областях приводили к мощным вспышкам дефляции, эрозии, суффозии и других разрушительных рельефообразующих процессов; в условиях климатического опустынивания - к смене растительного покрова, существенному изменению ландшафтов, к изменению стиля геологического и геоморфологического формирования равнин. Особенно серьезные нарушения были нанесены отдельным областям и районам Средней Азии, Двуречья, Малой Азии, области Плодородного Полумесяца, Синая, Египта, областей Северной Африки, Центральной Азии и др., где на протяжении нескольких тысячелетий происходили многочисленные битвы, разрушавшие природу аридных областей, стиравшие с лица земли оросительные и ирригационные системы, портившие реки и озера, уничтожавшие леса. Природа здесь становилась другой и площади равнин, способных к естественной регенерации, резко сократились. Отдельные древние цивилизации, например, аккадская (XXIV-XXII вв. до н. э.), возможно, прекратили существование из-за крупных экологических катастроф - длительных засух [16].

Результаты полевых наблюдений, анализ космических материалов и наземной съемки позволяют судить о весьма значительном вкладе проведения военных операций и функционирования дорожных сетей в разрушение природной среды этой области, сведении первичной растительности, резком сокращении и деформации речной и озерной сети, интенсификации антропогенного опустынивания; существенных разрушениях горных массивов, островных гор и скальных равнин многочисленными каменоломнями, в которых добывался каменный материал для строительства античных городов типа Валюбилиса в Марокко, Дугги и Эль-Джем в Тунисе, Пальмиры в Си­рии, Персеполя и Пасаргата в Иране и др. Автору удалось обследовать равнины наиболее древних сражений и дорожные сети в пустынях, полупустынях и степях афро-азиатского аридного пояса, познакомиться с последствиями различных войн, кончая Второй мировой войной и арабско-израильскими войнами.

Намечаются три основные состояния разрушения аридных равнин, соответствующих трем типам военных действий: походов или перемещений войск, приводящих к обширной линейной — Дорожной деструкции аридного рельефа и разрозненным ареальным разрушениям в местах стоянок или лагерей; битв или сражений со значительными массами воинов, приводящих к огромным ареальным разрушениям равнинного рельефа. Даже во время перемирий или передышек между боями в безветренную жаркую погоду антициклонального типа происходит интенсивная адвективная деятельность, приводящая к подъему и выносу за пределы театров военных действий значительных масс аэрозолей.

На основании изучения исторических и военных историографических материалов удалось рассмотреть последствия трех основных традиционных и семь новых - с XX в. - типов военных разрушений аридных равнин. Традиционные типы военных разрушений: динамический, связанный с перемещениями людей в пешем строю, на конях, боевых верблюдах и слонах, на повозках, колесницах и проч.; стационарный или фортификационный - строительный, связанный с созданием крупных оборонительных сооружений: крепостей, лагерей, валов большой протяженности, флотов, мостов, линий связи и дорожной инфраструктуры с мостами, станциями; сооружение подкопов под крепостные стены и проч.; дистанционный - артиллерийская атака или артподготовка.

К новым типам военных разрушений аридных равнин относятся: создание долговременных укрепрайонов, аэродромов, космодромов, военных баз, временных портов и обслуживающей дорожной инфраструктуры; массированные артобстрелы с применением реактивного оружия; массированное бомбометание с самолетов; массированное минирование - наземное и с воздуха, приводящее к созданию больших площадей минных полей, заминированных пространств; прокладывание проходов сквозь них ковровым бомбометанием, приводящим к детонации мин в нужном интервале минного поля; использование тяжелой гусеничной техники - танков, самоходных орудий, ракет и проч.; использование быстродействующей землероющей техники; применение ракетной артиллерии, наконец, применение ядерного оружия.

Дорожные разрушения в мирные времена на обширных пространствах аридных равнин приводили к разным последствиям: от создания дорожных, созданных преимущественно ветром каньонов до обширных пространств испорченных земель. В эволюции дорожных сетей в пределах аридных равнин выявляется унаследованность путей (Малая Азия, Ближний и Средний Восток) как на обширных равнинах, так и в пределах небольших, межгорных, озерных и речных равнин. Издревле пути сгущались у переправ через реки, водных источников, таможен, караван-сараев, других населенных пунктов. Нагрузки на природную среду здесь были наиболее мощными и приводили к уничтожению растительного и почвенного покрова, размыву и развеванию поверхностных отложений. На космических изображениях и аэрофотоснимках эти участки осветлены до белого цвета. Аналогично выглядят и районы наиболее крупных битв прошлого.

Собранные и обобщенные материалы наших наблюдений, анализ литературных данных и изучение большого массива космических изображений, полученных экспедициями НАСА и МКС, позволили судить о недооценке, о значительно большем масштабе и большей результативности антропогенных преобразований природы в целом и рельефа аридных регионов. Приведем поучительный пример.

В 2000-2004 гг. Колумбийский университет США проводил исследования по проекту Национального географического общества США и Общества сохранения диких животных «След человека» [17] и опубликовал одноименную карту, являющуюся картой антропогенной освоенности Африки. В ее основу положены четыре признака: космические изображения, данные переписи населения и компьютерных программ, анализирующих число жителей; оживленность дорог и освещенность, которые, по мнению руководителя программы Э. Сендерсона, «оказывают самое сильное воздействие на дикую природу и ландшафты». На карте впервые с большой точностью на территории Африки нанесена дорожная сеть, выявлена степень влияния человека на природу с точностью до 1 кв. км и отражено увеличение интенсивности антропогенных преобразований в цветовой шкале от зеленых тонов через желтые к красным тонам. Один и тот же цвет отражает интенсивность разной хозяйственной деятельности человека. Так, темно-красный цвет на территории Эфиопии свидетельствует о значительных сельскохозяйственных нагрузках, а сгущение «сети красных вен» в агломерации Йоханнесбурга указывает на интенсивный характер урбанизации. Зеленый цвет, которым закрашено до 40% территории Африки, не означает, что эти регионы покрыты растительностью, а показывает, что природа лесной зоны Конго и Габона, пустынь Калахари и Сахары почти не затронута деятельностью человека. Это утверждение сомнительно. Трудно согласиться и с окраской Сахары зеленым цветом, свидетельствующим об отсутствии на ее территории антропогенных преобразований. Если нанести на карту Сахары восстановленные по многочисленным документальным источникам дорожные сети, функционировавшие на протяжении предшествующих 5000 лет, трассы перемещения войск, районы и места битв и сражений, то зеленые контуры пустыни должны были бы приобрести более теплый оттенок, местами покраснев.

За это время песчаные моря погребли, а мощная дефляция уничтожила массу важных антропогенных объектов, начиная с крупных древних городов и населенных пунктов. Этот вывод подтверждается анализом древних карт, обнаруженных на территории Ближнего и Среднего Востока. Здесь были открыты наиболее древние картографические источники: карта-подлинник из селения Дура Европос на Евфрате, датированная серединой III века, и Певтингерова карта, изготовленная на границе XII и XIII вв., но отражающая картографические знания первых веков нашей эры - позднеримской эпохи.

Карта из Дура Европос сохранилась на кожаном покрытии праздничного щита одного из ле­гионеров XX когорты пальмирских лучников, расквартированной в 230-235 гг. в гарнизоне Дура Европос. Ее неприглядный для неспециалистов облик контрастирует с солидным содержанием: она ориентирована на запад, т. е. запад расположен наверху; изображена часть черноморского побережья от Одессы до Трапезунда с устьями 12 рек и портовыми городами, расстояния между которыми обозначены римскими милями. Карта из Дура Европос — одна из разновидностей «рисованных дорожников» - itineraria picta, которые были распространены в эпоху Древнего Рима и использовались как для торговых путешествий, так и римской армией.

Певтингерова карта - известное древнее картографическое произведение - Tabula peutengeriana представляет собой узкий, длиной в 6,5 м свиток, на котором изображен весь мир, известный в античную эпоху от Атлантики до Восточного — Тихого океана, Цейлона и Индии, от Северного Ледовитого океана до гор Южной Африки и океана в Южной Азии — Индийского океана. Главную особенность и достопримечательность карты, ее основное содержание составляют сухопутные дороги, покрывающие своей сетью почти все пространство карты, показывающие как основные, так и второстепенные дороги, основные маршруты и соединяющие их поперечные пути; крупнейшие города во главе со столицей Восточной Римской империи той эпохи г. Антиохией, станции, узловые пункты, переправы и расстояния между ними. Певтингерова карта представляет также itinerarium pictum — рисованный дорожник, который в древности использовался военными, купцами и путешественниками. Материалы этих источников тщательно изучаются историками и анализируются нами в рамках разрабатываемой проблемы. По ним восстанавливается наиболее древняя, документально обоснованная, на отдельных участках значительно отличающаяся от современной, дорожная сеть и система населенных пунктов, состояние природной среды равнин, связи между древними государствами, возможность выбора наиболее безопасного пути, наконец, особенности разрушения дорогами.

Огромную полезную информацию об особенностях дорожной инфраструктуры содержат карты детально восстановленной дорожной сети [12]. Качественные характеристики рассматриваемых деструктивных процессов можно дополнить количественными. Вполне реально оценить объемы выброшенного грунта при строительстве линейных сооружений военного и гражданского назначения [18]. В качестве самостоятельной причины создания искусственных грунтов выступают военные действия. Войны в истории Земли представляют мощный фактор изменения земной поверхности и монолитности массивов горных пород. В процессе эволюции человечества совершенствовалась военная техника и росли масштабы ее воздействия на окружающую среду - рельеф, отложения и породы. Так, при создании древнего городища у г. Бельск были произведены земляные работы, объем которых превышал 250 тыс. м3. Результатом позиционного характера первой мировой войны в 1914—1918 тт. было создание в Европе сплошных укрепленных позиций фронтов общей протяженностью порядка 3000 км. В процессе создания траншей и ходов сообщения было выброшено более 240 млн. м3 грунта. В Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. в процессе сооружения укреплений внешнего оборонительного пояса Москвы было извлечено и уложено в насыпи 2377 тыс. м3 грунта. Известно, что устройство стрелкового окопа требует проведения земляных работ объемом в 0,5 м3, блиндажа - 23,0, окопа пулеметного отделения -.0 и т. д. Таким образом, количественная оценка военного строительства возможна. Вполне реальным представляется и оценка размеров природных разрушений от бомбометания и функционирования минных полей.

Военные разрушения вносят значительный вклад в создание техногенных искусственных грунтов, уступая в этом отношении последствиям горнодобывающей промышленности. Приблизительная оценка объемов техногенных образований, создающихся при добыче и переработке рудных, нерудных полезных ископаемых и ископаемого топлива, составляет порядка 43 км3 в год, тогда как ежегодный твердый сток рек земли - 12,4 км1 [19].

Полученные данные о характере и интенсивности военных и дорожных разрушений аридных равнин позволяют сделать ряд выводов.

В разделах наук о Земле, изучающих эволюцию природы Земли и историю формирования аридных территорий - колыбели человечества в частности, явно недооценивалась роль разрушительных антропогенных процессов, связанных с военными действиями.

Ознакомление с основными вехами становления человеческого общества показывает, что в , его истории постоянными были войны; перерывы между войнами имели подчиненное значение ; и использовались с военной точки зрения для восстановления живой силы и подготовки к следуюшим походам и завоеваниям.

Наиболее частыми, длительными и разрушавшими природу издавна и по сей день были войны на территории аридных областей афро-азиатского пояса в условиях современных пустынь, полупустынь и сухих степей. Войны и военные операции сыграли весьма значительную роль в разрушении природной среды и рельефа аридных областей афро-азиатского пояса на протяжении последних 5000 лет. Начиная с бронзового века здесь была создана и устойчиво функционировала сложная дорожная инфраструктура, которая испытывала мощные перегрузки и усложнение специализированной системой военных дорог.

Суммарный эффект катастрофического (во время войн) и эволюционного разрушения (между войнами) аридных равнин внес ощутимый вклад в создание современного облика пустынь, полупустынь и сухих степей аридного афро-азиатского пояса. На протяжении позднего голоцена вдоль многочисленных антропогенных линейных нарушений активизировался комплекс экзогенных рельефообразующих процессов, в первую очередь, эрозия, дефляция и суффозия, значительно изменившие исходный рельеф, поверхностные отложения и создавшие культурные ландшафты. Войны приводили к созданию новых типов рельефа: участков выбитых антропогенных равнин и расчлененного антропогенного рельефа; расчлененных эрозией и дефляцией равнин, участков бедленда, реже мелкосопочника и холмов, специфического микрорельефа небхов.

Результаты проведенных исследований позволили прийти к новым выводам о характере и типax природных последствий войн. Это — формирование новых участков песчаных морей современных пустынь; появление комплексов эоловых аккумулятивных форм, испытывающих поступательно-возвратные сезонные перемещения по поверхности подстилающих их глинистых равнин; образование крупных дефляционных равнин и дефляционных впадин в их пределах; создание наиболее крупных дефляционных впадин, в пределах которых дефляция достигла уровня грунтовых вод; формирование ареалов развития дефляционных останцов и островных гор; разработка каменоломен в пределах островных гор и скальных останцов с частичным их уничтожением; возникновение участков каменистых пустынь — гамад антропогенного генезиса; кардинальная перестройка гидрографической сети аридных областей; усложнение системы сухих долин — вади с эпизодическими мощными паводками; сведение лесных массивов в аридных горах и лесной растительности саванн на аридных равнинах; резкое усиление линейной и площадной эрозии в горах и предгорьях, формирование генерации молодых склоновых отложений, субаэральных и подводных морских дельт, т. е. существенное изменение стиля формирования поверхностных отложений и экзогенного рельефообразования; значительное уменьшение объемов взвешенных и влекомых наносов в крупных и малых реках в результате создания гидротехнических сооружений в их верховьях, например, в русле Нила в связи со строительством плотины Ассуанской ГЭС, вызвавшим резкое нарушение естественного хода вдольберегового потока наносов и размыв песчаных побережий на юго-востоке Средиземного моря; зарождение участков молодых — коротких и крутых наклонных подгорных денудационных равнин типа педиментов, как отклик на предшествовавший эрозионный врез и начало формирования покрывающего их чехла песчано-обломочных отложений; резкое усиление результативности дефляции на обширных площадях будущих песчаных и каменистых пустынь и, возможно, локальное проявление эоловых катастроф, образование глубоких и сверхглубоких — ниже уровня моря — дефляционных котловин, вскрывших горизонты грунтовых вод; образование в районах длительных войн специфическою геоморфологического ландшафта небхов — устойчивых, долговременных крупнокучевых эоловых песков; создание антропогенной подземной инфраструктуры, начиная с использования местным населением естественных пещер в качестве убежищ; формирование новых ареалов пещер и пещерных отложений - создание сети антропогенных крутосклонных котловин - кратеров с системой горизонтальных ходов - жилищ с постоянной оптимальной температурой воздуха; формирование комплекса антропогенных поверхностных отложений смешанного генезиса и слоев «оазисных» отложений с возрастом около 2000 лет; усиление поступательного движения эоловых песков Ливийской пустыни в долину и русло самой крупной современной реки Северной Африки - Нила; участие антропогенных отложений в строении осадков прибрежного морского мелководья Средиземного, Черного и Каспийского морей.

Выяснилось, что в периоды войн дорожные сети «работают» в режиме повышенной интенсив­ности и дорожная дигрессия резко усиливается. Грунтовые дороги аридных равнин прокладывались с учетом крупных неровностей рельефа, но рисунок путей определялся также необходимостью связи с древними государствами, городами и населенными пунктами, источниками пресной воды и стратегическими и тактическими соображениями. Известно, что интенсивность дорожной дигрессии зависит от характера поверхностных отложений или пород и от размаха высот - энергии рельефа. Но, как удалось выяснить, и в пределах Прикаспийской равнины с высотами ниже уровня моря достаточно интенсивно проявляются поверхностный смыв, суффозия и дефляция и др. В старте и развитии линейного экзогенного рельефообразования дорожной инфраструктуры принимает участие заслуживающий специального анализа комплекс биогенных процессов, значение которых трудно переоценить.

Развитая военно-дорожная инфраструктура становилась информационной паутиной, объ­единявшей огромные регионы противоборствующих сторон и регионы их жизненных интересов. Выяснилось, что эта инфраструктура, созданная для решения конкретной задачи - победы в крупной битве, значительно выходит за рамки театров военных действий, соединяя нападающую сторону как со смежными странами-союзниками, так и с более удаленными государствами, например, партнерами в дипломатических отношениях.

Антропогенные преобразования рассмотренных типов происходят на фоне традиционного хозяйственного использования равнинных аридных территорий, прежде всего сельского хозяйства. Используются они здесь с глубокой древности: из семи центров культурных растений, выделенных Н.И. Вавиловым, четыре - Восточноазиатский, Юго-Западноазиатский, Средиземноморский и Абиссинский (Абиссинско-Южноаравийский) расположены в аридных областях. Одновременно рельеф аридных равнин испытывает значительную трансформацию в процессе создания и эксплуатации других антропогенных линейных нарушений: проведения газо-, нефте- и водопроводов, линий высоковольтных электропередач, линий связи разного рода, создания и эксплуатации оросительных, ирригационных систем и проч. Изучение эволюции каждого из типов вносит вклад в восстановление общей картины антропогенного преобразования природы аридных областей, прежде всего рельефа и слагающих его отложений [20].

Изучение геоморфолошческих особенностей аридных равнин афро-азиатского пояса и их антропогенных преобразований позволило внести вклад в решение фундаментальных проблем: геологической и геоморфологической корреляции, механизмов формирования поверхностей выравнивания, особенностей и закономерностей эоловых природно-антропогенных катастроф, проблемы взаимопомощи природных катастроф и др. [21].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Чичагов В.П. Прошлое, настоящее и будущее отечественной аридной геоморфологии // Отечественная геоморфология: прошлое, настоящее, будущее. - СПб., 2008. - С. 24-25.
  2. Чичагов В.П. Новые пути в изучении антропогенных разрушений природы аридных регионов // Изв. РАН. Сер. географ. - 2005. - № 6. - С. 3-13.
  3. Ruddiman W.F. Orbital insolation, ice volume, and greenhouse gases // Quatern. Sci. Reviewes. -2003.-22.-P. 1597-1629.
  4. Ruddiman WE, Thomson J.S. The case for human causes of increased atmospheric CH4 over the last 5000 years // Quatern. Sci. Reviewes. - 2001. - 20. - P. 1769-1777.
  5. Чичагов В.П. Эволюция опустынивания Восточно-Монгольской равнины по палеогеографическим данным // Степи Евразии: Материалы IV Междунар. симпоз. — Оренбург, 2006. — С 766-768.

      6. Арриан. Поход Александра. - СПб., 1994. - 273 с.

  1. Зубарь В.М. Херсонес Таврический и Римская империя. — Клев, 1994. — 179 с.
  2. Ковалевский Н.Ф. Всемирная военная история. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — 496 с.
  3. Кучма В.В. Военная организация Византийской империи. — СПб., 2001. — 207 с.
  4. Подосинов А.В. Восточная Европа в римской картографической традиции. — М.: Индрик, 2002. - 488 с.
  5. RostovtzefFM.l. The excavation at Dura Europos. — 1936. — 179 p.
  6. Miller K. Itineraria Romana. - Stuttgart, 1916. - 351 p.
  7. Connolly P. Greece and Rome at War. 2-nd publ. - 1998. - 397 p.
  8. Burn A.R. Persia and the Greece. A&G. Black. - 1962. - 381 p.
  9. Todd M. The Walls of Roma. - London, 1978. - 198 p.
  10. Михаленко В.Н. Глубинное строение ледников тропических и умеренных широт. — М.: ЛКИ, 2008. - 320 с.
  11. National Geographic. Россия. Африка. - 2005. - Спец. номер. - С. 52-53.
  12. Хазанов М.И. Искусственные грунты, их образование и свойства. - М.: Наука, 1975. — 135 с.
  13. Огородникова Е.Н., Николаева С.К. Техногенные грунты. — М.: Изд-во МГУ, 2004. — 250 с.
  14. Чичагов В.П. Война и пустыня. - М., 2007. - 104 с.
  15. Чичагов В.П. Аридные равнины Северо-Западной Африки: особенности структуры, скульптуры, истории формирования. — М., 2008. — 173 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!