УДК 599.322.2

ЛАНДШАФТНО-ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ МЕСТООБИТАНИЙ СТЕПНОГО СУРКА И ПРОБЛЕМЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЕГО РЕСУРСОВ В ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

О.Н. Федоренко

Институт степи УрО РАН

Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11. Тел/факс (3532) 77-44-32, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Биологические особенности степного сурка сформировались в результате эволюционной приспособленности к жизнедеятельности на открытых ландшафтах равнин Евразии в условиях континентального климата. Являясь типичными норными животными степей, сурки проводят в своих убежищах до 85% своей жизни [7, 10]. В Оренбуржье сурки за­легают в спячку на 7—8 месяцев [12]. Поэтому обустройство нор и поселений имеет для этого вида жизненно важное значение.

Степные агроландшафты, в силу их значительной антропогенной мозаичности и ландшафтно-типологического разнообразия, не могут быть полностью пригодными в качестве местообитания для сурков, в связи с особенностями их ландшафтно-биотопических предпочтений. В качестве одного из важнейших критериев, определяющего качество местообитаний, выступает степень дренированности территории. К таковым относятся степные плакоры, подножья склонов, верховья балок, имеющие достаточно глубокое залегание грунтовых вод. Суркам свойственна водобоязнь, в результате которой они избегают селиться вблизи водных источников, а также в микро- и мезопонижениях вследствие опасности затопления нор талыми водами. Также по причине гидроморфности сурки избегают слабодренированных степных ландшафтов — междуречно-солонцовых, котловинно-солончаковых и озерных геосистем.

Безусловно, определяющее значение для биотопической дифференциации местообитаний сурков имеет механический состав почв и грунтов. На супесях и песках сурки не встречаются. Обустройство глубоких зимовальных нор, где обеспечивается постоянный положительный температурный режим (+4°С, +6°С), способствует экономному расходованию жировых запасов во время спячки [7, 10]. В этой связи для устойчивой жизнедеятельности сурка не пригодны солонцы и сильнопересеченные ландшафты мелкосопочников, а также крутосклонные останцы сыртовых ландшафтов. Необходимым условием существования колоний сурков и их биотопической адаптации является возможность визуально-звуковой связи между отдельными особями и семьями. Этим объясняется отсутствие сурков в лесных массивах, кустарниковых зарослях, в бурьянистых залежах, на целинных высокотравьях. Высота степного травостоя, как и особенности рельефа, определяет как возможность поселения сурка, так и морфологию колонии (размещение нор, бутанов, дорожек). Другим немаловажным критерием является наличие достаточно продуктивно вегетирующей растительности. Так, минимальным допустимым для сурков является пятидесятипроцентное проективное покрытие почвы травостоем [4].

Важным лимитирующим фактором является изменение климатических условий. Существенное изменение численности сурков происходит под воздействием климатических факторов. Особенно велико влияние климатических аномалий (катастроф — половодий, засух) [7].

К числу антропогенных факторов, ограничивающих численность сурков, относятся: распашка целинных земель, воздействие бродячих домашних животных и пастушьих собак [1, 3, 18], деградация вследствие перевыпаса, прямое браконьерское преследование, нарушение технологий промысла. В свою очередь вред, наносимый сурками сельскому хозяйству, минимален. При этом специфика питания сурка способствует очищению посевов культурных растений от сорняков. В процессе эволюции степных экосистем сурки

Анализ выше приведенной таблицы указывает на устойчивое тяготение сурков к определенным биотопам вплоть до нежелания покидать их даже в случае распашки.

В районах обитания сурки играют важную роль в формировании биогеоценозов. Степи являются уникальными ландшафтными комплексами, сформированными под воздействием сочетания разнообразных факторов. Сурки изменяют их, насыщая новыми видами растений и животных, образуя вокруг себя так называемые мармотобиогеоценозы.

Сурки коренным образом способны видоизменить не только поверхность ландшафта, но и литологию, и морфологию зональных разновидностей почв [11]. Это значит, что роль сурков в формировании степных экотонов значительна. Роющая деятельность сурка в степной зоне особенно существенна. Деятельность этих грызунов приводит к возникновению комплексности и мозаичности растительного покрова степей [6]. Они выбрасывают на поверхность почвенные и подпочвенные частицы из глубоких горизонтов, вызывают своей деятельностью возникновение микрорельефа и образование стойкой комплексности растительного покрова почв. Там, где эти зверьки выбрасывают на поверхность засоленную подпочву, на их холмиках поселяются галофиты. Там, где они выносят на поверхность подпочву, богатую кальцием, они способствуют мелиорации солонцов, и в этом случае на них поселяются менее солеустойчивые растения, чем между ними. Кроме того, часто в понижениях между выбросами накапливается снег, сюда стекает дождевая вода, поэтому понижения лучше промываются и почва испытывает рассоление [14].

Воздействие сурков на естественные ландшафты и растительность проявляется в формировании специфических форм поверхности со своеобразным водно-тепловым режимом сумели занять экологическую нишу, позволяющую сосуществовать на пастбищных угодья диких копытных. В настоящее время такая адаптационная особенность придает устойчивость колониям сурков в условиях умеренного выпаса крупного рогатого скота и лошадей. Таким образом, на основании выше изложенного можно систематизировать факторы, определяющие ландшафтно-биотопическую обусловленность расселения сурков в степной зоне (табл. 1).

Таблица 1 Критерии ландшафтно-биотопической ординации популяции сурков в степной зоне

Анализ выше приведенной таблицы указывает на устойчивое тяготение сурков к определенным биотопам вплоть до нежелания покидать их даже в случае распашки.

В районах обитания сурки играют важную роль в формировании биогеоценозов. Степи являются уникальными ландшафтными комплексами, сформированными под воздействием сочетания разнообразных факторов. Сурки изменяют их, насыщая новыми видами растений и животных, образуя вокруг себя так называемые мармотобиогеоценозы.

Сурки коренным образом способны видоизменить не только поверхность ландшафта, но и литологию, и морфологию зональных разновидностей почв [11]. Это значит, что роль сурков в формировании степных экотонов значительна. Роющая деятельность сурка в степной зоне особенно существенна. Деятельность этих грызунов приводит к возникновению комплексности и мозаичности растительного покрова степей [6]. Они выбрасывают на поверхность почвенные и подпочвенные частицы из глубоких горизонтов, вызывают своей деятельностью возникновение микрорельефа и образование стойкой комплексности растительного покрова почв. Там, где эти зверьки выбрасывают на поверхность засоленную подпочву, на их холмиках поселяются галофиты. Там, где они выносят на поверхность подпочву, богатую кальцием, они способствуют мелиорации солонцов, и в этом случае на них поселяются менее солеустойчивые растения, чем между ними. Кроме того, часто в понижениях между выбросами накапливается снег, сюда стекает дождевая вода, поэтому понижения лучше промываются и почва испытывает рассоление [14].

Воздействие сурков на естественные ландшафты и растительность проявляется в формировании специфических форм поверхности со своеобразным водно-тепловым режимом и в образовании обширных территорий с характерным комплексом почвенно-растительного покрова [5]. Своеобразие ландшафта в поселениях сурков определяется их роющей деятельностью, общая оценка которой может быть дана на основе суммарной площади, занятой сурчинами (выбросами из нор земли), и их суммарного объема.

Влияние сурков на растительность заключается в следующем:

  1. Избирательное поедание преимущественно верхушечных частей растений.
  2. Из-за изменения водно-теплового режима на бутанах (сурчинах) происходит ксерофитизация растительности. В мезофильных местообитаниях развиваются процессы остепнения, а в аридных — опустынивания.
  3. Звери угнетают растительность на тропах, у нор, но в то же время перекапывают и, удобряя почву, создают лучшие условия для возобновления и вегетации растений.

Димитриев А.В. [2] в своих исследованиях дает обоснование понятию экотона и указывает на то, что кроме физиономических экотонов есть еще и факторные экотоны, которые образуются под воздействием одного или комплекса факторов. К данному типу относится мармотоэкотон. Экотонизируюшая роль проявляется от мезо- до наноэкотонов. Сурки в степи — основные нано-микро-мезоэкотонизаторы, а созданные ими экотоны будут мармотонано-микро-мезоэкотонами. По экотонизируюшей роли каждый вид животного, потребляющий биомассу, созданную растениями, занимает свое место. Сурки в этой иерархии занимают значительное место, т. к. своей деятельностью существенно изменяют окружающий ландшафт (выступают в роли ландшафтообразователей, активных экотони-заторов и зооэдификаторов). Созданные ими биогеоценозы, многочисленные экотоны (мармотоэкотоны и кастороэкотоны) важны для других растений и животных.

Наноэкотон внутри сурковой колонии (мармотобиогеоценоза) — это разнообразная поясность растительности на уровне сурчин (бутанов) и межбутанных группировок растительности, а также группировки насекомых, почвенной мезофауны и микробных ценозов.

Колония «ускоряет» геохимический круговорот веществ. При устройстве нор на поверхность земли выбрасывается значительный объем грунта и различных минеральных пород с глубины до 2-х метров. У сурчиных нор можно встретить выброшенные камешки (известняк), глину, почвообразующие, подстилающие и материнские породы, которые перемешиваются. Это, в свою очередь, вносит в биогеоценоз геохимическое разнообразие и привлекает различные виды растений, обладающих способностью осваивать пустыри и оголенные места [5].

Одним из критериев выделения мармотоценозов, наряду с зооморфными формами рельефа, является особый термический режим, формирующийся в норах. Сурки, как типично норные степные животные, до 80% времени жизни проводят в норе. Таким образом, важнейшей функцией подземных укрытий является поддержание устойчивого микроклимата.

Нами тепловой режим сурчиных нор изучался в Грачевском районе Оренбургской области в окрестностях с. Комсомольского в период 24—30.07.2002. Полученные результаты свидетельствуют о том, что колебания температуры в норе на глубине 2,5-2,7 метра не­значительны, диапазон составил от 14,7°С до 15,2°С (рис. 1).

При этом температура наружного воздуха изменялась от 20°С до 36°С (рис. 2). На основании проведенных измерений мы предполагаем, что угол наклона тоннеля влияет на температуру воздуха в норе, и с ним связана интенсивность конвенции воздуха, влияющая на микроклимат вокруг поселения. Вероятно, тепловые свойства нор влияют на продуктивность и динамику окружающей растительности в сторону ее некоторой мезофитизации. По нашему мнению, конвенционный воздушный поток, идущий из норы под разными углами, в целом способствует некоторому смягчению микроклимата.

Во второй половине XX века сурок населял остатки нераспаханных злаково-разнотравных степей по балкам, оврагам, крутым склонам речных долин и другим неудобьям, обычно сильно деградированным от перевыпаса скота. На этих участках он обитает и в настоящее время. Поселения степного сурка в Оренбургской области встречаются в следующих степных вариантах: типчаково-ковыльная степь на черноземе сильно карбонатном, растительность - Stipa lessigiana, Festuca sulcata, Phlomis pungens, Adonis wolgensis, Tulipa biflora; разнотравно-красноковыльная-ковылковая степь на черноземе южном карбонатном, растительность — S. lessingiana, S. zalesskii, Saivia stepposa, Galatella tatarica, Scorzonera stricta, Pedicularis kaufmannii; грудницево-типчаковая степь на лугово-черноземной солонцеватой почве, растительность -Festuca sulcata, Galatella villosa, Thymus marshallianus, Adonis wolgensis, Pedicularis kaufmannii.

Рис. 1. Ход дневных температур в норе степного сурка 24—30 июля 2002 г.

Рис. 2. Ход дневных температур воздуха 24—30 июля 2002 г.

Биотопически местообитания сурков в Оренбургской области можно разделить на: 1) предгорные (склоновые) степные и лесостепные; 2) равнинные зональные степные.

Под принципами экологической оптимизации ландшафтов (ЭОЛ), разработанными А.А. Чибилёвым [17], понимают закономерную совокупность мероприятий, направленных на нахождение оптимального варианта природопользования на уровне ландшафтов. Эти принципы можно свести к следующему:

  1. ЭОЛ в наибольшей степени учитывает комплексность и системность взаимоотношений между природными компонентами ландшафта и антропогенными факторами. В данном случае элементом ландшафта выступают поселения степного сурка.
  2. ЭОЛ учитывает естественный и сложившийся в результате длительной хозяйственной деятельности потенциал ландшафта. Специализация природопользования должна определяться возможностями естественного ландшафта и отвечать интересам местного населения.
  3. Цель ЭОЛ — обеспечить устойчивое и эффективное функционирование ландшафта. Для этого необходимо знать определенный порог устойчивости ландшафта к внешним влияниям параметров и критерии.
  4. При осуществлении мероприятий по ЭОЛ необходимо иметь в виду, что ландшафт любого ранга — система открытого типа, т. е. локальные воздействия распространяются за его пределы по различным «канатам». В связи с этим необходима вторичная ЭОЛ, направленная на локализацию радиуса неблагоприятного воздействия на ландшафт во времени и пространстве.
  5. ЭОЛ должна предусматривать воссоздание ландшафтно-экологического разнообразия оптимизируемой территории как основы стабильности и гарантированной продуктивности природных систем.

В условиях хозяйственного освоения территории ЭОЛ предусматривает поддержание сохранившихся и восстановление утраченных функций нарушенных ландшафтов в целях поддержания гармоничного соответствия хозяйственной деятельности природным свойствам ландшафта [16].

Поселение сурка как компонент природных и исторически сложившихся территориальных комплексов на Южном Урале представляет сложную систему. В условиях интенсивного освоения указанной территории ресурсы сурка резко сократились. Детальное изучение популяций степного сурка и изменений, внесенных им в окружающую среду, открывает широкие возможности использования новых средств воздействия на популяцию с целью управления надорганизменными системами. В данном случае популяция сурка демонстрирует сложную систему адаптации, обеспечивающих оптимальное существование.

В результате распашки целинных земель и неумеренного промысла численность сурка начала сильно сокращаться, и в западной части ареала его граница быстро сдвигалась к югу и югу-востоку. Таким образом, на Южном Урале популяции степного сурка очень обособленны. В степях на распаханных участках сурок почти совсем исчез. Сохранившиеся небольшие колонии его приурочены к неудобным землям и обычно далеко отстоят одна от другой. Значительные по числу особей колонии в Оренбургской области очень редки и встречаются лишь на некоторых сенокосных и выпасаемых участках, а также в местах с расчлененным рельефом или с глинистыми щебнистыми почвами, непригодными для распашки. В северных, а местами и в центральных районах ареала сурка в Оренбургской области, сплошные поселения его были редки и до интенсивного хозяйственного освое­ния территории.

Сурки не поселяются в местах, где материнские породы (граниты, кварциты, известняки) находятся близко к поверхности. На этих породах развиваются сильнощебнистые малопрофильные почвы, где роющая деятельность сурков затруднена.

Сурок обитает в Оренбургской области преимущественно на равнинах и лишь местами в мелкосопочнике, куда он проникает, главным образом, по широким сухим долинам. Он роет норы в хорошо развитых глинистых или защебененных почвах на пологих склонах и плоских буграх — в местах с хорошим обзором местности.

Степной сурок селится в разнообразных степных ассоциациях — от сильно опустыненных полынно-кокпековых до луговых, злаково-разнотравных, но обычно его обитание связано с ковыльно-разнотравными степями. Ближе к южной границе ареала численность сурка наиболее велика в мелких оврагах и вблизи понижений с более богатой и лучше сохраняющейся от выгорания растительностью. На остальной территории в этой части его ареала растительность обеднена, рано выгорает и плотность поселения обычно в 3—4 раза меньше. У северного предела распространения сурок, напротив, обилен на остепненных сухих участках, в то время как в местах с хорошо развитым травостоем он встречается реже.

Для восстановления численности популяции этот грызун поселяется в старых, неиспользовавшихся до этого, норах и постепенно все их заселяет [4, 5]. Оптимальную плотность населения сурка можно надежно определить по числу постоянно обитаемых нор на единицу площади. При этом следует учитывать, что большие сурчины, располагающиеся ближе 20—40 м одна от другой, обычно принадлежат одной семье, и их следует из подсчета исключать. Поскольку сурчины сохраняются в течение многих десятилетий и, образуя светлые пятна, хорошо заметны на распаханных землях, то по их размещению и плотности можно составить представление о ранее обитавших здесь популяциях сурка.

В Оренбургской области степной сурок встречается во многих районах крайне неравномерно отдельными локальными поселениями. В этой связи в охране нуждаются популяции сурка на неохраняемых территориях, где опасность деградации возрастает. Из 12,4 млн. га, составляющих земельные ресурсы Оренбургской области, абсолютно не-" пригодными для обитания степного сурка являются 0,3 млн. га, занятые селитебными землями; 0,8 млн. га, относящиеся к лесным массивам и зарослям степных кустарников; 0,07 млн. га, приходящиеся на водную поверхность [13]. Малопригодными для обитания степного сурка являются 4,02 млн. га посевных площадей, 0,716 млн. га обрабатываемых ежегодно паров, 1,322 млн. га залежей и необрабатываемых паров. К ограниченно пригодным для поселений сурка относятся: 0,5 млн. га ежегодно выкашиваемых высокотравных сенокосов, 1,8 млн. га деградированных пастбищ, 0,5 млн. га каменистых степей, выходов коренных пород, 0,4 млн. га песчаных степей и закрепленных песков, 1,2 млн. га степных солонцов. К земельным угодьям, потенциально пригодным в качестве местообитаний для сурка, относятся: 0,2 млн. га земель Госзапаса и Минобороны и др., 0,3 млн. га пастбищ, пригодных в качестве кормовых угодий для сурка, а также участки степных эталонов, 0,61 млн. га низкопродуктивных агроземов, подлежащих выводу из пахотопригодных угодий с последующей мелиорацией [15].

Среди перспективных для расселения сурков земельных участков особо следует выделить земли Министерства обороны РФ. Несмотря на беллигеративное воздействие, именно здесь сохранились большие площади нераспаханных степных плакоров, повсеместно в степной зоне практически полностью исчезнувших. В Оренбургской области к пригодным для обитания сурков участкам военных полигонов относятся: Донгузская степь — 125 тыс. га; Орло­вская степь — 16,5 тыс. га; Акжарская степь — 14,6 тыс. га. При организации и соблюдении особого режима покровительственной охраны биологического разнообразия на этих землях вполне вероятно появление на военных полигонах сурковых поселений.

Акжарские и Орловские полигоны расформировались во второй половине 1990-х годов. Акжарская степь является памятником природы (распоряжение Оренбургской областной администрации № 505—р. от 21.05.1998 «Об утверждении памятников природы»). Орловская степь в настоящее время рассматривается как объект для реализации проекта негосударственной территориальной охраны степного биоразнообразия. Донгузская степь является действующим объектом, на который свободный доступ посторонних лиц запрещен. Однако с 2006 года Оренбургская областная администрация начинает реализацию проекта по созданию особо охраняемой природной территории без изменения статуса землепользования.

В Орловской степи нами в 2003—2004 гг. в процессе рекогносцировочного обследования была обнаружена колония сурков (60—70 голов) в урочище «Бандитские горы». В настоящее время идет процесс организации в Орловской степи негосударственного степного парка-биостанции в целях воссоздания степных экосистем, максимально приближенных по структуре и видовому составу к доагрокультурным естественным ценозам. На землях расформированного военного полигона в Акжарской степи распоряжением администрации Оренбургской области № 505-р от 21.05.1998 г. образован памятник природы областного значения, что должно способствовать образованию здесь устойчивых сурковых поселений. «Донгузская степь» — наиболее крупный и хорошо сохранившийся участок зональных разнотравно-ковыльных степей на южных черноземах. В 2005 г. между командованием полигона и Комитетом по природоохранной деятельности и мониторингу окружающей среды администрации Оренбургской области достигнуто соглашение о совместной организации особо охраняемой ведомственной природной территории в течение 2006—2008 гг. В связи с этим территория «Донгузская степь» рассматривается как один из основных очагов возрождения популяции сурка на Урало-Илекском междуречье. При этом целесообразно использовать реакклиматизационный потенциал Цвиллингского сур­чиного заказника, примыкающего к южным границам «Донгузской степи».

Сегодня более 95% поголовья сурков в Оренбургской области сосредоточено на землях сельскохозяйственного назначения. В основном это пастбища с умеренным выпасом, учитывая, что данная труппа сельскохозяйственных угодий является основным биотопом для сурка.

Нами оценена площадь умеренно выпасаемых пастбищ в области в 300 тыс. га, на которых возможно расселение сурков. В основном это земли с укороченным почвенным профилем на солонцово-степных комплексах с фрагментами плакорных степей на полнопрофильных почвах. В 1995—1999 гг. Институтом степи УрО РАН был выявлен 41 степной эталонный участок плакорных степей на площади 9,4 тыс. га. На 16 выявленных участках было выявлено обитание сурка, а на остальных 24 эталонных участках площадью 6255 га возможно создание продуктивных поселений путем региональной реакклиматизации. Таким образом, степные эталоны в ближайшей перспективе могут стать популяционными ядрами сурчиных колоний для расселения на окружающие сельхозугодия (рис. 3).

Рис. 3. Дифференциация потенциально пригодных земельных угодий для расселения сурка

в Оренбургской области (в % от площади административных районов): 1. — 30—50%; 2. - 20-30%; 3. - 15-20%; 4. - 10-15%; 5. - менее 10%

На основании проведенных исследований, по согласованию с Управлением охотничьего хозяйства Оренбургской области, нами рекомендуются следующие принципы сохранения и восстановления ресурсов степного сурка:

а) Рациональная организация промысла и охрана сурков предполагает инвентаризацию их поселений и составление кадастра. Этот кадастр должен содержать характеристику условий обитания сурков, размещения и площади их местообитаний, степени пригодности местообитаний, плотности населения семей в их пределах.

Все перечисленные характеристики детерминируются величиной и пространственно-временной динамикой запасов полноценного корма, которые, в свою очередь, в значительной степени зависят от структуры растительного покрова. Поэтому структура растительного покрова представляет собой надежную основу для экстраполяции, причем типы растительного сообщества могут использоваться в качестве индикаторов.

б) Описание условий обитания представляет собой характеристику ведущих абиотических, биотических и антропогенных факторов, составляется информация, заключенная на картографической основе и полученная при специальных обследованиях территории. Размещение и площадь местообитаний оценивается при анализе соответствующей карты. В процессе составления этой карты путем выборочного обследования инвентаризируемой территории проводится типизация местообитаний и определяется степень их пригодности для сурков. Последнюю можно оценить по запасу полноценного корма и характеру его дисперсии, а также по некоторым косвенным показателям.

в) Такая оценка дает возможность объективно выделить группы оптимальных, субоптимальных и пессимальных местообитаний. Плотность населения семей соответствует плотности размещения семейных участков с поправкой на долю участков, заброшенных сурками.

г) От кадастра населения сурков можно перейти к составлению промыслового кадастра. Промысловый кадастр должен включать описание тактики промысла и дать оценку угодий и отдельных участков, в частности, оценку ресурсов сурка и промысловой продукции.

д) Кадастр должен включать описание комплекса мер по охране сурков. Обычно под охраной понимается запрет на изъятие сурков человеком и истребление их хищниками. Увеличение численности и расширение ареала сурков в современных условиях связываются, в первую очередь, с успешной охраной; а противоположные процессы на территории в целом - с распашкой и с приравниванием к ней по значимости промысла, а на целинных участках — исключительно с промыслом. В комплекс мер по охране сурков должны входить меры по охране их местообитаний.

  1. Мероприятия по охране самих сурков следует планировать в зависимости от состо­яния плотности населения и тенденций ее изменений, а также от режима использования популяции. Так, в эксплуатационных популяциях с устойчивой плотностью населения охрана должна быть направлена на поддержание оптимальной структуры, обеспечивающей максимальную продуктивность и высокое качество промысловой продукции.

В популяциях с высокой плотностью населения и явной тенденцией к ее росту, но не эксплуатируемых, видимо, периодически необходимо регулировать плотность поселения с целью приведения ее в соответствие с состоянием кормовой базы, а также для восстановления нормальной продуктивности сурков. Наконец, в тех популяциях, где на­блюдается устойчивая тенденция к снижению плотности поселения и продуктивности, целесообразно вводить полный запрет на добычу сурков на период сохранения указанной тенденции.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Губаръ В.В. Экология сурка как основа организации интенсивного сурочьего промысла / В.В. Губарь, И.М. Дукельская // Экология сурка и сурочий промысел. — М.-Л., 1953. - С. 5-30.
  2. Димитриев А.В. Сурки — микро- и наноэкотонизаторы степных и горных ландшафтов / А.В. Димитриев // Проблемы сохранения и восстановления степных экосистем: Материалы межрегиональных науч. чтений, посвящ. 10-летию организации госзаповедника «Оренбургский». - Оренбург, 1999. — С. 52—53.
  3. Заводчиков П.А. Служебная собака в сельском хозяйстве / П.А. Заводчиков. — Л.: Изд-во «Космос», 1968. - 142 с.
  4. Зимина Р.П. Очерк экологии степного и серого сурков / Р.П. Зимина // Тр. Ин-та географии АН СССР. - 1953. - Вып. 54. - С. 42-49.
  5. Зимина Р.П. Биоценотическое значение/Р.П. Зимина, Р.И. Злотин // Сурки. Биоценотическое и практическое значение. — М., 1980. — С. 5—23. — (Промысловые животные СССР и среда их обитания).
  6. Лавренко Е.М. Степи Евразийской степной области, их география, динамика и история / Е. М. Лавренко // Вопросы ботаники. — 1954. — Т. 1. — С. 45.
  7. Машкин В.И. Воспроизводственный процесс и регуляция численности сурков / В.И. Машкин // Сурки Северной Евразии: сохранение биологического разнообразия: тез. докл. II Междунар. совещ. по суркам стран СНГ (Чебоксары, 9—13 сент. 1996 г.)- — М., 1996.-С. 56-57.,
  8. Машкин В.Й. Структурные элементы популяции сурков / В.И. Машкин // Сурки Голарктики как фактор биоразнообразия: тез. докл. III Междунар. конф. по суркам (Че­боксары, 25-30 авт. 1997). - М., 1997. - С. 63-64.
  9. Машкин В.И. Сурок Мензбира / В.И. Машкин, А.Л. Батурин. — Киров, 1993. — 144 с.
  10. Мильков Ф.Н. Ландшафтная география и вопросы практики / Ф.Н. Мильков. — М.: Мысль, 1966. - 256 с.
  11. Неофитов Ю.А. О почвообразующей роли сурков в Казахстане / Ю.А. Неофитов // Сурки Палеарктики: биология и управление популяциями: тез. докп. III Междунар. (VII) совещания по суркам СНГ (Россия, Оренбургская область, г. Бузулук, 6-10 сентября 1999 г.). - М.: Диалог-МГУ, 1999. - С. 68-69.
  12. Руди В.Н. Млекопитающие Оренбургской области / В.Н. Руди. - Оренбург: Изд-во ОГПИ, 1996. - 100 с.
  13. Русанов A.M. О сельскохозяйственном освоении территории Оренбургской области / A.M. Русанов // География, экономика и экология Оренбуржья: Материалы науч. конф. - Оренбург, 1994. - С. 76-79.
  14. Середнева Т.А. Особенности экологии и роль степного сурка в формировании биологической продукции: автореф. дис. ... канд. биол. наук / Т.А. Середнева. — М., 1978. - С. 3-24.
  15. Часовских Н.П. Пути повышения эффективности использования пашни в Оренбургской области / Н.П. Часовских // Земельные отношения на современном этапе: проблемы, пути решения: Материалы междунар. науч.-практ. конф. — Оренбург, 2004. -С. 172-185.
  16. Чибилёв А.А. Природное наследие Оренбургской области: Учеб. пособие / А.А. Чибилёв. — Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 1996. — 384 с.
  17. Чибилёв А.А. Основные задачи экологической оптимизации ландшафтов / А.А. Чибилёв // Введение в геоэкологию (эколого-географические аспекты природопользования). — Екатеринбург: УрО РАН, 1998. — С. 55—63.
  18. Файзуллин З.М. Эколого-биоресурсные основы оптимизации охотхозяйственной деятельности в степной зоне Южного Урала: автореф. дис. ... канд. биол. наук / З.М. Файзуллин. - Оренбург, 2005. - С. 22.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!