УДК 631.58

ДИНАМИКА ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ ОРЕНБУРГСКОГО ЗАУРАЛЬЯ В XX ВЕКЕ

 

Т.В. Краснова

Институт степи УрО РАН, г. Оренбург, Россия

 

Степное Зауралье объединяет шесть административных районов Оренбургской области: Кваркенский, Новоорский, Домбаровский, Адамовский, Ясненский и Светлинский — и территорию Орского горсовета общей площадью 27,5 тыс. км2. В физико-географическом отношении Оренбургское Зауралье расположено в пределах оренбургской части Зауральского пенеплена и западной окраины Тургайской равнины [2]. Целостность данного региона объясняется совокупностью ряда факторов: в первую очередь — географическим положением: степные пространства Оренбургского Зауралья расположены к востоку от меридионального отрезка долины реки Урал. Значителен исторический фактор, обуславливающий общность данной территории: история освоения и заселения региона; формирование традиционной культуры природопользования и хозяйствования Зауралья; а также целинная компания 50—60-х гг. XX века, носившая наиболее масштабный характер в этом регионе, в результате чего районы степного Зауралья получили название «целинных». Таким образом, на основе взаимодействия разнообразных природных, экономических и исторических факторов сформировалось своеобразное природное и историко-культурное пространство, охватывающее восточную часть Оренбургской области.

В данном исследовании нами рассмотрены степные ландшафты Оренбургского Зауралья и их агродинамика на протяжении XX столетия. Указанный временной период обусловлен, с одной стороны, началом интенсивного земледельческого освоения региона, с другой стороны — особентюстрмм территориальной динамики: на протяжении XX века административные границы Оренбургского Зауралья неоднократно подвергались изменению, как правило, в сто­рону увеличения территории. На начало двадцатого столетия общая площадь Оренбургского Зауралья составляла не более 20% территории региона [7] в современных административных границах. Присоединение небольших территорий из Актюбинской и Кустанайской губерний происходило постепенно, на протяжении 1922—1925 гг. К моменту выхода Оренбургской губер­нии из состава Казахской АССР общая площадь региона составила 14,5 тыс. км2 (рис. 1 а) [14]. В 1934 г. Оренбургское Зауралье обретает границы, близкие к современному территориальному устройству: в состав Орского района был включен Адамовский (15 тыс. км2), выделенный из Кустанайской области Казахской АССР (рис. 1 б). Однако только в 1939 г. завершается государственно-административное обустройство Оренбургского Зауралья и данный регион обретает современные границы (рис. 1 в).

Рис. 1. Изменение границ Оренбургского Зауралья: а — 20-е годы XX в.; б - 1934-1939 гг.; в - 1940-2005 гг.

Земледельческое освоение территории Оренбургского Зауралья определило современную структуру землепользования этого региона. Особенности историко-пространственной динамики агроландшафтов степного Зауралья позволяют выделить несколько этапов земледельческого освоения XX века: период столыпинской аграрной реформы; этап революционных преобразований и коллективизации 30-х годов; доцелинный период - включая 1953 г.; период массового освоения целины 1954-1965 гг.; период наибольшего развития экстенсивного степного земледелия 1975-1990 гг.; новый этап земледелия, связанный с социально-экономическим кризисом — 1998—1999 гг.

Первый этап земледельческого освоения пришелся на начало XX века. До этого момента коренное население степей Оренбургского Зауралья занималось экстенсивным кочевым животноводством, зависящим в большой степени от природных условий. Казахские родовые объединения свободно кочевали на просторах зауральских степей, не имея границ землепользования [3]. Территория была необходима для устройства зимних стойбищ, для которых требовалось достаточное количество подножного корма. С изменением российской границы (30-е годы XIX века) и продвижением ее в казахские степи основным занятием новых жителей-переселенцев этого региона становится скотоводство. Казаки заняли значительную часть пастбищ и водопоев, это и послужило началом распределения территории. Сначала границами пастбищ между отдельными родовыми группами казахов были естественные преграды — реки, овраги и балки. Затем, по мере роста поголовья скота, между отдельными общинами казахов и их хозяйственными аулами установились более отчетливые земельные (пастбищные) отношения.

Переселенцы постепенно, по мере того, как крепости и редуты из стратегических пунктов превращались в военные поселения, переходили к земледелию. Для развития земледелия применялись как административные, так и поощрительные меры воздействия. Так, с 1822 г. каждому казачьему двору необходимо было засеять не менее двух десятин хлеба и овса и четверть картофеля. В 1835 г. в целях поощрения земледелия создается особый фонд премирования. Премии назначались и выдавались тем, кто больше других посеял и увеличил площадь посева [6]. Нормальный душевой надел был установлен в 30 десятин удобной земли - 32,5 га, из которых 25 га составляли степи и 6,5 га луга. Также каждой станице еще отводилось 327 га общей земли на каждую имеющуюся церковь. Так в многоземельном Орском уезде от станиц и поселков около Орска и севернее до ст. Кваркенской было отведено соответственно от 38 до 110 га (п. Кумакский - 40 га, ст. Кваркенская - 49 га, ст. Таналыкская - 69 га, п. Верхн. Зубочистенский — 104 га и т.д.) [14].

В конце XIX в. казахская степь становится объектом широкой русской колонизации. Началось стихийное переселенческое движение, для регулирования которого правительство в 1898—1899 гг. начинает землеотводные работы (межевание земель). Отводились к переселению те участки, которые оказывались излишними у кочевников. Первоначально правительство обозначило очень широкие нормы оставляемых в пользование у казахов земельных пространств (от 163 до 560 га на хозяйство), но в дальнейшем эти нормы были пересмотрены.

  1. I. Период столыпинской аграрной реформы ознаменовал целенаправленное переселение крестьян на новые земли. Наиболее организованные переселенцы кредитовались. В связи с тем, что переселение продолжалось, в 10-е годы XX в. нормы казахского землепользования были снижены (до 381 га на хозяйство). По сравнению с наделами русских переселенцев (от 32,5 до 49 га) нормы эти были достаточно высокими [3]. За период 1900—1917 гг. посевная пло­щадь в Орском уезде увеличилась почти в 1,2 раза [14], что составляло 20% распашки удобной земли. Вследствие обилия земель система землепользования в регионе на начало XX в. была долгосрочно-залежная, при которой восстановление почвы доводилось до стадии типчаковых залежей (до 15—20 лет).

Неуструев С. С. (1918) так описывает степное Зауралье: «Непаханые черноземные места сплошь представляют собою ковыльные степи, на склонах же часто встречаются пестрота из ковыльно-типцовых и полынно-солянковых пятен. Ничтожное количество казачьих поселков и станиц является собственником этих пустынных степей, до сих пор еще не сполна распаханных. Много залежей по 15 и более лет — владение ст. Ново-Орской — тянется свыше 30 верст к северу от р. Кумака. Необходимость перейти к более целесообразному использованию земли заставляет казаков прежде всего начать землеустроительные работы: разделение их земель с выселением из больших поселков в новые усадьбы, ближе расположенные к полям. Близ Кваркенской (станицы) земледельческое хозяйство, при сравнительно больших наделах земли в крайне отсталом положении; много земли под выгонами и пастбищами, часть сдается даже под пастьбу киргизам» [7].

В этот период территория Казахстана (современная площадь Адамовского, Светлинского, Ясненского районов) была также малоосвоена. С. С. Неуструев отмечал: «Соседство киргизской степи Кустанайского уезда Тургайской области налагает на хозяйство района отпечаток крайней экстенсивности. Часть земель сдается киргизам под пастьбу скота. Много киргиз пасет стада казаков в качестве пастухов. Нередки киргизские аулы и юрты в восточной части района» [7].

П. Второй этап земледельческого освоения Зауралья охватил период начала революционных преобразований и коллективизации 30-х годов XX столетия.

После ликвидации частной собственности на землю, в первые революционные годы (1917— 1921) шло распределение помещичьих, частных и казенных земель. В этот период посевная площадь Орского уезда сократилась в среднем на 50% (в 1920 г. — 63,7%, в 1923 г. — 41,5%) относительно дореволюционного времени [13]. Это было связано, в первую очередь, с периодом революционных потрясений, социально-экономического кризиса, а также засухой 1921 г. Заметные сдвиги в сельском хозяйстве наметились после 1924 г. В результате новой экономической политики в степном Зауралье стали расти посевные площади, и к концу 1926 г. они составили 62,5% от дореволюционного времени [4]. К 1927 г. отрубное и хуторское землепользование было почти полностью ликвидировано, основной формой землепользования явилась передельная община.

В данный временной период Оренбургское Зауралье, в прежних административных границах (рис. 1 б), по характеру землепользования делилось на два участка - казачья территория (Таналыкско-Орский район и Домбаровский переселенческий район) и Домбаровский киргизский район. Так, в казачьей части Оренбургского Зауралья была земледельческо-скотоводческая система хозяйствования с переложной системой полеводства. В киргизской части - скотоводческо-земледельческая система хозяйства с долгосрочной залежью [14]. В целом в этот период сохранялась высокая доля естественных кормовых угодий (табл. 1).

Таблица 1 Структура землепользования Зауралья в 1927 г.

Так, в Орском уезде большой удельный вес имеет слабоиспользуемая степь — 36% (табл. 1) к площади удобной земли, второе место занимает пашня (31,2%), также высок показатель площади земли, используемой для выгона.

С 1928 года сельское хозяйство становится приоритетным звеном экономической деятельности [9], сплошная коллективизация оборачивается падением численности скота и ростом реальных посевных площадей. В 1935 г. вся посевная площадь Оренбургского Зауралья (в новых административных границах (рис. 1 б) составила 216,2 тыс. га [9].

III. Третий этап аграрного освоения включает доцелинный период. В годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы освоение и распашка земель были приостановлены. Колхозная деревня и многие тыловые районы понесли громадный невосполнимый ущерб — сократилось население в колхозах, ощущался недостаток почвообрабатывающих орудий, сократилось количество лошадей как тяговой силы. Все эти потери сказались и на культуре земледелия: большая часть сельскохозяйственных работ проводилась с опозданием, на меньших площадях, с нарушением агротехники и севооборота. В результате этого посевные площади сократились почти на 40% [15]. Положение в сельском хозяйстве еще более усугубила засуха 1946 года, ко-.. торая охватила и Зауралье [5]. Однако уже к 1950 году посевные площади достигли довоенного уровня, в 1952 году за счет освоения целинных земель посевные площади возросли и составили 365,4 тыс. га [9], а в 1954 г. на 60,8 тыс. га больше. Таким образом, в структуре сельхозугодий на 1954 г. доля пашни составляла 17,1%, а земли госземфонда - 1 млн. га (40,2%) (табл. 2).

Таблица 2 Структура угодий Оренбургского Зауралья на начало 50-х годов

Так, территория Оренбургского Зауралья представляла собой целинную степь, основная часть которой использовалась в качестве отгонных пастбищ. Существовавшая структура землепользования способствовала сохранению степного биоразнообразия (табл. 2). В данном регионе были представлены разнообразные степные ландшафты, доминировали зональные степи с комплексом бессточных озер. Эти земли были плотно заселены стрепетом, дрофой, сурком, ежегодно кочевали сайгаки. Но последующие преобразования коренным образом изменили ландшафтную структуру всего Зауралья [16J.

  1. IV. На четвертом этапе (с середины 1950-х годов до 1965 г.) завершилась распашка практически всех удобных в техническом плане земель в регионе. Четвертый этап был связан с выполнением мартовского (1954 г.) Постановления ЦК КПСС «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». В степном Зауралье целинная компания носила наиболее масштабный характер: здесь было распахано более 0,9 млн. га [9]. Так, уже в 1954 г. было освоено в Кваркенском районе 61 тыс. га, в Новоорском — 71 тыс. га, в Домбаровском — 80 тыс. га, в Адамовском - 408 тыс. га [8].

Но, несмотря на такие объемы распашки, наступление на целину продолжалось (табл. 3). Так, например, в 1961 г. в Адамовском районе было допахано свыше 70 тыс. га. А в 1962 и 1963 годах на территории Зауралья было распахано еще 344 тыс. га, таким образом, за 1954-1963 гг. было освоено: Кваркенский район - 127,7 тыс. га, Новоорский район - 112,5 тыс. га, Домбаровский район - 156,9 тыс. га, Адамовский район - 567,6 тыс. га [8].

Таблица 3 Структура сельхозугодий Оренбургского Зауралья в 1959 г.

Освоение целины продолжалось до 1965 года. К этому времени были распаханы все земли, пригодные к обработке, и те участки, которые были не пригодны для земледелия — эрозионно опасные и низкопродуктивные земли, преимущественно легкого механического состава, каменистые, а также с наличием до 30% солонцов [5]. В последующие годы низкопродуктивные пахотные земли были заброшены или переведены в разряд долголетних культурных пастбищ.

Резкий рост урожайности зерновых культур, который отмечался в первые годы освоения залежных земель, был обусловлен естественным плодородием новых пахотных угодий. Урожаи на целине получали за счет большой площади, а не за счет продуктивности земель. В последующие годы средняя многолетняя урожайность стабилизировалась, но амплитуда ее колебаний по годам возрастала. В дальнейшем наметился устойчивый процесс постоянного снижения урожайности [1]. Например, в совхозе «Заря коммунизма» урожайность яровой пшеницы в среднем за 5 лет (1957— 1965 гг.) составила всего 2-3 ц/га, а на землях, не подверженных эрозии, — 7—8. Хозяйство стало убыточным, росли площади эродированных земель. В результате в 1965—1966 гг. в этом хозяйстве насчитывалось 12,7 тыс. га сильно дефлированных почв. Остро стал вопрос сокращения посевных площадей на этих землях — очагах эрозии [4]. Эрозия в хозяйствах Оренбургского Зауралья приобрела катастрофический характер (совхозы «Заря коммунизма», «Аниховский», «Комсомольский» Адамовского района, «Камышаклинский», «Домбаровский», «Акжарский», «Солнечный» Домбаровского района и др.). С 1963 г. возник вопрос охраны вновь распаханных почв от ветровой эрозии и засухи, начался поиск путей рационального использования вновь освоенных земель, возросли объемы агротехнических и противоэрозионных мероприятий.

Освоение целины нанесло огромный ущерб степной флоре и фауне. Во время наиболее активного освоения и последующего доосвоения степной зоны не были зарезервированы площади для будущих заповедников [16]. Оставшиеся нераспаханными территории степной зоны, а также находящиеся под воздействием различных антропогенных факторов степные угодья не обеспечивают сохранения биологического и ландшафтного разнообразия степной зоны. Многие целинные разновидности зональных почв были утрачены [5].

Освоение целинных земель вызвало волну миграции населения в восточные районы Оренбуржья. Усиленная переселенческая политика привела к негативным процессам в демографическом развитии коренного населения. Казахи, занимавшиеся пастбищным скотоводством, испытали серьезный этнический пресс [1].

  1. V. Пятый этап (1975-1990-е годы) завершил эпоху экстенсивного земледелия в регионе, когда под видом коренного улучшения земель под монокультуры было распахано еще 103 тыс. га щебенчатых, солонцеватых и прочих непригодных для земледелия почв. Общая площадь пашни в регионе превысила 1,1 млн. га [8] (табл. 4).

Таблица 4 Структура сельхозугодий Оренбургского Зауралья в 1986 г.

Таким образом, сформированная административными методами структура сельскохозяйственных угодий региона в конце 80-х годов XX века представляла собой небольшое преобладание естественных кормовых угодий - 1328,6 тыс. га (52,2%), на пахотные земли приходилось 1142,6 тыс. га (47,8%). Однако данная структура земельных угодий не способствовала созданию устойчивого сельского хозяйства.

  1. VI. Экстенсивный путь развития зернового хозяйства продолжался вплоть до начала 1990-х годов. С середины 1990-х годов отчетливо наметился новый этап землепользования, вызванный глобальными общественно-политическими и экологическими изменениями.

Посевные площади степного Зауралья сократились с 1,1 млн. га в 1990 г. до 754 тыс. га в 1999 г. [10]. Значительное сокращение площадей пашни вызвано целым рядом причин: с началом земельной реформы (1990-е годы) произошла перестройка инфраструктуры сельского хозяйства, появились индивидуальные крестьянские хозяйства с малым наделом. В связи с экономическим кризисом резко сократилось поголовье скота, что стало причиной резкого снижения нагрузки на пастбища, стихийно сократились площади низкопродуктивной пашни, повсеместно были прекращены пастбище- и сенокосообороты. Таким образом, в 90-е годы XX века значительно сократились масштабы сельскохозяйственной деятельности. Рост площади залежей обусловил начавшийся процесс частичного восстановления степей [16]. В 1999 г. залежи на территории степного Зауралья составили 17,5% [10] от общей площади сельхозугодий, но официально они не были переведены в категорию пастбищ (табл. 5).

Таблица 5 Структура угодий в 1999 г.

Несмотря на то, что в настоящее время в связи с социально-экономической стабилизацией наметился подъем сельскохозяйственной нагрузки на агроландшафты Оренбургского Зауралья, существующая сегодня система земледелия является почвозатратной. Защита почв от эрозии и борьба с засухой являются основополагающими, но сложными проблемами этого региона. Дефлируемые и потенциально дефлируемые почвы в некоторых хозяйствах Зауралья достигают 83% от общей площади хозяйств [5]. Рассматривая современную структуру землепользования региона (табл. 6), можно отметить, что главный территориальный показатель - используемые пахотные земли, составляющие на 2001 г. 816,6 тыс. га, - близок к оптимальному, однако площадь неиспользуемой пашни и необрабатываемых паров, составляющая 15%, необходимо перевести в другую категорию сельхозугодий.

Таблица 6 Современная структура землепользования Оренбургского Зауралья

Таким образом, заканчивая обзор структурных изменений в землепользовании Оренбургского Зауралья, можно сделать вывод о том, что современную структуру степного землепользования определили шесть этапов, обусловленных природными, историческими, политическими и экономическими факторами. Каждый этап характеризовался скачкообразным увеличением или сокращением посевных площадей, обусловленных как ростом или спадом экономической активности населения, социально-политическими реформами, так и политико-административным фактором.

В целом динамика посевных площадей Оренбургского Зауралья говорит о прямой взаимосвязи социально-экономических приоритетов с технологическими возможностями землепользователей (рис. 2).

Периоды увеличения пахотных угодий отмечены в начале XX века, а также в середине XX века. Уменьшение посевных площадей связано с переживаемыми страной социально-политическими реформами. Так, посевные площади резко сократились в начале 1920-х годов, в середине 1940-х годов, а также в середине 1990-х годов (рис. 2). Таким образом, сегодня предоставляется уникальная возможность детального изучения современной динамики уменьшения пахотных земель в степной зоне и ее влияния на реабилитацию степного биоразнообразия.

В настоящее время Оренбургское Зауралье является типично аграрным регионом. Но для устойчивого функционирования земельных угодий необходимо исключить из пахотного использования и перевести в сенокосы и пастбища часть низкопродуктивной пашни (например, для Новоорского района это 10 600 га [12]). На лучших землях необходимо сконцентрировать всю технику, ГСМ, удобрения, гербициды. Расширение пастбищных угодий за счет списанной пашни позволит возродить традиционную высокорентабельную отрасль степного сельского хозяйства - мясное скотоводство. Также необходимо улучшение кормовых угодий за счет трансформации низкопродуктивных пахотных земель путем их залужения для сенокосного и пастбищного использования. Земли низкого качества должны после проведения фитомелиорации снова стать продуктивными пастбищами [16].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Ахмеденов К.М. Геоэкологические изменения в структуре землепользования Западно-Казахстанской области за последнее десятилетие XX века // Вопросы степеведения. Оренбург, 2003. С, 34-41.
  2. Географический атлас Оренбургской области / Сост. А.А. Чибилёв. М.: Изд-во ДИК, 1999. 96 с.
  3. Дорноступ В. В. Эволюция земельных отношений кочевого населения во второй половине XIX - начале XX века // История аграрных отношений в России. Материалы межвуз. научн.-практ. конф. Оренбург, 1998. С. 130-134.
  4. Климентъев А.И., Куксанов В.Ф., Новоженин И.А. О формировании системы почвенных эталонов степи // Проблемы степного природопользования и сохранения природного разнообразия. Оренбург, 1998. С. 29-37.
  5. Климентъев АИ. Почвенно-экологические основы степного землепользования. Екатеринбург: УрО РАН, 1997.
  6. Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Вып. 1-12. Оренбург, 1903-1915.
  7. Неуструев С.С. Естественные районы Оренбургской губернии. Чкалов, изд-во, 1950.
  8. Оценка земель Оренбургской области (Итоги оценки земель и рекомендации по их практическому применению для специалистов сельского хозяйства). Оренбург, 1986. 42 с.
  9. Оренбургская область за 50 лет Советской власти. Статистический сборник. Челябинск, 1967. 138 с.
  10. Оренбургская область: Статистический сб. Оренбург, 2001. 203 с.
  11. Оренбургская область в десятой пятилетке, 1976-1980: Статистический сборник. Челябинск, 1982. 112 с.
  12. Отчет о состоянии сельскохозяйственных угодий Новоорского района. Новоорск, 2004.
  13. Статистический вестник. Оренбург, 1923. № 2. 138 с.
  14. Сельскохозяйственные районы и земляные нормы Оренбургской губернии. Оренбург, 1927. С. 270.
  15. Хисамутдшов Р.Д. Состояние материально-технической базы сельского хозяйства Чкаловской области в послевоенные годы // История аграрных отношений в России: Материалы межвуз. научн.-практ. конф. Оренбург, 1998. С. 234-237.
  16. Чибилёв А.А. Экологическая оптимизация степных ландшафтов. Свердловск, 1992. 171 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!