УДК 502.5

ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В СТРУКТУРЕ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ ЗАПАДНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ ЗА ПОСЛЕДНЕЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ XX ВЕКА

 

К.М. Ахмеденов

Западно-Казахстанский государственный университет 417000 Уральск, проспект Достык, 121, Республика Казахстан

 

Земледельческое освоение территории Западно-Казахстанской области (ЗКО) проходило в несколько этапов, которые определили современную структуру землепользования. Первый этап земледельческого освоения Северного Прикаспия пришелся на начало XX века и обусловил выборочную распашку массивов южных черноземов и темно-каштановых почв на самом севере региона с широким развитием так называемого падинного земледелия южной части степного пояса.

В начале века на большей части ЗКО господствовала залежная система земледелия без определенного плодосмена, при этом никаких удобрений не применяли. Целина распахивалась обычно 2-3 года подряд, а затем на 10-15 лет забрасывалась под залежь.

До 1917 года товарное земледелие было сосредоточено на севере области в уральских казачьих и переселенческих русских и украинских хозяйствах. Южная половина области по климатическим и почвенным условиям считалась совершенно непригодной для полеводства. Главным занятием казахского населения в это время было экстенсивное кочевое животноводство, зависящее в большей степени от суровых природных условий.

В 1899 году Уральским областным статистическим комитетом было проведено обследование ряда волостей Уральского уезда. При всей неточности учета, проводимого опросом, было установлено, что в 1896 году казахское население уезда засевало 47 294 десятины, что в переводе на метрические меры составляет 51,5 тыс. га. В 1913 году посевные площади составляли 417 тыс. га, а к 1935 году было засеяно 94,6 тыс. га.

На втором этапе (середина 50-х годов) завершилась распашка практически всех удобных в техническом плане земель в степной зоне. Второй этап был связан с выполнением мартовского (1954 г.) Постановления ЦК КПСС «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». В 1955 году было распахано около 800 тыс. га земель, в основном распахивались северные и северо-восточные части области с более благоприятными для земледелия природными условиями: здесь было освоено 516 тыс. га залежных земель.

В 1955 году посевная площадь в области составила 1293 тыс. га, что в 2,6 раза больше посевов 1950 года. За пятилетие (1950-1955 гг.) во всех районах, расположенных в подзоне умеренно-сухой степи, было вовлечено в посевную площадь 516 тыс. га новых земель, в то время как в подзоне сухой степи - 208,3 тыс. га, а в полупустынной и пустынной зонах - 72,4 тыс. га. Освоение целины продолжалось до 1965 года. К этому времени были распаханы все земли, пригодные к обработке, и те участки, которые были не пригодны для земледелия (малопродуктивные засоленные почвы и почвы легкого механического состава). В последующие годы низкопродуктивные пахотные земли были заброшены или переведены в разряд долголетних культурных пастбищ.

Резкий рост урожайности зерновых культур, который отмечался в первые годы освоения залежных земель, был обусловлен естественным плодородием новых пахотных угодий. Урожаи на целине получали за счет большой площади, а не за счет продуктивности земель. В последующие годы средняя многолетняя урожайность стабилизировалась, но амплитуда ее колебаний по годам возрастала. В дальнейшем наметился устойчивый процесс постоянного снижения урожайности. После 1958 года урожаи на целине в целом начали падать, а в 1963, 1965, 1967, 1969, 1971 годах собранный урожай был настолько низким, что не оправдывал затрат труда. Обуславливалось это тем, что почти вся целина ЗКО расположена в районах недостаточного увлажнения с неблагоприятным режимом осадков, крайне низкой среднегодовой температурой при очень суровых зимах, резкой изменчивостью метеорологических условий по годам. Почвенный покров отличается здесь малой мощностью гумусового горизонта и невысоким содержанием гумуса. При распашке почвы быстро утрачивают структурность и подвержены, при частых в этих районах суховеях, развеванию. Кроме того, юг области занимают солонцы, солончаки, пески.

Освоение целины нанесло огромный ущерб степной флоре и фауне. В Красную книгу РК занесены десятки биологических видов, в том числе типичные степные обитатели - сурок-байбак и дрофа. В настоящее время в степях Северного Прикаспия 90 % встреченных животных и растений, скорее всего, окажутся особями широко распространенных видов, которые предпочитают соседство с человеком или разносятся им. Освоение целинных земель в 60-е годы вызвало волну миграции населения в ЗКО. Численность населения с 381 тыс. человек в 1959 году увеличилось до 513 тыс. человек в 1970 году. Усиленная переселенческая политика привела к негативным процессам в демографическом развитии коренного населения. Казахи, занимавшиеся пастбищньм скотоводством, испытали серьезный этнический стресс.

Третий этап (70-80-е годы) завершил эпоху экстенсивного земледелия в регионе, когда было распахано свыше 500 тыс. га целинных степей и солонцово-степных комплектов. Общая площадь пашни в области превысила 1,9 млн га. Урожайность с 9,6 ц/га в 1981 году снизилась до 6,5 ц/га в 1986-1988 годах. Причина этого снижения кроется в том, что был взят курс на экстенсивный путь развития зернового хозяйства - увеличение производства зерна за счет роста посевных площадей. Поскольку лучшие пахотнопригодные земли были освоены раньше, то в сельскохозяйственный оборот вовлекались малопродуктивные земли в сухостепной и полупустынной зонах. Необходимо отметить, что выделенные пахотнопригодные и условно пахотнопригодные земли отличались пониженным агроэкологическим потенциалом и большой комплексностью при сравнительно небольших однородных массивах зональных полнопрофильных почв. Именно поэтому административно сформированная структура земельных угодий не способствовала созданию устойчивого сельского хозяйства. В ЗКО наблюдался повсеместный процесс антропогенного опустынивания территорий, характеризующийся продвижением к северу пустынных фитоценозов. Таким образом, на конец 80-х - начало 90-х годов пришелся кризис биоразнообразия семиаридных регионов, вызванный расширением ареала богарного земледелия до южных границ степей при сильнейших антропогенных модификациях фитоценозов в результате перевыпаса, которые сформировали «полупустынный образ» этих ландшафтов.

Нерациональное использование пастбищ привело к явлению опустынивания. Повсеместно в ЗКО наблюдается перевыпас, с 1916 по 1995 годы происходит увеличение поголовья всех видов скота. Это вызывало нагрузку на пастбища. По наблюдениям местных жителей очень быстро из травостоя исчезают хорошо поедаемые животными злаки, а их место занимают такие растения, как: спорыш, лапчатка вильчатая, полынок и др., что является предупреждением о начале опустынивания территории. Поэтому ученые специалисты предлагают менять специализацию животноводства. При этом необходимо учитывать качественную неоднородность пастбищных угодий, среди которых есть участки более пригодные для выпаса крупного рогатого скота, лошадей, овец. В условиях ЗКО, по мнению Амельченко В.И. (1990) [1], овцы - экологически наиболее опасная группа животных, и при достигнутых масштабах опустынивания овцеводство должно существенно потесниться на пастбищах и уступить свое место коневодству и верблюдоводству. Однако, в полупустынных и пустынных районах области в структуре поголовья сельскохозяйственных животных доля овец составляет от 50 % до 98 %.

В.В. Иванов [3] указывал, что характерной особенностью разнотравья наших ковыльных степей надо считать крайне небольшое количество в нем непоедаемых животными видов растений, благодаря чему ковыльное сено расценивалось как одно из лучших. До 90-х годов XX века интенсивный выпас скота, в особенности овец, выгрызающих растения в полном смысле слова под корень, быстро влекло за собой выпадение ковылей и типчака, и усиливалась роль полыней, а в результате распашки земель степь потеряла былую кормовую ценность и биологическую продуктивность.

Хищническое использование растительности песков и песчаных почв путем бессистемного выпаса скота, особенно усилившегося во второй половине XIX века, явилось причиной образования на территории Северного Прикаспия обширных площадей подвижных песков. Это вызвало сокращение пастбищ, недостаток кормов и падение поголовья скота. В песках пустынной части Северного Прикаспия работы по закреплению и освоению песков проводились, главным образом, путем посева песчаных трав (кияка и кумарчика), а также охраны песков от чрезмерного стравливания растительности. Испытывались культуры деревьев и кустарников (сосна обыкновенная и черная, тополь белый, лох, береза, джузгун, шелюга), и проводилась агролесомелиорация.

С середины 90-х годов отчетливо наметился новый этап землепользования, вызванный глобальными общественно-политическими и экологическими изменениями. На наш взгляд, основная суть количественных и качественных показателей этого этапа практически не освещается в научной литературе, хотя их роль огромна в процессе экологической реабилитации степей региона.

Посевные площади сократили с 1,8 млн га в 1995 году до 550 тыс. га в 1999 году. При этом начал формироваться земельный запас, достигший в 1999 году 5 млн га. Столь значительное сокращение площадей богарного земледелия в Западно-Казахстанской области вызвано целым рядом объективных причин:

- распадом СССР и образованием независимых государств, в результате чего прекратились экономические дотации государства на развитие сельского хозяйства;

- принятием в 1994 г. Республикой Казахстан программы развития сельского хозяйства, учитывающей естественноисторические традиции землепользования при ликвидации убыточного земледелия в сухих и опустыненных степях;

- изменением формы организации сельскохозяйственного производства, выраженным в разукрупнении совхозов и создании на их базе крестьянских хозяйств;

- массовой миграцией населения из сельскохозяйственных районов в областные центры и за пределы республики;

- жестокими засухами 1995, 1996, 1998 гг., которые свели на нет возможности обновления машинно-тракторного парка хозяйств всех форм собственности.

На сегодняшний день земледелие в Западно-Казахстанской области практически полностью ликвидировано в подзоне опустыненных степей и более чем наполовину сокращено в подзоне сухих степей. Отдельные очаги земледелия локализовались в подзоне южных черноземов и темно-каштановых почв, тяготеющих к областному центру (г. Уральск). Наиболее значительные площади посевов зерновых сконцентрированы в Таскалинском административном районе.

В начальный период земельной реформы (1991-1996 гг.) было создано 893 крестьянских хозяйства на общей площади 427,4 тыс. га. К 2000 году в области было создано 3276 хозяйств. Площадь земель, переданных крестьянским хозяйствам, составила 2962,4 тыс. га, в том числе 168,8 тыс. га пашни и 2315,3 тыс. га кормовых угодий. Стоимость валовой продукции, произведенной крестьянскими хозяйствами, составляет всего 4 % от всей сельскохозяйственной продукции аграрного сектора области. Очевидно, что выделенные земли используют неэффективно.

Профессор Галимов А.Г. [2] указывает, что год от года происходит истощение земельных ресурсов. Наблюдается дегумификация почв, т.е. 50 % пашни содержит ниже 2 % гумуса. На территории ЗКО 8,3 млн га земель являются дефляционно-опасными. Из них подвержено ветровой эрозии 2,1 млн га; водной эрозии - 266 тыс. га. Площадь используемых пашен составляет 1,4 млн га. Деградировано 60 % пастбищ, что составляет 6,5 млн. га, всего засоленных почв - 1,4 млн га, из них солонцов - 7,3 млн га. Изъято земель под промышленные объекты и полигоны -1,5 млн га. В настоящее время рекультивации подлежат 4200 тыс. га.

Вывод пахотных земель практически повсеместно проходил без предварительного залужения, в результате чего образовалось около 1,5 млн га залежных земель в возрасте до 8-10 лет. Незначительный возраст залежей недостаточен для восстановления фитоценозов, близких к квазинатуральным, однако уже сегодня можно сделать некоторые общие выводы об особенностях демутации залежей:

  1. Несмотря на целый ряд острозасушливых лет, идет активная экспансия степных растительных группировок в пионерную бурьянистую растительность.
  2. В подзоне опустыненных степей практически не выражена стадия корневищных злаков. Здесь сразу формируются белополынно-тырсовые, белополынно-тырсиковые, белополынно-пустынно-житняковые, белополынно-чернополынно-типчаковые травостои.
  3. В связи с определенной мелиоративной ролью бывшей распашки отмечается продвижение некоторых степных злаков на юг. В частности, нами отмечено активное зарастание залежей бурых полупустынных почв в Урдинском районе ковылем Лессинга, где он образует ковылко-белополынные и ковылково-белополынно-чернополынно-типчаковые ассоциации.

В настоящий период большая часть залежных земель практически не используется в сельском хозяйстве. Исключение составляют земельные массивы, расположенные в непосредственной близости от населенных пунктов и чабанских точек. Здесь на залежах ведется выпас домашнего скота и проводится сенокошение отдельных участков залежей.

Характеризуя современное состояние ландшафтного разнообразия и перспективы природопользования в регионе, необходимо отметить следующее:

  1. В результате повсеместной распашки территории в регионе практически не сохранились квазинатуральные эталоны плакорных степей на полнопрофильных почвах.
  2. В наибольшей степени пострадали разнотравно-ковыльные, типчаково-ковылковые, типчаковые, а также комплексные («чубарые» - по В.В. Иванову) степи.
  3. В результате снятия непомерной пастбищной нагрузки отмечается реабилитация тырсовых, тырсиковых, белополынно-житняковых травостоев на массивах почв легкого гранулометрического состава.
  4. Наблюдается повсеместное зарастание площадей открытых песков в разной степени интенсивности в зависимости от природной подзоны.
  5. Результатом многолетней распашки и перевыпаса стало нивелирование микрорельефа эндемичных для Северного Прикаспия «трехчленных» пустынных степей, на месте которых формируются однородные полынно-злаковые травостои.
  6. В ближайшей перспективе при стабилизации экономической ситуации целесообразно вовлечение в пашню 200-300 тыс. га залежей при освоении севооборотов и внедрении новых технологий.
  7. Свыше 100 тыс. га залежей целесообразно использовать в качестве кормовых угодий, а часть перевести в земельный запас.

Заканчивая обзор структурных изменений в землепользовании Западно-Казахстанской области за последние 10 лет, можно сделать вывод о том, что столь разительные изменения нельзя рассматривать как катастрофические для экономики региона. С учетом небольшого агроэкологического потенциала Прикаспийской равнины нужно расценивать как позитивный фактор максимальную локализацию земледелия вокруг основных пунктов потребления и освоение пастбищеоборотов с включением в них массивов залежных земель.

При соответствующей культуре земледелия 700-800 тыс. га пахотных земель могут с избытком обеспечить продуктами питания население региона, а развитие устойчивого животноводства при освоении пастбищеоборотов и рациональном использовании богатейших сенокосов позволит экспортировать животноводческую продукцию в другие регионы, в частности в страны СНГ.

Восстановление ландшафтного разнообразия степной зоны и подзоны пустынных степей на больших площадях имеет позитивное глобальное значение для биосферы Земли в целом, для стабилизации климата и предотвращения процессов антропогенного опустынивания. Динамика и своеобразие этих процессов позволяют уже сегодня рассматривать Западно-Казахстанскую область как регион реабилитации степных ландшафтов и степного биоразнообразия в Северной Евразии.

Область по почвенно-климатическим условиям подразделяется на три зоны: сухостепную; пустынно-степную (полупустынную) и пустынную.

В первой почвенно-климатической зоне по данным Уральского филиала Государственного научно-производственного центра землеустройства находится 1291 тыс. га пригодных под пашню земель с бонитетом почв от 16 до 47 баллов, во второй - 421 тыс. га с бонитетом почв 20-32 баллов, а всего по области этих земель с бонитетом более 12 баллов насчитывается 1875,5 тыс. га.

Почвенный мониторинг, проведенный ГККП «Кунарлылык», показывает, что после 24-х летнего сельскохозяйственного использования земель на каштановых среднемощных почвах содержание гумуса снизилось с 2,6 до 2,2 или на 0,4 %. На темно-каштановых среднемощных почвах снижение гумуса было в 2,25 раза больше и изменилось с 3 до 2,1 %, то есть на 0,9 % по абсолютному значению. Следовательно, почвенные разности каштанового типа за четверть века потеряли до 24-30 % гумуса (табл. 1). Из данных таблицы 1 видно, что снижение гумуса сопровождается существенной потерей подвижного фосфора (28-40 %) и незначительной потерей обменного калия.

Из обследованной ГККП «Кунарлылык» в 1987-1992 годах на долю пашни с низким содержанием подвижного фосфора приходится 36 %, со средним - 48 % и только 301,8 тыс. га достаточно обеспечены подвижным фосфором. По наличию обменного калия высокое содержание имеют 94 % обследованных площадей.

Таблица 1 Динамика содержания основные элементов питания в пахотном горизонте

На темно-каштановых почвах в зернопаровом севообороте в слое 0-30 см в среднем за 12 лет накапливается 2-4 т/га растительных остатков, из которых может образовываться 432-476 кг/га гумуса, а его потери составляют 1025-1102 кг/га. Следовательно, в зернопаровом севообороте с короткой ротацией наблюдается отрица­тельный баланс гумуса.

Мониторинг пашни, проводимый государственным НПЦ земледелия в зоне темно-каштановых почв, свидетельствует, что процесс потери гумуса продолжается, и за последние 10 лет произошло резкое снижение гумуса - от 40,3 до 59,4 %. Критический уровень дегумификации отмечается на темно-каштановых малоразвитых почвах, где потеря гумуса составляет от 64,1 до 71,1 %.

На территории военных полигонов в Бокейординском, Жангалинском, Жани-бекском, Казталовском, Каратобинском и части Акжаикского районов области площадью 9,2 млн га прослеживается загрязнение почвы солями высокотоксичных тяжелых металлов: свинца, кадмия, меди, никеля, марганца и других, особенно на острове Мынжас, вокруг зимовки Сисенгали.

По данным НПО «Тайфун» (1994) наличие нитратов и высокое значение перманганатной окисляемости указывает на присутствие органических соединений, связанных с распадом ракетного топлива - гептила. Из продуктов распада ракетного топлива опасными являются нитрозодиметиламин (НДМА), нессимметричный ди-метилгидразин (НДМГ). Из семи обследованных мест падения ракет в районе Хаки в шести выявлено превышение НДМА и НДМГ до 10 ПДК.

Площади развеваемых песков (III зона) в южных районах Западно-Казахстанской области - Бокейординском, Жангалинском и Каратобинском - за последние 10 лет удвоились и составляют 56,5 тыс. га. В Жангалинском районе песком засыпаны поселки Коктау и Казарма, существует угроза для села Мухор. Реальной становится проблема опустынивания.

Начиная с 1992 года, площади деградированных земель стабилизировались на уровне 9688,7-11939,6 тыс. га. По данным Государственного Земельного Кадастра в Западно-Казахстанской области площадь засоленных земель составляет 1430,8 тыс. га, солонцов и солонцовых комплексов - 7376,0 тыс. га, супесчаных - 714,0 тыс. га и песчаных -2511,0 тыс. га.

Рекультивация нарушенных земель в основном идет низкими темпами - 2,5-16,0 % от всего необходимого объема. Исключением является 1997 год, когда была рекультивирована половина нарушенных земель, или 1216 гектаров (табл. 2). На 01.12.1999 года площадь нарушенных земель составила 1004 га, отработанных - 840 га.

Таблица 2 Рекультивация земель

Область относится к типично аграрно-промышленным регионам республики. Однако реорганизация колхозов и совхозов в крестьянские хозяйства привела к резкому спаду производства сельскохозяйственной продукции и уменьшению в составе сельхозугодий: площади пашни с 1453,6 в 1996 году до 437,1-574,1 тыс. га в 1999-2000 годах при стабильном увеличении площади залежи соответственно с 515,0 до 1185,2-202,3 тыс. га. При этом площади сенокосов и пастбищ претерпели незначительные изменения от 0,25 до 3,3 % .

Анализ данных таблицы 3 показывает, что реформирование сельскохозяйственной отрасли сопровождается снижением площади земель сельскохозяйственного назначения с 11022,4 в 1996 году до 4897,4 тыс. га в 2000 году. Ежегодное снижение площадей колеблется от 527,6 до 2555,2 тыс. га. В составе земель сельскохозяйственного назначения идет сокращение площади пашни с 1443,3 в 1996 году до 409,6 тыс. га в 2000 году, сенокосов и пастбищ соответственно с 939,9 до 356,7 тыс. га и с 8128,6 до 3562,6 тыс. га, а площадь залежи возрастает на 10,1-178,8 тыс. га. в год. Снижение площадей земель сельскохозяйственного назначения в основном идет за счет увеличения площади земель запаса.

Таблица 3

Наличие земель и распределение их по категориям и угодьям (тыс. га)

Трансформация пашни в залежь производится без предварительного залужения, в результате залежные участки характеризуются бурьянистой стадией залежеобразования (задернения) и являются рассадниками вредителей, сорной и карантинной растительности (горчак розовый), распространение которых в последние годы из очагового характера перешло в массовый. Следует отметить, что в последние годы места гнездилищ для саранчовых (Calliptanus italicus L.) увеличились за счет заброшенных, заросших сорной растительностью сельскохозяйственных полей.

Темпы залужения земель крайне низкие и в последние годы не превышают 300 га в год при необходимом объеме залужения не менее 400-450 тыс. га.

Для скорейшего залужения пашни, которая в результате экономических реформ оказалась вне оборота, необходимо иметь надежные источники заготовки семян житняка. До 1989 года житняк в области размещался на площади 356,7 тыс. га. В последние годы эти площади сократились до 180-200 тыс. га. Основные площади посевов житняка используются как улучшенные пастбища. Однако лучшие участки (до 15-20 тыс. га) используются на сено. При благоприятных метеорологических условиях в конце апреля и в мае на этих площадях можно заготовить от 150 до 300 тонн семян житняка.

Представление о современном состоянии земельного фонда ЗКО могут дать только комплексные исследования, которые проводятся учеными кафедры ботаники Западно-Казахстанского государственного университета. В итоге этих исследований будут разработаны рекомендации по улучшению состояния растительного и почвенного покрова Западно-Казахстанской области.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Амелъченко В.И. К эколого-экономической стратегии землепользования в Западном Казахстане // Эколого-географические исследования в Казахстане: Сб. ст. - Алма-Ата, 1990.
  2. Галимов М.А. Проблемы составления экологической карты на основе экологических ситуаций Западного Казахстана // Экосистемы Западно-Казахстанской области: Сб. ст. - Уральск, 1995.
  3. Иванов В.В. Степи Западного Казахстана в связи с динамикой их покрова. -М.-Л., 1958.
  4. Мендыбаев Е.Х. Изменение количества гумуса в почвах пустынно-степного комплекса Северного Прикаспия // Экосистемы Западно-Казахстанской области: Сб. ст.-Самара, 1996.
  5. Москалев Г.Е. Земельные ресурсы Западного Казахстана и их использование // Экономическое развитие Северного Прикаспия. - Уральск, 1973. - Вып. 2.
  6. Петренко A3. Состояние растительного покрова в Западно-Казахстанской области осенью 1998 г. // Экосистемы Западного Казахстана (Ивановские чтения). -Уральск, 1999.
  7. Природа, население и хозяйство Западно-Казахстанской области (Географический аспект). - Уральск, 1998.
  8. Природно-ресурсный потенциал и проектируемые объекты заповедного фонда Западно-Казахстанской области. - Уральск, 1998.
  9. Фетисов И.М. Решение проблем сельского хозяйства Западно-Казахстанской области // Вестник ЗКГУ. - 2001. - Вып. 2.
  10. Якубов Т.Ф. Опыт облесения и закрепления песков Северного Прикаспия. - М. Изд-во АН СССР, 1951.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!