УДК 567.6/9-568.2/8.(02)

ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКАЯ ИЗУЧЕННОСТЬ КАРГАЛИНСКИХ РУДНИКОВ

 

Г.Д. Мусихин

 

Каргалинские медные рудники разбросаны на территории 50x15 км в бассейне р. Каргалки в 60 км на северо-северо-запад от Оренбурга, эти рудники начали разрабатываться еще с эпохи ранней бронзы [9]. Они ровесники египетских пирамид, и работа археологов на них принесет еще немало открытий подревней истории горного дела и металлургии. Эти рудники феномен не только истори­ческий, но и геолого-палеонтологический, что повышает их значимость и является веским дополнительным аргу­ментом для объявления их ландшафтно-историческим заповедником.

Видимо, на протяжении всего бронзового века Каргалинские рудники были крупным для того времени центром добычи меди. Впоследствии, когда медь не выдержала конкуренции с новым освоенным человеком металлом -железом, роль Каргалинских рудников снизилась до того, что они на длительное время были заброшены. Второе рождение Каргалинских рудников связано с начатой Петром I реформой России, когда у бурно развивающегося государства появилась потребность в большом количестве меди. Горные работы этого периода на Каргалинских рудниках по данным Е.Н. Черных [22] начались в 1744-45 годах и продолжились до 1911 г. Оставшиеся от этого времени горные выработки, сейчас заваленные или полузаваленные, располагаются неравномерно: участки их сгущения отмечают положение наиболее богатых рудных тел. В промежутках встречаются только единичные выработки поисково-разведочного назначения. Отдельным рудникам были даны собственные названия, Границы рудников определяли принадлежность участка земли (горного отвода) конкретному хозяину. Кроме того, границы частично совпадали с контурами оруденения. Работавших на рудниках людей уже нет в живых, названия рудников местными жителями забыты. Лишь в архивах и фондах можно найти карты с их расположением. Одна из обзорных карт Каргалинских рудников (рис. 1) приводится из работы И.А. Ефремова [4].

О добыче меди на рудниках в бронзовом веке пока не найдено письменных свидетельств. Но горные работы на них XVIII-XX веков привлекли к себе внимание виднейших ученых того времени как в России, так и за границей. По мнению И.А. Ефремова, ископаемая фауна медистых песчаников нигде в мире не изучалась так продолжительно, как в Приуралье, в том числе на Каргалинских рудниках. После 1911 года горных работ значительного масштаба на Каргалинских рудниках не проводилось. Поэтому досоветские результаты их геологического и палеонтологического изучения имеют большую ценность.

В XVIII-XIX веках по всему западному Приуралью работало несколько тысяч рудников, на которых добывали медистые песчаники. Наиболее крупные скопления медных руд вместе с тем были местонахождением древних органических остатков большой научной ценности. Подавляющее большинство найденных горняками за два столетия остатков древних животных и растений погибло, но часть их стала достоянием науки в основном потому, что руководители некоторых крупных рудников понимали их значение. Первые указания на нахождение ископаемой фауны в медных рудниках находим у Н.П. Рычкова [16,17], но свои наблюдения по медистым песчаникам он сделал в основном на рудниках, расположенных в современной Башкирии (по р. Деме) и в верховьях р. Камы,

И. Лепехин [6] посетил Каргалинские рудники в 1769 г., оставив краткие записи по некоторым из этих рудников, а наиболее полное наблюдение об ископаемых деревьях и о костях позвоночных И. Лепехин сделал в бассейне Большого Юшатыря. В 1840 г. Вангенгейм Квален, состоявший директором трех медеплавильных заводов! (Усть-Ивановского, Нижне-Троицкого и Верхне-Троицкого), опубликовал сведения о фауне Каргалинских рудников [5]. Определением ископаемых костей коллекции В. Квалена занимался Г. Фишер [24]. Сам Квален сбором фауны на рудниках, видимо, занимался мало, эту фауну ему скорее всего доставляли работавшие непосредственно на рудниках люди.

Р. Мурчисон [10] тоже сообщает о находках В. Квалена на этих рудниках костей ящеров и рыб.

Э. Эйхвальд [23] устанавливает новый вид ганоидных рыб из медистых песчаников Каргалинских рудников и Пермской губернии.

Общий обзор распространения медистых песчаников был сделан Антиповым-II [1]. О горных работах на Каргалинских рудниках он сообщает, что они ведутся без маркшейдерских планов и без крепления. Горизонтальные выработки на рудниках неправильных очертаний и размеров, изгибающиеся во все стороны. Вышина их большей частью 8 или 9 четвертей (1,4-1,6 м). Самые лучшие из Каргалинских рудников по Антипову - Ордынские, Покровские и Николаевские.

К. Мейер в своей монографии 1866 г. дает описание нового вида лабиринтодонта из Каргалинских рудников по чьей-то зарисовке черепа этого ящера.

Специально ископаемой фауне Каргалинских рудников были посвящены несколько работ Твелвтриза [26,27]. В первой работе Твелвтриза дается описание черепа лабиринтодонта, найденного в руде Рождественского рудника (около хутора Горного). Он делает верное заключение о том, что меденосные слои рудников отмечают русла древних рек, в которых накапливались остатки растений и кости животных. Правильно утверждение Твелвтриза, что «когда песчаники не меденосны, ископаемые (органические) остатки в них отсутствуют». Новый вид древней рептилии (хищного дайноцефала) Твелвтризом был определен позднее по находкам костей черепа на том же Рождественском руднике. Твелвтриз сообщает, что на Каргалинских рудниках, в качестве сотрудников горных контор работали английские специалисты, которые помогали Твелвтризу в сборе фауны. Английский агент одного из рудников найденную челюсть рептилии прекрасной сохранности отравил в Австралию. Ископаемые кости рудников тогда были предметов купли-продажи, наряду с учеными их, как экзотические вещи, приобретали знатные аристократы. Коллекция костей ящеров из медистых песчаников была у герцога Максимилиана Лейхтенбергского. И.А. Ефремов [4] пишет, что эта коллекция безвозвратно утеряна для науки. Твелвтриз дает общий обзор геологии Каргалинских рудников, им были составлены два геологических профиля: первый через Каргалинские рудники от Волги до Урала, второй - от Общего Сырта до Гребеней. Твелвтриз правильно относит медистые песчаники к верхам пермской системы. Очень ценными являются приведенные Твелвтризом геологические разрезы некоторых Каргалинских рудников: Ордынского, Троицкого, Выше-Никольского, Дружелюбного. Разрез Ордынского рудника сверху вниз: 1) несколько дюймов почвы, 2) 18 футов красной глины, 3) 20 футов красных песчаников и глин, 4) 7 футов серых песчаников, 5) 2 фута серого мергеля и белого песчаника с бедной медной рудой, 6) два фута белого песчаника с меденосными прослоями, 7) красный мергель. Твелвтризом приведем список органических остатков из медистых песчаников Предуралья, составленный по литературным источникам и собственным определениям. Среди растений в этом списке кордаиты, ароидные, валхия, лепидодендроны, шизоденроны, аноморрея, калоптерис, каламиты; среди моллюсков - унио умбонатус; из тетрапод -платиопс, ропалодон, клиризодон, дейтерозавр; из рыб - палеониски, амблиптерус, платиозомус. Значительной работой по фауне медистых песчаников, в том числе и каргалинских, была монография Сипи [25], который детально переопределил коллекции древней фауны Санкт-Петербургского горного института и Казанского университета.

Наиболее детальные сведения о геологических условиях нахождения фауны Каргалинских рудников содержит работа А.В. Нечаева [11]. А.В. Нечаев констатирует наличие в геологическом разрезе Каргалинских рудников двух рудных горизонтов на примере рудника Дружелюбного. Здесь шахта N 6 соединяет две системы горизонтальных выработок: нижняя находится на глубине 66 аршин (46 м), верхняя на глубине 37 1/4 аршина (22,5 м). Медистый песчаник верхнего рудного горизонта отличается от нижнего тонкой слоистостью (плитчатостью) и присутствием мелких обугленных растительных остатков. Верхний рудный горизонт отделен от нижнего толщей красной мергелистой глины и красного песчаника до 28 аршин (около 20 м) мощности. Этот же горизонт разрабатывается двумя шахтами на глубинах 4 и 7 аршин (2,8 и 5,0 м) на Березовско-Уральских рудниках в 2. км к северу от Дружелюбного. А.В. Нечаев приводит послойное описание геологических разрезов Власьевского, Уральского, Щербаковского, Миллионного рудников. Из его работы мы узнаем, что практически у всех медеплавильных заводов на рудниках находились конторы. На рч. Усолке находилась контора Богоявленского завода (впоследствии поселок Горный, ныне исчезнувший).

Видимо, последним специалистом, видевшим добычу медистых песчаников, был А.Н. Рябинин, описавший скелеты лабиринтодонтов из медистых мергелей Кузьминского рудника Каргалинской группы [18]. Кости были собраны на глубине 60 м.

Новый вид рептилии из Каргалинских рудников был описан В. Амалицким в 1922 г., кости были найдены профессором Венюковым в отвалах Каргалинских рудников. В. Амалицкий ошибочно отнес это ископаемое животное к млекопитающим, назвав его венюковия прима.

После прекращения в 1911 г. эксплуатационных работ Каргалинские рудники долго продолжали оставаться в поле зрения геологов как резерв запасов медной руды и как уникальное явление природы. Д.Н. Соколов [19] при осмотре рудников нашел глыбу песчаника с ядрами раковин пелеципод-наядид. Н.Н. Тихонович [21], возглавлявший работу по оценке полезных ископаемых на землях Оренбургского казачьего войска, Каргалинские рудники рассматривает как основные месторождения меди в регионе (Блявинское и Гайское колчеданные месторождения тогда еще не были найдены), В первые годы советской власти Каргалинские рудники также приковывали к себе внимание геологов. Инвентаризацию медных рудников сделал К.В. Поляков [12,14]. Горные разработки на рудниках он уверенно делит на древние (ордынские) и поздние (XVIII-XIX в.в.). Древние горные выработки типа дудок он называет ордынками. Пишет о том, что выплавка меди в древности велась в самих ордынках, где отмечается копоть на стенках, находки плавильных горшков и лепешек выплавленной меди. Факт, небезынтересный для археологов. Древние рудокопы, по мнению К.В. Полякова, брали в основном сажистую медную руду (видимо, с большим содержанием куприта, возможно, с углистым детритом). Малахитовая и азуритовая руды по К.В. Полякову шли в отвал, хотя содержание меди в них было высоким. К.В. Поляков приводит сведения о невыработанных запасах медной руды на Мариннском, Березовском, Дмитриевском-I, Дмитриевском-II, Дружелюбном, Ново-Уральском и Березовском рудниках со средним содержанием меди 3,5%. Запасы руды в отдельных гнездах достигают 16600 т (Власьевский рудник), в среднем 5000 т в одном гнезде. Наиболее богаты медистые песчаники со сфероидальной отдельностью (черепковая руда), в них содержание меди до 10% (Кузьминовский рудник). В работе 1929 г. [13] К.В. Поляков приводит запасы медной руды в отвалах Каргалинских рудников: которые он оценивает в 1,5 млн. тонн при содержании меди 1,36%, запасы меди 17,25 т.

В 1928-1933 гг. на Каргалинских рудниках проводились геолого-поисковые работы с применением бурения. В работах принимали участие И.В. Демин, Н.К. Разумовский, геологическую службу возглавлял В.Л. Малютин [7,8]. Был хорошо изучен геологический разрез подрудной, рудной и надрудной толщ. В.Л. Малютин приводит сведения о минеральном составе вмещающих руду песчаников и медных руд. В песчаниках главным минералом является кварц (30-38%), подчиненное значение имеет халцедон, плагиноклаз, калишпаты, эпидот, роговая обманка, актинолит, пирит. В цементе песчаников лимонит, малахит, азурит, глины. Среди рудных минералов установлены сульфиды (халькопирит, халькозин, ковеллин), силикаты (хризоколла), самородная медь, карбонаты (малахит, азурит), окислы (куприт).

Самыми детальными работами по фауне медистых песчаников Предуралья, в том числе и по фауне Каргалинских рудников, были работы палеонтолога И.А. Ефремова [2,3,4], Он сосредоточил свои усилия на сборе многочисленных архивных и литературных данных о фауне рудников, а также на изучении давно найденных на рудниках костей животных в различных музеях. Переопределяя кости из коллекции музея Ленинградского горного института, он установил новый вид крупного хищного титанозуха Admetophoneus Kargalensis Efr., который ранее нигде, кроме Каргалинских рудников, не был встречен (рис. 2). Итоговой работой по геологии и фауне медистых песчаников стала его крупная монография [4]. Несмотря на чисто палеонтологическое название этой работы, читатель найдет в ней ценные сведения по геологии и истории геологических исследований.

Значительным также был вклад работавшего вместе с И.А. Ефремовым Б.П. Вьюшкова в изучение палеонтологии Каргалинских рудников, на которых ему в 1946 г. удалось собрать коллекцию ископаемых костей для Палеонтологического института АН СССР.

Саратовскими палеонтологами [20] в районе Каргалинских рудников зарегистрированы несколько находок костей пермских тетрапод: у бывшего хутора Дикаревского кости дейноцефала, в верховьях Малого Урана в 0,2 км выше с. Дуванка кости ближе неопределимой амфибии, в верховьях овр. Охун кости рептилий, по р. Янгиз у с. Петраковки кости лабиринтодонта, у д.Татьяновки кости дейноцефала, у с. Уранбаш кости терапсид.

После открытия на Урале новых крупных медноколчеданных месторождений (Райского и др), а также в связи с концентрацией добычи меди на предприятиях-гигантах интерес к Каргалинским рудникам снижается. Их рудные залежи хотя и многочисленны, но из-за малых размеров и разобщенности не могут служить сырьем крупного предприятия, Но тематические работы, которые по Оренбуржью ведет М.И. Проскуряков [15], все же продолжаются. Он приходит к выводу, что для современной меднодобывающей промышленности более перспективны не континентальные осадочные медные руды Каргалинских рудников, а руды в морских отложениях казанского яруса (в районе разъезда Гребени). В результате в конце восьмидесятых и в девяностых годах Каргалинские рудники по оценкам геологов теряют свое значение как: месторождения меди. Нос началом рыночной экономики все изменилось, предприятия-гиганты перестали диктовать запросы к минеральному сырью. И интерес к Каргалинским медным рудам появился не только у геологов, но и у предпринимателей.

Нами значительная часть Каргалинских рудников выдвигается под охрану в статусе ландшафтно-археологического заповедника. На этих участках добыча руды и разработка старых отвалов не должны производиться. Если на незаповеданных участках добыча руды начнется, то необходимым условием ведения горных работ должно стать участие в их документации не только геолога, но также палеонтолога и археолога. В старых выработках и в отвалах могут встретиться материальные свидетельства разработок древнейших веков, а также новые богатые остатки животных и растений пермского периода.

Вышеприведенный обзор работ по изучению геологии и фауны Каргалинских рудников далеко не полон. Детальные сведения по ним еще, видимо, можно найти в фондах и архивах. И.А. Ефремов [4] приводит сведения о местонахождении некоторых образцов найденной в прошлом веке ископаемой фауны с Каргалинских рудников.

И.А. Ефремов пишет, что значительное количество костей из сборов В. Квалена увезено в Германию, где было распылено по нескольким музеям. Часть костей хранилась в Берлинском, Зенкенбергском (Франкфурт-на-Майне) и Штутгартском музеях, эти коллекции были уничтожены войной. В Британский музей были доставлены с Каргалинских рудников сборы Р. Мурчисона и английских резидентов компании Russian Copper C°, эти кости в настоящее время хранятся в этом музее. Ценные частные коллекции герцога Лейхтенбергского и Демидовых, по И.А. Ефремову, утеряны.

Довольно большая часть коллекции Уральского общества любителей естествознания в конце прошлого столетия еще существовала в Екатеринбурге. Сейчас она, по мнению И.А. Ефремова, полностью утеряна. Действительно, в коллекциях Екатеринбурга сейчас не увидеть костей пермских рептилий. Но надежду обнаружения старой коллекции пока, видимо, не стоит терять.

Остатков пермских рептилий совсем нет в музеях Оренбурга, если не считать нескольких найденных нами костей около д. Репино. Оренбургская земля была местом множества находок древней фауны, и создание коллекции этой фауны - дело чести оренбургской науки.

Судя по большому числу разбросанных по разным работам определений древней растительности, можно надеяться на то, что образцы этой растительности, в том числе и с Каргалинских рудников, возможно, хранятся в каких-то музеях, Пока неясно, где находятся кости и отпечатки ископаемых рыб с Каргалинских рудников. Все эти экспонаты надо попытаться разыскать, и в дальнейшем Оренбург, на чьей земле находятся знаменитые рудники, должен стать местом сосредоточения всей информации по ископаемой фауне и флоре Каргалинских рудников.

Возобновление горных работ по добыче руды на Каргалинских рудниках является вполне реальным. Некоторые из них (Дмитриевский и др.) планируется выставить на аукционе, где будут продаваться лицензии на право эксплуатации. Выставляемые на продажу месторождения имеют небольшие размеры и не затрагивают основные поля старых работ, рекомендуемых под ландшафтно-археологический заповедник, что согласовано с Оренбургским геолкомом и природоохранными органами,

Каргалинские рудники выставляются на аукцион как месторождения меди, но интерес к ним подогревается недавно появившимися сведениями о присутствии в каргалинских рудах ценных сопутствующих металлов - палладия, родия, рутения, с чем в 1997 г. сообщали Е.С. Контарь и Л.Е. Либарова с ссылкой на материалы Г.П. Полуаршинова и В.М. Константинова. Работами прошлых лет [15] из ценных попутных компонентов в медистых песчаниках были установлены серебро и кадмий, но не на Каргалинских рудниках. А каргалинские руды нуждаются в серьезной проверке на попутные металлы. И если будет установлено, что содержания их низкие, Каргалинские месторождения, видимо, потеряют коммерческий интерес. Тогда вопрос о возобновлении эксплуатационных работ отпадет сам собой. И мечта Е.Н. Черных [22], который считает необходимым заповедать всю территорию Каргалинских рудников, сбудется. Скорейшее выяснение вопросов о возможной ценности и возможностях эксплуатации Каргалинских рудников в интересах Оренбургской области. Поэтому определение ценных компонентов в каргалинской руде стоит провести на средства местного бюджета силами местных геологов и местных лабораторий.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Антипов 2-й. Характер рудоносности и современное положение горного, т. е. рудного дела на Урале //Горный журнал, ч, I, 1860.
  2. Ефремов И.А. Местонахождения пермских наземных позвоночных в медистых песчаниках юго-западного Приуралья //Изв. АН, отд. физ.-мат. наук., т. XII, N 5, 1931. 0.691-704, 1931.
  3. Ефремов И.Л. О некоторых конгломератах костеносной пермской толщи медистых песчаников Приуралья // «Заметки о пермских Tetrapoda и местонахождениях их остатков». Тр.Палеонт. ин-та АН СССР, т.VIII, вып.1, С.39-43, 1937.
  4. Ефремов И.А. Фауна наземных позвоночных в пермских медистых песчаниках западного Предуралья //Тр. Палеонт. ин-та АН СССР, t.LIIV, M., Изд. АН СССР, 1954.
  5. Квален В. Геогностические сведения о горных формациях на западном склоне Урала, особенно от р. Демы до Западного Ика //Горный журнал, N 4, С. 1 -49,1841.
  6. Лепехин И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства, ч,1 (1768-1769 г.г.) и 4.11(1770 г.)//СПб. Изд-во АН, 1771-1772.
  7. Малютин В.Л. Материалы о месторождении Каргалинских медистых песчаников. Рукопись. Оренбургский краеведческий музей, научный архив, 1939.
  8. Малютин В.Л. Геологическое строение и генезис медистых песчаников Каргалинских рудников и др. Западного Предуралья. Рукопись. Фонды Оренбургского геолкома, 1946.
  9. Моргунова Н.Л. Племена эпохи бронзы //Газета «Южный Урал» от 24 ноября 1990 г.
  10. Мурчисон Р.И., Вернейль Э., Кейзерлинг А.А. Геологическое описание Европейской России и хребта Уральского//СПб., 1849.
  11. Нечаев А.В. Геологические исследования в области 130-го листа десятиверстной карты Европейской России (предв.отчет)//Изв. геол. ком., т. XXI, N 4, 1902.
  12. Поляков К.В. Горная промышленность Оренбургского округа//Сб. «Средневолжский край». М-Самара, гос. изд-во, С.335-348, 1930.
  13. Поляков К.В. Месторождение медных руд в районе среднего течения р.Урала//Горный журнал, т. 101, кн. 9, С. 721-726, 1925.
  14. Поляков К.В. Технический отчет по опробированию и определению запасов руды в отвалах Каргалинских медных рудников. Рукопись, фонды Оренбургского геолкома, 1929.
  15. Проскуряков М.И. и др. Обобщение результатов гео­логоразведочных и полевых работ по медистым песчаникам в Оренбургском Приуралье за 1950-70 г.г//Рукопись, фонды Оренбургского геолкома, 1971.
  16. Рычков Н.П. Журнал или дневные записки путешествия капитана Н.П. Рычкова по разным провинциям Российского государства б 1769 и 1770 году. СПб., Изд-во АН, 1770.
  17. Рычков Н.П. Продолжение дневных записок путешествий капитана Н.П. Рычкова по разным провинциям Российского государства в 1770 году. СПб., Изд-во АН, 1772.
  18. Рябинин А.Н. Об остатках стегоцефалов из Каргалинских рудников Оренбургской губернии //Зап. СПб Минералог, об-ва, т. 30, N 1, С. 25-37, 1911.
  19. Соколов Д.Н. Геологические исследования в центральной части 130-го листа (предварит, отчет). //Изв. Геолкома, т. XXXi, N 8, 1912.
  20. Твердохлебова Г.И. Каталог местонахождений тетрапод верхней перми Южного Приуралья и юго-востока Русской платформы //.Саратов, изд-во Саратовского университета, 1976.
  21. Тихонович Н.Н. Отчет горно-разведочной экспедиции по учету минеральных богатств //Оренбург, 1918.
  22. Черных Е.Н. Каргалы - забытый мир //М., Изд-во «Nox», 1997.
  23. Эйхвальд Э. Палеонтология России, т.1. Древний период, вы п.II. - фауна грауваковой, горноизвестковой и медистосланцевой формации России. //СПб, 1861.
  24. Fischer Waldheim G. Notice sur le Rhopalodon, nouveau de Sauriens fossiles du versant occidental de J'Oural. - Bull de la Soc. Jmp. d. Natur. d, Moscou, t.XIV, N III, 1841.
  25. Seeley H. Researches on the structure, organisation and classification of the fossil Reptilia. VII. Further evidences of the skeleton in Deuterosaurus and Rhopalodon, from the Permian Rocks of Russis, Philos. Trans, of Roy. Soc. London, vol. 185, ser.B, p.p.663-717, 1994.
  26. Tvelvetrees W. On a Labyrinthodont skull (Platiops Rickardi Twelvetr.) from the Upper Permian Cupriferous Strata of Kargaiinsk, near Orenburg. - Bull. Soc. Imp. d. Natur. d. Moscow, t.lV, N 1. p.117, 1880.
  27. Tvelvetrees W. On Organic Remains from the Upper Permian Stuata of Kargalinsk, in Eastern Russia. - Quart. Jouen, Geol. Soc. London, vol. 38, p. 490, 1882.

Paleontological exploration of Kargalinskie mines G.D. Musikhm

Kargalinskie mines of Orenburg region are not only deposits of copper ores and not oniy historical phenomenon. It is also a paleontology phenomenon. The numerous finds of the rests of plants and animals (amphibians) of Perm period in deposits of copper oreas were made. These finds become exhibits of many museums of Russia and Europe. The museum catalogues of finds of minerals and animal and plant rests of Kergalinskie mines were resulted from the study and research of this phenomenon.

 


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!