УДК 912.2:574.9

ОРЕНБУРГСКИЙ КРАЙ И РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

 

А.А.Чибилев

 

В 1999 году исполняется 255 лет со дня образования Оренбургской губернии и 275 лет Российской Академии наук. Если учесть, что «Оренбургская экспедиция» И.К.Кирилова была направлена на Южный Урал в 1734 году, то Академия наук и Оренбургский край практически ровесники. С первых лет своего существования Оренбургский край тесно связан с Петербургской академией наук [1,7,14]. Эта связь была установлена начальником Оренбургской экспедиции И.К.Кириловым, который всячески стремился к тому, чтобы привлечь к сотрудничеству ученых. Он сделал попытку пригласить в экспедицию ботаника академика Иогана Аммана и архитектора К.Ф. Шесслера. Оба отказались от приглашения. С Кириловым поехали известный ботаник И.Г. Гейнцельман, математик и астроном Д.Эльтон, геодезисты П. Чичагов, А. Клешнин, М. Пестриков и другие.

Свои ботанические материалы Гейнцельман отправлял в Академию наук и Карлу Линнею. Копии рукописных работ этого ботаника «Флора самарская» и «Флора оренбургская» хранятся ныне в Швеции в библиотеке Линнея университета г. Уппсала. Для оренбургской флоры Гейнцельман указал 401 вид растений.

После смерти И.К. Кирилова (1737) начальником Оренбургской комиссии (так стала называться с этого времени Оренбургская экспедиция) был назначен В.Н. Татищев -видный государственный деятель, крупнейший историк и географ первой половины XVIII века. Его взаимоотношения с Академией наук были очень сложными. Татищев вел непримиримую борьбу с засильем иностранцев в Академии наук, был заинтересован в развитии отечественной исторической и географической науки. В 1737 году он разработал «Предложения о сочинении истории и географии», которые были переведены на латинский язык для несведущих в русском языке профессоров Академии наук. У Татищева было много предложений для Академии наук, которая, к сожалению, не оценила их по достоинству.

Тем не менее Кирилов и Татищев оказали благотворное влияние на формирование целой плеяды отечественных ученых. Их труды и предложения по изучению географии России были использованы и развиты М.В. Ломоносовым. Под их влиянием развился интерес к научным изысканиям, составлению географических ландкарт и географических описаний у первого историка и географа Оренбургского края П.И. Рычкова.

За трехвековую историю с Оренбургским краем были связаны многие члены л члены-корреспонденты Российской академии наук [1,2,14]. Во второй половине 18 века Академия наук снаряжает в Оренбургский край три своих научных отряда во главе с П.С. Палласом, В крае вели исследования члены-корреспонденты Э.А. Эверсманн (1794-1860), В.И. Даль (1801-1872), В.В. Григорьев (1816-1881), Н.В. Ханыков (1819-1872), В.В. Вельяминов-Зернов (1830-1904), А.А. Тилло (1839-1899). В Оренбургском крае родились такие видные отечественные ученые академика, как радиотехник и кибернетик А.И. Берг (1893-1979), археолог и историк Б.Б. Пиотровский (род. 1908), математик, последний президент АН СССР Г.И. Марчук (род, 1925). Но первым среди членов Российской академии наук, связавшим свою жизнь с Оренбургским краем, навечно остается имя П.И. Рычкова.

Первый член-корреспондент Петербургской академии наук П.И. Рычков: (1712-1777). Талантливый ученик И.К Кирилова и В.Н. Татищева, П.И. Рычков всю свою жизнь прослужил в Оренбургском крае и был первым из исследователей за пределами Санкт-Петербурга, получившим признание Академии наук. Выполняя завещания В.Н. Татищева, к началу 1755 года П.И. Рычков завершил написание первой части «Топографии Оренбургской». Он высылает рукопись М.В. Ломоносову. Рукопись «Топографии» и атлас Оренбургского края И. Красильникова дважды рассматривались в Академии наук и были одобрены к изданию. Ломоносов рал высокую оценку труду Рычкова и добивался того, чтобы «Топография» была как можно скорее опубликована в печати. С 1757 года П.И. Рычков становится сотрудником академического журнала «Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащих». С этого времени у Рычкова устанавливаются очень тесные связи и переписка с академиком Г.Ф. Миллером.

С целью привлечения к сотрудничеству с Академией провинциальных ученых Ломоносов в 1758 г. предложил ввести звание члена-корреспондента Академии наук и назвал первым кандидатом на этот пост Петра Ивановича Рычкова. Предложение Ломоносова было принято. 28 января 1759 года Канцелярия Академии наук направляет в Конференцию Академии наук указ об учреждении звания корреспондентов. 3 специальном решении было сказано: «Академия наук, стараясь всеми силами иметь подробные сведения о всех Российского Государства странах... желала бы иметь во всех отдаленных от империи местах таких людей, какие бы по склонности своей и любви к наукам сообщили ей все, что внимания их в Академии достойно, и тем более споспешествовали ее стараниям». В специальном указе, во многом повторявшем текст докладной записки Ломоносова, также говорилось о решении президента Академии Наук учредить по примеру некоторых других Академий класс академических корреспондентов», а далее намечалось «начать сие учреждение принятием в такие корреспонденты с данием диплома господина коллежского советника Петра Рычкова» [8,11], 29 января 1759 года состоялось его официальное избрание. Так в состав Академии вошел ученый-самоучка, участник Оранбургской экспедиции Кирилова и Татищева и свидетель поучения и освоения обширного степного края на юго-востоке России П.И. Рычков.

Академические экспедиции 1768-1774 гг. В 1758 году Географический департамент Петербургской академии наук возглавил М.В. Ломоносов [3]. Этот департамент являлся основным организатором естественно-научных исследований на территории Российской империи. По инициативе Ломоносова были составлены «Географические запросы», включавшие в себя самые разнообразные общегеографические и краеведческие пункты.

Ломоносов разработал план работы астрономо-географичеких экспедиций. По его замыслу, необходимо было создать три экспедиционных отряда, каждому из которых достанется маршрут в 6000 верст.

Замысел Ломоносова осуществился через несколько лет после его смерти, когда по указу Екатерины I! были организованы академические экспедиции 1768-1774 гг. В составе экспедиций создается пять отрядов: два «астраханских» и три «оренбургских»,

Руководителями «оренбургских отрядов» были назначены П.С. Паллас (1741 -1811), И.И. Лепехин (1740-1802), И.П. Фальк (1727-1774). Главная цель экспедиции состояла в выявлении, описании и изучении природных ресурсов, необходимых для дальнейшего хозяйственного развития России. Путешественники получили от Академии наук путевые планы и инструкции. Программа работы экспедиции была проникнута идеями Ломоносове и его пониманием государственного значения географических исследований России.

В состав экспедиционных отрядов вошли академики, адъюнкты и студенты Академии, рисовальщики, чучельщики, стрелки. Все три «оренбургских» отряда экспедиции уделили большое внимание изучению природы губернии. Результаты экспедиции П.С. Палласа были опубликованы в 1773-1778 годах в трехтомном труде «Путешествия по разным провинциям Российского государства» [9]. И.И. Лепехин опубликовал «Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства» в 1795 году [5]. Записки путешествия академика Фалька, были обработаны И.И. Георги (1729-1802) и изданы в 1824 году [4].

Академические экспедиции 1768-1774 годов выяснили, что к востоку от средней и нижней Волги и к юго-востоку от Уральских гор расстилается обширная пустынно-степная равнина, принадлежащая бессточным бассейнам Каспийского и Аральского морей. Путешественники обнаружили здесь бесчисленное количество озер разной величины и установили резкое отличие природы этого края от природы Европейской России. Всех исследователей поражала перемена ландшафта. Вместо густотравных степей с тучными черноземами они увидели обширные глинистые солонцово-солончаковые полупустыни с редкой растительностью, острова песчаных барханов в дельтах древних рек. Путешественники отметили обилие соли в почвах и водах края. Он обратили внимание на то, что большая часть озер и даже некоторые реки имеют соленую или горько-соленую воду. Из приуральских степей и прикаспийских полупустынь путешественники вывезли огромное количество ранее неизвестных растений и животных. Но, оценив своеобразие степной природы, никто из участников академических отрядов не составил общего географического очерка края, какой дал П.И. Рычков, и никто, кроме Палласа, не установил общие закономерности формирования местных ландшафтов.

Долгое время после окончания работ академических экспедиций в Оренбургском крае не предпринималось сколько-нибудь значительных географических исследований. Лишь спустя полвека, в начале двадцатых годов XIX столетия, начался новый этап оживленных исследований природы края, связанный с деятельностью Э.А. Эверсманна, Г.С. Карелина, А.И. Левшина и других естествоиспытателей.

Первое научное общество Оренбургского края. В 1867 году оренбургский губернатор Н.А. Крыжановский обратился к императору Александру I! с инициативой организации Оренбургского отдела Императорского Русского Географического общества (ИРГО).

Соответствующий указ был подписан 5 (17) июля 1867 года, а торжественное открытие состоялось 14 января 1868 года. На нем выступил губернатор Н.А. Крыжановский. В дореволюционный период Русское географическое общество не имело непосредственного отношения к Академии наук. Однако многие члены Оренбургского отдела общества сотрудничали с Академией и избирались ее членами. Так, в 1892 гору членом-корреспондентом Академии наук был избран А.А. Тилло, который в течение мно­гих пет вел геодезические и магнитные наблюдения на территории губернии и издал книги «Описание Арало-Каспийской нивелировки» и «Зеленый магнитизм Оренбургского края». Важное значение для признания оренбургской науки имели «Записки» и «Известия Оренбургского отдела ИРГО», В 29 выпусках этого издания было опубликовано более 140 научных работ, посвященных Оренбургскому краю.

К числу несомненных заслуг Отдела следует отнести издание им в 1887 году труда П.И. Рычкова «Топография Оренбургской губернии», а в 1880 году - первого атласа края, составленного в 1752 году И. Красильниковым.

После многих реорганизаций с 16 апреля 1938 года Географическое общество было передано в систему Академии наук СССР. Оренбургский отдел общества (до 1958 г. - Чкаловский отдел) после длительного перерыва был восстановлен в 1947 году благодаря инициативе видного отечественного географа Ф.П.Милькова (1918-1996). В настоящее время Русское географическое общество состоит при Секции наук о Земле РАН.

В 70-90-е годы нынешнего столетия Оренбургский отдел РГО (с 1988 года - филиал, а с 1996 года - отделение РГО), явился очагом возрождения академических традиций в Оренбургском крае. На его базе в 1975-1982 гг. активно работал первый в стране НИИ охраны и рационального использования природных ресурсов (ОНИИ ОРИПР). С 1976 по 1986 гг. отдел возглавлял член-корреспондент АН СССР А.С. Хоментовский, а с 1986 года председателем Оренбургского отделения РГО является член-корреспондент РАН А.А. Чибилев.

Научно-организационная деятельность члена-корреспондента АН СССР А.С. Хоментовского. Большое влияние на становление академической науки в Оренбурге оказал А.С. Хоментовский (1908-1986). В сороковые-пятидесятые годы пор его руководством на территории области были выполнены комплексные геологоразведочные работы, приведшие к открытию Южно-Уральского буроугольного бассейна. В эти же годы он активно участвует в восстановлении деятельности местного отдела Географического общества, Дальнейшие его исследования проводились на территории Китая, Вьетнама. Он заведовал кафедрами геологии в Перми и Саратове.

В 1960 году А.С. Хоментовский был избран членом-корреспондентом АН СССР и председателем президиума только что созданного Дальневосточного филиала Сибирского отделения АН СССР За 10 лет своей работы во Владивостоке и Хабаровске он организовал 11 НИИ и 4 заповедника.

С 1973 года и до конца своей жизни А.С. Хоментовский работает на своей родине в г. Оренбурге. В 1976 году он возглавил Оренбургский отдел Географического общества СССР. На базе кафедры инженерной геологии и геодезии политехнического института (ОГУ) и отдела Географического общества с 1976 по 1982 г. под его руководством функционировал общественный хозрасчетный НИИ охраны и рационального использования природных ресурсов.

В результате научно-организационной деятельности в г. Оренбурге члена-корреспондента АН СССР А.С. Хоментовского в 1973-1986 годах была подготовлена почва для качественных изменений в структуре местной академической науки.

Инициативы академика Г.А. Месяца. Решающую роль в становлении академической науки в Оренбурге сыграл действительный член РАН Г.А. Месяц[6,13], Вначале 1986 года он возглавил Уральский научный центр АН СССР. В течение первого года своей работы в Екатеринбурге ему удалось преобразовать научный центр в Уральское отделение АН СССР. В июне 1987 года он поддержал инициативу создания на базе лаборатории мелиорации ландшафтов ОСХИ лаборатории ландшафтной экологии Института растений и животных УрО РАН. Директор этого института академик В.Н. Большаков назначил заведующим-организатором Оренбургской лаборатории своего института географа А.А. Чибилева. Несколько позднее в Оренбурге создается Оренбургский отдел оптимизации природопользования и охраны геологической среды Института геологии и геохимии (им. А.Н. Заварицкого) УрО РАН.

Новый импульс для развития академической науки в г. Оренбурге был дан 24 июля 1989 года. В этот день состоялось большое совещание в Оренбургском областном комитете партии с участием президента АН СССР академика Г.И. Марчука (уроженца с. Петро-Херсонец Грачевского района Оренбургской области). На совещании был принят протокол «О развитии академической науки а Оренбургской области», в котором было записано: «Преобразовать Оренбургскую лабораторию ландшафтной экологии Института экологии растений и животных УрО РАН АН СССР в Оренбургский отдел степного природопользования того же института ... с последующим перерастанием отдела в единственный в своем рода Институт степи». Благодаря настойчивым инициативам академика Г.А. Месяца в результате принятых решений в январе 1990 года в г. Оренбурге функционировали уже четыре академических подразделения:

- Оренбургский отдел степного природопользования Института экологии растений и животных УрО РАН;

- Оренбургский отдел оптимизации природопользования и охраны геологической среды Института геологии и геохимии УрО РАН;

- Оренбургский отдел персистенции микроорганизмов Института генетики и экологии микроорганизмов ПНЦ УрО РАН;

- Оренбургская лаборатория социально-экономических исследований Института экономики УрО РАН.

Летом 1996 года академик Г.А. Месяц вновь приезжает в Оренбург. В результате встреч с главой администрации Оренбургской области В.В. Елагиным достигается договоренность об открытии в г. Оренбурге двух новых институтов Российской академии наук. 10 сентября 1996 года президент Российской академии наук выносит Постановления об организации Института степи УрО РАН и Института клеточного и внутриклеточного симбиоза УрО РАН.

Таким образом, за 10 лет академику Г.А. Месяцу удалось не только значительно укрепить традиционные центры академической науки на Урале, в Екатеринбурге, Перми, Сыктывкаре, но и создать новые, в том числе в г. Оренбурге.

В 1997-1998 годах под руководством академика Месяца была проведена реорганизация Уральского отделения РАН. При этом он исходил из принципа сохранения и развития всех региональных научных оазисов. По его мнению, «наука выживет в регионах», поскольку «в столицах у нее большого будущего нет». В качестве примера создания регионального академического НИИ, опирающегося как на централизованное федеральное, так и на региональное финансирование, академик Месяц приводит Институт степи УрО РАН.

В марте 1998 года академик Г.А. Месяц был назначен первым вице-президентом РАН и переехал из Екатеринбурга в Москву, оставив после себя качественно новую структуру академических институтов на Урале. Исполнять обязанности председателя УрО РАН было возложено на директора Института экологии растений и животных УрО РАН, академика В.Н. Большакова, который вместе с Г.А. Месяцем создавал первые академические институты в Оренбурге.

Институт степи Уральского отделения РАН. Создание этого институте в самом центре степного пояса России и всей Северной Евразии было подготовлено всей логикой предшествующий истории. Со времен Рычкова проблема развития региональной географической науки была весьма актуальной. В России за последнее столетие было предпринято по крайней мере две попытки создания института или научной станции по изучению степей.

Первая из них принадлежит великому Докучаеву, который в ответ на жесточайшую засуху и голод, охватившие черноземную Россию организует в 1891 году «Особую экспедицию» в земледельческую зону Российской империи с целью разработки мер по ее спасению от губительного воздействия хозяйственной деятельности человека. В.В, Докучаев закладывает научный стационар «Каменная Степь» а Воронежской губернии - как эталонный участок разумного степного природопользования.

Вторую попытку осуществил В.В. Станчинский. Он в 1930 году на базе Научно-степной станции Аскания-Нова добивается открытая Степною научно-исследовательского института. Но как всегда в нашей бедной стране, непонятное для преобразователей природы направление научной деятельности Степного института под давлением практиков и идеологов социалистического сельского хозяйства Т.Д. Лысенко и И.И. Презента долго не устояло. Уже в конце 1932 года выносятся правительственные решения о закрытии Степного института в Аскания-Нова. Деятельность Степного института и его директора была признана опасной для социалистического строя, а 21 его сотрудник во главе с В.В. Станчинским репрессированы.

Отсутствие в степной зоне СССР научно-исследовательского института, специализирующегося на разработке фун­даментальных основ степеведения и степного природопользования, сыграло пагубную для степи роль. Специфика природных условий и ресурсов степной зоны такова, что ни одно из существующих вдали от этого региона научных подразделений Академии наук не могло взять на себя решение эколого-географических проблем земледельческого пояса страны [13].

Отсутствие достойной научной защиты степи привело к тому, что она стала не только самой освоенной в хозяйственном отношении зоной, но и самой пострадавшей. Распаханность зональных типов почв составляет в степной зоне 93%, эрозионными процессами охвачено до 40% сельхозугодий, В степной зоне наивысшая среди всех ландшафтных зон доля редких биологических видов. В этих условиях в течение многих десятилетий правила степного природопользования определяли институты ведомственной науки, обеспечивающие поле деятельности для сельского хозяйства и горнодобывающей промышленности. Парадоксом выглядит и то, что до недавнего времени в степной зоне России не было ни одного природного за­поведника. Эти доводы были положены в пользу организации в г. Оренбурге Института степи. К этому моменту в Оренбургской области уже были созданы четыре участка госзаповедника «Оренбургский».

Серьезным признанием Института степи и оренбургской степеведческой научной школы было проведение в г. Оренбурге в мае 1997 г, Международного симпозиума «Степи Евразии: сохранение природного разнообразия и мониторинг состояния экосистем». В работе симпозиума приняли участие представители Украины, Казахстана, а также всех крупнейших российских науч­ных центров по изучению степей Санкт-Петербурга, Москвы, Новосибирска, Иркутска, Самары. Саратова, Ростова, Воронежа, Волгограда, Челябинска и др. На основе резолюции, принятой симпозиумом, Институт степи приступил к организации Федерального центра изучения степей России и разработке проекта «Степная энциклопедия».

На будущее оренбургской академической науки оказывают влияние многие факторы. Это:

- во-первых, воля и умение местных ученых;

- во-вторых, понимание и добрая воля местных руководителей;

- в-третьих, заинтересованность Президиума РАН в развитии провинциальной науки;

- в-четвертых, особенности политики федерального центра в отношении регионов России.

И конечно же, не дай Бог, чтобы нашлись новые «научные генералы» - чиновники от науки, которые ничего не смысля в сути научных исследований, занимаются перераспределением ценностей в научном мире. От таких чи­новников, к сожалению, страдала и страдает оренбургская наука от времен Рычкова до наших дней.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Альтов В.Г. Академики Оренбургского края //Рычковские чтения. Оренбург, 1989. С.32-35.
  2. Гептнер В.Г. Эверсманн Э.А. М., 1940.

      3. Гнучева В.Ф. Географический департамент Академии Наук XVIII века.

  1. Записки путешествия академика Фалька. - Полное собрание сочинений ученых путешествий по России. СПб., 1824. Т 6.
  2. Лепехин И.И, Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства. СПБ., 1795. Ч. 1-2.
  3. Месяц Г.А. О нашей науке. Мечты и реальность. М„ «Наука», 1995. 248 с.
  4. Мильков Ф.Н. Естествоиспытатели Оренбургского края, Чкалов, 1948.
  5. Мильков Ф.Н. П.И.Рынков. М., 1953.
  6. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи 176Е-1773 гг. Ч.1. СПб.
  7. Паршина В.Л. А.С. Хоментовский и Оренбургский отдел РГО //Оптимизация природопользования и охрана окружающей среды Южно-Уральского региона. Оренбург, 1998. С.26-28.
  8. Пекарский П. История Академии наук в Петербурге. СПб., 1873. Т.2.
  9. Чибилев А.А. Рычков и Петербургская академия наук //Рычковские чтения. Оренбург, 1989. С.9-11.
  10. Чибилев А.А. О перспективах развития академической науки и организации Института степи в Оренбурге // Рычковские чтения, Оренбург, 1989, С.35-37.
  11. Чибилев А.А. В глубь степей. Очерки об естествоиспытателях Оренбургского края. Екатеринбург: УИФ «Наука », 1993. 120 с.

Orenburg krai and the Russian Academy of Sciences

A.A. Chibilyov

The three-century history of development of academic science in Orenburg region is being considered in the article. It is storied about the first members of Russian Academy of Science tied their fates with steppe region. The evaluation of modern condition of academic science is given.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!