УДК 502

DOI: 10.2441/9999-006А-2019-11525

 

РОССИЙСКИЕ ИДЕИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОТИВАЦИИ СОХРАНЕНИЯ И РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ И БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ

С.В. Левыкин, Г.В. Казачков, И.Г. Яковлев

Институт степи УрО РАН

Россия, г. Оренбург

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В свете закономерности запаздывания территориальной охраны природы по отношению к освоению новых территорий и объективных проблем заповедной системы рассмотрен до некоторой степени альтернативный подход, основанный на идеях развития экономической мотивации к сохранению и воспроизводству биологических ресурсов.

Ключевые слова: охрана природы, заповедность, оптимальная структура сельхозугодий, травосеяние, охотоведение, экологический резерв популяции, арктическое луговодство, лесоводство, Кедроград.

 

RUSSIAN IDEAS OF ECONOMICAL MOTIVATION TO LAND AND BIOLOGICAL RESOURCES CONSERVATION AND RATIONAL USE

S.V. Levykin, G.V.Kazachkov , I.G. Yakovlev

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

Russia, Orenburg, Pionerskaya Str., 11

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

In the light of the regularity of the delay in the territorial protection of nature in relation to the development of new territories and objective problems of the conservation system, an alternative approach based on the ideas of economic motivation for the conservation and reproduction of biological resources is considered to some extent.

Key words: nature conservation, nature reserve principle, agrarian lands optimal structure, fodder grass cultivation, game management, ecological reserve of population, arctic meadow farming, forest management, Kedrograd.

 

При всём своеобразии и разновидностях освоения природных ресурсов и охраны дикой природы существует общая закономерность: дикая природа наилучшим образом сохраняется либо в отсутствие прямого контакта с человеком, либо при разумном подходе с его стороны.

На протяжении длительного времени освоение Планеты экспансивными цивилизациями распространялось из нескольких староосвоенных центров, таких как западная и восточная Европа, юго-восточная Азия. При этом в староосвоенных регионах возникновения цивилизаций антропогенная перестройка ландшафтов началась относительно давно и уже к Новому времени трансформация была весьма значительной, в то же время коренные народы и культуры осваиваемых территорий ещё до освоения внесли свой вклад в перестройку ландшафтов, прежде всего истреблением крупных животных.

Нельзя не подчеркнуть, что идеи охраны природы и заповедности насчитывают не одну тысячу лет, и как правило это были оперативные спасательные меры по защите либо крупных особо ценных животных, либо корабельных и особо ценных лесов. Ранний и средний периоды развития охраны природы затрагивали в основном права владения охотугодьями и охоты. При этом основная масса населения зачастую отстранялась от доступа к ресурсам правящим классом, что вызывало ответную реакцию в виде повсеместной переэксплуатации ресурсов при первой же возможности. К сожалению, выработался такой принцип использования ресурса: «если не добуду я, то добудет сосед или достанется барину». Именно такой подход оставил свои последствия в виде принципиального оскудения ресурсов крупных животных, восстановленных лишь в немногих местах Планеты.

Ещё на заре осознания необходимости охраны природы и биоресурсов стало понятно, что важно не просто сохранить вид, даже путём приставления вооружённой охраны, но и сохранить его места отдыха, кормёжки и выведения потомства, – то есть нужны охраняемые территории. Однако, исторический опыт полученный в староосвоенных центрах цивилизации не в полной мере был применён на вновь осваиваемых территориях, а то и полностью игнорирован. К сожалению, осваиваемые территории порой оскудевали намного быстрее староосвоенных регионов: например, при колонизации Великих равнин Северной Америки и освоении Целины в СССР.

Ещё классик отечественной географии П.П. Семёнов-Тян-Шанский выявил закономерность поведения переселенцев-пионеров при освоении новых земель, выделив два основных этапа. На первом, при обилии свободных земель и ресурсов, первый опыт хозяйствования на новых землях в высшей степени экстенсивный и даже хищнический. Второй этап – постепенное заполнение геоэкологической вместимости осваиваемой страны или области пришлым населением и выход на соизмерение экономической активности со спросом [1].

К выявленной закономерности мы можем добавить, что только на третьем этапе, когда ресурсы уже перераспределены и вовлечены в хозяйство, начинает развиваться идея территориальной охраны природы. Этот запоздалый и безусловно полезный шаг не во всех зонах оказывается одинаково эффективным: изначальная трансформация могла зайти настолько далеко, что вынужденно охраняются уже руины или остатки, в т.ч. неполночленные экосистемы лишённые зооинженеров. В первую очередь это относится к травяным ландшафтам Голарктики: степям Евразии и прериям Северной Америки. Судьба их во многом близка и показательна [2], и как показала более чем столетняя практика сохранения травяных экосистем, сохранить всю гамму ландшафтного разнообразия и оптимум биоресурсов невозможно только заповедной системой и полным изъятием из хозяйственного оборота. С одной стороны, травяные экосистемы в отсутствие адекватного зоогенного фактора имеют тенденцию к вырождению; с другой стороны, остатки экосистем изолируются от населения, которое теряет мотивацию к сохранению, восстановлению и рациональному использованию степных экосистем.

Прерии Северной Америки подверглись не меньшей, возможно даже большей трансформации чем евразийские степи, но усилий к их восстановлению было приложено больше. Так, наряду с достаточно разветвлённой системой ООПТ существует развитое институциональное регулирование прерийного землепользования, активно развивается бизоноводство как отрасль животноводства [3].

В России сеть степных ООПТ за последние годы, безусловно, в значительной степени расширилась и улучшилась, но пока ещё далека от гарантированного сохранения оптимума ландшафтно-биологического разнообразия степей. Необходимо должным образом, продолжая развитие сети ООПТ и построение экологических каркасов, подтянуть рационализацию степного землепользования. Решая эти задачи путём разработки системы природоподобных технологий мы не можем не обратиться к отечественному опыту и развитию мысли по обоснованию возможностей сохранения и прижизненного использования основных зональных типов экосистем России, прежде всего степных, с созданием мотивации для населения, в первую очередь местного, собственников и пользователей угодий.

Итак, основными руководящими идеями для нас являются обоснование возможностей разумного сочетания в степной зоне интенсивного зернового хозяйства на лучших угодьях и адаптивного пастбищного животноводства на менее продуктивных. Принципиальными вопросами с давних времён признаны гармоничное взаимодействие земледелия и животноводства – с одной стороны, и соотношение угодий в агроландшафте – с другой. У истоков этой мощнейшей природоохранной сохраняющей степи мысли стояли такие выдающиеся деятели отечественной агрономической мысли как А.Т. Болотов, И.М. Комов, В.В. Докучаев, П.А. Костычев, Д.Н. Прянишников [4, 5]. Решение проблемы оптимального соотношения структуры сельхозугодий предлагал ещё величайший российский полководец А.В. Суворов [6].

Эти идеи были развиты в новых условиях А.А. Чибилёвым [7] и А.А. Тишковым [8, 9]. В этой же когорте по нашему глубокому убеждению находится и выдающийся российский агроном Д.Н. Прянишников, который критиковал экспансию экстенсивного земледелия в сухие степи, приравнивая её к азартной игре, выступал за более сбалансированное распределение земледельческой нагрузки между природными зонами и за развитие земледелия в Нечерноземье путём его интенсификации [10]. К идеям сохранения степей в процессе использования мы так же относим российское степное травосеяние, полуприродные посевы многолетних трав, способные нести экологические функции в степных сообществах. Одним из классиков травосеяния и травопольной системы признан В.Р. Вильямс [11].

К числу наиболее эффективных и перспективных форм охраны природы и рационального природопользования вне ООПТ относим охотоведение и охотпользование. У истоков популяризации русской охоты выступали С.Т. Аксаков, М.П. Вавилов, Л.П. Сабанеев, но подлинную научную глубину проработки и хозяйственную значимость эта идея получила в деятельности С.А. Бутурлина. Будучи непревзойдённым натуралистом, энергичным разноплановым исследователем и безусловно патриотом, он стоял у истоков отечественного охотоведения, и по его сценарию была создана система охотничьего хозяйства в СССР, достигшая определённых позитивных результатов. Благодаря отлаженной системе ведения охотнадзора и охотничьего хозяйства в СССР удалось принципиальным образом увеличить численность наиболее ценных охотвидов, причём культура охоты стала массовой и привлечением охотников к биотехническим работам. Основные идеи Бутурлина заключались в том, что чем выше уровень развития экономики и культуры общества, тем соответственно будет выше и разноплановее уровень охотничьего хозяйства и охраны природы в целом [12]. Этот принцип Бутурлина полностью подтвердился на примере развития охотничьих хозяйств Европы и Северной Америки.

Обновление и фрагментация монотонной старой тайги приводит с одной стороны к исчезновению глухарей, белок, зайцев-беляков, но с другой стороны – к более сильному оживлению животной жизни, привлекая других не менее ценных животных. Поэтому Бутурлин считал, что чем выше заселённость и освоенность территории, тем больше охотничьей продукции может быть получена с гектара угодий. В подтверждение он приводил статистику: в 1930-е гг. в Московской области добывали пушнины в шесть раз больше, чем в Якутии, а в ещё более населённой Германии – во много раз больше, чем в Московской области. При этом С.А. Бутурлин ратовал за обоснованную реконструкцию фауны, которая всё-таки имела и не только позитивные последствие [12].

Одним из наиболее оригинальных принципов сохранения и воспроизводства биоресурсов Бутурлин видел обоснование экологического резерва популяции – некой природоохранной единицы в кругообороте вещества в природе. Обеспечение оптимальных экологических резервов популяции наиболее ценных в хозяйственном отношении видов – это по сути ориентир для природоохранных мероприятий. В ближайшей перспективе мы планируем разработать концепцию степного охотничьего ландшафта, в т.ч. опираясь на изложенные выше идеи.

В целом охотоведческое мировоззрение подчёркивает то, что чисто моральных рычагов и факторов для стимулирования рационального природопользования недостаточно, необходимы мощные экономические механизмы, позволяющие создавать денежные потоки и рационально направлять их в расширенное воспроизводство биоресурсов.

На наш взгляд весьма оригинальной, хотя и дискуссионной в чисто природоохранном отношении, являлась российская идея принципиального повышения продуктивности тундры путём замены мохового покрова травами [13]. Аналогичная идея разработана коллективом из СВК НИИ (г. Магадан) – развитие арктического луговодства с созданием миллионов гектаров высокопродуктивных травостоев на месте заморных озёр [14]. Эти подходы сегодня активно развивает С.А. Зимов в своём плейстоценовом парке доказывая на практике, что выпас копытных принципиальным образом меняет продуктивность заболоченных тундр и способствует уменьшению эмиссии метана [15]. На наш взгляд, своевременный приоритет в освоении тундры и её озёр под многолетние злаки способствовал бы созданию мощной кормовой базы для животноводства и интродукции диких животных и, как следствие, более равномерному распределению аграрной нагрузки на природные зоны.

Безусловным лидером сохранения вне ООПТ являются леса. Отечественное лесоводство создало целый ряд концепций и технологий рационального использования лесных ресурсов: выборочные рубки, постепенные рубки, оставление семенных полос, а также целая система прижизненного лесопользоваиня. Однако, на практике всё-таки основной упор уделялся добыче «золотого кругляка», и в этой связи не можем не привести пример алтайского Кедрограда – попытку осуществления идеи комплексного использования таёжных богатств вместо нерациональной эксплуатации богатств тайги разноведомственными заготовительными структурами [16].

По инициативе выпускников Ленинградской лесотехнической академии в 1960 г. был создан Горно-Алтайский опытный леспромхоз на площади 300 тыс. га с целью комплексного использования возобновляемых ресурсов леса. Однако, имеющихся биоресурсов, прежде всего кедровых орехов, оказалось недостаточно и спрос был далеко не постоянным. Поэтому следующим шагом было возвращение к лесозаготовкам, хотя и в меньшей степени по сравнению с обычным лесозаготовительным хозяйством. Плановая экономика всё-таки взяла своё, и последнее упоминание о Кедрограде относится к 1966 году. Инициатива, хотя и потерпевшая неудачу, расценивается нами как прежде всего природоохранный подвиг, направленный на поиск дополнительных путей и аргументов к сохранению ценных лесных массивов с получением прибыли от их существования. Нельзя не отметить, что идея Кедрограда получила своё развитие в экономических методах оценки биоразнообразия и биоресурсов [17, 18]. В современных экономических условиях идеи Кедрограда успешно развивает одноимённое предприятие, продвигая продукцию алтайской тайги на российский и международный рынки.

В заключение отметим, что во многом благодаря развитию отечественной природоохранной мысли, прежде всего научной, сформировалась не только одна из лучших в мире заповедных систем, но и разработаны институциональные основы комплексного природопользования и охраны природы вне ООПТ. Например, существует целая система лесов 1-й группы, где запрещены любые рубки кроме санитарных. За разрушение мохового покрова тундры гусеницами вездеходов налагаются штрафы. Существует система водоохранных и буферных зон, система Красных Книг. Однако не можем не отметить, что на этом позитивном фоне степная зона была и остаётся наиболее проблемной. Фактически единственным способом сохранения степей остаётся организация ООПТ.

В развитие изложенных выше подходов необходимо разработать институциональные основы рационального степного природопользования, которые смогли бы адекватным образом дополнить существующую систему ООПТ и обеспечить не только сохранение остатков степных экосистем, но и принципиальным образом увеличить ресурсы титульных и хозяйственно наиболее ценных видов степей. 

Статья подготовлена в рамках НИР ОФИЦ УрО РАН (ИС УрО РАН) «Степи России: ландшафтно-экологические основы устойчивого развития, обоснование природоподобных технологий в условиях природных и антропогенных изменений окружающей среды» (№ ГР АААА-А17-117012610022-5).

Литература

  1. Семёнов П.П. «Предисловие», главы 10, 11, 12 и «Заключение» в кн. Г.Е. Грумм-Гржимайло «Описание Амурской области», под ред. П.П. Семёнова. СПб, 1894. – с. 622.
  2. Chibilev A., Levykin S. Virgin Lands Divided be an Ocean: The Fate of Grasslands in the Northern Hemisphere. Translated by David Moon // Nova Acta Leopoldina NF 114, 2013, Nr. 390, pp. 91-103.
  3. Redford, Kent H., Fearn Eva, eds. (2007) Ecological Future of Bison in North America: A Report from a Multi-stakeholder, Transboundary Meeting. (64 pp.) // American Bison Society Working Paper No. 1
  4. Компанеец М.К. Учёные-агрономы России (Из истории агрономической науки). – М.: Колос, 1971. – 184 с.
  5. Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Казачков Г.В. Степное землепользование и перспективы его модернизации в современных условиях. // Вызовы XXI века: природа, общество, пространство. Ответ географов стран СНГ. М.: Товарищество научных изданий КМК. – 2012. – С. 156-182.
  6. Сеятели и хранители. В двух книгах. Кн.1. – М.: Современник, 1992. – 415 с.
  7. Чибилёв А.А. Экологическая оптимизация степных ландшафтов.– Свердловск: УрО АН СССР, 1992.– 172 с.
  8. Тишков А.А. Экологическая реставрация нарушенных степных экосистем // Вопросы степеведения. – Оренбург, 2000. – С. 47-62.
  9. Тишков А.А. Территориальная охрана биоразнообразия степной зоны // Степи Северной Евразии. Материалы IV международного симпозиума / Под научн. ред. член-корр. РАН А.А. Чибилёва. – Оренбург: ИПК «Газпромпечать» ООО «Оренбурггазпромсервис», - 2006. – С.707-711.
  10. Прянишников Д.Н. Популярная агрохимия.– М.: Наука, 1965.– 397 с.
  11. Вильямс В.Р. Луговодство и кормовая площадь. / Под ред. В.П. Бушинского. 4-е издание. – М.: Сельхозгиз, 1941. – 196 с.
  12. Козлова М.М. Сергей Александрович Бутурлин. 1872-1938. – М.: Наука. – 134 с.
  13. Журавский А.В. Полярные окраины в новом освещении // Известия Императорского Русского Географического Общества. – Т.LI. Вып. IV. – С.237-245.
  14. Шило Н.А., Томирдиаро С.В., Киселёв И.Е., Николаев Р.И., Скородумов И.Н., Акишин А.С., Денисов Г.В., Богданов В.Л., Гришутина А.П. Формирование долговременных луговых угодий на искусственно осушенных землях днищ термокарстовых озёр тундровой зоны СССР. Рекомендации. – Магадан: СВКНИИ ДВНЦ АН СССР, 1984. – 54 с.
  15. Zimov S.A. Pleistocene Park: Return of the Mammoth’s Ecosystem. Science. 2005. 308: 796-798.
  16. Муравлёв А. Кедроград. // Интернет-сайт Maxpark. URL: http://maxpark.com/community/4375/content/1471751. Дата обращения: 05.04.2019.
  17. Бобылев, С.Н. Экономика сохранения биоразнообразия: (повышение ценности природы) – М.: Наука, 1999. – 88 с.
  18. Новый взгляд на богатство народов. Индикаторы экологически устойчивого развития / Дж. Диксон [и др.] ; пер. с англ. В. Н. Сидоренко, Т. А. Глушко; науч. реда. перевода и авторы предисл. С.Н. Бобылев, В.Н. Сидоренко. – М.: Ин-т социально-экон. и производ.-экол. проблем инвестирования, 2000. – 175 с.

Literatura

  1. Semyonov P.P. «Predislovie», glavy 10, 11, 12 i «Zaklyuchenie» v kn. G.E. Grumm-Grzhimajlo «Opisanie Amurskoj oblasti», pod red. P.P. Semyonova. SPb, 1894. – S. 622.
  2. Chibilev A., Levykin S. Virgin Lands Divided be an Ocean: The Fate of Grasslands in the Northern Hemisphere. Translated by David Moon // Nova Acta Leopoldina NF 114, 2013, Nr. 390, pp. 91-103.
  3. Redford, Kent H., Fearn Eva, eds. (2007) Ecological Future of Bison in North America: A Report from a Multi-stakeholder, Transboundary Meeting. (64 pp.) // American Bison Society Working Paper No. 1
  4. Kompaneec M.K. Uchyonye-agronomy Rossii (Iz istorii agronomicheskoj nauki). – M.: Kolos, 1971. – 184 s.
  5. CHibilyov A.A., Levykin S.V., Kazachkov G.V. Stepnoe zemlepol'zovanie i perspektivy ego modernizacii v sovremennyh usloviyah. // Vyzovy XXI veka: priroda, obshchestvo, prostranstvo. Otvet geografov stran SNG. M.: Tovarishchestvo nauchnyh izdanij KMK. – 2012. – S. 156-182.
  6. Seyateli i hraniteli. V dvuh knigah. Kn.1. – M.: Sovremennik, 1992. – 415 s.
  7. CHibilyov A.A. EHkologicheskaya optimizaciya stepnyh landshaftov. – Sverdlovsk: UrO AN SSSR, 1992.– 172 s.
  8. Tishkov A.A. EHkologicheskaya restavraciya narushennyh stepnyh ehkosistem // Voprosy stepevedeniya. – Orenburg, 2000. – S. 47-62.
  9. Tishkov A.A. Territorial'naya ohrana bioraznoobraziya stepnoj zony // Stepi Severnoj Evrazii. Materialy IV mezhdunarodnogo simpoziuma / Pod nauchn. red. chlen-korr. RAN A.A. CHibilyova. – Orenburg: IPK «Gazprompechat'» OOO «Orenburggazpromservis», - 2006. – S.707-711.
  10. Pryanishnikov D.N. Populyarnaya agrohimiya. – M.: Nauka, 1965.– 397 s.
  11. Vil'yams V.R. Lugovodstvo i kormovaya ploshchad'. / Pod red. V.P. Bushinskogo. 4-e izdanie. – M.: Sel'hozgiz, 1941. – 196 s.
  12. Kozlova M.M. Sergej Aleksandrovich Buturlin. 1872-1938. – M.: Nauka. – 134 s.
  13. ZHuravskij A.V. Polyarnye okrainy v novom osveshchenii // Izvestiya Imperatorskogo Russkogo Geograficheskogo Obshchestva. – T.LI. Vyp. IV. – S.237-245.
  14. SHilo N.A., Tomirdiaro S.V., Kiselyov I.E., Nikolaev R.I., Skorodumov I.N., Akishin A.S., Denisov G.V., Bogdanov V.L., Grishutina A.P. Formirovanie dolgovremennyh lugovyh ugodij na iskusstvenno osushennyh zemlyah dnishch termokarstovyh ozyor tundrovoj zony SSSR. Rekomendacii. – Magadan: SVKNII DVNC AN SSSR, 1984. – 54 s.
  15. Zimov S.A. Pleistocene Park: Return of the Mammoth’s Ecosystem. Science. 2005. 308: 796-798.
  16. Muravlyov A. Kedrograd. // Internet-sajt Maxpark. URL: http://maxpark.com/community/4375/content/1471751 Poslednij dostup: 05.04.2019.
  17. Bobylev, S. N. EHkonomika sohraneniya bioraznoobraziya: (povyshenie cennosti prirody) – M.: Nauka, 1999. – 88 s.
  18. Novyj vzglyad na bogatstvo narodov. Indikatory ehkologicheski ustojchivogo razvitiya / Dzh. Dikson [i dr.] ; per. s angl. V. N. Sidorenko, T. A. Glushko; nauch. reda. perevoda i avtory predisl. S.N. Bobylev, V.N. Sidorenko. – M.: In-t social'no-ehkon. i proizvod.-ehkol. problem investirovaniya, 2000. – 175 s.

 

Левыкин Сергей Вячеславович, д.г.н, профессор РАН, зав.отделом степеведения и природопользования Института степи УрО РАН. 460000 Оренбург, ул. Пионерская 11.

Казачков Григорий Викторович, к.б.н, научный сотрудник отдела степеведения и природопользования Института степи УрО РАН. 460000 Оренбург, ул. Пионерская 11.

Яковлев Илья Геннадьевич, к.г.н, научный сотрудник отдела степеведения и природопользования Института степи УрО РАН. 460000 Оренбург, ул. Пионерская 11.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!