Печать
Категория: Вопросы степеведения #14 (2018)
Просмотров: 284

ДИНАМИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МЕЗОРЕГИОНА ЮЖНОГО ПРИУРАЛЬЯ В ГРАНИЦАХ АДМИНИСТРАТИВНО- ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ДЕЛЕНИЯ

А.А. Чибилёв А.А. (мл.)

Институт степи УрО РАН

Россия, г. Оренбург

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье проводится картографический анализ некоторых показателей социально-экономического развития муниципальных образований западной части Южного Приуралья и показателей развития сельского производства. Устойчивость сельскохозяйственного производства территорий западной части Южного Приуралья зависит от селекции, удобрений, улучшения обработки почвы и т.д., но в большей степени от природных факторов. С 2000 года в структуре земельного фонда МО западной части Южного Прируралья произошли значительные изменения. Динамика посевных площадей с/х культур с 2000 года по муниципальным образованиям исследуемого субрегиона неоднородна. Для многих периферийных районов западной части Южного Приуралья сегодня наиболее остро стоит вопрос рационального использования всех сельскохозяйственных ресурсов и оптимального выбора наиболее рентабельных с/х культур для производства.

Ключевые слова: социально-экономическое развитие, Южное Приуралье, картографический анализ, муниципальные образования. 

DYNAMICS OF SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT INDICATORS OF SOUTH PRIURALIE IN ADMINISTRATIVE-TERRITORIAL DIVISION BOUNDARIES 

A.A. Chibilyov (jr.)

Institute of Steppe of the UB RAS

Russia, Orenburg

 e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

The article presents a cartographic analysis of socio-economic development some indicators of municipalities in the western part of the Southern Urals and indicators of rural production. The sustainability of agricultural production in the western part of the Southern Urals depends on breeding, fertilizers, improve soil cultivation, etc., but to a greater extent on natural factors. Since 2000, there have been significant changes in the structure of the districts land fund of the western part of the Southern Urals. The dynamics of agricultural crops acreage since 2000 in the municipalities of the studied sub-region is heterogeneous. Today for many peripheral areas the most pressing issue is the rational use of all agricultural resources and the optimal choice of the most profitable agricultural crops for production.

Key words: social and economic development, Southern Priuralie, cartographical analysis, municipal districts. 

Рассматриваемый субрегион западной части Южного Приуралья является староосвоенной територией юго-восточной европейской части России, на которой за последние три столетия произошла значительная трансформация хозяйственной специализации. В выделяемых нами границах административно-территориальная структура западной части Южного Приуралья состоит из 38 муниципальных образований (32 оренбургских и 6 Республики Башкортостан, общей площадью 101,6 тыс. км2 (рис. 1, табл. 1).

В рассматриваемом субрегионе проживает около 1908,2 тыс. человек. Средняя плотность населения составляет 18,8 чел./км2. В 9 городах (Оренбург, Стерлитамак, Бузулук, Бугуруслан, Сорочинск, Соль-Илецк, Медногорск, Кувандык, Абдулино) проживает более 1,1 млн. человек. Плотность сельского населения на всей территории исследуемого субрегиона составляет около 8,1 чел./км2. В 2000-2016 гг. общая численность населения сократилась на 109 тыс. жителей. Депопуляция сельского населения составила более 11%. Из всех городов на территории западной части Южного Приуралья, лишь в Оренбурге и Стерлитамаке население за указанный период выросло (+ 27.6 тыс. жителей). Лишь в 5 из 38 муниципальных образований с начала XXI века население увеличилось: Оренбургский район (+31,6 тыс. чел.), г. Стерлитамак (+18,4 тыс. чел.), г. Оренбург (+9,2 тыс. чел.), Стерлитамакский район (+6,5 тыс. чел.) и Сакмарский район (+0,3 тыс. чел.). Наибольшие показатели убыли населения отмечены в Кувандыкском ГО (-12,3 тыс. чел.), Абдулинском ГО (-10,3 тыс. чел.), Тоцком районе (-9,5 тыс. чел.) и ГО г. Медногорск (-7,8 тыс. чел.).

В 2000-2016 гг. среднегодовая численность работников организаций в рассматриваемом субрегионе сократилась на 238,6 тыс. человек, достигнув на конец периода показателя – 403 134 работника. Такое снижение во многом объясняется общим сокращением численности населения и переходом работников в организации, являющиеся субъектами малого предпринимательства, которые не учитывает данный показатель.

Из муниципальных районов наибольшая численность работников организаций отмечается в Оренбургском (14,3 тыс. чел.), Новосергиевском (7,3 тыс. чел.), Стерлитамакском (6,6 тыс. чел.) и Саракташском (5,4 тыс. чел.) (рис. 3).

Так как этот показатель напрямую зависит от общего количества населения, проживающего в МО, целесообразно проанализировать его в относительных величинах. В Бузулукском, Тоцком, Бугурсланском и Пономарёвском районах среднегодовая численность работников организаций составляет менее 10% от общей численности населения, в то время как в Новосергиевском районе и ГО г. Стерлитамак – более 20%, а в ГО г. Оренбург и ГО г. Бузулук – более 30%. Численность безработных на территории западной части Южного Приуралья в 2000-2016 гг. сократилась с 1645 до 1296 человек.

Посевные площади всех сельскохозяйственных культур на территории исследуемого субрегиона в период с 2000 по 2016 год сократились с 3915,6 тыс. га до 3843,2 тыс. га (-1,8%). Наибольшее сокращение посевных площадей отмечается в Первомайском районе (-73,2 тыс. га) и Соль-Илецком ГО (-27,8 тыс. га). Увеличили посевные площади в 2016 году по отношению к 2000 году Октябрьский (+34,5 тыс. га), Новосергиевский (+22,9 тыс. га) и Сакмарский (+22,2 тыс. га) районы. В 2016 году общая площадь земель под посевами с/х культур составила 37,8% от территории западной части Южного Приуралья.

Из муниципальных районов наибольшую долю посевных площадей (более 50%) имеют Октбярьский, Асекеевский, Стерлитамакский и Сакмарский (рис. 4); наименьшую (20-30%) – Первомайский, Беляевский, Акбулакский, Тоцкий, Бузулукский.

По абсолютному значению наибольшая площадь с/х культур в 2016 году была сосредоточена в Оренбургском (205,2 тыс. га), Новосергиевском (197,1 тыс. га), Саракташском (157,0 тыс. га) и Октябрьском (155,8 тыс. га) районах. В 2016 году суммарно эти 4 муниципальных района увеличили посевные площади на 78,6 тыс. га по отношению к соответствующему показателю 2000 года.

Урожайность зерновых и зернобобовых культур на рассматриваемой территории в 2016 году колеблется от 8,7 ц/га в Северном районе до 22,3 ц/га в Грачёвском районе. Из рисунка 5 наглядно видно две группы районов с наибольшей урожайностью на юго-западе и северо-востоке исследуемого субрегиона.

Рассматривая показатель поголовья крупного рогатого скота, стоит отметить его сокращение с 2000 года на 280,4 тыс. голов (-31,3%). По абсолютному значению наибольшее снижение отмечено в Оренбургском (-22,0 тыс. голов), Аургазинском (-18,6 тыс. голов) и Грачёвском (-15,6 тыс. голов) районах; по относительному – в Грачёвском районе (-67,0%), Сорочинском ГО (-63,6%) и Матвеевском районе (-62,2%). Из 38 муниципальных образований лишь в 2-х поголовье КРС за рассматриваемый период увеличилось – в Акбулакском (+3,3 тыс. голов) и Саракташском (+0,4 тыс. голов) районах.

Среди муниципальных районов в 2016 году наибольшее поголовье КРС было сосредоточено в Стерлитамакском (42,2 тыс. голов), Саракташском (34,8 тыс. голов) и Ташлинском (33,3 тыс. голов) районах; наименьшее – в Матвеевском (7,1 тыс. голов) и Грачёвском (7,7 тыс. голов) районах (рис. 6).

Специализация центров пищевой промышленности в широтном направлении на исследуемой территории проявляется: в северо-западном направлении – растёт доля мукомольно-крупяной и комбикормовой; в юго-восточном направлении – увеличивается доля молочного и масло-сыродельного производств. Анализируя показатель производства сельскохозяйственной продукции на одного жителя, можно сделать вывод о проявлении линейной трансекты, сформированной 6-ю муниципальными образованиями: Бугурусланский, Асекеевский, Матвеевский, Грачевский, Тоцкий и Ташлинский районы, в которых данный показатель наибольший.

Широтное изменение урожайности сельскохозяйственных культур для исследуемой территории наиболее явно характерно для: озимой ржи – увеличивается до 20 ц/га и более на западе; яровой пшеницы – увеличивается до 15 ц/га и более к востоку и северо-востоку; подсолнечника на зерно – максимальные показатели урожайности (более 10ц/га) отмечаются в муниципальных образованиях, формирующих западную (Северный – Первомайский) и восточную (Стерлитамакский – Соль-Илецкий) линейные трансекты. 

Рисунок 1. Административно-территориальная структура* западной части Южного Приуралья.

 

Рисунок 2. Плотность населения МО* западной части Южного Приуралья.

Рисунок 3. Среднегодовая численность работников организаций МО* западной части Южного Приуралья.

Рисунок 4. Доля посевных площадей всех с/х культур в общей площади территории МО* западной части Южного Приуралья. 

Рисунок 5. Урожайность зерновых и зернобобовых культур по МО* западной части Южного Приуралья. 

Рисунок 6. Поголовье КРС по МО* западной части Южного Приуралья.

Устойчивость сельскохозяйственного производства территорий западной части Южного Приуралья зависит от селекции, удобрений, улучшения обработки почвы и т.д., но в большей степени от природных факторов. Несмотря на технологический прогресс, зависимость растениеводства на рассматриваемой территории от складывающихся метеорологический условий за последние 15 лет не уменьшилась. С 2000 года в структуре земельного фонда МО западной части Южного Приуралья произошли значительные изменения. Динамика посевных площадей с/х культур с 2000 года по муниципальным образованиям исследуемого субрегиона неоднородна. Например, в  Первомайском районе произошло сокращение на 73,2 тыс. га (-38,3%), а в Октябрьском районе – увеличение на 34,5 тыс. га (+28,4%). Помимо природных условий на подобные структурные сдвиги сильное воздействие оказывает степень инфраструктурной освоенности территории, удалённость от центров переработки и потребления и другие социально-экономические факторы. В связи с этим для многих периферийных районов западной части Южного Приуралья сегодня наиболее остро стоит вопрос рационального использования всех сельскохозяйственных ресурсов и оптимального выбора наиболее рентабельных с/х культур для производства.

Статья подготовлена в рамках темы Института степи УрО РАН «Степи России: ландшафтно-экологические основы устойчивого развития, обоснование природоподобных технологий в условиях природных и антропогенных изменений окружающей среды» (№ ГР АААА-А17-117012610022-5) и темы комплексной программы Уро РАН 18-5-5-49 «Эволюция и пространственная дифференциация ландшафтов Южного Приуралья в условиях климатических и антропогенных изменений». 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Муниципальные образования Оренбургской области. 2017: Г 70 Статистический сборник / Оренбургстат. – Оренбург, 2017. – 239 с.
  2. Города и районы Оренбургской области: стат.сб./облкомстат. – Оренбург, 2001. – 303 с.
  3. Социально-экономическое положение районов и городов Республики Башкортостан: Статистический сборник / Башкортостан. Уфа, 2005. – 256 с.
  4. База данных показателей муниципальных образований [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/bd_munst/munst.htm (дата обращения: 11.05.18 г.). 

LITERATURA

  1. Municipal'nye obrazovanija Orenburgskoj oblasti. 2017: G 70 Statisticheskij sbornik / Orenburgstat. – Orenburg, 2017. – 239 s.
  2. Goroda i rajony Orenburgskoj oblasti: stat.sb./oblkomstat. – Orenburg, 2001. – 303 s.
  3. Social'no-jekonomicheskoe polozhenie rajonov i gorodov Respubliki Bashkortostan: Statisticheskij sbornik / Bashkortostan. Ufa, 2005. – 256 s.
  4. Baza dannyh pokazatelej municipal'nyh obrazovanij [Jelektronnyj resurs]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/bd_munst/munst.htm (data obrashhenija: 11.05.18 g.). 

Образец оформления ссылки для цитирования:

Чибилёв А.А.-мл. Динамика показателей социально-экономического развития мезорегиона Южного Приуралья в границах административно-территориального деления // Вопросы степеведения. – 2018. – № 14. – с. 99-106. DOI: 10.2441/9999-006А-2018-00011.