Вопросы степеведения #15 (2019)

ВОПРОСЫ СТЕПЕВЕДЕНИЯ. НОМЕР XV. – Оренбург: ИС УрО РАН, 2018. – 376 с.
Журнал содержит научные доклады и статьи, подготовленные к международной конференции «Заповедное дело: достижения, проблемы и перспективы», посвященной 30-летию организации государственного природного заповедника «Оренбургский» (г. Оренбург, 13-15 мая 2019 г.).

Скачать (14,7 Mb PDF)

УДК 502.4

DOI: 10.2441/9999-006А-2019-11532

 

CHRYSANTHEMUM ZAWADSKII HERBICH НА ТЕРРИТОРИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «БАШКИРИЯ»: СОСТОЯНИЕ ЦЕНОПОПУЛЯЦИЙ, ВОПРОСЫ ОХРАНЫ

Р.Ю. Муллагулов, Э.Р. Муллагулова

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный парк «Башкирия»

Россия, Республика Башкортостан, с. Нугуш

е-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье приводятся результаты исследований состояния жизненности малочисленных ценопопуляций исчезающего вида – хризантемы Завадского Chrysanthemum zawadskii Herbich на территории национального парка «Башкирия». Ценопопуляции Chrysanthemum zawadskii на территории национального парка находятся в депрессивном состоянии, виталитетная структура ценопопуляций оценена как неудовлетворительная. Сделан вывод о целесообразности разработки программы по восстановлению численности ценопопуляций хризантемы Завадского с использованием семенного размножения.

Ключевые слова: исчезающий вид растений, хризантема Завадского, малочисленные ценопопуляции, оценка виталитетного состояния, особо охраняемая природная территория.

 

CHRYSANTHEMUM ZAWADSKII HERBICH IN THE NATIONAL PARK «BASHKIRIA»:

THE STATUS OF THE POPULATION, PROTECTION

  1. Y. Mullagulov, E. R. Mullagulova

Federal state budgetary institution «National Park «Bashkiria»

Russia, Bashkortostan, village Nugush

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

The article presents the results of studies of the state of vitality of small cenopopulations of endangered species-chrysanthemum of Zavadsky Chrysanthemum zawadskii Herbich in the national Park «Bashkiria». Cenopopulations Chrysanthemum zawadskii national Park are in the doldrums, the vitality structure of cenopopulations are unsatisfactory. It is concluded that it is advisable to develop a program to restore the number of coenopopulations of the Zavadsky chrysanthemum using seed propagation.

Key words: endangered plants, chrysanthemum Zavadsky, a small cenopopulation, the assessment of the vitality status of especially protected natural territory.

 

Сохранение биоразнообразия как важнейшего неисчерпаемого ресурса планеты и важнейшего фактора стабилизации биосферных круговоротов остается наиболее острой проблемой современности [1]. Пристальное внимание уделяется организации охраны растительного разнообразия, особенно к сохранению редких видов растений.

На сегодняшний день не вызывает сомнений утверждение, что генетическое разнообразие видов выступает в качестве одного из важных параметров, определяющих продолжительное существование как современных особей, составляющих ценопопуляцию, так и их потомства [2], и сохранение механизмов адаптации к антропогенным и природным факторам [3]. Особенно это положение актуально для малочисленных и изолированных популяций редких и исчезающих видов растений, наиболее чувствительных к антропогенным воздействиям и климатическим изменениям. Последние десятилетия характеризуются существенным увеличением исследований состояния жизненности ценопопуляций таксонов этой категории с применением косвенных экспресс-методов оценки, в которых обосновывается их результативность для предотвращения снижения генетического разнообразия объектов, приводятся конкретные предложения по расстановке приоритетов в повышении природоохранной и экономической эффективности проводимых мероприятий и т.д. [2, 4].

В качестве объекта исследования выбран вид хризантема Завадского Chrysanthemum zawadskii Herbich – восточноевропейско-сибирско-азиатский вид с широким дизъюнктивным ареалом. По экологии и биологии является мезоксерофитным кальцефильным видом. Встречается в остепненных разреженных сосново-березовых лесах, на опушках и лесных полянах сухих разреженных таежных лесов, на каменистых известняковых склонах.  Размножение семенное и вегетативное [5]. Перспективный вид для введения в культуру [6].

На территории Республики Башкортостан вид сохранился в пяти пунктах малочисленными популяциями в Башкирском Предуралье (Уфимское плато) и на Южном Урале (меридиональное течение реки Белой). Большая часть популяций (более 2 тысяч растений в 7 местообитаниях) была затоплена при заполнении Юмагузинского водохранилища. Лимитирующими факторами являются уничтожение местообитаний, рекреация, сбор на букеты. К природным лимитирующим факторам следует отнести дизъюнктивный ареал, узкую экологическую амплитуду, низкую конкурентоспособность [5].

Исследованные ценопопуляции, находящиеся на территории национального парка «Башкирия», считаются уязвимыми из-за малочисленности, сохранились в малодоступных местах на каменистых склонах, на значительном расстоянии друг от друга. В качестве контроля использована искусственная ценопопуляция, созданная на территории дендрария национального парка.

При определении жизненности ценопопуляций вида применен виталитетный подход, опирающийся на предположение о равнозначности во всех исследуемых ценопопуляциях тех признаков, которые характеризуют жизненность особи. Предпочтением этому подходу послужили выводы многих исследователей о большем репродуктивном потенциале более крупных особей по сравнению с более мелкими, роль которых заключается преимущественно в участии в биогеоценотическом круговороте веществ, вытеснении особей других видов путем межвидовой конкуренции и удержании территории [2, 7-9]. Метод определения жизненности основан на разделении особей во всей совокупности исследованных ценопопуляций на некоторое количество рангов или классов виталитета на основании их дифференциации по одному или по каждому из нескольких морфологических признаков с последующим вычислением среднего балла для каждой ценопопуляции и их ранжированием в ряд по уровню жизненности.

Оценка виталитетного состояния особей проводилась по комплексу морфометрических параметров видов. Таковыми для генеративных групп являются показатели, характеризующие ассимиляционную поверхность и репродуктивное усилие растений, – высота побега, количество побегов в куртине, количество и диаметр соцветий, параметры язычковых цветков. Коэффициент виталитета IVC конкретной ценопопуляции вычислен методом средневзвешенного на основе N морфологических признаков [4], рекомендованный для широкого применения даже при условии неполного охвата исследованиями экологического ареала вида [2]:

 где xi – среднее значение i-го признака в ценопопуляции, а Xi среднее значение i-го признака для всех ценопопуляций.

Результаты исследования виталитета ценопопуляций хризантемы Завадского с использованием коэффициента виталитета IVC приведены в таблице 1. Наибольшее значение индекса соответствует наилучшим условиям реализации ростовых потенций, а наименьшее – худшим условиям. Относительно невысокие индексы виталитета для исследованных ценопопуляций вида характеризуют высокую уязвимость их состояния.

Таблица 1

Средние значения морфологических признаков и индекс виталитета (IVC) в ценопопуляциях хризантемы Завадского

Ценопопуляция

Признаки

IVC

Количество побегов

Длина побега

Количество соцветий

Диаметр соцветия

Длина лепестка

Ширина лепестка

Количество язычковых цветков

1

4

20,67

2,63

8,89

13,70

3,40

15,84

0,91

2

4,75

33,54

2,49

10,06

16,35

3,70

18,90

1,07

3

5,05

23,83

2,61

9,88

15,77

3,95

16,22

1,01

Среднее

4,6

26,01

2,58

9,61

15,27

3,68

16,98

 

Значительно высокие и сильно отличимые показатели средних значений морфологических признаков выявлены для искусственной ценопопуляции, созданной на территории дендрария национального парка. Параметры биоморфологических признаков двулетних растений, выращенные путем посева семян растений из естественных местообитаний, приведены в таблице 2.

 

Таблица 2

Средние значения морфологических признаков и индекс виталитета (IVC) искусственной ценопопуляции хризантемы Завадского

Ценопопуляция

Признаки

IVC

Количество побегов

Длина побега

Количество соцветий

Диаметр соцветия

Длина лепестка

Ширина лепестка

Количество язычковых цветков

Контроль

6,87

39,30

13,95

11,15

22,75

4,5

20,2

1,42

 

Оценка виталитетного типа естественных ценопопуляций проведена нами с использованием критерия Q (Злобин, 1989). Им выделяются три типа ценопопуляций, соответствующие следующим условиям: 1) Q=1/2(a+b) > c (процветающие ценопопуляции); 2) Q=1/2(a+b) = c (равновесные ценопопуляции); 3) Q=1/2(a+b) < c (депрессивные ценопопуляции). Ценопопуляции 1 и 2 оценены как депрессивные, а ценопопуляция 3 как равновесная (табл. 3).

Таблица 3

Распределение особей в трех ценопопуляциях по классам виталитета и виталитетный тип ценопопуляций хризантемы Завадского

ЦП

Класс виталитета особей

Признаки

Среднее по семи признакам

Виталитетный тип ценопопуляции

Количество побегов

Длина побегов

Количество соцветий

Диаметр соцветий

Длина лепестка

Ширина лепестка

Количество язычковых цветков

1

a

1

1

2

1

2

0

4

1,57

Депрессивная

b

4

3

2

4

5

5

1

3,43

c

16

17

17

16

14

16

16

16,0

2

a

1

3

1

1

1

0

2

1,28

Депрессивная

b

2

0

0

1

1

2

1

1,0

c

18

18

20

19

19

19

18

18,72

3

a

7

6

5

3

6

3

5

5,0

Равновесная

b

5

8

9

8

8

12

10

8,57

c

9

7

7

10

7

6

6

7,43

Оценивая состояние ценопопуляций Chrysanthemum zawadskii на территории национального парка, можно заключить, что они находятся в депрессивном состоянии.  Виталитетная структура ценопопуляций может быть оценена как неудовлетворительная. Первичные результаты наблюдений за искусственной ценопопуляцией на территории дендрария национального парка предполагают целесообразность разработки программы по восстановлению численности ценопопуляций хризантемы Завадского с использованием семенного размножения.

 

Литература

  1. Миркин Б.М. Экология в Башкортостане: состояние, проблемы, перспективы // Вестник Академии наук РБ. – 2007. – Том 12, №3. – С.49-55.
  2. Быструшкин А. Г. К вопросу об оценке жизненности ценопопуляций: сравнение методов на примере Rubus idaeus L // Вестник ЧелГУ. – 2007. – №6. – С.108-116.
  3. Мелехова О.П. Сохранение биоразнообразия в промышленных и урбанизированных районах // Сохранение и восстановление биоразнообразия. Коллектив авторов. – М.: Изд-во Науч. и уч.-методич. центра, 2002. –286 с.
  4. Ишбирдин А. Р., Ишмуратова М.М. К оценке виталитета ценопопуляций Rhodiola iremelica Boriss. по размерному спектру // Ученые записки НТГСПА. –Нижний Тагил, 2004. – С. 80-85.
  5. Красная книга Республики Башкортостан: в 2 т. Т.1. Растения и грибы / под ред. д-ра биол. наук, проф. Б.М.Миркина. – 2-е изд., доп. и переработ. – Уфа: Медиапринт, 2011. –384 с.
  6. Недолужко А.И., Дудкин Р.В., Недолужко А.В. Генетические ресурсы дикорастущих представителей рода Chrysanthemum L. в связи с введением в культуру и селекцию // Бюллетень ГБС. – 2013. – Т. 199, № 1. – С. 10-18.
  7. Злобин Ю.А. Принципы и методы изучения ценотических популяций растений.Казань: Казанский ун-т, 1989. – 146 с.
  8. Любарский Е. Л., Полуянова В. И. Структура ценопопуляций вегетативно подвижных растений. – Казань: Казанский ун-т, 1984. – 138 с.
  9. Ценопопуляции растений (очерки популяционной биологии). – М.: Наука, 1988. – 184с.

Literaturа

  1. Mirkin B.M. Jekologija v Bashkortostane: sostojanie, problemy, perspektivy // Vestnik Akademii nauk RB. – 2007. – Tom 12, №3. – S.49-55.
  2. Bystrushkin A. G. K voprosu ob ocenke zhiznennosti cenopopuljacij: sravnenie metodov na primere Rubus idaeus L // Vestnik ChelGU. – 2007. – №6. – S.108-116.
  3. Melehova O.P. Sohranenie bioraznoobrazija v promyshlennyh i urbanizirovannyh rajonah / Sohranenie i vosstanovlenie bioraznoobrazija. Kollektiv avtorov. – M.: Izd-vo Nauch. i uch.-metodich. centra, 2002. – 286 s.
  4. Ishbirdin A. R., Ishmuratova M.M. K ocenke vitaliteta cenopopuljacij Rhodiola iremelica Boriss. po razmernomu spektru // Uchenye zapiski NTGSPA. –Nizhnij Tagil, 2004. – S. 80-85.
  5. Krasnaja kniga Respubliki Bashkortostan: v 2 t. T.1. Rastenija i griby / pod red. d-ra biol. nauk, prof. B.M. Mirkina. – 2-e izd., dop. i pererabot. – Ufa: Mediaprint, 2011. – 384 s.
  6. Nedoluzhko A.I., Dudkin R.V., Nedoluzhko A.V. Geneticheskie resursy dikorastushhih predstavitelej roda Chrysanthemum L. v svjazi s vvedeniem v kul'turu i selekciju // Bjulleten' GBS. – 2013. – T. 199, № 1. – S. 10-18.
  7. Zlobin Ju.A. Principy i metody izuchenija cenoticheskih populjacij rastenij. – Kazan': Kazanskij un-t, 1989. – 146 s.
  8. Ljubarskij E. L., Polujanova V. I. Struktura cenopopuljacij vegetativno podvizhnyh rastenij. – Kazan': Kazanskij un-t, 1984. – 138 s.
  9. Cenopopuljacii rastenij (ocherki populjacionnoj biologii). – M.: Nauka, 1988. – 184 s.

 

Муллагулов Рагиз Юмагилдеевич, доцент, к.б.н., начальник лесного отдела ФГБУ «Национальный парк «Башкирия», 453850, Республика Башкортостан, г.Мелеуз, ул.Бурангулова, д. 29, кв.197.

Муллагулова Эльвира Рафиковна, к.б.н., с.н.с. ФГБУ «Национальный парк «Башкирия», 453850, Республика Башкортостан, г.Мелеуз, ул.Бурангулова, д. 29, кв.197.

УДК 502.1 / 581.9 / 574.9

DOI: 10.2441/9999-006А-2019-11520

 

IRIS APHYLLA L. КАК ИНДИКАТОР ЦЕННЫХ ЛЕСОСТЕПНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РУССКОЙ РАВНИНЫ

М.В. Казакова1, А.С. Кугушева1, Н.А. Соболев1,2

1 Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина

Россия, Рязань,

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.; Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.; Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

2 Институт географии РАН

Россия, Москва

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Возможность использовать I. aphylla в качестве индикатора ценных лесостепных сообществ оценивается по произрастанию совместно с ним других охраняемых видов. Проанализированы флористические списки 92 геоботанических описаний, сделанных в 27 пунктах средней полосы европейской части России. Во всех случаях совместно с I. aphylla произрастают и другие охраняемые виды. Рассмотрено наличие местонахождений I. aphylla на особо охраняемых природных территориях (ООПТ). Группы рядом расположенных популяций отмечены лишь на нескольких ООПТ. Рекомендуется рассматривать произрастание I. aphylla, как показатель целесообразности создания ООПТ.

Ключевые слова: касатик безлистный, Красная книга, биоиндикация, сопряжённые виды, лесостепь, неотип, ключевые природные территории, особо охраняемые природные территории.

 

IRIS APHYLLA L. AS AN INDICATOR OF HIGH CONSERVATION VALUE FOREST-STEPPE AREAS IN THE RUSSIAN PLAIN

M.V. Kazakova 1, A.S. Kugusheva 1, N.A. Sobolev 1,2

1 Ryazan State University named for S. Yesenin

Russia, Ryazan

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.; Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.; Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

2 Institute of Geography of the Russian Academy of Sciences

Russia, Moscow

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

The effectiveness of using I. aphylla as an indicator of high conservation value forest-steppe communities was estimated by the presence of other protected species. We have analyzed lists of species of 92 geobotanical descriptions made in 27 points in the Central Russia. Other protected species are near I. aphylla in all points. The presence of I. aphylla in specially protected natural areas (PAs) was studied. Groups of closely located populations are identified only in a few PAs. I. aphylla is an indicator of the areas for establishing PAs.

Key words: Leafless Iris, Red List, Bioindication, Conjugate Species, Forest-Steppe, Neotype, Core Natural Areas, Specially Protected Natural Areas.

 

Проведенные комплексные исследования Iris aphylla L. [1-3] позволяют оценить собранные нами данные с точки зрения индикационного потенциала этого вида, имеющего международный, федеральный и региональный уровни охраны.

Присутствие охраняемых видов успешно используется для обоснования высокой природоохранной ценности занимаемых ими территорий. Между тем, некоторые из таких видов по отдельности могут поселиться и на существенно преобразованных территориях. Для выявления фактически хорошо сохранившихся природных территорий особенно важно обитание на одной территории сразу нескольких видов, уязвимых к изменению условий обитания [4], в том числе – относящихся к одной эколого-ценотической группе [5]. Однако выявление группы охраняемых видов обычно существенно сложнее, нежели обнаружение столь заметного вида как I. aphylla. В связи с этим мы постарались выяснить, часто ли другие охраняемые виды растений произрастают совместно с I. aphylla и соответственно, какова его индикационная значимость для оперативного выявления ценных природных территорий. Это тем более важно, что данный вид произрастает по всей ширине лесостепной полосы [1], занимая различные местообитания на открытых склонах, среди кустарников, на опушках, в местах выхода известняков [2].

Мы проанализировали 92 геоботанических описания в местах произрастания I. aphylla, выполненные нами в 2014-2016 гг. на стандартных площадках 100 м2. Описания сделаны в 27 географических пунктах, из которых 13 относятся к лугово-степным сообществам, а 14 – к опушечным. На особо охраняемых природных территориях (ООПТ) находится 8 лугово-степных и 6 опушечных местообитаний.

Ниже перечислены виды растений, занесённые в федеральную или соответствующую региональную Красную книгу, отмеченные на площадках вместе с I. aphylla.

Участки луговых степей.

Курская область. 1) Балка Анохинская (Журавлиная) в окрестностях д. Александровка, 51.58769° с.ш., 36.02918° в.д., 3 пл., 22.05.2014: Adonis vernalis, Anemone sylvestris, Centaurea sumensis, Delphinium cuneatum, Hyacinthella leucophaea, Stipa pennata. – 2) Центрально-Чернозёмный заповедник, Стрелецкая степь, 51.57061° с.ш., 36.0896° в.д., 2 пл., 23.05.2014: Adonis vernalis, Centaurea sumensis, Delphinium cuneatum, Linum nervosum, Paeonia tenuifolia, Pulsatilla patens, Stipa pennata, S. tirsa.

Липецкая область. 3) Заповедник «Галичья гора», участок «Быкова шея» 52.76237° с.ш., 39.05406° в.д., 5 пл., 19.05.2104: Adonis vernalis, Anemone sylvestris, Aster amellus, Centaurea ruthenica, Galatella angustissima, Hyacinthella leucophaea, Jurinea ledebourii, Linum flavum, L. perenne, Pulsatilla patens, Scutellaria supina, Stipa pennata.

Московская область. 4) Памятник природы (ПП) «Разнотравный луг к западу от д. Ламоново», 54.43404° с.ш., 38.51274° в.д., 5 пл., 23.08.2015: Adonis vernalis, Artemisia latifolia, Dianthus andrzejowskianus, Gentiana cruciate, Hypericum elegans, Nepeta pannonica.

Орловская область. 5) Лог Богатое к югу от ур. Кузилинка. 52.26179° с.ш., 38.03535° в.д., 4 пл., 21.05.2014: Adonis vernalis, Aster amellus, Centaurea ruthenica, Onosma simplicissima, Salvia nutans, Stipa pennata. – 6) Городище Гать между с. Знаменка и д. Гать, 52.89423° с.ш., 36.00483° в.д., 2 пл., 24.05.2014: Stipa pennata.

Республика Мордовия. 7) Долинный комплекс в 1,5 км северо-восточнее д. Кажлодка, 54.01328° с.ш., 43.22336° в.д., 6 пл., 19.05.2015: Adonis vernalis, Amygdalus nana, Artemisia latifolia, Carex supina, Pulsatilla patens, Stipa pennata.

Рязанская область. 8) Заказник «Милославская лесостепь», урочище «Синие камни», 53.62002° с.ш., 39.04844° в.д., 2 пл., 18.05.2014: Adonis vernalis, Stipa pennata. – 9) Там же, степной склон у д. Дивилки, 53.61232° с.ш., 39.04645° в.д., 3 пл., 18.05.2014 и 22.08.2015: Adonis vernalis, Allium flavescens, Anemone sylvestris, Anthericum ramosum, Centaurea ruthenica, C. sumensis, Echinops ritro, Gypsophila altissima, Helictotrichon desertorum, Scabiosa ochroleuca, Scorzonera hispanica, Stipa pennata. – 10) ПП «Лесостепная балка Ковыльня», 53.88754° с.ш., 40.13576° в.д., 3 пл., 20.05.2015: Adonis vernalis, Allium flavescens, Anemone sylvestris, Centaurea sumensis, Potentilla recta, Scorzonera hispanica, Stipa pennata. –11) Заказник «Лубянское городище», 54.24603° с.ш., 39.20463° в.д., 7 пл., 30.06.2015: Adonis vernalis, Campanula altaica, Stipa pennata, S. pulcherrima, Xanthoselinum alsaticum.

Тамбовская область. 12) ПП «Осиновый овраг», 52.56211° с.ш., 41.19937° в.д., 2 пл., 15.05.2015: Adonis vernalis, Amygdalus nana, Anemone sylvestris, Campanula altaica, Echium russicum, Linum flavum, L. perenne, Serratula coronata, Stipa pennata, S. tirsa.

Пензенская область. 13) 2,5 км западнее с. Подгорное, 53.44825° с.ш., 44.29792° в.д., 3 пд., 13.06.2106: Adonis vernalis, Amygdalus nan, Anemone sylvestris, Dianthus andrzejowskianus, Prunella grandiflora, Scorzonera hispanica, Stipa dasyphylla, S. pennata, S. pulcherrima, S. zalesskii.

Опушки, поляны и другие экотонные участки.

Липецкая область. 14) ПП «Низовья реки Воронец» 52.51655° с.ш., 38.52329° в.д., 4 пл., 21.05.2014: Adonis vernalis, Aster amellus, Galatella angustissima, G. linosyris, Jurinea ledebourii, Polygala sibirica, Potentilla pimpinelloides, Stipa pennata. – 15) Заповедник «Галичья гора», участок «Галичья гора», 52.59946° с.ш., 38.92357° в.д., 2 пл., 19.05.2014: Aster amellus, Elymus fibrosus, Potentilla pimpinelloides. 16) Урочище Крутое, 52.6558° с.ш., 38.97167° в.д., 3 пл., 20.05.2014: Stipa pennata.

Орловская область. 17) Шаховская дубрава близ пос. Шаховский, 52.74573° с.ш., 35.88087° в.д., 4 пл., 24.05.2014: Lilium martagon.

Республика Мордовия. 18) 1.5 км ЗСЗ от с. Никольское, 54.0635° с.ш., 43.12036° в.д., 5 пл., 19.05.2015: Adonis vernalis, Carex pediformis, C. supina, Galatella angustissima, Stipa pennata, Veronica spuria.

Пензенская область. 19) 2 км севернее с. Новозубово, 53.71712° с.ш., 43.46457° в.д., 1 пл., 18.05.2015: Adonis vernalis. 20) Урочище Паников овраг, 53.36528° с.ш., 43.8497° в.д., 5 пл., 18.05.2015: Adonis vernalis, Gagea erubescens, Stipa pennata. – 21) 2 км севернее с. Поим, 53.03333° с.ш., 43.21059° в.д., 1 пл., 17.05.2015: Adonis vernalis, Stipa pennata.

Рязанская область. 22) ПП «Завидовский долинный комплекс», 54.24977° с.ш., 38.80266° в.д., 4 пл., 23.05.2015: Adonis vernalis, Anemone sylvestris, Cerasus fruticosa, Crepis pannonica, Dianthus andrzejowskianus, Stipa pennata, Xanthoselinum alsaticum. – 23) Долинный комплекс у пос. Красная Звезда, 54.23971° с.ш., 38.78363° в.д., 4 пл., 23.05.2015: Adonis vernalis, Campanula altaica, Cerasus fruticosa, Dianthus andrzejowskianus, Gypsophila altissima, Hypericum elegans, Scabiosa ochroleuca, Stipa pennata, Xanthoselinum alsaticum. – 24) ПП «Поярковская балка», 54.2548° с.ш., 39.34677° в.д., 1 пл., 25.05.2014, 2 пл., 23.05.2015: Anemone sylvestris, Helianthemum nummularium, Lilium martagon, Polygonum alpinum, Xanthoselinum alsaticum. – 25) ПП «Новобокинская дубрава», 53.59001° с.ш., 40.86813° в.д., 4 пл., 20.05.2015: Adonis vernalis, Xanthoselinum alsaticum.

Тамбовская область. 26) Воронинский заповедник, урочище Пески, 52.51315° с.ш., 42.64445° в.д., 4 пл., 16.05.2015: Pulsatilla patens. – 27) 1,5 км СВ с. Пичаево, 53.25767° с.ш., 42.235° в.д., 1 пл., 09.06.2016: Scorzonera purpurea.

Во всех 27 исследованных географических пунктах выявлены виды из федеральной или региональных Красных книг, произрастающие вместе с касатиком безлистным. Отмеченные виды характеризуются как лугово-степные или связанные с остепнёнными опушечными биотопами. [5, 6]. На отдельных площадках отмечено до 10 таких видов (вместе с I. aphylla). На 81 из 92 площадок найдено не менее 2 видов из федеральной или соответствующей региональной Красной книги. Учитывая, что данные виды относятся к редким в регионах, это следует считать высоким показателем. Если же учесть нахождение на одной площадке с I. aphylla видов из красных книг других рассматриваемых здесь регионов, то площадок, где из видов, занесённых в красные книги, обнаружен только I. aphylla, оказалось всего 6. Таким образом, в подавляющем большинстве случаев другие охраняемые виды, характерные для лесостепных сообществ, произрастают не только на одной целостной природной территории с I. aphylla, но и в непосредственной близости от него, на расстоянии менее 10 м. Это говорит о высокой природоохранной ценности всех изученных территорий, по крайней мере для охраны флоры.

С этих позиций проанализированы данные о местонахождениях касатика безлистного на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) в европейской части России. За основу взяты материалы обзора распространения I. aphylla в европейской части России [1], актуализированные с учётом новых данных [2] и сведений о местоположении ООПТ (табл. 1).

Таблица 1

Распределение местонахождений I. aphylla по регионам и ООПТ

Регион

Число местонахождений Iris aphylla

Число ООПТ, на которых произрастает Iris aphylla

 

Всего

На ООПТ (доля в %)

ООПТ в целом

участки ООПТ

Белгородская область

55

22 (40)

11

14

Брянская область

29

13 (45)

6

7

Волгоградская область

5

3 (60)

2

2

Воронежская область

43

27 (63)

26

26

Калужская область

1

1 (100)

1

1

Курская область

58

16 (28)

7

16

Липецкая область

62

43 (69)

33

36

Республика Мордовия

61

5 (8)

4

4

Московская область

10

8 (80)

4

4

Нижегородская область

20

8 (40)

5

7

Оренбургская область

1

1 (100)

1

1

Орловская область

48

9 (19)

8

8

Пензенская область

32

8 (25)

6

8

Рязанская область

41

31 (76)

27

27

Самарская область

14

9 (76)

8

8

Саратовская область

11

2 (18)

2

2

Тамбовская область

50

6 (12)

4

6

Республика Татарстан

2

1 (50)

1

1

Тульская область

33

11 (33)

10

11

Ульяновская область

102

22 (22)

13

17

Чувашская Республика

10

5 (50)

4

5

На ООПТ находится 251 из 688 (т.е. 36%) актуальных местонахождений I. aphylla в европейской части России. Они распределены между 182 ООПТ (211 топографически целостных участков) в 21 регионе, где на сегодня известен I. aphylla (в том числе Воронежский заповедник находится в Воронежской и Липецкой областях). Больше всего местонахождений охраняют заповедники Центрально-Чернозёмный (с охранной зоной) – 10, Белогорье – 7, Галичья гора – 4, Воронежский, Воронинский и Приволжская лесостепь – по 3; национальный парк Сенгилеевские горы – 4, региональные заказники «Богдановский» (Ульяновская область) – 7, Милославская лесостепь (Рязанская область) – 5, Вейделевский (Белгородская область) и Остепнённые склоны долины Полосни (Московская область) – по 4; ПП «Зеленинский лес» (Брянская область) – 6. По нашему мнению, наличие большого числа локальных популяций, расположенных недалеко одна от другой, соответствует удовлетворительному состоянию I. aphylla, обладающего невысокой расселительной способностью и опыляемого насекомыми, осуществляющими перенос пыльцы на небольшие расстояния. Сейчас такие условия имеются лишь на немногих ООПТ.

Обращают на себя внимание различия между регионами как по числу популяций I. aphylla, находящихся на ООПТ, так и по доле таких популяций от общего числа популяций данного вида в регионе. Исходя из изложенного в настоящем сообщении, места произрастания I. aphylla следует рассматривать как перспективные для более глубокого анализа на предмет включения их в региональную систему ООПТ. Например, на наш взгляд, следует обеспечить охраной степную балку у с. Подгорное (№ 13 в списке исследованных территорий). Уместно ставить вопрос о включении лога «Богатый» в состав ПП «Кузилинка» в Орловской области. Следует также выяснить, в каком состоянии находится участок, откуда недавно предложен неотип вида I. aphylla – степной склон близ с. Непхаево Яковлевского района Белгородской области, колл. И. Паллон, 15.05.1902 [7], примерное местоположение 50.819° с.ш., 36.590° в.д.: при наличии там современной популяции I. aphylla целесообразно обеспечить её сохранность.

Исследование выполнено в рамках научной тематики лаборатории по изучению и охране биоразнообразия РГУ имени С.А. Есенина и госзадания Института географии РАН № 0148-2019-00074 «Оценка физико-географических, гидрологических и биотических изменений окружающей среды и их последствий для создания основ устойчивого природопользования».

 

Литература

  1. Казакова М.В., Соболев Н.А., Варлыгина Т.И., Васюков В.М., Григорьевская А.Я., Золотухин Н.И., Кугушева А.С., Масленников А.В., Масленникова Л.А., Недосекина Т.В., Полуянов А.В., Соколов А.С., Соколова Л.А., Шубина Ю.Э. Распространение Iris aphylla L. на Русской равнине // Труды Рязанского отделения Русского ботанического общества. Вып. 4: Флористические исследования. / под ред. М.В. Казаковой; Ряз. гос. ун-т имени С.А. Есенина. – Рязань, 2017. – С. 249-298.
  2. Казакова М.В., Золотухин Н.И., Полуянов А.В., Кугушева А.С. К эколого-ценотической характеристике местообитаний Iris aphylla L. на Среднерусской возвышенности // Степи Северной Евразии: матер. VII междунар. симп. / Под. науч. ред. чл.-корр. РАН А.А. Чибилёва. Оренбург: ИС УрО РАН, Печатный дом «Димур», 2015. – С. 383-386.
  3. Казакова М.В., Соболев Н.А., Кугушева А.С. Ареал Iris aphylla l. s. l. (Iridaceae Juss.): материалы к комплексному изучению видов общеевропейского уровня охраны // Ботан. журн. –2019. – Т. 104, № 1. – С. 126-148. в печати.
  4. Соболев Н.А. Концепция биологического разнообразия в приложении к развитию сети природных резерватов Подмосковья // Чтения памяти проф. В.В. Станчинского. – Смоленск, 1992. –С. 19-21.
  5. Казакова М.В. Флора Рязанской области. – Рязань: Русское слово, 2004. – 388 с.
  6. Маевский П.Ф. Флора средней полосы европейской части России. 11-е изд. Тов-во науч. изд. КМК, 2014. – 635 с.
  7. Boltenkov E.V. Neotypification of the Linnaean name Iris aphylla (Iridaceae) // Phytotaxa 273 (2): 141–143. http://dx.doi.org/10.11646/phytotaxa.273.1.7

Literatura

  1. Kazakova M.V., Sobolev N.A., Varlygina T.I., Vasyukov V.M., Grigoryevskaya A.Ya. Zolotukhin N.I., Kugusheva A. S., Maslennikov A.V., Maslennikova L.A., Nedosekina T.V., Polyyanov A.V., Reshetnikova N.M., Sokolov A.S., Sokolova L.A., Shubina Yu.E. 2017. Rasprostraneniye I. aphylla L. na Russkoi ravnine [Distribution I. aphylla L. on the Russian Plain] // Trudy Ryazanskogo otdelenia Rysskogo botanicheskogo obshchestva. Vol. 4: Floristicheskiye issledovaniya. Ryazan. P. 249-298. https://istina.msu.ru/publications/article/98105595/.
  2. Kazakova M.V., Zolotukhin N.I., Polyyanov A.V., Kugusheva A.S. 2015. K ekologo-tsenoticheskoi kharakteristike mestoobitanii I. aphylla L. na Srednerusskoi vozvyshennosti [By the ecologo-cenotic characteristic of the habitats of I. aphylla L. on the Central Russian Upland] // Northern Eurasia Steppes: mat-ly VII mezhdunar. symp. Orenburg. – P. 383-386.
  3. Kazakova M.V. Sobolev, N.A., Kugusheva A.S. Ареал Iris aphylla l. s. l. (Iridaceae Juss.): материалы к комплексному изучению видов общеевропейского уровня охраны [The area of Iris aphylla l. (Iridaceae Juss.) and it’s Analysis: Study of the Endangered Species in Europe] // Botanicheskii zhurnal. 104(1): С.126-148.
  4. Sobolev N.A. Kontseptsia biologicheskogo raznoobrazia v prilozhenii k razvitiyu seti prirodnykh rezervatov Podmoskovia [Application of the Biodiversity Concept to the Development of a Network of Protected Areas in the Moscow region] // Chtenia pamiati prof. V.V. Stanchinskogo. – Smolensk, 1992. – P. 19-21.
  5. Kazakova M.V. Flora Ryazanskoi oblasti [Flora of Ryazan Region]. – Ryazan: Russkoe slovo, 2004. – 388 pp.
  6. Maevsky P.F. Flora sredney polosy evropeyskoi chasti Rossii [Flora of the middle zone of the European part of Russia]. 11th Ed. KMK Scientific Press Ltd, 2014. – 635 pp.
  7. Boltenkov E.V. Neotypification of the Linnaean name Iris aphylla (Iridaceae) // Phytotaxa 273 (2): 141–143. http://dx.doi.org/10.11646/phytotaxa.273.1.7

 

Казакова Марина Васильевна, д.б.н., доцент, профессор каф. биологии и методики её преподавания, руководитель лаборатории по изучению и охране биоразнообразия, РГУ имени С.А. Есенина, 390000, Рязань, ул. Свободы.

Кугушева Анастасия Сергеевна, лаборант той же лаборатории РГУ имени С.А. Есенина.

Соболев Николай Андреевич, к.г.н., с.н.с. той же лаборатории РГУ имени С.А. Есенина; старший научный сотрудник лаборатории биогеографии Института географии РАН, 119017 Москва, Старомонетный пер., 29.

УДК 911.5

DOI: 10.2441/9999-006А-2019-11507

 

АКТУАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ СЕТИ ООПТ ПЕРМСКОГО КРАЯ

С.А. Бузмаков, А.А. Зайцев, П.Ю. Санников

ПГНИУ

Россия, Пермь

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье рассматриваются вопросы современного уровня развития особо охраняемых природных территорий Пермского края. Современная сеть особо охраняемых природных территорий региона прошла несколько этапов развития. Сейчас сеть включает 361 объект федерального, регионального и местного значения. Их площадь составляет 10,7% от территории Пермского края.

Ключевые слова: особо охраняемая природная территория, репрезентативность, разнообразие, экосистема, природный парк, природный район.

 

ACTUAL CONDITION OF THE NETWORK OF SPECIALLY PROTECTED NATURAL TERRITORIES OF THE PERM TERRITORY

  1. Buzmakov, A. Zaytsev, P. Sannikov

PGU

Russia, Perm

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

The article discusses the current state of development of specially protected natural territories of the Perm region. The modern network of specially protected natural areas of the region has gone through several stages of development. Now the network includes 361 objects of federal, regional and local significance. Their area is 10,7% of the Perm Territory.

 Key words: specially protected natural area, representation, diversity, ecosystem, Natural Park, natural area.

 

Современная сеть особо охраняемых природных территорий (далее – ООПТ) Пермского края [1, 2] достаточно широка и развита как в количественном, так и в качественном отношениях. Сеть охраняемых территорий (табл. 1) включает 361 объект федерального, регионального и местного значения. Их площадь составляет 10,7% от территории Пермского края.

В правовом отношении первые памятники природы в регионе были утверждены постановлением Пермского исполнительного комитета депутатов трудящихся Пермской области № 399 от 12 июля 1965 года. Всего к концу 1960-х годов в области существовало 35 особо охраняемых природных территорий.

К концу 70-х годов статус «особо охраняемых» получили 53 природных территории (11 – регионального и 42 местного значения).  В 1980-е годы еще 135 территорий и объектов были взяты под охрану.  Наибольшее число ООПТ было организовано в Добрянском (14 ООПТ), Кишертском (14 ООПТ), Красновишерском (10 ООПТ), Очерском (15 ООПТ) районах.

Период целенаправленной инвентаризации и выделения новых природных территорий, разработки системы ООПТ в Пермской области, начало мониторинговых исследований.    

Кафедра биогеоценологии и охраны природы (БОП) Пермского государственного университета  разработала проекты создания, на основании которых возникли  заповедники «Басеги» (1982), «Вишерский» (1991); в 1990-е годы были организованы экспедиции по Пермской области, обследовано около 250 существующих ООПТ, выявлено более 40 новых объектов, заслуживающих охраны. В конце XX века кафедра БОП подготовила перечень территорий, зарезервированных для создания новых ООПТ, включающий 20 территорий. К настоящему времени проект реализован в отношении 11 объектов.

В условиях антропогенной трансформации природной среды, которая приобрела глобальный характер, нужны постоянные усилия по сохранению географического, ландшафтного и биологического разнообразия, обеспечению экологического баланса на мировом, федеральном и региональном уровне.  Наиболее эффективным способом решения этих задач считается создание и развитие сети особо охраняемых природных территорий.

С учетом особенностей режима ООПТ в Пермском крае встречаются следующие категории: заповедники, природные парки, охраняемые ландшафты, заказники, природные резерваты, памятники природы и историко-природные комплексы. Кроме того, существует 102 объекта местного значения, часто наделенные своеобразными категориями и профилями. Например, только местного значения могут быть природные культурно-мемориальные парки и экологические парки.

Особо охраняемые природные территории имеют федеральное, региональное или местное значение и находятся в ведении соответственно федеральных органов, органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления. Заповедники относятся к ООПТ федерального значения. Природный парк относится к ООПТ регионального значения.

Кроме того, на территории Пермского края могут создаваться ООПТ регионального или местного значения: охраняемые ландшафты; природные резерваты; историко-природные комплексы и территории. В зависимости от предназначения по сохранению и восстановлению разнообразных природных объектов, ООПТ могут иметь различный профиль. Выделяют комплексный (ландшафтный), биологический (ботанический и зоологический), палеонтологический, гидрологический, геологический профили.

Таблица 1

Состав особо охраняемых природных территорий Пермского края на 23.01.2019 г.

Категория и значение ООПТ

Число, шт.

Площадь, тыс. га

Доля от площади Пермского края

Доля от общей площади ООПТ

Федерального значения

2

280,5

1,8

16,4

Государственные природные заповедники

2

280,5

1,8

16,4

Регионального значения

257

1 412,3

8,8

82,6

Природный парк

1

130,7

0,8

7,6

Охраняемые ландшафты

96

728,9

4,5

42,6

Заказники:

21

537,3

3,4

31,4

- в том числе ландшафтные

1

2,3

0,0

0,1

- в том числе биологические (охотничьи)

20

535,1

3,3

31,3

Природные резерваты

46

8,6

0,1

0,5

Памятники природы

88

6,3

0,0

0,4

Историко-природные комплексы

5

0,4

0,0

0,0

Местного значения

102

16,6

0,1

1,0

ВСЕГО

361

1 709,4

10,7

100,0

 

К ООПТ федерального значения относятся 2 государственных природных заповедника: «Басеги» и «Вишерский». Это крупнейшие охраняемые территории региона, они приурочены к горной части Пермского края.

В Прикамье хорошо развита сеть ООПТ регионального значения, значительную часть которой составляют памятники природы. Эта категория ООПТ призвана сохранить небольшие уникальные природные объекты. Общая площадь памятников природы невелика.

Также многочисленны охраняемые ландшафты. В отличие от памятников природы, они создаются для сохранения крупных природных комплексов, ландшафтов, эталонов зональных экосистем. Средняя площадь охраняемого ландшафта в Пермском крае составляет более 7 500 га. К наиболее крупным относятся: «Большое Камское болото», «Кваркуш», «Адово озеро», «Нижневишерский», «Верхнеяйвинский, «Джурич-Нюр», «Ослянский», «Селищенское болото», «Куединский».

Организовано достаточно много природных резерватов, необходимых для сохранения небольших и средних участков, занятых типичными экосистемами, ценными природными сообществами. Их площадь сравнительно мала.

Начиная с 1989 года в Пермском крае подготавливаются справочники о природном наследии региона. В них содержится актуальная на момент издания информация об ООПТ.

Первым таким изданием стал «Перечень охраняемых и рекомендуемых к охране природных территорий Пермской области на 1 июля 1988 года» [3]. В нем содержатся краткие статьи: по обоснованию необходимости создания сети ООПТ, их типам, целевому назначению и классификации. Приводится история исследований и организации ООПТ. Основная часть выполнена в виде таблицы, в которой указаны 13 научных и нормативных показателей, описывающих основные параметры ООПТ.  Даётся 1 схема размещения охраняемых природных объектов в регионе. Авторский коллектив состоял из 23 специалистов. В книге приводятся описания 542 природных объектов, которые заслуживают сохранения.  Эта инициативная работа состоялась, очевидно, благодаря усилиям редакторов издания Г.А. Воронова, Ж.А. Чистяковой и С.П. Стенно.

В 2002 году было подготовлено Управлением по охране окружающей среды Пермской области, Пермским государственным университетом и Пермским государственным педагогическим университетом издание «Особо охраняемые природные территории Пермской области: Реестр» [4]. Сохранение природного наследия и развитие сети ООПТ стало одним из основных направлений государственной политики Пермской области. Начальник управления по охране окружающей среды В.В.Казанцев вкладывал весь свой организаторский талант в природоохранную деятельность по созданию сети ООПТ. Коми-Пермяцкий округ стал самостоятельным субъектом РФ и сведения о его природном наследии отсутствовали. Дана характеристика природных условий области, почвенное, ботанико-географическое и ландшафтное районирование, а затем основная часть, посвященная федеральным, региональным и местным ООПТ. Содержатся правовые сведения, данные о научной, культурной ценности, каждый административный район и каждая ООПТ сопровождается уникальными картами.

В атласе 2017 года [5] использована структура, выработанная в предыдущем каталоге ООПТ. Также, в соответствии с традицией, привлечён авторитетный авторский коллектив ученых занимающихся географической, биологической проблематикой в сохранении объектов природного наследия. Акцент сделан на карты, выполненные на основе современных геоинформационных технологий. Визуализация ООПТ дается также с помощью фотографий. Предлагаемый атлас стал результатом многолетней совместной работы специалистов в экологической сфере. Основная цель атласа – это предоставить лаконичную и достоверную информацию об актуальном состоянии ООПТ  Пермского края. На 31 декабря 2016 года в Пермском крае существовало 2 заповедника («Басеги» и «Вишерский»); 283 региональных и 101 местная ООПТ.  Создание в 2018г. первого в крае природного парка «Пермский» привело к моральному устареванию и атласа 2017 года.

Условия необходимые для устойчивого существования основных охотничье-промысловых видов животных создает сеть заказников. Они охватывают обширные территории. Несмотря на небольшое число, общая площадь заказников велика. К этой категории также относится учебно-научная база Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНИУ) – ландшафтный заказник «Предуралье».

Для сохранения ценных природных комплексов, образованных при участии человека, создаются историко-природные комплексы. Охраняемые территории такой категории немногочисленны и невелики по площади.

Анализ и перспективы развития сети ООПТ региона постоянно остаются в центре внимания научных дискуссий, в которых предлагаеются различные направления её развития [6]. Совершенствуются методики экологического состояния экосистем охраняемых ареалов [7]. 

Последняя по времени создания (30.01.2018 г.) ООПТ в Пермском крае – природный парк «Пермский». Это одна из крупнейших охраняемых территорий региона. Она расположена в долинах рек Вишеры, Усьвы и Чусовой. Природный парк создан для сохранения типичных и уникальных природных комплексов, экологического просвещения населения, создания условий для регулируемого туризма и отдыха [8].

Сеть ООПТ местного значения достаточно многочисленна, но мала по площади. Местные охраняемые территории распределены по региону крайне неравномерно. Наибольшее число местных ООПТ организовано в Большесосновском, Октябрьском, Лысьвенском районах и в г. Перми. Во многих муниципальных образованиях региона местные ООПТ не созданы.

ООПТ в природных районах. По общности природных условий и особенностям истории формирования сети ООПТ Пермский край поделен на 6 природных районов: Средняя тайга, Южная тайга, Смешанные хвойно-широколиственные леса, Кунгурская лесостепь, Западный Урал, Центральный Урал [8].

Распределение ООПТ по территории региона достаточно неравномерно. Наибольшая доля ООПТ отмечена в районе Центрального Урала. Столь высокий показатель обусловлен наличием нескольких очень крупных охраняемых территорий: заповедник «Вишерский», северо-восточная часть Вишерского участка природного парка «Пермский», охраняемый ландшафт «Кваркуш».

Достаточно высокая обеспеченность охраняемыми территориями (соответствующая среднемировым и среднероссийским значениям) характерна для районов cредней тайги и cмешанных хвойно-широколиственных лесов. Для средней тайги это связано со сравнительно низкой хозяйственной освоенностью района и большими малонарушенными массивами тайги, болот, включенными в сеть ООПТ.

Для района смешанных хвойно-широколиственных лесов ситуация иная. Около ¾ площади ООПТ, здесь приходится на биологические заказники, которые часто включают в себя трансформированную среду (пашни, пастбища, населенные пункты и проч.). Крупные участки ненарушенных типичных экосистем в существующей сети охраняемых территорий района практически отсутствуют.

В 2018 г. в Прикамье был организован крупный природный парк, объединивший многочисленные, но небольшие памятники природы по берегам Вишеры, Чусовой и Усьвы. Это позволило существенно повысить значение доли ООПТ Западного Урала.

Число ООПТ в районе южной тайги (132) достаточно велико. Однако среди них преобладают средние и небольшие по площади объекты. Крупные охраняемые территории представлены несколькими биологическими заказниками и отдельными охраняемыми ландшафтами.

Кунгурская лесостепь – самый хозяйственно освоенный район Прикамья. Здесь отмечается наиболее высокая доля сельскохозяйственных земель. Участки сохранившихся природных сообществ (леса, лесостепи и степи, болота) относительно редки. Созданные ООПТ, по большей части, представляют собой небольшие объекты, сохраняющие локальные природные феномены [9].

Явный дефицит ООПТ испытывают природные районы южной тайги и Кунгурской лесостепи. В настоящее время требуется мероприятия по сохранению разнообразия Кунгурской лесостепи и южной тайги.

 

Литература

  1. Постановление Правительства Пермского края № 7-п от 23.01.2019 г. «О внесении изменений в постановление Правительства Пермского края № 64-п от 28 марта 2008 г. «Об особо охраняемых природных территориях регионального значения, за исключением биологических охотничьих заказников».
  2. Приказ Министерства природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края № СЭД-30-01-02-20 от 16.01.2019 г. «Об утверждении Перечней особо охраняемых природных территорий регионального и местного значений».
  3. Перечень особо охраняемых и рекомендуемых к охране природных территорий Пермской области на 1 июля 1988 года / Под ред. Г.А.Воронова, Ж.А.Чистяковой, С.П.Стенно. – Пермь: ПГУ, 1989. – 156 с.
  4. Особо охраняемые природные территории Пермской области: Реестр / Отв. ред. С.А. Овеснов. – Пермь: Книжный мир, 2002. – 464 с.
  5. Атлас особо охраняемых природных территорий Пермского края / под ред. С.А. Бузмакова. – Пермь: Астер, 2017. – 512 с.
  6. Buzmakov S.A., Voronov G.A., Zaytsev A.A. The Characteristics of the State of Protected Areas of Perm Krai // World Applied Sciences Journal. – 2013. – №22(7). – С. 956-963.
  7. Бузмаков С.А., Андреев Д.Н., Хотяновская Ю.В., Дзюба Е.А. Экологическая диагностика антропогенной трансформации экосистем // Теория и методы исследований в естественных науках. Сб. науч. ст. по мат. Междунар. науч.-практич. конф. / Гл. ред. И.С. Копылов. – 2016. – С. 171-178.
  8. Бузмаков С.А., Зайцев А.А., Санников П.Ю. Выявление территорий, перспективных для создания природного парка в Пермском крае // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2011. – Т.13, №1 (6). – С. 1492-1495.
  9. Шуваев Н.С., Зайцев А.А., Бузмаков С.А. Анализ и оценка состояния особо охраняемых природных территорий Кунгурской лесостепи Пермского края // Геология, география и глобальная энергия. – 2014. – № 1 (52). – С. 195-206.

Literatura

  1. Postanovlenie Pravitel'stva Permskogo kraja № 7-p ot 23.01.2019 g. «O vnesenii izmenenij v postanovlenie Pravitel'stva Permskogo kraja № 64-p ot 28 marta 2008 g. «Ob osobo ohranjaemyh prirodnyh territorijah regional'nogo znachenija, za iskljucheniem biologicheskih ohotnich'ih zakaznikov».
  2. Prikaz Ministerstva prirodnyh resursov, lesnogo hozjajstva i jekologii Permskogo kraja № SJeD-30-01-02-20 ot 16.01.2019 g. «Ob utverzhdenii Perechnej osobo ohranjaemyh prirodnyh territorij regional'nogo i mestnogo znachenij».
  3. Perechen' osobo ohranjaemyh i rekomenduemyh k ohrane prirodnyh territorij Permskoj oblasti na 1 ijulja 1988 goda / Pod red. G.A. Voronova, Zh.A. Chistjakovoj, S.P. Stenno. – Perm': PGU, 1989. – 156 s.
  4. Osobo ohranjaemye prirodnye territorii Permskoj oblasti: Reestr / Otv. red. S.A. Ovesnov. – Perm': Knizhnyj mir, 2002. – 464 s.
  5. Atlas osobo ohranjaemyh prirodnyh territorij Permskogo kraja / pod red. S.A. Buzmakova. – Perm': Aster, 2017. – 512 s.
  6. Buzmakov S.A., Voronov G.A., Zaytsev A.A. The Characteristics of the State of Protected Areas of Perm Krai // World Applied Sciences Journal. – 2013. – №22(7). – S. 956-963.
  7. Buzmakov S.A., Andreev D.N., Hotjanovskaja Ju.V., Dzjuba E.A. Jekologicheskaja diagnostika antropogennoj transformacii jekosistem // Teorija i metody issledovanij v estestvennyh naukah. Sb. nauch. st. po mat. Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii. Gl. red. I.S. Kopylov. – 2016. – S. 171-178.
  8. Buzmakov S.A., Zajcev A.A., Sannikov P.Ju. Vyjavlenie territorij, perspektivnyh dlja sozdanija prirodnogo parka v Permskom krae // Izvestija Samarskogo nauchnogo centra Rossijskoj akademii nauk. – 2011. – T.13, №1 (6). – S. 1492-1495.
  9. Shuvaev N.S., Zajcev A.A., Buzmakov S.A. Analiz i ocenka sostojanija osobo ohranjaemyh prirodnyh territorij Kungurskoj lesostepi Permskogo kraja // Geologija, geografija i global'naja jenergija. – 2014. – № 1 (52). – S. 195-206.

 

Бузмаков Сергей Алексеевич: профессор, заведующий кафедрой биогеоценологии и охраны природы, Пермский государственный национальный исследовательский университет, 614990, Пермь, ул. Букирева, 15.

Зайцев Андрей Аркадьевич: декан географического факультета Пермский государственный национальный исследовательский университет, 614990, Пермь, ул.Букирева, 15.

Санников Павел Юрьевич, доцент кафедры биогеоценологии и охраны природы, Пермский государственный национальный исследовательский университет, 614990, Пермь, ул.Букирева, 15.

УДК 581.91

DOI: 10.2441/9999-006А-2019-11537

 

АНАЛИЗ РЕДКОГО КОМПОНЕНТА ФЛОРЫ ПЕТРОФИТНЫХ СТЕПЕЙ ЮЖНОГО И СРЕДНЕГО УРАЛА

М.В. Петрова, М.В. Лебедева, С.М. Ямалов, Г.Р. Хасанова

ЮУБСИ УФИЦ РАН

Россия, Уфа

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Петрофитные степи широко распространены на Урале в пределах степной и лесостепной зон. В результате высокой степени антропогенной нагрузки и освоенности плакорных территорий под пашню склоновые каменистые местообитания стали рефугиумами степной флоры и растительности региона. Ценофлора петрофитных степей является уникальной и включает большое число редких и нуждающихся в охране видов. Основой работы стали 852 полных геоботанических описания из фитоценотеки степной растительности (GIVD id 00-RU-006), которая включает районы Южного и Среднего Урала – Республики Башкортостан, Оренбургской, Свердловской, Челябинской областей. В работе приводится анализ редкого компонента петрофитных степей. Выявлено 154 редких вида, в том числе 21 (13,6%) эндемичный и 42 (27,3%) реликтовых вида, 18 видов из списка Красной книги Российской Федерации (Iris scariosa, Artemisia salsoloides, Astragalus helmii и др.)

Ключевые слова. Южный и Средний Урал, петрофитные степи, степная растительность, редкие виды, эндемики, реликты.

 

ANALYSIS OF RARE COMPONENT OF PETROPHYTIC STEPPES COENOFLORA OF THE SOUTHERN AND MIDDLE URALS

V. Petrova, M. V. Lebedeva, S. M. Yamalov, G. R. Khasanova

SUBGI UFRC RAS

Russia, Ufa

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Petrophytic steppes are widely distributed in the territory of the steppe and forest-steppe zones. Lowland habitats were turned arable land. Because of arable using of plain territories, the sloping stony habitats became refugia of the steppe flora and vegetation in the region. The coenoflora of the petrophytic steppes is unique and includes a large number of rare and protection needed species. The dataset includes 852 releves from the Southern Ural non-forest steppe database (GIVD id 00-RU-006). The plots are located on the territory of Republic of Bashkortostan, Orenburg, Sverdlovsk, Chelyabinsk regions.  Аnalysis of rare component of petrophytic steppes coenoflora is carried out. In total, 154 rare species were identified, including 21 (13.6%) endemics and 42 (27,3%) relicts. Among them 18 species included in Red Book of Russian Federation (Iris scariosa, Artemisia salsoloides, Astragalus helmii, etc.) are presented.

Key words. Southern and Middle Urals, petrophytic steppes, steppe vegetation, rare species, endemics, relicts.

 

Петрофитные степи широко распространены на Урале в пределах степной и лесостепной зон. В результате высокой степени антропогенной нагрузки и освоенности плакорных территорий под пашню склоновые каменистые местообитания становятся своеобразными рефугиумами степной флоры и растительности региона [1]. В горно-лесном поясе Южного и Среднего Урала участки степной растительности, кроме того, они являются реликтовыми сообществами. Все это определяет уникальность видового состава петрофитных степей в регионе и высокую представленность в ценофлоре редких и нуждающихся в охране видов растений. Цель данной работы – выявить редкий компонента ценофлоры петрофитных степей Южного и Среднего Урала и провести его анализ.

В работе представлены результаты анализа 852 полных геоботанических описаний из фитоценотеки степной растительности Южного Урала [2], с территории Свердловской, Челябинской, Оренбургской областей и Республики Башкортостан.

Список редких видов приведен по Красной книге Российской Федерации (КК РФ) [3], Красной книге Республики Башкортостан (КК РБ) [4], Красной книге Свердловской области (КК СО) [5] и Красной книге Челябинской области (КК ЧО) [6], а также согласно постановлению правительства Оренбургской области «О красной книге Оренбургской области» (КК ОО) [7]. Список эндемичных и реликтовых видов приведен согласно сводке П.Л. Горчаковского [8], с дополнениями по П.В. Куликову [9, 10].

Всего в ценофлоре петрофитных степей было выявлено 154 редких вида, реликта и эндемика, что составляет 20,8% от общего числа видов ценофлоры. В том числе – 18 видов (11,7% от числа редких видов), включенных в КК РФ. Среди них Iris scariosa – вид II категории охраны (сокращающийся в численности) и ряд видов III категории охраны (редкие, с естественной малой численностью), такие как Artemisia salsoloides, Astragalus helmii, Globularia punctata, Hedysarum grandiflorum, и др.

Значительна доля видов петрофитных степей в региональных списках редких и нуждающихся в охране видов. Так, в КК РБ включено 62 вида, что составляет 28% от общего числа видов высших сосудистых растений, в КК ОО – 61 вид (40% от общего числа), в КК ЧО – 46 видов (34%), в КК СО – 25 видов (22%).

Факторы формирования редкого компонента ценофлоры разнообразны. Часть редкого компонента связана с теми или иными горными породами, высокое разнообразие которых характерно для Южного Урала. Так, Hedysarum grandiflorum, Stipa korshinskyi, Koeleria sclerophylla и др. являются индикаторными видами и приурочены к известняковым субстратам, Medicago cancellata к песчаникам. Ряд видов находятся на северной границе (Convolvulus fruticosus, Astragalus subarcuatus, Gypsophilla rupestris). В горно-леcном поясе редкий компонент обогащается за счет лесных и опушечных видов (Aconitum nemorosum, Aulacospermum multifidum, Digitalis grandiflora, Lilium pilosiusculum).

Высока представленность эндемичных и реликтовых видов в ценофлоре петрофитных сообществ, что отражает особенности их флорогенеза в регионе. Так, на долю эндемиков приходится 13,6 % (21 вид). Как правило, это скальные и горностепные эндемики (Astragalus helmii, Hedysarum razoumovianum, Koeleria sclerophylla, Oxytropis hippolyti, Oxytropis approximata и др.). Виды данной группы, как правило, приурочены к каменистым субстратам на средних и нижних частях склонов, а также к скальным обнажениям. И всего один вид Lathyrus litvinovii является эндемиком широколиственных лесов (группа неморальных эндемиков по П.В. Куликову). Большинство скальных и горностепных эндемиков занесены в красные книги субъектов РФ, за исключением Thymus binervulatus, Th. guberlinensis и Tanacetum uralense [8]. По обновленным данным для флоры Свердловской области, выделена группа скальных и петрофитно-степных эндемиков, часть видов этой группы совпадает с группой горностепных и скальных видов по работам П.Л. Горчаковского, а часть отмечены впервые (Oxytropis kunguriensis, Thymus uralensis, Astragalus silvisteppaceus, Elytrigia reflexiaristata, Euphorbia gmelinii, Euphorbia korshinskyi, Poa korshinsyi, Seseli krylovii, Thymus punctulosus). Pedicularis uralensis, Euphorbia gmelinii, Euphorbia korshinskyi, Dianthus acicularis являются субэндемиками Урала и прилегающих территорий, Thymus bashkiriensis, – субэндемиком Заволжья и Южного Урала, а Serratula gmelinii, – субэндемиком Свердловской области [10].

На долю реликтовых видов приходится 27,3% (42 вида). Большая часть из них (25 видов) новейшего происхождения и относится к эпохе четвертичного периода – голоцену (Anemone sylvestris, Artemisia armeniaca, Artemisia frigida, Artemisia latifolia, Artemisi asericea, Aster alpinus, Astragalus danicus, Cotoneaster melanocarpus, Dianthus versicolor, Echinops ruthenicus, Galium verum, Genista tinctoria, Gypsophila altissima, Helictotrichon desertorum, Onobrychis arenaria, Onosma simplicissima, Oxytropis pilosa, Phleum phleoides, Phlomoides tuberosa, Poa transbaicalica, Seseli ledebourii, Spiraea crenata, Stipa pennata, Veronica spicata, Vincetoxicum albowianum).

Группа видов плейстоценовой эпохи представлена 13 видами (Allium obliquum, Linaria debilis, Patrinia sibirica, Phlox sibirica, Aconitum nemorosum, Artemisia santolinifolia, Bupleurum multinerve, Potentilla sericea, Silene altaica, Aizopsis hybrida, Geranium pseudosibiricum, Orostachys spinosa, Thalictrum foetidum).

Высокая представленность видов, нуждающихся в охране (ценных с точки зрения охраны) в составе ценофлоры петрофитных степей Южного и Среднего Урала определяет высокую природоохранную значимость данных сообществ. Полученные данные являются основой для разработки стратегии охраны на региональном и межрегиональном уровне.

Работа выполнена при поддержке грантов РФФИ № 17-04-00276а, 18-34-00237_мол_а и средств государственного бюджета (№ АААА-А18-118011990151-7).

 

Литература

  1. Ямалов С.М.Миркин Б.М. Флористическая и географическая дифференциация настоящих и луговых степей Южного Урала // Растительный мир Азиатской России. – 2010. –№2(6). – С. 56-63.   
  2. Global index of vegetation-plot databases: database of non-forest vegetation of South Ural [электронный ресурс]. URL: http://www.givd.info/ID/00-RU-006 (дата обращения: 11.03.2019).
  3. Красная книга Российской Федерации (растения и грибы) / гл. редкол.: Ю. П. Трутнев и др. – М.: Тов-во науч. изд-ий КМК, 2008. – 855 с.
  4. Красная книга Республики Башкортостан. Т. 1: Растения и грибы / Под ред. Б.М. Миркина. – Уфа: МедиаПринт, 2011. – 384 с.
  5. Красная книга Свердловской области: животные, растения, грибы / Отв. ред. Н.С. Корытин. – Екатеринбург: Баско, 2008. – 256 с.
  6. Красная книга Челябинской области http://igz.ilmeny.ac.ru/RED_BOOK/rast_index.html
  7. Постановление Правительства Оренбургской области от 16 апреля2014 года№ 229-п «О Красной книге Оренбургской области».
  8. Горчаковский П.Л. Основные проблемы исторической фитогеографии Урала // Тр. Ин-та экологии растений и животных Урал. фил. АН СССР. Вып.59. – Свердловск, 1969. – 207 с.
  9. Куликов В.П. Конспект флоры Челябинской области (сосудистые растения). – Екатеринбург, Миасс: «Геотур», 2005. – 537 с.
  10. Куликов П.В., Золотарева Н.В., Подгаевская Е.Н. Эндемичные растения Урала во флоре Свердловской области / Науч. ред. В.А. Мухин. – Екатеринбург: Гощицкий, 2013. – 612 с.

Literatura

  1. Yаmalov S. M., Mirkin B. M. Floristicheskaya i geograficheskaya differentsiatsiya nastoyashchikh i lugovykh stepey YUzhnogo Urala//Rastitel’nyy mir Aziatskoy Rossii. 2010. №2(6). – S. 56-63.
  2. Global index of vegetation-plot databases: database of non-forest vegetation of South Ural [elektronnyyresurs]. URL: http://www.givd.info/ID/00-RU-006 (data obrashcheniya: 11.03.2019)
  3. Krasnaya kniga Rossiyskoy Federatsii (rasteniya i griby) / gl. redkol.: YU. P. Trutnev i dr. M.: Tov-vo nauch. izd-iy KMK, 2008. – 855 s.
  4. Krasnaya kniga Respubliki Bashkortostan. T. 1: Rasteniya i griby/pod red. B. M. Mirkina. Ufa: MediaPrint, 2011. 384 s.
  5. Krasnaya kniga Sverdlovskoy oblasti: zhivotnyye, rasteniya, griby / Otv. red. N. S. Korytin. Ekaterinburg: Basko, 2008. – 256 s.: il.
  6. Krasnaya kniga CHelyabinskoy oblasti http://igz.ilmeny.ac.ru/RED_BOOK/rast_index.html
  7. Postanovleniye Pravitel’stva Orenburgskoy oblasti ot 16 aprelya 2014 goda № 229-p «O Krasnoy knige Orenburgskoy oblasti».
  8. Gorchakovskiy P. L. Osnovnyye problemy istoricheskoy fitogeografii Urala // Tr. In-ta ekologii rasteniy i zhivotnykh. Ural. fil. AN SSSR. Vyp.59. Sverdlovsk, 1969. – 207 s.
  9. Kulikov V.P. Konspekt flory CHelyabinskoy oblasti (sosudistyye rasteniya). Ekaterinburg, Miass: «Geotur». 2005. – 537 s.
  10. Endemichnyye rasteniya Urala vo flore Sverdlovskoy oblasti / P.V. Kulikov, N.V. Zolotareva, E.N. Podgayevskaya; Nauch. red. V. A. Mukhin. Ekaterinburg: Goshchitskiy, 2013. – 612 s.

 

Петрова Мария Владимировна, аспирант лаборатории дикорастущей флоры и интродукции травянистых растений. Южно-Уральский ботанический сад-институт УФИЦ РАН, 450080, г. Уфа, ул. Менделеева, 195/3.

Лебедева Мария Владимировна, к.б.н., с.н.с. группы тропических и субтропических растений, Южно-Уральский ботанический сад-институт УФИЦ РАН, 450080, г. Уфа, ул. Менделеева, 195/3.

Ямалов Сергей Маратович, д.б.н., в.н.с. лаборатории дикорастущей флоры и интродукции травянистых растений. Южно-Уральский ботанический сад-институт УФИЦ РАН, 450080, г. Уфа, ул. Менделеева, 195/3.

Хасанова Гульназ Римовна, к.б.н., ФГБОУ ВО Башкирский Государственный Аграрный Университет, 450001, г. Уфа, ул.50-летия Октября, 34.

УДК 556.5

DOI: 10.2441/9999-006А-2019-11562

 

АНАЛИЗ СПЕЦИФИКИ РАССЕЛЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ НА СТЕПНЫХ ВОДОСБОРАХ РЕКИ УРАЛ

Ю.А. Падалко

Институт степи УрО РАН

Россия, Оренбург

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье рассматривается специфика расселения населения на степных водосборах российской части бассейна р. Урал. На основе геоинформационного анализа системы расселения и водосборной организации (разрезе малых рек) проведено исследование размещения населения по водосборам и участкам р. Урал. Выявлены пояса и очаги наибольшей плотности населения по водосборам. Проведен анализ селитебной нагрузки на водосборы рек с существующим участками ООПТ федерального значения ГПЗ Оренбургский и Шайтан-Тау.

Ключевые слова: расселение населения, водосборы малых рек, бассейн р. Урал, селитебная нагрузка.

 

ANALYSIS OF THE SPECIFICITY OF THE POPULATION SETTLEMENT ON THE STEPPE WATERSHED OF THE URAL RIVER

Yu.A. Padalko

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

Russia, Orenburg

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

The article discusses the specifics of the settlement of the population on the steppe watersheds of the Russian part of the basin. Ural on the basis of geo-information analysis of the settlement system and the catchment organization (section of small rivers), a study was conducted of the distribution of the population in the catchments and parts of the river Ural River. The belts and foci of greatest population density in the catchment areas were identified. The analysis of the residential load on the watersheds of rivers with the existing specially protected natural areas was carried out.

 Key words: settlement of population, watersheds of small rivers, Ural river basin, residential load.

 

Индустриальное и селитебное освоение на территории бассейна р. Урал имеет глубокую историю развития от пастбищных земель кочевых народов и древних очагов горнорудного производства и до многоотраслевой промышленности. В настоящие время на территории российской части бассейна проживает 2,4 млн. человек, более половины сосредоточено в крупных городах - Оренбург, Магнитогорск, Орск, Новотроицк, Сибай, Баймак, Учалы, Гай, Медногорск, Кувандык и других [2, 3].

С целью исследования специфики расселения населения р. Урал в российской части бассейна нами проведен анализ размещения и распределения населения по численности на водосборах малых рек учетом расположения особо охраняемых природных территорий федерального значения.

В работе использованы данные по численности населения населённых пунктов по итогам проведённой Росстатом переписи населения в 2010 году. Бассейновое деление на водосборы малых рек создано на основе цифровой модели рельефа (ЦМР) исследуемой территории. В работе использованы данные ЦМР – SRTM 3 с разрешением три угловых секунды или примерно 90 м [1]. Для создания водосборной организации территории нами использовалась некоммерческая программа SAGA GIS с поэтапной корректировкой векторного слоя в программе MapInfo 11.5. Аналогичное построение можно провести геоинформационным инструментарием ArcGIS 10.

Территория бассейна реки Урал в водосборной организации разделена на 98 (векторный слой) элементарных водосборов, притоков первого и второго порядка с площадью около 2 тыс. км2, что соответствует водосбору для малой реки.

Данные по переписи населения в населенных пунктах добавлены к атрибутивной информации векторного слоя с пунсонами населённых пунктов, расположенных в пределах территории бассейна р. Урал. Всего в полученной базе данных имеются сведения о численности населения в 1646 населённых пунктах.

На основе совмещения двух векторных слоёв: водосборной организации территории и сети населённых пунктов с атрибутивной информацией было рассчитано численность и плотность населения на каждом водосборе. На основе полученных данных построена картосхема (рис. 1).

Рисунок 1. Картосхема плотности населения по водосборам малых рек российской части бассейна р. Урал.

Наибольшая плотность населения отмечается на правобережной части бассейна р. Урал: на водосборах левобережных притоков у истока в районе г. Учалы, а также р. Бол. Юшатырь на территории Республики Башкортостан и левобережных склонах р. Сакмара от п. Саракташ до г. Оренбурга. В бассейне р. Урал основная полоса расселения населения прерывистая: с верховьев: г. Учалы – г. Верхнеуральск – Магнитогорск – г. Сибай – г. Баймак. Здесь плотное размещение населения приурочено к горнорудным районам и промышленным центрам. Далее от границ Оренбургской и Челябинской области до нижней части Ириклинского водохранилища наблюдается наиболее низкая плотность населения.

В средней части бассейна расселения населения, судя по плотности населения, размещено более хаотично и имеется очаги плотности. Первый крупный очаг плотности населения сформирован вокруг промышленных центров: п. Энергетик – г.о. Гай и г. Орск – г. Новотроицк с ответвлением по притоку р. Большой Кумак в район г.о. Ясный. Второй очаг – это региональный центр – г. Оренбург по направлениям вдоль р. Урал на восток и запад. Необходимо отметить среднею плотность населения вдоль притоков: р. Бол. Ик, правобережья р. Илек, р. Сакмара, левобережье р. Чаган. Неравномерное размещение населения на водосборах на последних примерах объясняется особенностями ландшафтов и определившемся инфраструктурными хордами расселения. Часто ландшафты с хорошей развитой речной сетью и уклоном склонов около 5 градусов наиболее предпочтительны [1].

Исторически сложившиеся расселение по р. Урал унаследовано по линии форпостов и поселений казаков на границе Российской Империи. В настоящее время они уже не играют той роли, но отложили отпечаток на систему расселения. На удалении в 15 км по обе стороны р. Урал проживает половина населения всей Оренбургской области, а уже на расстоянии в 50 км более половины (56%). В Челябинской области на тех же дистанциях размещается 13% и 15% всего населения региона соответственно, а в Республике Башкортостан только уже 1,5% и 6,5% населения. Данные цифры коррелируют с численностью населения поселений, приуроченных к бассейну р. Урал (табл. 1).

 

Таблица 1

Размещение населения в бассейне р. Урал в разрезе субъектов Российской Федерации

Регион

Число населенных пунктов /из них городов

Численность населения

Всего, тыс. чел.

Городского, тыс. чел.

Сельского,

тыс. чел.

Оренбургская область

900 / 8

1526,0

1023,0

0,503

Челябинская область

189 / 2

0,525

0,417

0,108

Республика Башкортостан

557 / 3

0,345

0,118

0,227

 

Устойчивое развитие территории бассейна р. Урал связано с развитием системы ООПТ. В настоящее время на его площади располагается два заповедника: 3 участка степного ГПЗ Оренбургский и лесостепной ГПЗ «Шайтан-Тау».  Все степные участки заповедников расположены на водосборах малых рек с низкой плотность населения: р. Урта-буртя, р. Буртя, р. Таловая (приток р. Чаган) и в долине р. Сакмара к северу от г. Кувандыка.

Перспективными участками водосборов с токи зрения наименьшей селитебной нагрузки для организации участков природоохранной сети являются южные притоки р. Урал: р. Киялы-Буртя, р. Касмарка, окрестностей Ириклинского водохранилища и его притоков. В целом анализ показал среднею и высокую плотность населения на водосборах, играющих ключевую роль в формировании стока в бассейне р. Урал. Развитие сети ООПТ на территории бассейна будет способствовать защите водосборов, в тоже время необходимо соблюдение режима прилегающих территорий к водным объектам предусмотренного водоохранным законодательством. 

Статья подготовлена в рамках НИР ОФИЦ УрО РАН (ИС УрО РАН) «Степи России: ландшафтно-экологические основы устойчивого развития, обоснование природоподобных технологий в условиях природных и антропогенных изменений окружающей среды» (№ ГР АААА-А17-117012610022-5).

Литература

  1. Рациональное природопользование: теория, практика, образование / Под общ. ред. проф. М.В.Слипенчука. – М.: Географический факультет МГУ, 2012. – 264 с.
  2. Очерки экономической географии Оренбургского края. Том II. / Чибилёв А.А.(мл.), Падалко Ю.А., СемёновЕ.А., Руднева О.С., Соколов А.А., Григоревский Д.В., Мелешкин Д.С. – Оренбург: ИС УрО РАН, 2018. – 144 с.
  3. Руднева О.С. К анализу особенностей расселения сельского населения в степной зоне России // Степи Северной Евразии: материалы VIII Международного симпозиума, 2018. – С. 817-821.

Literatura

  1. Ocherki ehkonomicheskoj geografii Orenburgskogo kraya. Tom II. / CHibilyov A.A. (ml.), Padalko YU.A., Semyonov E.A., Rudneva O.S., Sokolov A.A., Grigorevskij D.V., Meleshkin D.S. – Orenburg: IS UrO RAN, 2018. – 144 s.
  2. Rudneva O.S. K analizu osobennostej rasseleniya sel'skogo naseleniya v stepnoj zone Rossii // Stepi Severnoj Evrazii: materialy VIII Mezhdunarodnogo simpoziuma, 2018. – S. 817-821.

 

Падалко Юрий Алексеевич, к.г.н., н.с. отдела социально-экономической географии, Институт степи УрО РАН, 460000, г.Оренбург, ул.Пионерская, 11.

УДК 502.4

DOI: 10.2441/9999-006А-2019-11522

 

АСИММЕТРИЯ В РАЗВИТИИ ООПТ СТЕПНЫХ РЕГИОНОВ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ

П.А. Косых

Институт степи УрО РАН

Россия, Оренбург

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Входящие в состав степной зоны регионы России крайне разнообразны по отдельным параметрам – природным, социально-экономическим показателям, а также по особенностям организации сети ООПТ. В статье нами рассмотрены текущий статус, время создания, категория объектов ООПТ. По проведенному анализу кадастра объектов ООПТ определена доля заповедных территорий относительно площади всего региона, а также выполнена дифференциация объектов ООПТ по трем периодам создания: до 1985 г., с 1985 – по 2000 г. и после 2000 г. В результате нами были выявлены векторы асимметрии сети ООПТ внутри рассматриваемого региона.

Ключевые слова: степные регионы Европейской России, действующие ООПТ, перспективные ООПТ, утраченные ООПТ.

 

THE ASYMMETRY IN THE DEVELOPMENT OF PROTECTED AREAS IN THE STEPPE REGIONS OF EUROPEAN RUSSIA

P.A. Kosykh

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

Russia, Orenburg

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

The regions of Russia that are part of the steppe zone are extremely diverse in terms of individual parameters - natural, socio-economic indicators, as well as the features of the organization of the network of protected areas. In the article we reviewed the current status, creation time, category of protected areas. According to the analysis of the inventory of protected areas, the share of protected areas is determined relative to the area of the entire region, and differentiation of protected areas is carried out over three periods of creation: before 1985, from 1985 to 2000, and after 2000. As a result, we identified asymmetry vectors protected area networks within the region under consideration.

Key words: the steppe regions of European Russia, the existing protected areas, the perspective protected areas, the lost of protected areas.

 

Рассматривая особо охраняемые природные территории в степной зоне Европейской России, мы обратили особое внимание на уровень значимости ООПТ (федеральное, региональное, местное значение), на текущий статус (перспективный, утраченный, действующий) и на время создания ООПТ.

Рассматриваемая нами территория занимает площадь 788,1 тыс. км2 и охватывает 10 субъектов Российской Федерации [1]: Белгородскую, Воронежскую, Ростовскую, Волгоградскую, Саратовскую, Самарскую, Оренбургскую области, Краснодарский и Ставропольский края и республику Калмыкия. Суммарная площадь ООПТ в данном регионе 58 тыс. км2 (7%). По расчетам ученых оптимальным уровнем сохранения естественных функций природной среды считается доля ООПТ не ниже 10-15% [2]. Максимальная доля в республике Калмыкия (16,3%) и в Краснодарском крае (14,4%), минимальная – в Ставропольском крае и Саратовской области (менее 2%).

По суммарному количественному показателю ООПТ всех уровней лидирует Краснодарский край, Оренбургская и Белгородская области. В сумме они составляют 58% от всех ООПТ региона [3]. Для Оренбургской области и Краснодарского края это объяснимо их большой площадью, в то время как Белгородская область является наименьшей из всех рассматриваемых.

В регионе присутствуют 43 ООПТ федерального значения (14% от общероссийского показателя). Площадь, превышающую 100 тыс. га, занимают Кавказский (298 тыс. га) и Сочинский (208 тыс. га) заповедники в Краснодарском крае; Меклетинский (102 тыс. га), Сарпинский (196 тыс. га), Харбинский (164 тыс. га) и Черные земли (122 тыс. га) в Калмыкии; Самарская Лука (134 тыс. га) в Самарской области и Бузулукский бор (107 тыс. га) на стыке Самарской и Оренбургской областей. Не все из них являются степными, например, большую часть Кавказского заповедника занимают горные участки, Сочинский заповедник – преимущественно водно-болотные массивы, а Бузулукский бор – это, как образно выразился академик С.И. Коржинский, царство соснового леса на родине серебристых ковылей [4]. Таким образом, чисто степными заповедниками в рассматриваемом регионе являются Белогорье, Воронежский, Ростовский, Черные земли и Оренбургский.

Рисунок 1. Доля ООПТ по регионам степной зоны Европейской России. 1/342/17 – количество ООПТ федерального / регионального / местного значения.

Ученые давно говорят о проблеме, что законодательством охраняются в основном уникальные ландшафты. Но важно сохранить и типичные ландшафты, ведь если их существование пустить на самотек, то со временем при сильном антропогенном воздействии (как, например, повсеместная распашка естественных степных ландшафтов) они могут вовсе исчезнуть. Внесение части таких объектов в категорию объектов ООПТ местного значения могло бы помочь их сохранить [5]. 

Рисунок 2. Доля особо охраняемых природных территорий различного статуса по регионам степной зоны Европейской России.

Среди ООПТ региона объекты местного значения составляют менее 10%. В Калмыкии и Ставропольском крае подобные объекты и вовсе отсутствуют. Хотя, очевидно, необходима охрана природных объектов на всех уровнях.

Помимо действующих особо охраняемых природных территорий существуют перечни перспективных, реорганизованных и утраченных объектов.

Рисунок 3. Структура ООПТ по регионам степной зоны Европейской России.

Рисунок 4. Распределение объектов ООПТ степной зоны Европейской России по дате создания.

Лидером по количеству перспективных ООПТ является Воронежская область. Там выделяется 320 подобных объектов и еще 7 ранее предложенных, но не созданных, в то время как действующих ООПТ различного уровня 234. В Калмыкии, Оренбургской и Белгородской областях на данный момент перспективных ООПТ не выделяется.

По утраченным ООПТ лидируют Волгоградская область (333 объекта), Оренбургская область (182) и Саратовская область (135).

Среди действующих ООПТ для пониманию текущей ситуации с системой заповедания важно рассмотреть даты их создания. За пограничные даты мы выбрали 1985 и 2000 гг, когда протокольным решением Комиссии по охране окружающей среды (КОС) Президиума Совета Министров СССР одобрена Перспективная сеть организации государственных заповедников и национальных парков в СССР на период до 2000 года [6]. 

Таким образом, большая часть действующих ныне ООПТ была создана в период с 1985 по 2000 гг., еще четверть до 1985 г., и только 16% после 2000 г.

Самые старые из ныне существующих заповедников – Воронежский (создан 23.05.1923 г.), Кавказский в Краснодарском крае (12.05.1924 г.) и Жигулевский заповедник им. И.И.Спрыгина в Самарской области (19.08.1927 г.). Все они имеют федеральный статус. Из ООПТ регионального значения самым старым является Горячеключевский заказник в Краснодарском крае, созданный в 1958 г. В Оренбургской области государственный степной заповедник был организован по инициативе А.А.Чибилева только в 1989 г. на четырех участках общей площадью 21,7 тыс. га с целью наиболее полного представительства основных ландшафтных типов степей Заволжья, Предуралья, Южного Урала и Зауралья.

Внутри региона существует дифференциация по периодам создания ООПТ. Так, в Краснодарском крае большая их часть была создана до 1985 г., а в Ростовской области после 2000 г. В большинстве же случаев пик создания новых ООПТ приходится на 15-летний период с середины 80-х до начала 2000-х. Наиболее равномерно создание ООПТ проходило в Саратовской области.

Таким образом, доля ООПТ в европейской части степной зоны России составляет 7,4%, что почти в 2 раза ниже среднероссийского уровня, причем при сравнении доли ООПТ федерального значения мы видим, что как по России в целом, так и в рассматриваемом регионе значения практически равны и составляют чуть больше 3%. Сопоставление разных данных статистики по ООПТ степной зоны Европейской России показывает явную асимметрию как внутри региона, так и по сравнению со страной в целом.

Статья подготовлена в рамках темы Института степи УрО РАН «Степи России: ландшафтно-экологические основы устойчивого развития, обоснование природоподобных технологий в условиях природных и антропогенных изменений окружающей среды» (№ ГР АААА-А17-117012610022-5).

 

Литература

  1. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/economy/
  2. Реймерс Н.Ф., Штильмарк Ф.Р. Особо охраняемые природные территории. – М., 1978. – 296 с.
  3. Интернет-портал ООПТ России // Режим доступа http://oopt.aari.ru/.
  4. Бузулукский бор: эколого-экономическое обоснование организации национального парка. –Екатеринбург: УрО РАН, 2008. – 186 с.
  5. Косых П.А.,Петрищев В.П. Роль территориального планирования в развитии ООПТ (на примере Оренбургской области) // Природное наследие России: сб. науч. ст. Междунар. науч. конф., посвящ. 100-летию национального заповедного дела и Году экологии в России (г.Пенза 23-25 мая 2017 г.) / Под ред. д-ра биол. наук, проф. Л.А.Новиковой.  Пенза: Изд-во ПГУ, 2017. – С. 379-382.
  6. Штильмарк Ф.Р., Аваков Г.С. Первый проект географической сети заповедников // Опыт работы и задачи заповедников СССР. М.: Наука, 1979. – С. 20-23.

Literatura

  1. Federal'naya sluzhba gosudarstvennoj statistiki [Elektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/economy/
  2. Rejmers N.F., Shtil'mark F.R. Osobo ohranyaemye prirodnye territorii. – M., 1978. – 296 s.
  3. Internet-portal OOPT Rossii // Rezhim dostupa http://oopt.aari.ru/
  4. Buzulukskij bor: ekologo-ekonomicheskoe obosnovanie organizacii nacional'nogo parka. – Ekaterinburg: UrO RAN, 2008. ­– 186 s.
  5. Kosykh P.A., Petrishchev V.P. Rol' territorial'nogo planirovaniya v razvitii OOPT (na primere Orenburgskoj oblasti) // Prirodnoe nasledie Rossii: sb. nauch. st. Mezhdunar. nauch. konf., posvyashch. 100-letiyu nacional'nogo zapovednogo dela i Godu ekologii v Rossii (Penza 23-25 maya 2017 g.) / Pod red. d-ra biol. nauk, prof. L.A. Novikovoj. Penza: Izd-vo PGU, 2017. – S. 379-382.
  6. Shtil'mark F.R., Avakov G.S. Pervyj proekt geograficheskoj seti zapovednikov//Opyt raboty i zadachi zapovednikov SSSR. M.: Nauka, 1979. – S. 20-23.

 

Косых Полина Александровна, м.н.с. отдела степеведения и природопользования Института степи УрО РАН, 460000, г.Оренбург, ул.Пионерская, 11.