Вопросы степеведения #9 (2011)

Вопросы степеведения. Научные доклады и статьи, подготовленные к VII Международной школе-семинару молодых учёных «Геоэкологические проблемы степных регионов». Т. IX. – Оренбург: Институт степи УрО РАН, 2011. – 194 с.

Скачать (16,5 Mb PDF)

УДК 574.3 : 582.29

ALGAL STACKS AND FUNGAL STACKS IN LICHENS AND THEIR IMPORTANCE FOR SURVIVING IN EXTREME HABITATS

 

Jan Vondrak (1) & Jiri Kubasek (2)

1. Institute of Botany, Academy of Sciences, Zdmek 1, Pruhonice, CZ-25243, Czech Republic

2. Global Change Research Centre, Academy of Sciences, Belidla 4a, Brno, Czech Republic

 

The lichen is a complex symbiotic entity, typically composed of a lichenized fungus (mycobiont) and an alga or cyanobacterium (photobiont). The «textbook lichen» has a thallus composed of an upper fungal cortex overlying an internal algal layer, which in turn overlays a fungal medullary layer. Some lichens do indeed correspond to this tidy picture, but in others the arrangement and abundance of the photobiont cells differ; even closely related species growing in different habitats may show marked differences in response to their different ecology [7]. Polluted environments also affect algal patterns [9]. Growth activity of the fungal partner can also influence patterns in the algal layer [3].

Lichen phenotypes in extreme habitats may differ considerably from those growing under mild conditions; for instance, the upper cortex in lichens living in desert areas is much thicker (up to 6 times) in comparison with average European lichens; similarly algal layer is 2 -3 times thicker in desert lichens. A «reverse» structure of thallus has been reported by Vogel [10] for a South African species of Buellia growing on quartzite pebbles. It has its algal partner hidden below black, light-impermeable medulla but in contact with translucent quartzite; the algal cells receive diffuse light from below, through the rock. Vogel [10] also mentioned an unusual anatomy (he introduced the term «Fensterflechten» = window lichens for it) in the South African Psora crystallifera, where the thick cortex is cracked into translucent crystal-like structures above the algal layer. Fensterflechten have also been reported from the Atacama Desert [2].

Since the environment can influence the pattern of algal cells, it would not be surprising if lichens from extreme habitats - those that are especially cold, hot, dry or insolated - were to show particularly unusual patterns. Our research on some lichens from the deserts of Central Asia, a region in which all four of these extreme conditions are commonly experienced, shows that algal cells in many of them are organized in vertical stacks, rather than as an even horizontal layer. These algal stacks are separated by what we have termed fungal stacks, namely regions of vertically oriented, translucent fungal plectenchyma that extends downwards from the upper cortex. Our further comparisons have shown that various lichen species from unrelated groups with both algal and fungal stacks occur in strongly insolated areas in the world.

In our project, we will focus on this stack anatomy in lichens, which is analogous to the South African living stones and other window-leaved plants growing partly underground to obtain light by stacks of translucent central mesophyll cells and chlorophyll containing cells are arranged below them and at margins of underground leaves [4]. This anatomy is considered to be adapted for water absorption and avoiding heat stress from the sunlight [8], but its real function is still not clarified [1].

A real stack anatomy in lichens, but slightly developed, was described by Poelt [6], who introduced the term «Kegelrinden» [cortex cones] for conical extensions of cortex tissue into the algal layer in lobate species of Candelariella and Lecanora species. Algal stacks in these species are, however, rather indistinct. Nevertheless, Malcolm [5] found a remarkable example of algal stacks in Labyrintha implexa (monospecific genus Labyrintha is endemic to New Zealand). He measured the light transmission through translucent hyphal bundles and fully hydrated algal stacks, and found that absorption rates were 8.6 times lower in the former. Malcolm did not make any further physiological measurements. He discussed possible advantages of this thallus anatomy but, other than observing that it may increase illumination of the deeper algal cells, he

did not reach any clear conclusions. Although this species does occur in a rather dry, though certainly not desert-like, part of the South Island, it is also present in much more humid, oceanic areas, e.g. Campbell Island; it is a rare species throughout its range. This species does not fit the pattern shown by all the other observed lichens with stack anatomy, which occur in dry areas or alpine habitats.

We suggest that the purpose of algal stacks is to increase a period during which photosynthesis can occur. Lichens in dry habitats have a rather limited opportunity for photosynthesis, as they are not usually sufficiently hydrated, so adaptations which extend the period of photosynthesis ought to be advantageous. In lichens without algal stacks, as the thallus dries out from the surface, the photobiont cells, which are arranged in a thin horizontal layer, will stay in an optimal state of hydration for only a short period of time. On the other hand, photobiont cells in an algal stack are arranged in a tall column, which may reach right to the base of the thallus; cells at different heights are in different states of hydration as the thallus desiccates; and photosynthesis can continue for longer. The problem of cells deeper in the stack being shaded by those above may be overcome by the fungal stacks, which permit light to penetrate deep into the thallus.

Fungal stacks do, of course, reduce the proportion of the thallus surface area that is underlain by photobiont cells. This obviously reduces the amount of sunlight that can be directly intercepted by photobiont cells, and this must be disadvantageous to some extent. Lichens with algal and fungal stacks have also higher dark respiration than those with layered anatomy (see our unpublished results below).

Preliminary Results

Two hypotheses that bear on our project have already been tested: (1) during desiccation, algal stacks and fungal stacks extend the period of CO2 uptake (photosynthetic activity) due to dynamic use of photobiont cells at different heights, and (2) under conditions of high irradiance, lichens with algal stacks and fungal stacks increase their CO2 uptake compared with lichens from the same habitats that lack those features.

Our first hypothesis, that algal stacks and fungal stacks extend the period of CO2 assimilation, was not supported by our experiments. On the contrary, Aspicilia desertorum, one of the species with tissue stacks, appeared to desiccate faster than species from the same place without stacks (our unpublished data). However, it did not disprove the hypothesis either, and further experiments are justified, as desiccation is a complex process that is affected by many variables, including relative humidity of the air, irradiance, wind speed and thermal properties of the substrate.

Our experiments do support the second hypothesis, that under light saturation lichens with tissue stacks have higher photosynthetic capacities (CO2 uptakes under saturated light conditions) than co-occurring lichens without tissue stacks (Fig. 1).

Fig. 1. Example of the light response of CO2 assimilation (y axis; positive values = CO2 gain) to changing irradiance (x axis: PPFD = Photosynthetic Photon Flux Density) in the rock sample from Kazakhstan bearing both species with stacks (AS1 = Caloplaca variabilis agg.) and other species with

layered anatomy (non-AS; various crustose lichens). Gas exchange measurements were made according the method described below. First measurement was made on whole community containing AS1 and non-AS together. Two consequent measurements were made on the same sample but after removing of non-AS species (black dots). The light response of species with layered anatomy (white dots) was calculated as differences between first and second measurement and weighted by areas of AS1 vs. non-AS.

High photosynthetic capacity would seem to be clearly advantageous in areas with high insolation, but - equally clearly - high respiration of lichens with stacks (Fig. 1; shown by negative values during low irradiation) must offset this advantage to some extent. High respiration observed in lichens with stacks is probably caused by a larger biomass per unit of area. The second hypothesis is also supported, indirectly, by the observed geographical distribution of lichens with tissue stacks. They occur in areas of high insolation and the fact that they occur in these areas in unrelated groups suggests that this is not merely a coincidence: convergent evolution in response to the same selection pressure seems to be more plausible explanation. The fact that lichens with algal stacks often dominate the communities in which they occur implies that this adaptation is a successful one.

Aims for our future research

The main hypothesis «The stack anatomy represents ecological profit in deserts and has an impact on speciation process» will be tested by a complex research divided into the four following areas.

  1. Physiology
  • Are there differences in CO2 assimilation between lichens with layered anatomy and lichens with variously developed stacks under a changing environment?
  • In which conditions do both lichen types differ in particular?
  1. Genetic fixation
  • Is the formation of stacks only the phenotype response to extreme conditions or is it genetically fixed?
  1. Role of algae
  • Are the lichens with stacks associated with specific algal lineages, different from those in lichens with tissues in horizontal layers?
  • Are the algal cells in stacks morphologically different from those in lichens without stacks?
  1. Ecological profits
  • Which conditions make the stack anatomy advantageous?
  • Do the lichens with algal stacks and fungal stacks survive more extreme conditions (e.g. light, heat, frost) than other lichens?

References

  1. Egbert KJ, Martin CE. 2000. Light penetration via leaf windows does not increase photosynthesis in three species of desert succulents. Journal of Plant Physiology 157: 521-525.
  2. Follmann G. 1965. Fensterflechten in der Atacamawuste. Die Naturwissenschaften 52: 434-435.
  3. Honegger R. 1987. Questions about pattern formation in the algal layer of lichens with stratified (heteromerous) thalli. Bibliotheca Lichenologica 25: 59-71.
  4. Krulik GA. 1980. Light transmission in window-leaved plants. Canadian Journal of Botany 58: 1591-1600.
  5. Malcolm WM. 1995. Light transmission inside the thallus of Labyrintha implexa (Porpidiaceae, lichenized Ascomycetes). Bibliotheca Lichenologica 58: 275-280.
  6. Poelt J. 1958. Die lobaten Arten der Flechtengattung Lecanora Ach. sensu ampl. in der Holarktis. Mitteilungen der Botanischen StasatssammlungMilnchen 2: 411-573.
  7. Poelt J, Romauch E. 1977. Die Lagerstrukturen placodialer Kusten- und Inlandsflechten. Ein Beitrag zur okologischen Anatomie der Flechten. In: Beitrage zur Biologie der niederen Pflanzen. Systematik, Stammesgeschichte, Okologie (eds Frey, W., Hurka, H. & Oberwinkler, W.): 141-153. Gustav Fischer Verlag, Stuttgart.
  8. RauhW. 1971. Window-leaved succulents. Cacti and Succulents Journal 46: 12-25.
  9. Seaward MRD. 1976. Performance of Lecanora muralis in an urban environment. In: Lichenology: Progress and Problems (eds Brown. DH, Hawksworth, DL & Bailey RH: 323-357. Academic Press, London.
  10. Vogel S. 1955. Niedere «Fensterpflanzen» in der sudafrikanischen Wuste. Eine okologische Schilderung. Beitrage zur Biologic derPflanzen 31: 45-135.

ВОДОРОСЛЕВЫЕ И ГРИБНЫЕ СТОЛБЦЫ В ЛИШАЙНИКАХ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ

Вондрак Ян (1) & Kubasek Jiri (2)

  1. Институт Ботаники ЧАН, Замок-1, Пругонице, 25243, Чешская Республика
  2. Центр исследований глобальных изменений ЧАН, Белидла 4а, Брно, Чешская Республика

Наши полевые исследования и изучение гербарного материала показали наличие вертикально оформленных водорослевых и грибных столбцов (вместо горизонтальных слоев) в лишайниках из различных систематических групп, но произрастающих в сильно засушливых и/или инсолированных местообитаниях. Наши эксперименты подтверждают гипотезу, что при световом насыщении у лишайников с тканевыми столбцами есть более высокие фотосинтетические способности (поглощение ССЬ), чем у лишайников без тканевых столбцов.

УДК 551.5: 556.5(470.56)

АНАЛИЗ ДИНАМИКИ КЛИМАТА И РЕЧНОГО СТОКА В БАССЕЙНЕ РЕКИ УРАЛ

 

Ю.А. Падалко

Учреждение Российской академии наук Институт степи Уральского отделения РАН Россия, г. Оренбург, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Статья посвящена вопросу изменчивости климатического фактора и речного стока в бассейне р. Урал. Проанализированы данные метеорологических и гидрологических наблюдений за продолжительный период времени. На основе этих данных выявлены тенденции в климатических показателях и речном стоке. В результате обобщены данные и сделаны выводы по бассейну р. Урал.

The article concerns an issue of climate change and river flow in basin of the Ural River. The facts of aerography and hydrological observations are analyzed for a long period of time. On basis of these facts, trends have been revealed in the climatic and river flow rates. In the issue, facts about basin of the Ural River have been generalized and concluded.

С утверждением Водной стратегии РФ на период до 2020 г. предстоит разработка комплексного (интегрированного) подхода к управлению водными ресурсами, а также оценке ресурсов поверхностных вод в условиях изменяющегося климата [1].

Установлено, что изменение параметров климата влияет на гидрологический цикл, в особенности на поверхностный сток. Определяющее значение для водных объектов имеют изменения в температуре приземного воздуха, осадках и снежном покрове.

В последние десятилетия в масштабах всей планеты зафиксировано существенное изменение глобального климата, которое выражается в повышении приземной температуры воздуха. По данным многих авторов [2,3], за период инструментальных наблюдений (с 1850-х до 2000 гг.) среднегодовая глобальная температура возросла на 0,6-0,7° [2].

В среднем для территории России интенсивность потепления за период 1907-2006 гг. составила 1,29°С, при среднем глобальном потеплении 0,74°С. Максимум потепления в России зафиксирован в 2007 г. (отклонение температуры от нормы на 2,1°С) (табл. 1).

Таблица 1 Оценки линейного тренда регионально осредненных среднегодовых аномалий температуры приземного воздуха в течение 1901-2006 гг. [2].

В последние 31 год (1976-2006) тренд потепления для России составил 0,43°С / 10 лет. Подобные изменения с небольшой разницей наблюдаются во всех физико-географических районах России, в том числе в Европейской части, на юго-востоке которой расположена Оренбургская область [2].

Повышение средней глобальной температуры на 1°С приводит к увеличению глобальной суммы осадков на 1,6-2,6% или 20-30 мм в абсолютных единицах [2]. Данный факт подтверждается положительным трендом осредненных среднегодовых аномалий сумм атмосферных осадков как за 100-летний период, так и за последние 30 лет (табл. 2).

На большой территории области отмечались положительный тренд испаряемости в 1950-1990 гг. Межгодовые колебания испаряемости резко увеличились и составили около 53 мм.

Таблица 2 Оценки линейного тренда регионально осредненных среднегодовых аномалий сумм атмосферных осадков на территории России [2].

Для территории Оренбургской области продолжительные инструментальные наблюдения за более чем 80 лет имеются только для г. Оренбурга. По другим населенным пунктам Оренбургской области метеоданные доступны только за последние 50 и менее лет. Нами рассмотрен ход среднегодовых максимальных температур и количество осадков по данным метеостанции г. Оренбурга за период 1917-2004 гг. (рис.). Можно отметить тренд по их повышению и корреляцию с атмосферными осадками, максимальные значения приходятся на годы с меньшим количеством осадков. По территории области положительный тренд по среднегодовой температуре воздуха отмечается на западе и востоке с небольшой разницей в значении, связанной с нарастанием континентальности с запада на восток.

Рисунок. Количество осадков и график среднегодовой максимальной температуры воздуха за период 1917-2005 гг. по г. Оренбургу [5].

Прогнозируемые изменения температуры воздуха в приповерхностном слое атмосферы в водосборе р. Урал в 2091-2100 гг. по отношению к периоду 1991-2000 гг. в среднегодовом расчете увеличится на 3,5°С (в зимний период на 5,1°С и в летний период 2,5°С). Сумма осадков в 2091-2100 гг. по аналогичному отношению в годовом расчете повысится на 14%, при этом существенное повышение произойдет только в зимний и весенний период на 26% и 23% соответственно [3]. В летний период сумма осадков возрастет незначительно.

В годовом разрезе распределение стока в бассейне р. Урал крайне неравномерно. Основной фазой режима стока для большинства рек бассейна является весеннее половодье (апрель-май), во время которого проходит 60-80%, а иногда до 96% годового стока. На первые два летних месяца приходится 12-20% годового стока, на август-сентябрь - 3-7%, октябрь-ноябрь - 2-6%, за 4 месяца зимней межени (декабрь-март) - всего 3-7% [4].

По данным доклада РОСГИДРОМЕТа [3], можно установить изменения в гидрологическом режиме в бассейне р. Урал.

Зимний сток в 1978-2000 гг. в бассейне Урала увеличился на 25% по сравнению с периодом 1946-1978 гг. Данный факт можно объяснить увеличением осадков, выпадающих в жидком виде, с поздним установлением ледостава и снежного покрова, а также с участившимися оттепелями в зимний период.

Летне-осенний сток за аналогичный период существенно не изменился. В пределах значительной территории отмечалось его увеличение, но, возможно, произошло сглаживание вследствие высокой испаряемости и регулирования стока водохранилищами.

Весенний сток за период 1978-2000 гг. увеличился на 10% по сравнению с периодом 1946-1978 гг. На сток весеннего сезона, возможно, повлияло увеличение осадков в зимний и весенний период по сравнению с летним.

Годовой сток Урала за данный период увеличился на 10%.

По предварительным прогнозам изменения речного стока в бассейне р. Урал в 2091-2100 гг. по отношению к периоду 1991-2000 гг. в расчете за год увеличится на 26%, а в зимний сезон - на 117% [3]. По остальным сезонам увеличение стока пропорционально увеличению сумм осадков.

Рассмотренные изменения климатических факторов и речного стока позволяют сделать следующие выводы:

  • Повторение засушливых периодов не исключается, в связи с возрастающей испаряемостью в годы с малым количеством осадков в летний сезон;
  • Оттепели в зимний период и поздний ледостав будут способствовать увеличению зимнего стока;
  • Увеличение осадков в зимний и весенний период может привести к большой неравномерности стока в течение года;
  • Возрастающая потребность в водных ресурсах потребует значительное регулирование стока;
  • С учетом климатических факторов необходимо проведение исследований для организации резервов вод перспективными методами.

Список литературы

  1. Водная стратегия РФ на период до 2020 года, от 27 августа 2009 года № 1235-р.
  2. Оценочный доклад об имениях климата и их последствиях на территории РФ. Т. 1. Изменения климата. - М: Росгидромет, 2008. - 227 с.
  3. Оценочный доклад об имениях климата и их последствиях на территории РФ. Т. 2. Последствия изменений климата. - М: Росгидромет, 2008. - 228 с.
  4. Чибилев А.А. Бассейн Урала: история, география, экология. - Екатеринбург: УрО РАН, 2008.-312 с.+вкл. 96 с.
  5. Оренбургская область - метеоданные региона (архив данных). URL: http://orenburg-meteo.ru/.

УДК 908

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА ТЕРРИТОРИИ ФЕТИСОВСКОГО ГАЗОКОНДЕНСАТНОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ

 

Г.М. Воротилова, А.Ю Воротилов

ООО «Волгонефтепроект» Россия, г. Волгоград, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Статья написана по материалам работы по экологическому мониторингу Фетисовского газоконденсатного месторождения, в которой описаны проводившиеся исследования влияния месторождения на окружающую среду. На основании этой работы делается вывод о незначительном влиянии месторождения на компоненты природной среды.

The article is writer on the basis of the condensate field which describes the research conducted, influence the field exerts on environment. Based on this study it is concluded that the field has insignificant impact on the natural environment components/

Обследование территории до строительства объекта. В результате деятельности по добыче и транспортировке углеводородного сырья в ландшафтах складывается определённая экологическая ситуация, которая в большой степени зависит от естественных условий территории. Объект находится на территории Михайловского района Волгоградской области, следствием эксплуатации объекта может явиться ухудшение среды обитания некоторых растений и животных. Результаты исследований, проводимых на протяжении 4-х лет, представлены в данной статье. Подобная информация служит для дальнейшего анализа, оценки и прогноза воздействия на окружающую среду в районах нефтегазодобычи, а также для разработки методов прогнозирования и контроля за экологической ситуацией на объектах [1,5].

На территории Фетисовского месторождения осуществлялись фоновые исследования почвенного покрова, подземных вод, атмосферного воздуха. Исследования проводились в мае-июне 2007 г. Определяемые показатели: свинец, кадмий, цинк, никель, медь, ртуть, мышьяк, рН, 3,4-бензапирен, нефтепродукты, санитарное число.

Для отбора проб были пробурены семь скважин № 22, № 25, № 34, № 35, № 12, № 24, № 14. Результаты исследования показали, что почвы соответствуют требованиям СанПиН 2.1.7.1287 - 03 [24], ГН 2.1.7.2041 - 06 [27] «ПДК химических веществ в почве». По результатам анализов почв представлена итоговая таблица 1.

Подземные воды. Изучение проводилось по:

  • обобщенным показателям и показателям органического загрязнения (водородный показатель, общая минерализация, жесткость общая, окисляемость перманганатная, аммиак и аммоний ион (NH3), нитриты по NO2-);
  • неорганическим веществам (гидрокарбонаты, карбонаты, кальций, магний, нитраты (по NO3-), силикаты, сульфаты, хлориды, фторид-ион, железо общее, углекислота свободная).

Для отбора проб были пробурены две скважины № 20 и № 18. Ниже приводится таблица итоговая таблица с результатами анализов проб воды на месторождении (ПДК приводится для водных объектов хозбытового назначения). Анализы проведены «Центром гигиены и эпидемиологии в Волгоградской области».

Атмосферный воздух. Исследование атмосферного воздуха показало отсутствие превышения максимально-разовых концентраций оксида азота, диоксида азота, диоксида серы, оксида углерода, сероводорода, углеводородов (С1-С6), бенз(а)пирена (среднесуточных) в воздухе санитарно-защитной зоны.

Обследования территории при эксплуатации объекта. На территории Фетисовского месторождения осуществлялись исследования почвенного покрова, подземных вод, атмосферного воздуха при эксплуатации месторождения [1].

Исследования проводились в октябре 2010 г. Территория УКПГ располагается в балке Ягодной, по краям заросла деревьями: дубом, тополем, ивой. После половодья в восточной части балки в самом низком месте долго стоит вода, примерно до начала или середины июля, в зависимости от температур.

Почвенный покров. Для размещения оборудования УКПГ была проведена планировка территории. Почва песчаная, и поэтому территория подвержена эоловым процессам, кроме того, имеются несанкционированные подъезды, которые так же нарушили естественный растительный покров. Гумуса в почве очень мало, но разнотравье на прилегающей территории богатое. Поэтому есть надежда, что в дальнейшем спланированная территория, находящаяся за пределами УКПГ, постепенно зарастет травой.

В октябре 2010 г. был произведен отбор проб почвы на границе СЗЗ промышленной площадки.

Подземные воды. Изучение проводилось по:

-обобщенным показателям и показателям органического загрязнения (водородный показатель, общая минерализация, жесткость общая, окисляемость перманганатная, аммиак и аммоний ион (NH3), нитриты по NO2-);

-неорганическим веществам (гидрокарбонаты, карбонаты, кальций, магний, нитраты (по NO3-), силикаты, сульфаты, хлориды, фторид-ион, железо общее, углекислота свободная).

Для отбора проб были пробурены две скважины № 1 и № 2. Результаты анализов проб воды на месторождении (ПДК приводится для водных объектов хозбытового назначения) отражены в таблице 2 [6]. Анализы проведены «Центром гигиены и эпидемиологии в Волгоградской области».

Атмосферный воздух. На территории УКПГ не чувствовалось запаха углеводородов, утечки из фланцев не отмечалось при рабочем режиме. Только при залповых выбросах и при продувке скважин возможна утечка углеводородов, но это случается не часто (раз в год), пока оборудование еще новое, далее продувка может быть чаще, все зависит от способа эксплуатации и от состава газа, он может изменяться во времени.

Для того, чтобы определить влияние источников выбросов ЗВ Фетисовского месторождения на атмосферный воздух, были взяты пробы воздуха на границе СЗЗ, на промплощадке и в х. Никуличев [3,4]. Исследование атмосферного воздуха показало отсутствие превышения максимально-разовых концентраций оксида азота, диоксида азота, диоксида серы, оксида углерода, сероводорода, углеводородов (С1-С6) в воздухе санитарно-защитной зоны (табл. 3).

По результатам проведенных исследовательских работ перед строительством объекта и в процессе эксплуатации приведены итоговые таблицы, где отражены основные физические и химические показатели почв и распределение этих показателей по территории лицензионного участка; степень загрязнения атмосферного воздуха и подземных вод. Итоговые таблицы 1-3 приведены ниже.

Таблица 1 Результаты сравнительного анализа проб почв

Таблица 2 Результаты сравнительного анализа проб подземных вод

Таблица 3 Результаты сравнительного анализа проб атмосферного воздуха

Выводы. Общие выводы можно сделать следующим образом:

-загрязнения атмосферного воздуха не произошло. По результатам анализов на территории рабочей площадки месторождения (УКПГ), на добывающих скважинах, в селитебной зоне превышений ПДК м.р. не обнаружено. Значения в долях ПДК по всем ингредиентам даже меньше анализов проб атмосферного воздуха за 2007 г.;

-по результатам анализа проб почвенного покрова можно сказать, что загрязнения почвы нефтепродуктами не произошло (отбор проб по тяжелым металлам не производился), но следует отметить, что наблюдается ветровая и водная эрозия почвы по трассам трубопроводов, а также наличие несанкционированных дорог;

-качество подземных вод, согласно сравнению анализов проб 2007 г. и 2010 г., не ухудшилось. Анализы проб воды были взяты в разных местах. В 2007 г. не были построены наблюдательные скважины.

В 2011 г. будет так же проводиться мониторинг окружающей среды. По почвам необходим отбор проб согласно СанПин 2.1.7.1287-03 (тяжелые металлы, сернистые соединения и т. д.) [2].

Список литературы

  1. СП 1.1.1058-01 «Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий».
  2. СанПиН 2.1.7.1287-03 «Санитарно-эпидеомилогические требования к качеству почвы»,
  3. ГН 2.1.7.2041-06 «ПДК загрязняющих веществ в атмосферном воздухе».
  4. ГОСТ 17.2.3.01-86. Охрана природы. Атмосфера. Правила контроля качества воздуха населенных пунктов.
  5. СП П-102-97. Инженерно-экологические изыскания для строительства vtb Госстроем России 10.07.97.
  6. ФЗ N 74 «Водный кодекс» (с изменениями на 19 июня 2007 года).

УДК 502.4

АНТРОПОГЕННОЕ ВЛИЯНИЕ НА ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ ПРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

 

А.С. Ермолина, М.М. Иолин, А.Н. Бармин

Астраханский государственный университет Россия, г. Астрахань, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Антропогенное влияние на особо охраняемые природные территории обусловлено как хозяйственной деятельностью на прилегающих территориях, так и организационно-хозяйственной и заповедно-режимной деятельностью самих территорий. Его последствия зависят от статуса охраняемой территории, площади, конфигурации границ, сохранности природных комплексов его окружения.

Anthropogenic influence on specially protected natural areas is caused by economic activity in neighboring areas, organizational-economic and protected-mode activity of the territories themselves. Its effects depend on the status of protected areas, its area, the configuration of borders, conservation of natural systems around it.

Антропогенное влияние - это постоянно действующий фактор, в значительной мере определяющий эффективность усилий по сохранению особо охраняемых природных территорий.

Антропогенное влияние на природные комплексы ООПТ обусловлено как хозяйственной деятельностью на прилегающих территориях, так и организационно-хозяйственной и заповедно-режимной деятельностью самих территорий. Внешние источники воздействия: промышленность; сельское, охотничье и лесное хозяйство; транспорт и некоторые другие являются причиной усиливающегося островного эффекта большинства заповедников. Еще более повышают уязвимость экосистем рекреация, воздействие охранной инфраструктуры ООПТ, а также прямое вмешательство человека -браконьерство, различные эксперименты, выпас скота и др. Антропогенное влияние и его последствия зависят от статуса охраняемой территории, а также ее площади, конфигурации границ, сохранности природных комплексов его окружения [1].

Система охраняемых природных территорий Астраханской области формировалась на протяжении XX века. В настоящее время на территории Астраханской области насчитывается 50 объектов природы особой охраны. Сеть особо охраняемых природных территорий состоит из двух государственных природных заповедников (Астраханский, Богдинско-Баскунчакский), один из которых имеет статус биосферного; 12 государственных природных заказников, из которых 4 комплексных (Богдинско-Баскунчакский, Ильменно-Бугровой, Пески Берли, Степной) и 8 биологических (Енотаевский, Кабаний, Мининский, Крестовый, Буховский, Икрянинский, Теплушки, Жиротопка); 36 памятников природы: 19 ботанического профиля, 13 зоологического профиля, 2 водных, 1 геологический и 1 комплексный.

Общая площадь особо охраняемых природных территорий насчитывает 30704,6 га, что составляет 5,8% площади Астраханской области. Около 30% от общей площади природно-заповедного фонда в области приходится на заповедные территории, около 59% - на государственные природные заказники и около 11% - на памятники природы. По количеству и процентному соотношению к площади региона, особо охраняемые природные территории по ландшафтным и административным районам области распределены не равномерно.

Рассматривая динамику экологических правонарушений и преступлений, выявленных на особо охраняемых территориях в период с 2000 по 2010 гг., можно отметить, что число правонарушений в среднем за весь период составляет 392 (2006 г. в расчет не принимается, в связи с отсутствием полных данных) и колеблется от 545 правонарушений в 2002 г. до 288 - в 2005 г. и вновь поднимается в 2009 г. до 383 (рис. 1).

По данным Росприроднадзора и Службы природопользования и охраны окружающей среды по Астраханской области, в 2008 г. было зафиксировано 139 правонарушений на территории Астраханского государственного биосферного заповедника, включая лов рыбы, охоту, незаконный проход и проезд в заповеднике, нарушение режима авиации, самовольные рубки леса и нарушение правил пожарной безопасности. В Богдинско-Баскунчакском заповеднике выявлено 18 нарушений, из них 16 были связаны с незаконным нахождением, проходом и проездом граждан и транспорта и 2 - с нарушением правил пожарной безопасности. На территории государственных природных заказников 179 правонарушений (172 - незаконное нахождение, проезд, проход на заповедных территориях; 7 - иные правонарушения (рис. 2).

Рисунок 1. Динамика правонарушений и преступлений на особо охраняемых природных территориях Астраханской области в период с 2000 г. по 2010 г.

Рисунок 2. Сведения о выявленных нарушениях режима охраны и иных форм природоохранного законодательства на ООПТ Астраханской области за 2008 г.

Основываясь на статистических данных, мы можем выделить ряд основных антропогенных факторов, оказывающих влияние на природные комплексы непосредственно на территории особо охраняемых природных территорий Астраханской области. К ним относятся:

  • незаконное нахождение на территории ООПТ с целью рекреации и туризма;
  • пожары;
  • браконьерство (ловля рыбы, охота);
  • выпас скота;
  • сенокошение;
  • орошаемое земледелие;
  • самовольная порубка;
  • сбор дикосоров.

Так же можно выделить ряд антропогенных факторов, косвенно влияющих на состояние экосистем особо охраняемых природных территорий:

  • загрязнение окружающей природной среды;
  • зарегулирование речного стока.

Рекреационное использование. По данным наблюдений, наибольший вклад в нарушение экосистем носит незаконное нахождение на территории ООПТ с целью нерегулируемой рекреации. Туризм оказывает значительное негативное влияние на состояние экосистем и сохранение редких видов животных и растений. В районах, подверженных влиянию туризма, сокращается численность животных, вытаптывается растительность, нарушается структура почв, повышается интенсивность эрозионных процессов, загрязняется территория, меняется поведение животных. Фактор беспокойства, вносимый туристами, особенно силен на открытых пространствах, дистанция настораживания и убегания намного больше, чем в лесах [2].

По данным министерства туризма Астраханской области в 2009 г. объем туристического потока составил 1800 тыс. чел., 80% которого составили неорганизованные туристы.

Пирогенный фактор. Серьезную проблему для сохранения природных комплексов и объектов ООПТ представляют пожары. Они оказывают быстрое, продолжающееся в течение короткого периода катастрофическое воздействие на растительность, заключающееся в полном или частичном ее уничтожении, кроме того, оказывается косвенное влияние на сообитателей растений.

Выжигание или выгорание растительности в сообществах засушливых местообитаний вызывает разнообразные изменения в последующем развитии растительного покрова. Причина этого кроется в том, что разные виды растений по-разному реагируют на пирогенный фактор, в связи с чем влияние последнего сказывается не только на последующей судьбе отдельных видов, но и на перестройке всего ценоза в целом.

Браконьерство - добыча или уничтожение диких животных с нарушением правил охоты, рыболовства и других требований законодательства уничтожило не только часть популяций животных, которая постоянно обитала за пределами Астраханского заповедника, но и поразило периферийные и некоторые внутренние его районы. Браконьерство, процветающее на просторах Каспийского моря в течение последних лет, нанесло невосполнимый удар по его рыбным запасам, в том числе запасам самых ценных — осетровых.

Сложившаяся система охраны заповедников предполагает постоянное проживание на кордонах заповедников инспекторов охраны и членов их семей, а также хозяйственную деятельность, направленную на обеспечение жизнедеятельности сотрудников. «Астраханский» заповедник не является исключением.

Государственные природные заказники Астраханской области были образованы без изъятия земель у их прежних собственников. По данным Службы природопользования и охраны окружающей среды, на территории заказника «Степной» имеются 3 крестьянско-фермерских хозяйства и 21 чабанская точка. На территории заказника «Пески Берли» зарегистрировано 4 крестьянско-фермерских хозяйства, а так же выделяется в аренду земля под пастьбу скота администрации г. Харабали. Несмотря на то, что в Законе «Об ООПТ» в статье 24 говорится о том, что собственники, владельцы и пользователи земельных участков, расположенных в границах государственных природных заказников, обязаны соблюдать установленный режим особой охраны, на практике данное условие не выполняется [1]. В связи с этим на особо охраняемых природных территориях периодически фиксируются такие правонарушения, как незаконный выпас скота, сенокошение и распашка земель без соответствующего согласования.

Выпас скота в заповедных или на сопредельных территориях выражается в угнетении растительного покрова, в кормовой конкуренции и вытеснении диких видов животных домашними, в нарушении суточных и сезонных миграций диких животных, в их заражении болезнями и паразитами от домашних. С пастьбой нередко связаны преследование диких животных пастушескими собаками, появление волков, шакалов. В районах развитого животноводства постоянно наблюдаются заходы и загоны скота на заповедную территорию.

Особую опасность для живых организмов и экосистем представляет техногенное загрязнение среды. Опасность этого явления заключается в его масштабности, неотвратимости, во многих случаях скрытности воздействия, кумулятивности эффекта и в позднем обнаружении его результатов. Влияние загрязнения среды оказывается на всю территорию Астраханской области, в том числе и на особо охраняемые природные территории и может идти двумя путями: поступая с водой или через атмосферу.

В последние десятилетия природные объекты на территории региона подвержены воздействию со стороны предприятий добычи и переработки газа и конденсата. В 1986 г. был построен Астраханский газовый комплекс, и он является источником выбросов большого числа компонентов, в том числе, диоксида серы и оксидов азота. Негативное воздействие этих выбросов проявляется не только на качестве атмосферного воздуха, но и на экологическом состоянии других объектов природной среды (почвы, природные воды, наземные и водные биоценозы).

Волжская вода, сбрасываемая из водохранилища, имеет в своем составе токсичные компоненты: нефтепродукты, соединения меди, цинка, фенолы и т.д. Степень загрязнённости воды Нижней Волги во всех пунктах наблюдения в 2008 г. классифицируется как «грязные» - IV класс, разряд «а». Состояние качества вод Волги сказывается на состоянии экосистем, в первую очередь - авандельты, где расположены «Астраханский» заповедник и большое количество памятников природы.

Зарегулирование речного стока. В настоящее время в Волго-Ахтубинской пойме и дельте р. Волги образовался сложный комплекс природных, хозяйственных и экологических проблем, связанный с зарегулированием реки, изменением расходов и уровней воды, с неоптимальным управлением водными ресурсами. В результате их интегрированного воздействия происходит деградация естественных экосистем, снижение их биопродуктивности и биоразнообразия. Это ставит под угрозу существование многих ценных видов растений и животных, обитающих в пределах особо охраняемых территорий, на которые оказывает прямое или косвенное влияние полноводность реки Волги. Это «Астраханский» государственный заповедник, заказник «Ильменно-Бугровой», большое количество памятников природы, расположенных в пределах Волго-Ахтубинской поймы и дельты реки Волги.

Существенные изменения претерпели нерестовые угодья дельты и Волго-Ахтубинской поймы. В естественных условиях, до полного зарегулирования стока Волги, в среднем, ежегодная площадь заливаемых земель, потенциально пригодных для нереста рыб, составляла 840 тыс. га. При создании Волжско-Камского каскада ГЭС в 1951-1955 гг. эти площади сократились до 731 тыс. га, а после строительства Волгоградской ГЭС за период с 1960-1990 гг. среднегодовая площадь заливаемых земель была 537 тыс. га, т.е. потери нерестового фонда от зарегулирования стока Волги составили в среднем 303 тыс. га. Плотина Волжской ГЭС, являющейся нижней ступенью каскада, перекрыла путь на нерест проходным рыбам Каспийского моря. Особенно пострадали белуга, русский осётр, белорыбица, волжская сельдь [3].

Выходом из сложившегося положения является: переосмысление ценности и значимости существующих сетей ООПТ, что позволит оценить состояние природно-территориальных комплексов в границах физико-географических районов; разработка предложений по усовершенствованию системы ООПТ области как основы функционирования экологического каркаса.

Список литературы:

  1. Бармин А.Н. Особо охраняемые природные территории: проблемы, решения, перспективы: Монография / А.Н. Бармин, А.С. Ермолина, М.М. Иолин, Н.С. Шуваев, Р.В. Кондрашин, А.В. Хромов. - Астрахань: Изд-во «АЦТ», 2010. - 312 с.
  2. Ермолина А.С. Региональные проблемы развития сети особо охраняемых природных территорий / А.Н. Бармин, А.С. Ермолина, А.В. Бузланов // Южно-Российский вестник геологии, географии и глобальной энергии. - 2006. - № 5. - С. 58-60.
  3. Ермолина А.С. Экологические проблемы особо охраняемых природных территорий Астраханской области / А.С. Ермолина, Р.В. Кондрашин, А.Н. Бармин, М.М. Иолин // Проблемы экологии в современном мире в свете учения В.И. Вернадского: Материалы Междунар. науч-практ. конф. - Тамбов, 2010. - С. 162-166.

УДК 502.33:911.37

АСПЕКТЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ

 

И.В. Осипова

Учреждение Российской академии наук Институт степи Уральского отделения РАН, Россия, г. Оренбург, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматриваются основные эколого-социально-экономические проблемы в сельской местности, ведущие к ее деградации. Автор предлагает основные возможные пути решения проблем для выхода современной деревни из кризисного положения.

The main ecological social and economical problems of countryside leading it to degradation are examined. The most promising of possible ways to recover nowadays countryside are proposed.

Сельская местность - это внегородская территория с руральными видами деятельности населения, ведущего сельский образ жизни. Основной формой территориальной организации жизни населения являются сельские населенные пункты (села, деревни, аулы, кишлаки и др.), функционирующие в составе систем расселения. Сельская местность включает природные и антропогенные ландшафты, население и разнообразные виды его деятельности, производственную, социальную, экономическую инфраструктуру, рекреационные объекты, местное самоуправление.

Сельская местность представляет собой взаимосвязанное сочетание ландшафтного, хозяйственного, технического, поселенческого и социального блоков. Понятие «сельская местность» шире понятия «сельское расселение»: оно охватывает все сопряженные сферы природно-хозяйственных образований, формирующихся вне городов.

Изучение сельской местности шло в двух направлениях: географии населения и географии сельского хозяйства. География сельского населения и сельских поселений развивалась и развивается в исследованиях Н.Т. Агафонова, А.И. Алексеева, В.Р. Беленького, А.Н. Голубева, Г.С. Гужина, С.А. Ковалева, О.А. Константинова, Ф.З. Мичуриной, Ю.Г. Саушкина, М.Д. Спектора и др. Особенно глубоко вопросы совершенствования сельского расселения и обновления сельской местности раскрыты в работах А.И. Алексеева, С.А. Ковалева, Ф.З. Мичуриной, Т.Г. Нефедовой. Этими и другими учеными выявлены особенности и закономерности развития и размещения сельских поселений, региональных и локальных систем сельского расселения. Достаточно полно сформулированы основные теоретико-методологические принципы сельского расселения и разработаны главные направления его совершенствования. При этом все шире и глубже анализировались связи и отношения сельского населения и производства, природных ландшафтов. Это логично привело исследователей к расширению предмета изучения географии сельского населения до сельской местности.

Второе направление познания сельской местности шло путем изучения сельского хозяйства и агропромышленных комплексов. Географическое исследование сельскохозяйственного производства наиболее активно вели А.И. Костяев, В.Г. Крючков, А.Н. Ракигников.

На основе синтеза этих направлений формируется учение о сельской местности, которое ориентируется на всестороннее развитие человека, рост благосостояния людей и улучшение условий жизни населения. Для этого необходимо все постановления и законы, а также конкретные действия преломлять через «призму» крестьянского бытия, его сознания и мышления. С этой целью нужно, в первую очередь, повысить уровень благополучия сельских жителей, обеспечить социальную справедливость во всех российских деревнях, создать благоприятные социальные и экологические условия жизнедеятельности населения в каждом населенном пункте. Почувствовав себя хозяином на земле, крестьянин сам выберет форму собственности и хозяйствования, сам сориентируется в производственном профиле ферм, хозяйств, кооперативов. Подобный путь развития сельской местности возможен при условии специального и общего образования сельских жителей, строгого отбора желающих заниматься частной сельскохозяйственной деятельностью.

Концепция сельской местности охватывает многие вопросы, включая структуру и функции, взаимосвязи между сельскими поселениями, взаимоотношения и взаимообмен села и города, особенности формирования экологической ситуации и т.д. [2].

Базисом развития учения о сельской местности может стать концепция ее возрождения, которая основывается как на новых идеях, подходах и принципах, характерных для современного этапа эколого-социально-экономического развития нашего общества, так и на совмещении с научно выверенными позитивными региональными процессами и тенденциями. Суть новой концепции развития сельского расселения должна состоять в том, чтобы поставить в ее центр человека села, его теснейшую взаимосвязь с природой, использовать его творческие силы, обеспечить на деле каждому труженику рост благосостояния, возможности совершенствования и развития.

Возродить российское село способен лишь свободный человек, осознающий свою миссию и крайне заинтересованный в результатах своего труда и создании нормальных условий жизни. Крестьянин должен быть волен распоряжаться своей судьбой и свободен в выборе места жительства, форм собственности, профиля (специализации) своего хозяйства, форм реализации продукции.

Оздоровление демографической ситуации в сельской местности будет сопровождаться обновлением системы сельского расселения, оживлением сети мелких (бывших неперспективных) деревень. Предполагается деконцентрация сельского населения и появление новых крестьянских (фермерских) усадьб. При этом, естественно, сохранится определенная иерархия населенных пунктов, каждый из которых будет выполнять собственные функции. Сложится обновленная система сельского расселения, в которой найдут свое место хутора, фермы, деревни и села. Сюда же «впишутся» и так называемые поселки городского типа, которые станут выполнять роль центров межселенного и районного обслуживания.

Раскрепощение крестьян изменит отношения между селом и городом, между сельским и городским образом жизни. Возрождение села возможно лишь с помощью города, так как многие средства производства (машины, орудия труда и т.д.), научные, информационные и социальные услуги предоставляют города. Это не означает «распространения» в селе городского образа жизни, а лишь дополняет и возрождает сельские традиции, обычаи и виды деятельности [3].

Обновление сельского образа жизни будет осуществляться на основе гармонизации отношений человека с окружающей природной средой. Хозяйственная, бытовая, культурная и другая деятельность крестьянина во многом подчиняется циклическому развитию природы, жизненным процессам диких и культурных растений и животных. Их видоизменение и вмешательство в природу происходит лишь с целью облагораживания, выведения новых сортов культурных растений и пород домашнего скота.

Разнообразие природы приводит к многообразию жизнедеятельности крестьян, к многогранности связей и отношений. В будущем необходимо обеспечить простор для возрождения традиционных способов жизнедеятельности.

Экономической основой возрождения села является сельское хозяйство, рекреационная деятельность и туризм, инфраструктурное обслуживание. Главным сектором сельской экономики по-прежнему останется сельскохозяйственное производство, наполненное рыночным содержанием. Формируется многообразие форм землепользования, землевладения и хозяйствования.

Для обеспечения эффективного функционирования каждой формы хозяйствования необходимы соответствующие средства производства. Поэтому нужно снабдить крестьян не только сельскохозяйственной техникой и транспортными средствами, но и минеральными удобрениями, комбикормами и т.д. С этой целью следует отдать приоритет сельскохозяйственному машиностроению, создать специальную систему производств по обслуживанию крестьянина или фермера.

Специализация сельскохозяйственного производства, обусловленная природно-климатическими условиями, сказывается не только на профиле специализации сельской местности, но и на потребительской корзине населения. Для более полного обеспечения людей продуктами питания и товарами первой необходимости нужно оптимизировать горизонтальные связи на основе обновленного территориального разделения и кооперировании труда.

Затянувшаяся реформа АПК негативно воздействует на нравственные устои и поведение сельских жителей. Возросли такие негативные явления, как тунеядство, пьянство, преступность, духовное обнищание, преодоление которых потребует длительного времени и больших усилий российской интеллигенции. В перспективе предстоит возродить этническую культуру и дополнить ее достижениями мировой культуры, особенно мифологического и духовного характера.

В перспективе предстоит поднять уровень автономных достижений крестьянина в производственном, общественном и умственном отношениях. Для этого нужно возродить национальные традиции, праздники, моральные и нравственные ценности, обогатить их современным содержанием позитивного характера (ярмарки и народные гуляния, народные промыслы и др.).

Наряду с разветвленной сетью автодорог необходимо шире использовать другие виды транспорта, включая трубопроводный, водный и воздушный. Присоединение поселений к магистральным газо- и продуктопроводам, к линиям электропередач позволит полнее обеспечить сельскохозяйственное производство и население всеми видами производственно-инфраструктурного обслуживания.

В перспективе необходимо улучшение экологической ситуации в сельской местности. Для ее оздоровления потребуется финансовая помощь государства для создания экологической инфраструктуры, принятия законов, регулирующих природопользование. Особое внимание следует уделить пригородным участкам, на которых создавалась чрезмерная концентрация сельского и городского населения, вьполняющая агрорекреационные функции. Здесь же сосредоточиваются отходы промышленного производства и жизнедеятельности городского населения.

В сельской местности, удаленной от городов, предстоит освоить заброшенные земли, поросшие кустарником и деградированные в результате нарушения культуры земледелия. Появление хозяев на земле, естественно, изменит отношение крестьян к окружающей природной среде, что будет сопровождаться восстановлением плодородия почв, восстановлением садов, прудов, облагораживанием лесов путем лесопосадок, рубок ухода, санитарных рубок и т.д. [1].

Определенное значение для оздоровления экологической ситуации будет иметь плата за землю, штрафы за нарушение правил землепользования и загрязнение природы. Основную же роль должен выполнить сам крестьянин, так как от состояния природной среды зависит не только здоровье, но и культура, социально-психологический настрой населения. Главным средством улучшения экологической ситуации послужит жизнедеятельность самого хозяина, заботящегося о своем доме. Стиль хозяйствования, культура обработки земли, бережное отношение ко всему живому и историческому наследию, привязанность к малой родине окажут прямое воздействие на природное окружение.

Организация средне- и мелкотоварных крестьянских хозяйств предъявляет особые требования к территории - ее размерам, качеству земель, источникам водоснабжения и т.д. Очень важно правильно пространственно организовать жилищную и хозяйственную застройку по отношению к земельным и лесным участкам. Рациональное размещение производственного строительства невозможно без определения размеров сельскохозяйственных предприятий. Современный уровень развития техники и сельскохозяйственной технологии, разнообразие отраслей специализации позволят развивать сельскохозяйственное производство на разных по размерам участках.

Наметившаяся в последние годы тенденция к концентрации сельского населения в крупных поселениях привела к ухудшению демографической и экологической ситуации, деформации планировочной структуры, к отрыву крестьян от земли. Поэтому целесообразно восстановить «единство» - жительство и место приложения труда.

Новое качество должно быть придано процессу формирования групп взаимосвязанных населенных мест с их окружением. Они должны «вписываться» в ландшафт, быть к нему адаптированы, составлять определенное единство. В то же время каждая такая ячейка должна обладать определенным минимумом элементов, который позволял бы ей функционировать самостоятельно, независимо от того, каков размер ТОЛ, какие формы собственности и хозяйствования будут использоваться. Любое крестьянское (фермерское) хозяйство, видимо, должно иметь (или иметь возможность пользоваться) те же блага, что и житель достаточно крупного селения.

Принципиально важным в планировке сельских территориальных систем является вопрос о землеустройстве. Причем, вопрос о новом землеустройстве должен рассматриваться в прямой зависимости от отношения к земле, ландшафту. Во главу угла должна быть поставлена ценность земли как уникального ресурса.

Реформирование российского села происходит параллельно с трансформацией местного самоуправления. Создание муниципальных районов и сельских поселений сопровождается поиском новых методов самоуправления и самофинансирования.

Развитие сельской местности должно осуществляться в более тесной взаимосвязи с урбанизацией и системами городского расселения. Между селом и городом должны расширяться экономические, демографические, рекреационные, культурные, бытовые, информационные и другие связи. Важным фактором расширения связей является агропромышленная интеграция. Необходимо подчеркнуть, что растущие разносторонние взаимосвязи между городскими и сельскими поселениями ведут не к 'стиранию различий, а к «усилению» их многообразия и формированию целостных территориально-организационных систем.

Статья подготовлена при поддержке научного проекта молодых ученых и аспирантов УрО РАН Ж0-5-НП-502.

Список литературы

  1. Анучин В.А. Географический фактор в развитии общества. - М.: 1982. - С. 24.
  2. Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен. -М: ОГИ, 2001. - С. 101.
  3. Грицай О.В., Иоффе Г.В., Трейвиш А.И. Центр и периферия в региональном развитии. -М: 1991. -С. 74.

УДК: 911.5

БЛАГОПРИЯТНЫЕ И НЕБЛАГОПРИЯТНЫЕ ФАКТОРЫ ЖИЗНИ ЕВРОПЕЙСКОГО СУРКА НА ТЕРРИТОРИИ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Р.П. Шкаликов

Оренбургский государственный аграрный университет Россия, г. Оренбург, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Описываются основные благоприятные и неблагоприятные факторы, воздействующие на сурка. Производится анализ значимости факторов.

Describes main favorable and unfavorable factors affecting the marmot. The analysis of the significance of factors.

Видовые особенности степного сурка сформировались в условиях жизнедеятельности в регионах Северной Евразии с открытым ландшафтом и континентальным климатом. Являясь типично норными животными, сурки проводят в норах до 85% времени жизни. Естественно, обустройство нор и поселений для этого вида имеет принципиальное значение. Сурок длительное время привязан к используемой им ограниченной территории. Очевидно, что, в силу их значительной мозаичности и ландшафтно-типологического разнообразия, современные степные агроландшафты не могут быть полностью пригодными для обитания сурка.

Естественной стацией обитания сурка являются плакоры. К сожалению, на территории Оренбургской области из-за проведения целинной кампании большинство плакоров распаханы, а целинные участки степи крайне редки для нашего края. Для увеличения площади степи необходимо проводить мероприятия по трансформации малопродуктивных территорий. Необходимым условием существования колоний сурков является возможность визуальной и звуковой связи между отдельными особями и семьями, а так же заблаговременного зрительного и слухового обнаружения опасности. Этим объясняется отсутствие степных сурков в лесных массивах, кустарниковых зарослях, на бурьянистых залежах и в высоком разнотравье.

Отдельно хотелось бы рассмотреть еще один фактор антропогенного характера, который реально влияет на численность европейского сурка - это пастушьи и бродячие собаки. Пастушьи собаки способны справиться даже с взрослым сурком, это подтвердилось в ходе наших наблюдений за колониями байбака на территории Оренбургской области. Всякий раз при появлении пастушьих собак сурки стремились к своим норам, находясь даже на расстоянии 700 м, и этот факт, бесспорно, указывает на то, что для байбака пастушьи собаки представляют реальную угрозу.

Что касается естественных врагов, таких, как степной орёл, лисица и корсак, то эти животные влияют на численность европейского сурка в основном в период пробуждения и выполняют роль санитаров во время летней активности сурков, вплоть до их залегания.

Очень мощным регулятором численности выступает сам человек - посредством охоты, но еще больший урон наносит браконьерство. К сожалению, последний фактор является довольно распространенным явлением в нашем регионе. К числу антропогенных факторов сокращения численности сурков относятся: распашка целинных и залежных земель, перепахивание посевов многолетних трав, истребление молодняка пастушьими собаками, браконьерство.

Естественно благоприятно сказываются охранные мероприятия. В частности охрана в рамках ООПТ, однако, мы предлагаем также создавать конно-сурковые хозяйства рекреационно-охотничьей направленности.

Мы систематизировали факторы жизни европейского сурка на территории Оренбургской области и привели к единой таблице (табл.).

Таблица Благоприятные и неблагоприятные факторы жизни европейского сурка на территории Оренбургской области

Таким образом, европейский сурок в силу специфики своего образа жизни и привязанности к определенным стациям подвержен воздействию многих факторов природного и антропогенного характера. Эти факторы не только показывают нам особенности жизни европейского сурка на территории Оренбургской области, но и создают базис для реакклиматизации байбака.