5.5. Институциональные аспекты устойчивого водопользования в трансграничном бассейне реки Иртыш 

Идеология устойчивого развития, принятая мировым сообществом в 1992 г. в Рио и первоначально имеющая в значительной мере экологическую направленность, приобретала с годами экономические черты, а в последние годы все большее значение в ней уделяется институциональным факторам устойчивого развития.

С институциональных позиций устойчивое состояние трактуется как достижение согласия и институциональное развитие и предусматривает, во–первых, достижение формальных целей – «развитие социально-экономической системы с высоким потенциалом целостности, так как оно находится в пределах экономических, социальных и культурных, экологических и физических  ограничений; и, во-вторых, развитие, по которому люди, в него вовлеченные, достигают согласия» [De Graaf, 1996)].

Институциональный фактор устойчивого развития на глобальном (международном уровне) реализуется через систему международных договоров, конвенций, соглашений. На национальном уровне институциональный фактор реализуется через конструирование форм собственности на природные ресурсы и их разграничение между субъектами хозяйствования.

Для трансграничных водных бассейнов, когда отдельные части речных бассейнов находятся в пределах разных государств, проводящих собственную политику использования водных ресурсов и решающих свои стратегические задачи, институциональный фактор имеет важнейшее значение. Необходимость урегулирования трансграничных проблем обозначена многими государствами и международными организациями, как на национальном, так и транснациональном уровне. Итогом проявления такой заинтересованности стала разработка многочисленных международных документов – Хельсинские правила использования вод международных рек (1966); Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер (Хельсинки, 1992), Дунайское соглашение и др. [Конвенция по охране … , 1992].

В СНГ вопросы трансграничного сотрудничества в области водопользования активно обсуждались с 1993г., и в 1998г. было достигнуто Соглашение об основных принципах взаимодействия в области рационального использования и охраны трансграничных водных объектов государств – участников СНГ. Однако до сих пор на южных границах России остаются проблемы использования водных ресурсов и правового регулирования количественных параметров их извлечения приграничными субъектами, а также связанные с ними вопросы управления экологическими рисками. Решение названных задач затрудняется различными причинами, в том числе, несоответствием действующего на территории стран содружества водного законодательства, и возникающая из-за этого сложность проведения скоординированных межгосударственных мероприятий по управлению и охране трансграничных водных ресурсов.

Для усиления действенности политики в области устойчивого водопользования на двадцать седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ (Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Украина) принят  «Модельный водный кодекс для государств – участников Содружества  Независимых Государств (Постановление N 27-10 от 16 ноября 2006 года), согласно которому для государств-участников СНГ устанавливаются единые  основополагающие принципы водной политики, направленной на устойчивое водопользование и охрану водных объектов и их водных ресурсов. Кодекс устанавливает также  правовые основы деятельности государства-участника в области водной политики и единые подходы к обеспечению устойчивого водопользования  в рамках бассейнов водных объектов, улучшения качества поверхностных вод в интересах населения и развития экономики государства, сохранения водных экосистем, а также предотвращения, ограничения и сокращения трансграничного воздействия вод водных объектов.

Одним из субъектов международного права в области трансграничного сотрудничества, несомненно, является бассейн реки Иртыш, расположенный преимущественно в пределах Казахстана, Китая и России (небольшая часть бассейна расположена в Монголии). Все государства бассейна Иртыша являются субъектами международного права, где институты собственности на природные ресурсы и права на распоряжение ими находятся в стадии формирования, не до конца отработаны и урегулированы. Даже у России и Казахстана, не смотря на сходный путь развития в ХХ веке, близкие нормативно-правовые отношения в области водопользования, как показывает анализ Водных Кодексов этих государств, имеется ряд вопросов, требующих взаимного решения и согласования.

В этих условиях институциональный фактор устойчивого развития имеет особое звучание, так как обеспечить устойчивое развитие трансграничной бассейновой системы без регулирующей  роли государства не возможно.

Трансграничный бассейн р. Иртыш расположен в восточном секторе российско-казахстанского трансграничья. Река Иртыш (главный приток реки Обь) протекает по территории Китая, Казахстана и России. Длина реки – 4248 км (на территории Китая – 525 км, Казахстана – 1835 км, России – 2010 км),. площадь бассейна 1643 тыс. км2, средний расход ниже Тобольска – 2150 м3/сек. Территория бассейна характеризуется широким спектром природных условий: разветвленная гидрографическая сеть расчленяет и дренирует западные склоны Алтайских гор (Монгольского и Рудного Алтая), центральную и западную части южной половины равнинной Западно-Сибирской плиты.

В целом, долина Иртыша представляет собой вытянутую террасированную слабонаклонную аккумулятивную равнину. Абсолютные отметки её поверхности снижаются от 2900 м (в верховьях в пределах Монгольского Алтая) до 120-140 м в равнинной части Семипалатинском Прииртышье и до 30-60 м в низовьях. Высокий правый борт её сложен кайнозойскими (олигоценовыми, неогеновыми и среднеплейстоценовыми) отложениями. На всем протяжении долины развиты три надпойменные террасы с высотами 20-35, 12- 25 и 8-15 м и два уровня поймы высотой 5-9 и 2,5-4 м [Инженерная геология, 1990]. Сток Иртыша в горных районах (п. Буран на границе Казахстана и Китая) составляет 9,6 км3, в равнинных (с. Татарка на границе Казахстана и России) 27,9 км3 [Исследование современного … , 2008].

Единая трансграничная геосистема бассейна Иртыша, объединяющая приграничные горные и равнинные территории, характеризуется исключительно сложной структурой и разнообразием ландшафтных условий. Равнинные территории охватывают степные и лесостепные районы Западной Сибири. Преобладающие ландшафтные комплексы здесь представлены сухостепными плакорами лёссовых плато, песчаными степями древнеаллювиальной равнины, галофитно-лугово-степными комплексами озёрных котловин и степными борами ложбин древнего стока. Практически все степные территории распаханы и превращены в культурные полевые ландшафты с защитными лесными полосами.

Горные территории представлены низкогорно-среднегорным (рудно-алтайским) и средне-высокогорным (алтайским) районами. Первый на границе Казахстана и России включает эрозионно-денудационные низко-среднегорные хребты и мелкосопочник с ландшафтами горно-таежного пояса сменяющимися на южных склонах остепнёнными лугами. Специализацию этого района определили многочисленные месторождения полиметаллов, которые сосредоточены в пределах крупной Рудно-Алтайской металлогенической зоны с четко выраженной медно-свинцово-цинковой специализацией с баритом, золотом и серебром. Средне-высокогорный район выделяется преобладающим умеренно расчленёнными горами, континентальным климатом, и, в основном, с таёжными ландшафтами, к югу переходящие в цокольные и пластовые межгорные котловины, расположенные на высоте 500-2000 м, окружённые хребтами с резко континентальным климатом и относительным однообразием ландшафтов, преобладающими из которых являются сухостепные, опустыненно-степные, полупустынные и пустынные

Истоки реки находятся на границе Монголии и Китая. Из Китая под названием Черный Иртыш течет в Казахстан и впадает в проточное озеро Зайсан. И уже под названием Иртыш вытекает из озера Зайсан и через Бухтарминскую, Усть-Каменогорскую, Шульбинское водохранилища (ГЭС) в районе Ханты-Мансийска впадает в Обь. Иртыш является важнейшим источником пресной воды не только для Восточного, но и Центрального Казахстана по каналу Иртыш – Караганда, обеспечивая питьевой водой Астану, Караганду, Семипалатинск, Павлодар, Экибастуз, Темиртау и сельское хозяйство Центрального Казахстана. На территории Российской Федерации Иртыш обеспечивает практически полностью  водоснабжение Омской и частично – Тюменской областей, а его притоки  - Ишим, Тобол и др. - покрывают часть потребностей в водных ресурсах Курганской, Челябинской и Свердловской  областей.

В пределах бассейна проживает около 10 млн. чел., в т.ч. в бассейне собственно Иртыша – более 4 млн. человек, Ишима – более 3 млн. чел., Тобола – более 2 млн. чел. Средняя плотность населения составляет 9,2 чел/км2, в том числе сельского – 4,0 чел/км2.

В промышленности преобладают обрабатывающие отрасли (около 80 % от стоимости), на горнодобычу приходится около 9 %. Однако без учёта г. Омска – крупнейшего промышленного центра территории, доля добывающих отраслей увеличивается до 15 %. Средняя плотность промышленного производства составляет 24,4 тыс. дол./км2.

Доля сельскохозяйственного производства в совокупном продукте в стоимостном выражении составляет около 19 %. В бассейне распахано более 14 % территории, животноводческая нагрузка составляет 4,2 усл. голов КРС на 1 км2.

Анализ особенностей хозяйственного использования территории трансграничных бассейнов рр. Иртыш, Ишим и Тобол позволил выделить пять характерных сочетаний видов природопользования.

  1. I. Преобладание горнодобывающих отраслей на фоне высокой сельскохозяйственной освоенности (бассейны рр. Ишим и Тобол: Костанайская область).
  2. II. Горнодобывающая промышленность, в сочетании с чёрной и цветной металлургией, а также машиностроением. (бассейн р. Иртыш: Восточно-Казахстанская, Павлодарская области, провинция Алтай СУАР; бассейн р. Ишим: Павлодарская и Карагандинская области; бассейн р. Тобол: Челябинская область). В отдельных регионах (Челябинская область, СУАР) отмечается высокая сельскохозяйственная освоенность.

III. Нефтехимическая промышленность на фоне высокой сельскохозяйственной освоенности (бассейн р. Иртыш: Омская область).

  1. IV. Машиностроение и металлообработка, сельскохозяйственное производство и переработка сельхозсырья, в т.ч пищевая промышленность (бассейн р. Тобол: Курганская область; бассейн р. Ишим: Акмолинская, Северо-Казахстанская область).
  2. V. Сельскохозяйственное производство и переработка сельхозсырья, в т.ч пищевая промышленность (бассейн р. Ишим: Тюменская и Курганская области).

Оценка уровня антропогенной нагрузки на территорию бассейнов. Используя такие показатели, как плотность населения территории (чел/км2), сельскохозяйственная освоенность, включающая распаханность (%) и животноводческую нагрузку (количество условных голов КРС на 1 км2), а также плотность промышленного производства (объём промышленной продукции, тыс. руб./км2) определен уровень антропогенной нагрузки на территории трансграничных бассейнов.

Для каждого из показателей принята условная градация из 8 ступеней, при этом интенсивность антропогенной нагрузки варьировала от категории «незначительная или отсутствует» (1 балл) до «очень высокая» (8 баллов) (Исаченко, 2001). Средний региональный показатель рассматривался как средний уровень антропогенной нагрузки (5 баллов). При группировке интенсивности использовалась шкала показателей антропогенной нагрузки на ландшафты РФ А.Г. Исаченко (2001), соответствующим образом дополненная и адаптированная к условиям рассматриваемого региона (табл. 5.6.1).

Сельскохозяйственная нагрузка была получена как среднеарифметическое значение балльных оценок интенсивности земледельческой (распаханность) и животноводческой нагрузок. Совокупная антропогенная нагрузка оценивалась как среднеарифметическое значение баллов демографической, промышленной и сельскохозяйственной нагрузок.

Таблица 5.6.1 – Шкала основных показателей антропогенной нагрузки

 

 

Показатель

Интенсивность нагрузки (баллы)

1

2

3

4

5

6

7

8

Незначительная или отсутствует

Очень низкая

Низкая

Пониженная

Средняя

Повышенная

Высокая

Очень высокая

Плотность населения, чел/км2

0,0

? 0,1

0,2-1,0

1,1-5,0

5,1-10,0

10,1-25,0

25,1-50,0

> 50,0

Распаханность, %

0,0

? 0,1

0,2-1,0

1,1-5,0

5,1-15,0

15,1-40,0

40,1-60,0

> 60,0

Животноводческая нагрузка, усл. гол./км2

0,0

? 0,1

0,2-1,0

1,1-2,0

2,1-3,0

3,1-6,0

6,1-10,0

> 10,0

Плотность промыш-ленного производства, тыс. руб./ км2

0,0

? 10,0

10,1-100,0

100,1-1000,0

1000,1-3000,0

3000,1-4000,0

4000,1-5000,0

> 5000

По уровню совокупной антропогенной нагрузки выделено 4 группы – от пониженной (4 балла) до высокой (7 баллов) интенсивности (табл. 5.6.2).

4 балла – пониженная антропогенная нагрузка. Карагандинская, Костанайская и Павлодарская области в пределах бассейна р. Ишим.

5 баллов – средняя антропогенная нагрузка. Самая многочисленная группа, в неё объединены территории бассейна Иртыша (СУАР, ВКО, Павлодарская область), р. Ишим (Северо-Казахстанская, Акмолинская, Курганская области), р. Тобол. (Костанайская область).

6 баллов – повышенная антропогенная нагрузка. Тюменская область в бассейне р. Ишим; Курганская и Челябинская области – бассейн р. Тобол.

7 баллов – высокая антропогенная нагрузка. Российское Прииртышье (Омская область) – единственный участок в пределах изучаемой территории с высокой антропогенной нагрузкой.

На основе типологии систем природопользования и показателей совокупной антропогенной нагрузки составлена картосхема эколого-экономического районирования трансграничных бассейнов рр. Иртыш, Ишим, Тобол (рис. 5.6.1).

Таблица 5.6.2 – Основные показатели, используемые при социально-экономическом районировании трансграничных бассейнов

Показатели

Бассейны

Иртыш

Ишим

Тобол

Китай

Казахстан

Россия

В среднем по бассейну

Казахстан

Россия

В среднем по бассейну

Казахстан

Россия

В среднем по бассейну

СУАР

Восточно-Казахстанская

Павлодарская

В среднем по РК

Омская

Акмолинская, г. Астана

Карагандинская

Костанайская

Северо-Казахстанская

Павлодарская

В среднем по РК

Курганская

Тюменская

В среднем по РФ

Костанайская

Курганская

Челябинская

В среднем по РФ

Плотность населения, чел/км2

5,4

7,6

7,6

7,6

38,9

10,1

9,5

9,4

0,4

5,4

4,4

7,7

6,7

10,3

9,5

7,7

6,8

19,2

16,4

17,6

10,8

Демографическая нагрузка, балл

5

5

5

5

6

5

5

5

3

5

4

5

5

6

5

5

5

6

6

6

6

Плотность сельского населения, чел/км2

2,4

3,0

2,8

3,0

10,8

3,6

4,5

2,5

0,4

3,5

4,4

3,7

6,7

5,2

5,5

3,7

3,6

8,1

7,9

8,0

5,2

Плотность промышленного производства, тыс. дол./км2

5,2

16,4

26,3

19,5

262,1

39,7

9,6

30,2

0,2

2,8

15,3

13,0

5,0

12,5

10,8

12,9

10,6

35,3

21,1

27,2

16,7

Промышленная нагрузка, балл

4

4

4

4

8

5

4

4

2

3

4

4

4

4

4

4

4

5

4

4

4

Доля добывающей промышленности от объёма отгруженных товаров собственного производства, %

20,5

18,7

11,3

15,5

0,0

4,9

5,2

6,3

78,0

0,9

35,9

9,3

4,6

0,0

0,5

9,0

59,0

0,3

10,7

4,9

26,7

Доля обрабатывающей промышленности от объёма отгруженных товаров собственного производства, %

74,3

74,6

70,2

72,7

94,2

84,9

80,4

87,9

0,1

73,6

14,7

75,9

63,6

61,7

61,9

75,5

30,1

92,4

64,1

80,0

59,8

Доля продукции сельского хозяйства в совокупном продукте, %

23,3

16,4

14,9

15,7

7,0

9,9

35,1

0,6

76,2

71,4

23,3

19,7

35,9

50,8

49,6

20,7

42,8

35,9

46,5

41,0

41,7

Распаханность, %

2,5

4,1

8,9

5,6

67,6

10,9

34,0

2,5

3,2

36,5

1,4

23,2

15,3

19,5

18,1

23,0

3,2

24,5

40,0

33,3

14,2

Балл

4

4

5

5

8

5

6

4

4

6

4

6

6

6

6

6

4

6

6

6

5

Животноводческая нагрузка, усл. голов/км2

18,5

4,2

4,4

4,3

9,4

8,4

4,0

1,6

2,4

4,4

2,3

3,3

3,8

8,6

7,5

3,7

2,4

4,5

9,5

7,3

4,2

Балл

8

6

6

6

7

7

6

4

5

6

5

6

6

7

7

6

5

6

7

7

6

Сельскохозяйственная освоенность, балл

6,0

5,0

5,5

5,5

7,5

6,0

6,0

4,0

4,5

6,0

4,5

6,0

6,0

6,5

6,5

6,0

4,5

6,0

6,5

6,5

5,5

Совокупная нагрузка, балл

5

5

5

5

7

5

5

4

4

5

4

5

5

6

5

5

5

6

6

6

5

Рисунок 5.6.1 – Картосхема эколого-экономическое районирование бассейна р. Иртыш

 

С геоэкологических позиций бассейн Иртыша характеризуется высокой природной изменчивостью речного стока и уровня грунтовых вод на общем фоне современных процессов аридизации, и риском проявления опасных природных геодинамических процессов.

По характеру внутригодового распределения стока Иртыш относится к типу с выраженным весенним половодьем, дождевыми паводками в теплую часть года и сравнительно низким стоком в зимний и летний периоды. Продолжительность фазы половодья - 3-5 месяцев, в многоводные годы на нижнем Иртыше - до 6 месяцев. За период половодья проходит 60–90% годового стока. Среднемноголетний многолетний объём стока р. Иртыш за период 1923–2005 гг., с поправками, учитывающими регулирующее влияние Бухтарминского водохранилища представлен в таблице 5.6.3 [Государственный водный … , 1984; Исследование современного … , 2008]. 

Таблица 5.6.3 – Среднемноголетний многолетний объём стока р. Иртыш.

Пост

Расстоя-ние от устья, км

Площадь водосбора, км2

Период наблюдений

Объём стока, км3

1980 г.

2005 г.

Буран

3688

55900

1938-1980

4,01

нет данных

ГЭС Усть-Каменогорская

3089

146000

1952-1980

17,80

нет данных

Павлодар

2390

240000

1978-2005

26,80

27,9

Омск, выше впадения р. Оми

1816

268600

1960-2005

25,40

25,1

Кроме того, влияние на хозяйственное освоение трансграничного бассейна оказывают опасные природные геодинамические процессы, образуют парагенетически обусловленные ряды, относящиеся к экзогенному и эндогенному типам, проявляющихся на общем фоне комплексов процессов температурного типа (опустынивания и др.). Среди ведущих экзогенных видов установлены следующие: такырообразование; процессы обусловленные деятельностью поверхностных вод - эрозия речная, овражная, абразия), подземных вод (заболачивание, суффозия на склонах, засоление грунтов); склоновые (обвалы, оползни, лавины, сели, солифлюкция); эоловые (движение песков, дефляция); гипергенного литогенеза (просадки, вторичное засоление грунтов); криогенные (термокарст, курумы); среди эндогенных - землетрясения.

Степень опасности проявления названных процессов оценивалась по показателям «интенсивность» и «совокупная опасность»: для эндогенных процессов (землетрясений) интенсивность определялась на основе комплекта карт ОСР-97 по шкале MSK-64: сильные (7 баллов), очень сильные (8 баллов), разрушительные (9 баллов); для процессов экзогенного типа – по показателям, приведённым в таблице 5.6.4 [Атлас природных … , 2005; Болота Западной … , 1976; Карта районирования … , 2006; Косов, 1973; Лисс, 1981].

Таблица 5.6.4 – Интенсивность ведущих экзогенных геологических процессов и явлений

Показатели

Показатели интенсивности проявления процесса

                  Баллы

Ед. изм.

1

2

3

4

5

Общая эрозионная расчленённость

густота, км/км2

0-1

0-1,4

0,2-2,8

0,4-3,4

 

в т.ч. овражная

густота, км/км2

<0,01

0,01-0,1

0,1-0,2

0,2-0,6

до 1

плотность, овр/км

<0,02

0,02-0,1

0,1-0,26

0,25-1,0

до 1,5

Берега,

разрушаемые

эрозией

м/год

<1

1-5

6-15

16-24

?25

абразией

м/год

0,1-0,3

0,2-1,0

1-5

>5

-

Заболоченность территории

га (%)

(<1)

(1-10)

<5000

(10-40)

>5000

(40)

>5000

(70-75)

Заозеренность

%

<2,5

2,5-10

10-20

>20

-

Длительные

паводки

затопление поймы,%

<20

20-40

40-60

60-90

>90

повторяемость, годы

2-3

3-10

10-20

20-50

>50

Суффозионно-

просадочные явления

%

2-10

30-40

50-60

60-70

-

Оползни линейные

%

<1

1-9

10-24

25-50

50

По интенсивности проявления комплекса различных видов процессов и их «совокупной опасности», определяемой, как сумма баллов процессов высокой интенсивности, в пределах трансграничных бассейнов Иртыша (с учётом трансграничных бассейнов его притоков - Ишима, Тобола) установлены 4 группы геодинамических процессов по степени опасности: с низкой (22-25 баллов), средней (26-32 балла), повышенной (34-39 баллов) и высокой (44-55 балла) степенью.

На основе совокупной опасности геодинамических процессов проведена оценка природных рисков в трансграничных бассейнах, по которой трансграничная территория названных бассейнов ранжирована по 4 степеням риска: высокого (IV), повышенного (III), среднего (II), низкого (I) в зависимости от степени опасности комплекса ведущих типов геодинамических процессов, а также плотности населения (3 - низкая 0,2-1,0 чел/км2; 4 - пониженная 1,1-5,0 чел/км2; 5 - 5,1-10,0 средняя чел/км2; 6 - повышенная 10,1-25,0 чел/км2) (рис. 5.6.2).

Рисунок 5.6.2 – Картосхема природных опасностей и рисков геодинамических процессов в трансграничных бассейнах Иртыша, Ишима, Тобола.

Комплексы ведущих геодинамических процессов: Эндогенные: 1 – землетрясения (I=7–9 баллов). Экзогенные: 2 – склоновые (оползни, обвалы, лавины, сели), криогенные (курумы, термокарст), эрозионные; 3 – эоловые, засоление грунтов, склоновые (оползни), эрозия (овражная, речная боковая); 4 – эоловые, склоновые (оползни), засоление грунтов; 5 – эрозионные, абразионные, заболачивание, засоление грунтов; 6 –эрозионные, заболачивание, суффозия на склонах, эоловые; 7 – эрозионные (речная боковая, овражная), склоновые (оползни), суффозионно-просадочные явления, эоловые; 8 – эоловые, засоление грунтов, эрозионные; 9 – эоловые, образование такыров, засоление грунтов, эрозионные (овражная).

Степень риска: 10 – низкая, 11 – средняя, 12 – повышенная, 13 – высокая. 

Согласно экспертным оценкам, за последние 30 лет сток Иртыша значительно уменьшился. Ранее Иртыш в Казахстане был полноводной рекой с обилием рыбы, в настоящее время с позиции рыбного хозяйства не является приоритетным ни для Казахстана, ни для России [Костарев, 2009]. Отсюда водохозяйственные проблемы в трансграничном бассейне (ТГБ) имеют количественные и качественные параметры, которые  взаимосвязаны и взаимообусловлены. Имеющиеся на территории ТГБ естественные причины сокращения объема годового стока реки – высокая повторяемость периодов маловодья - усугубляются  условиями использования, среди них:

Во-первых, высокая зарегулированность реки на территории Казахстана – три крупных водохранилища и ГЭС – Усть-Каменогорская, Бухтарминская и Шульбинская; Лениногорский каскад малых ГЭС, канал Иртыш – Караганда и множество иных менее значимых гидротехнических сооружений (ГТС). Низкое техническое состояние, необоснованные и несогласованные объемы изъятия вод, нарушение условий эксплуатации ведут к изменению количественных параметров гидрологического стока ниже водохранилищ.

Во-вторых - растущее изъятие водных ресурсов в верхней  части бассейна – Кара-Иртыш (Черный Иртыш) – протекает по территории КНР, где формируется в среднем около 9.0 км3/год стока реки. В настоящее время Китай забирает воду в объеме до 1.0-1.5 км3/год, в перспективе запланировано изъятие ее по каналу Черный Иртыш–Карамай в район нефтяного месторождения близ города Карамай и на иные цели  в объеме до 4.0-5.0 км3/год.

В итоге, находящиеся в среднем течении Иртыша Бухтарминское и Шульбинское водохранилища, уже сегодня в периоды маловодья испытывающие недостаток, могут остаться без воды. Сложная ситуация складывается и в низовьях Иртыша (российская часть), где уменьшение стока уже породило проблемы для судоходства и качества воды в реке, которая является практически единственным источником питьевого водоснабжения города-миллионера Омск.

В-третьих, отмечается высокий уровень загрязнения водных ресурсов бассейна тяжелыми металлами и нефтепродуктами функционирующими в верховьях Иртыша предприятиями горно-металлургического комплекса и теплоэнергетики. 

На фоне сокращения объемов годового стока  даже небольшой рост объемов промышленных стоков увеличивает индекс загрязнения. Реки бассейна р. Иртыш относятся к наиболее загрязненным водным объектам на территории Казахстана, они уже сегодня не всегда справляются с самоочищением. Особенно загрязнены притоки Иртыша - реки Брекса, Глубочанка и Красноярка, при значениях ИЗВ 10,18-28,17 (р. Брекса) – 7 класс качества, «чрезвычайно грязные». Наибольшее загрязнение отмечается по азоту аммонийному (до 1,8 ПДК), азоту нитритному (до 5,7 ПДК), меди (2,3-89,3 ПДК), цинку (39,7-60,3 ПДК), нефтепродуктам (до 2,8 ПДК) и марганцу (7-13,1 ПДК).

Дальнейшее индустриальное развитие Западного Китая (СУАР), намечаемая реализация ряда крупных инвестиционных проектов в горнодобывающей и перерабатывающей отраслях, в том числе в атомной промышленности технопарке в Курчатове, а это не только важные инвестиционные проекты, но и водоемкие производства, могут усугубить и без того сложную водно-экологическую ситуацию в бассейне Иртыша, в том числе и с позиций трансграничного сотрудничества.

В-четвертых, вызывают серьезные опасения  и вероятность техногенных катастроф, прежде всего в результате отсутствия должного контроля технического состояния ГТС, расположенных в бассейне Иртыша. К сожалению, крупные водохранилища в Казахстане переданы в концессию зарубежным инвесторам из США, которые заинтересованы, прежде всего, в извлечении прибыли, а не обеспечении их долговременной и безопасной эксплуатации. Но особые опасения вызывают более мелкие ГТС, например,  Лениногорского каскада малых ГЭС деривационного типа. Каскад был создан в 1920-е - 1940-е годы, оборудование ГТС устарело и морально, и физически. Ситуация усугубляется и институциональными факторами – неоднократной сменой форм собственности и самих собственников и ГТС, и предприятий – потребителей электроэнергии, что существенно снижает и меру ответственности за их эксплуатацию. В настоящее время совокупная мощность ГЭС каскада составляет, по разным источникам, 12…14 МВт.  Аварии на этих малых сооружениях чреваты большими разрушениями для г. Усть-Каменогорска и других населенных пунктов области.

Важным обстоятельством с позиций антропогенных катастроф является и достаточно высокая вероятность возникновения сейсмических событий. По данным специалистов, по фарватеру Иртыша проходит тектонический разлом и ежегодно, например, в районе Бухтарминской ГЭС регистрируется до десятка сейсмотолчков, что характерно и для других крупных гидроузлов бассейна.

При планировании развития водохозяйственной обстановки в ТГБ р. Иртыш следует исходить из следующих реалий:

  • Китай не будет брать воду меньше тех объемов, которые берет, а может даже увеличить свой водозабор.
  • Казахстан, на территории которого сток реки Иртыш зарегулирован еще в советские годы, также не может уменьшить объем используемого речного стока, так как не имеет крупных дополнительных источников поверхностных пресных вод в этой зоне.
  • Ситуация в ТГБ будет оставаться весьма сложной, несмотря на наличие ряда договоренностей двухстороннего уровня.

До недавнего времени Китайская сторона не высказывала каких-либо официальных заявлений о перспективах использования водных ресурсов реки Иртыш. Первый раунд казахстано-китайских переговоров состоялся 5-11 мая 1999г. в городе Пекин. Китайская сторона заявила о намерении увеличить водоотбор до 1 км3 в год к 2020 году. Китай намерен в этом же году ввести в эксплуатацию первую очередь канала Черный Иртыш-Карамай (в СУАР) (в район нефтяного месторождения близ города Карамай и на иные цели), по которому объем ежегодного водозабора из реки Иртыш составит порядка 450 млн.м3

В соответствии с Протоколом, подписанным 26.10.1999 г., два государства создали совместную рабочую группу экспертов по трансграничным рекам и были начаты консультации[1].  Но, к сожалению, до сих пор отсутствуют механизмы, обеспечивающие контроль водозабора в Китае, что позволило бы смягчить негативные последствия строительства канала.  Китай, который до сих пор временно отказывается подписать договор ООН «По трансграничным водам», ратифицированный Россией и Казахстаном в 1993 г., активно участвует в двухсторонних переговорах. Между КНР и Казахстаном подписано Соглашение между Правительствами Казахстана и Китая «О сотрудничестве в сфере использования и охраны трансграничных рек» (12.09.2001 г., Астана), во исполнение которого создана казахстанско-китайская Совместная Комиссия (СК) по использованию и охране ТВР, которая способствовала подписанию ряда Соглашений между соответствующими ведомствами Казахстана и Китая.

В отношениях между Казахстаном и Китаем остаются нерешёнными вопросы правового статуса и экологической безопасности вод трансграничных рек, контроля качества вод, предупреждения их загрязнения, а также внедрения принципа вододеления при ведении двусторонних переговоров не решены. Кроме того, Китай избегает вопросов развития трехстороннего (Китай-Казахстан-Россия) сотрудничества в области использования и охраны водных ресурсов бассейна реки Иртыш.

Для решения вопросов трансграничного сотрудничества России и Казахстана в области водопользования согласно «Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о совместном использовании и охране трансграничных водных объектов» (Приложение Г) создана Российско-Казахстанская комиссия по совместному использованию и охране трансграничных водных объектов, которая состоит из рабочих групп по бассейнам рек Ишим, Иртыш, Тобол, Урал, Большой и Малый Узени, и осуществляет свою деятельность по следующим направлениям:

  • регулирование режимов пропуска паводков, наполнения водохранилищ и условий водообеспечения населения и отраслей экономики в летне-осенний период;
  • проведение мониторинга водных ресурсов трансграничных рек (совместный отбор проб воды в пограничных створах трансграничных водных объектов, отработка сходимости результатов в соответствии с уточненным Регламентом и перечнем контролируемых показателей».
  • проведение казахской Стороной демеркуризационных работ на Павлодарском АО «Химпром» при совместном мониторинге за очагом ртутного загрязнения;
  • осуществление контроля за водохозяйственными и водоохранными мероприятиями в бассейнах трансграничных рек, а также за деятельностью предприятий, осуществляющих водопользование в бассейнах трансграничных рек;
  • согласование СКИОВР р. Иртыш, разработанной казахстанской Стороной;
  • согласование водохозяйственных балансов;
  • разработка и согласование проекта Соглашения между Правительствами РФ и РК о порядке подачи воды с территории одного государства на территорию другого для экологических и оросительно-обводнительных нужд, предусматривающий положения об освобождении от уплаты всех таможенных платежей, налогов и сборов за таможенное оформление воды.

Несмотря на накопленный опыт и имеющиеся институциональные формы сотрудничества  в области водопользования ситуация в бассейне р. Иртыш остается весьма сложной, поэтому имеются технические, технологические и институциональные  предложения ее улучшения.

Со стороны Казахстана имеется ряд предложений, направленных на решение своих водохозяйственных проблем в бассейне р. Иртыш, в том числе и путем привлечения водных ресурсов России. В настоящее время в Восточно-Казахстанском акимате эксперты рассматривают два проекта, способных пополнить воды Иртыша, с одной стороны, и разбавить промышленные стоки, с другой.

В основе первого проекта лежит идея переброски в бассейн Иртыша реки Тихая, которая течет вдоль границы по территории Казахстана, пересекает Россию и впадает в Катунь. В рамках строительства на территории Казахстана гидротехнических сооружений предлагают пробить напорный гидротехнический тоннель в 4,5 км длиной и диаметром 3 метра в бассейн реки Бухтарма, а на месте создания перепада уровней – возвести Белокатуньскую ГЭС, с водохранилищем емкостью 1,25 млрд. куб.  По предварительным подсчетам ученых, стоимость ГЭС – в пределах 77 млрд. тенге(0,5 млрд. $), проектная мощность – 800 МВт, годовая выработка – 2,7 млрд. кВт/час. При этом на существующем каскаде Верхнеиртышских ГЭС выработка электроэнергии увеличивается на 660 млрд. кВт/час, при этом, по мнению разработчиков проекта, можно обеспечить восстановление  водного баланса Иртыша на всем его протяжении.

Второй проект связан с возможностью поворота рек Ак-Кабы и Кара-Кабы, которые берут начало на хребтах Катон-Карагайского района, уходят в Китай и, слившись, впадают в Черный Иртыш. Стоимость реализации данного проекта составляет почти миллиард долларов и длина туннеля -  около 20 километров, реку собираются развернуть от границы и направить в Черный Иртыш уже на казахстанской стороне. При этом, по мнению авторов идеи, “на время проблема дефицита воды будет снята”.

Сейчас эксперты работают над обоими проектами. Имеется, правда, еще одно “но”: поворот рек задуман в заповедных зонах Катунского биосферного заповедника (Россия) и Катон-Карагайского природного парка (Казахстан), где законодательством обеих стран запрещено любое строительство, даже менее экологоемкое. Пока остаются не проработанными и вопросы влияния на сток Катуни в целом и связанные с этим экологические и энергетические проблемы.

Между тем анализ ситуации в бассейне и предлагаемых решений по ее стабилизации показывает, что не все возможности для спасения Иртыша использованы, и можно найти менее радикальные пути сохранения водных ресурсов Иртыша, прежде всего участие государства в регулировании эксплуатации и мониторинга ГТС.

Российская сторона также рассматривает ряд проектов. Первый из них связан с идеей строительства на подступах к Омску плотины и создания водохранилища, которое станет зимой и в паводок аккумулировать воду, а затем равномерно подпитывать Иртыш до требуемых природно-хозяйственных параметров. В июне 2008г. правительство России одобрило технико-экономические обоснования сооружения в Омской области низконапорного гидроузла для решения проблемы дефицита воды в Иртыше, что было признано целесообразным и для Тюменской области. К 2012 году плотина (одновременно - гидроэлектростанция малой мощности и автодорожный мост) должны быть построены, тем самым могут быть решены большинство российских  проблем с иртышской водой. В качестве альтернативного варианта предлагается отказ от строительства плотины и водохранилища, а создание серии подводных искусственных порогов, которые обеспечат поднятие уровня за счет снижения скорости реки.

При этом на дне реки устанавливается железобетонная конструкция, которая подпирает сток реки, не перекрывая полностью течение. За счет этого скорость стока уменьшается, а уровень повышается. Однако рассчитывать на высокий подъем уровня на одном пороге нельзя, поэтому в практике используется каскад искусственных порогов. Их строительство ведется поэтапно с вводом одного порога за другим, что дает возможность получать эффект уже при начальных капиталовложениях. Кроме того, пороги не создают дополнительных препятствий в том случае, если в силу каких-либо причин повысится сток Иртыша, например, уменьшится забор или увеличится попуск водохранилищ в соседних странах [10].

К сожалению, названные проекты направлены на решение частных проблем водопользования, а не на восстановление и сохранение экосистемы бассейна в целом. Для этого, на наш взгляд необходима разработка Стратегии интегрированного управления трансграничным речным бассейном и Программы ее реализации под патронажем Международного Бассейнового Совета в составе руководителей заинтересованных ведомств, административных органов управления и ученых Казахстана, Китая и России с привлечением независимых международных экспертов, в том числе работавших ранее над проектами «Трансграничное управление водными ресурсами бассейна Иртыш» (инициирован Правительством Франции, Казахстан – Россия, 2001-2003), ПРООН, Глобального Водного Партнерства и Правительства Норвегии «Национальный и бассейновые планы интегрированного управления водными ресурсами; План эффективного использования воды» (по Республике Казахстан, 2004), Всемирного Банка Развития «Определение приоритетных проблем семи основных речных бассейнов Казахстана» (Posch & Partners “Consulting Engineers”, Инсбрук – Австрия), «Совместной программы по управлению реками» консорциума “Mott MacDonald, Arcadis, 2003) и др. [Российско-Казахстанская Комиссия … , 2009; Совместная программа … , 2009].

Стратегия должна быть разработана на единой методической основе с учетом особенностей национального законодательства заинтересованных стран-участниц и основных положений международных соглашений в области реализации бассейновых принципов трансграничного сотрудничества.

Целесообразным могло бы стать согласование вопросов трансграничного водопользования в Национальных Водных Кодексах в соответствии к требованиям принятого странами СНГ Модельного Водного Кодекса.

[1] В 1996 году Российский институт “Союзинтервод” провел оценку возможных последствий изъятия стока,  на основе которого были сделаны следующие выводы:

  • Дополнительное изъятие стока в объеме 1 км3 в год не окажет существенного влияния в годы средней водности и в многоводные годы. В засушливые годы (при обеспеченности стока 90-95%) такое изъятие окажет негативное влияние на условия судоходства и водоснабжение. Дополнительное изъятие стока в объеме 1,5 км3 является предельным допустимым объемом без проведения компенсационных мероприятий
  • Любое изъятие стока свыше 1,5 км3 будет иметь значительные негативные экологические воздействия. Рыбные запасы уменьшатся и возможно исчезнут. В целом водная среда экосистемы будет дградировать как результат потери экологической вариативности. Водозаборы быть модифицированы.
  • Выработка электроэнергии будет значительно снижена
  • любое изъятие стока свыше 1,5 км3 будет иметь значительные негативные экологические воздействия. Рыбные запасы уменьшатся и возможно исчезнут. В целом водная среда экосистемы будет дградировать как результат потери экологической вариативности. Водозаборы быть модифицированы.
  • Выработка электроэнергии будет значительно снижена.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!