3.3. Ландшафтное разнообразие Урало-каспийского трансграничного региона и перспективы развития сети ООПТ 

В последние годы после ратификации Россией Конвенции о биологическом разнообразии (1995) отечественными учеными и специалистами в рамках Проекта Глобального экологического фонда (ГЭФ) интенсивно разрабатываются формы участия России и российских регионов в Панъевропейской стратегии сохранения биологического и ландшафтного разнообразия [Малаховский, 1997; Тишков, 1997, 1998]. Цель данной работы — привлечь внимание специалистов к региону, занимающему срединное положение в Северной Евразии и имеющему важнейшее значение для сохранения ландшафтного и биологического разнообразия близ границы Европы и Азии. Речь идет о западном секторе российско-казахстанской границы с примыкающими к ней аридными и семиаридными территориями Астраханской, Волгоградской, Саратовской, Самарской, Оренбургской, Челябинской областей Российской Федерации и Гурьевской (Атырауской), Западно-Казахстанской и Костанайской областей Казахстана. В геоэкологическом отношении этот регион охватывает зону контакта четырех физико-географических стран: Русской равнины, Уральских гор, Западной Сибири, Тургайской равнины. В широтно-зональном отношении российско-казахстанская граница последовательно пересекает с юга на север зоны пустынь умеренного пояса, полупустыню и степную зону.

Принципиально новое геополитическое положение этого региона, связанное с появлением государственной границы, масштабное хозяйственное освоение земельных ресурсов (распашка и перевыпас), большие пространства, занятые бывшими и резервными полигонами военного ведомства, заставляют отнести территории, примыкающие к российско-казахстанской границе, к приоритетным регионам в Панъевропейской стратегии сохранения биологического и ландшафтного разнообразия.

Зона пустынь умеренного пояса (Северный Каспий, низовья Волги и Урала)

Ландшафтно-экологическое своеобразие приграничной территории в этой зоне определяется уникальностью мелководных опресненных экосистем северной акватории Каспийского моря, имеющей важнейшее зна­чение для воспроизводства осетровых. Дельты Волги и Урала являются, несомненно, самыми ценными в ландшафтно-экологическом отношении природными комплексами данного участка приграничной территории. При этом необходимо иметь в виду, что часть волжской дельты с про­током Кигач расположена в Казахстане. Своеобразным аналогом Астраханского заповедника мог бы стать заповедник «Дельта Урала», организованный с целью сохранения биоразнообразия поименно-дельтовых ландшафтов [Чибилёв, 1988]. Речные ландшафты Волги (ниже г. Волгограда) и Урала (ниже г. Оренбурга) играют решающую роль для воспроизводства каспийского стада осетровых. После зарегулирования реки Волги роль Урала с его нерестилищами и зимовальными ямами резко возросла. В целом геополитическое положение Урала как трансграничной ре­чной экосистемы очень своеобразно. Практически весь активный водосбор этой реки находится в России, а воспроизводство осетровых, свя­занное со средним и нижним течением, осуществляется на территории Казахстана. В связи с этим назрела необходимость придания Уралу особого статуса межгосударственной реки с единой стратегией сохранения речной экосистемы.

Полупустынная зона

Меридиональный отрезок российско-казахстанской границы в пределах данной зоны расположен в северной части Прикаспийской низменности и может быть обозначен на юге озером Баскунчак, а на севере — истоком реки Торгуй. Он имеет протяженность по прямой около 250 км. На этом отрезке происходит закономерная смена с юга на север внутризональных полупустынных ландшафтов. В отличие от пустынной зоны, коренные ландшафты полупустыни в значительной степе­ни пострадали от перевыпаса в бассейнах Баскунчака и Эльтона и от распашки к северу от озера Эльтон (в зоне Палласовской ирригационной системы). По мнению В. А. Николаева с соавт. [Николаев и др., 1997], полупустыня Северного Прикаспия является зональным экотоном, сопровождающим юго-восточную окраину восточноевропейских степей. В ландшафтной структуре полупустыни выделяются степные, пустынные и собственно полупустынные природные экосистемы. Наиболее характерными для прикаспийской полупустыни являются солонцово-пустынно-степные ко­мплексы (трехчленный комплекс Н. А. Димо, Б. А. Келлера [Димо, Келлер, 1907]), чубарая пятнистая степь В. В. Иванова [Иванов, 1958]. Как показали экспедиционные иссле­дования, значительные естественные участки солонцово-пустынных степей с полукустарничками в полосе светлых каштаноземов почв сохранились лишь на военных полигонах. В пределах Западно-Казахстанской области таковой является Шунгайская пустынная степь площадью около 12,0 тыс. га, а на территории Волгоградской области — Сухо-Боткульский и Приэльтонский полупустынные участки. Необходимо также отметить, что эталонные участки пустынных полынно-типчаково-ковыльных степей на светло-каштановых солонцеватых почвах имеются в пределах Богдинско-Баскунчакского государственного заповедника [Мошонкин и др., 1997]. Сохранению зональных ландшафтов прикаспийской полупустыни будет способствовать организация Баскунчакско-Эльтонского биосферного за­поведника на территории Астраханской и Волгоградской областей. Организация этого заповедника создаст реальную основу для сохранения и поддержания численности сайгака в российской части Волго-Уральского междуречья.

Важное значение для сохранения эталонов зональных полупустын­ных ландшафтов Северного Прикаспия может иметь Джаныбекский стационар Института лесоведения РАН и КазНИИЛХ. Современный статус этого стационара, земли которого оказались разделенными рос­сийско-казахстанской границей, служит прекрасной моделью отработки совместных действий по сохранению объектов природного и культурно-то наследия обоих государств. На территории стационара и вблизи его охранялись репрезентативные участки солонцово-пустынно-степных комплексов, в том числе заповедная степь стационара площадью около 10 га. Но главным природно-культурным достоянием Джаныбекского стационара являются дендропарк и лесомелиоративные полосы, закладка которых началась в 1949 — 1950 гг. [Карандина, Эрперт, 1972; Роде, 1951].

Первые предложения по организации заповедных участков в пустынной степи-Заволжья были высказаны О. А. Смирновой [Смирнова, 1921] и С. Мидовским [Мидовский, 1941]. Позднее виднейший исследователь западноказахстанских степей В. В. Иванов, обратив внимание на пестроту растительного покрова, связанные с ней различия во флористическом составе, сравнительно слабую освоенность территории, обеспечивающую сохранность многих участков в почти девственном состоянии, призвал к организации рядя заповедных участков [Иванов, 1958]. Иванов особо отмечал, что заповедники в той зоне явились бы превосходной иллюстрацией прошлого наших степей в то время, когда вокруг развертываются работы по изменению их природы. Но призывы В. В. Иванова, ровно как и ранее призывы В. В. Докучаева относительно заповедания девственных участков типичных степей, не были услышаны.

Ныне после мелиоративного освоения большей части Волгоградского Заволжья, деградации пастбищных и сельхозугодий вокруг озера Эльтон проблема сохранения эталонов полупустынных ландшафтов сталa особенно актуальной.

В связи с этим вслед за организацией государственного заповедни­ка в степной зоне Заволжья и Урала мы рассматриваем в качестве ближайшей задачи создание Волго-Уральского полупустынного заповедникa кластерного типа. На наш взгляд, такой заповедник мог бы стать шестым российско-казахским проектом, а центром его организации целесообразно сделать Джаныбекский стационар Института лесоведения РАН и КазНИИЛХ. Наиболее перспективными для организации пустынного степного (полупустынного) заповедника являются смежные территории Волгоградской и Западно-Казахстанской областей.

В Урдинском районе Западно-Казахстанской области на территории местного лесхоза и бывшего полигона «Капустин яр» намечена организация Урдинского государственного геоботанического заказника [Природно-ресурсный потенциал … , 1998]. Площадь проектируемого заказника около 350,0 тыс. га. Большую ценность представляют лесокультурные насаждения, со­здание которых началось около 150 лет назад при озеленении ставки хана Букеевской Орды.

Степная зона.

На степную зону приходится большая часть российско-казахстанской границы. В пределах западной (Урало-Прикаспийской) части она распадается на 3 участка: долготный Саратовско-Казахстанский, широтный Оренбургско-Казахстанский и долготный Костанайско-Российский. Эти участки российско-казахстанской границы можно рассматривать в качестве ландшафтно-репрезентативных профилей степной зоны.

Саратовско-Казахстанский участок границы. В его пределах прослеживается ландшафтный профиль степной зоны от одноразнотравных типчаково-ковыльных в комплексе с белополынными степями на светлых каштаноземах до разнотравно-типчаково-ковыльных степей на южных черноземах. Обследование существующей и проектируемой сети особо охраняемых природных территорий Саратовской и Западно-Казахстанской областей, проведенное Институтом степи УрО РАН в 1998 г., показало, что специалистам-экологам и природоохранным органам этих областей не удалось представить, в формирующемся экологическом каркасе зональные степные экосистемы. Степные заказники по охране дрофы Саратовской области (Федоровский и Ровенский районы) точно так же, как дрофиные заказники на северо-востоке Волгоградской области, охватывают сельскохозяйственные и залежные угодья на светлых и типичных каштаноземах. Определенное эталонное значение имеет «Чалыклинская степь» площадью 1400 га, расположенная на стыке четырех районов Саратовской области: Пугачевского, Краснопартизанского, Дергачевского и Озинского [Малаховский, 1997]. Участок представляет собой типчаково-ковыльную бедноразнотравную степь на темных каштаноземах с признаками солонцеватости.

Приграничное положение занимает природный район Синих гор, ра­сположенных в верховьях реки Чижа. Здесь сохранились участки целин­ных типчаково-ковыльных и разнотравно-ковыльных степей н крайние юго-восточные форпосты байрачных дубрав. Западноказахстанскими экологами здесь планируется создать комплексный заказник Еменжар.

Достаточно крупный (около 2000 га) участок целинных типчаково-ковыльных степей на придолинном плакоре р. Таловой к востоку от с. Холманка Перелюбского района Саратовской области обнаружен эк­спедицией Института степи УрО РАН в 1998 г. Холманская степь прив­лекательна как степной эталон тем, что она находится в непосредствен­ной близости от российско-казахстанской границы и в 20 км к юго-западу от одного из участков госзаповедника «Оренбургский» — Таловской степи, на территории которой зональные типчаково-ковыльные степи за­нимают менее 10% территории. Кроме того, Камелик-Чаганское между­речье на востоке Перелюбского района является местом устойчивого гнездования дрофы. Приведенные доводы говорят в пользу организации на базе Таловской степи госзаповедника «Оренбургский» с учетом ра­сширения его границ на территорию Самарской области, включая урочище «Грызлы» и «Синий Сырт» [Симак и др., 1997] и Саратовской области [Паршина, 1997].

С солянокупольной тектоникой связан ландшафт горы Большая Ичка, расположенной в верховье Деркула на северо-западе Западно-Казахстанской области. В геоботаническом отношении здесь выделяются разнотравно-злаковые степи с кустарниками, байрачный осинник и петрофильные ковыльные степи с набором характерных меловых растений.

Оренбургско-Казахстанский участок границы. Имеет протяженность около 750 км. Приграничная полоса может рассматриваться в качестве широтного ландшафтного профиля через провинции Сыртового Заволжья, Предуралья, Южного Урала и Зауралья в пределах подзоны южных (типчаково-ковыльных) степей на темных каштаноземах. В каждой из перечисленных ландшафтных провинций в непосредственной близости от российско-казахстанской границы находятся четыре участка госзаповедника «Оренбургский»: Таловская, Буртинская, Айтуарская и Ащисайская степи общей площадью 22,0 тыс. га. [Чибилёв, 1990].

В южных приграничных районах Оренбургской области кроме участков заповедника на Генеральной карте ООПТ Оренбургской области выделены Малохобдинская песчаная степь и Пишенкольская типчаково-ковыльная степь на супесчаных темных каштаноземах.

Сеть зональных степных ландшафтов в зоне оренбургско-казахстанской границы может быть существенно дополнена за счет имеющихся резервов на территориях полигонов Министерства обороны. Самый кру­пный участок нераспаханных типчаково-ковыльных степей сохранился на территории «Донгузской степи» южнее города Оренбурга [Левыкин, 1997; Чибилёв, 1997а]. Зональные степные экосистемы в связи с ограничениями на сельскохозяй­ственную деятельность имеются на Орловском (бассейн р. Уртабуртя) и Акжарском (бассейн р. Кумака) полигонах.

Обследование северных приграничных районов Западно-Казахстанской области в 1998 г. привело к открытию Утвинско-Илекской степи — участка типчаково-ковыльных степей на карбонатных темных каштаноземах площадью около 2500 га в Чингирлауском районе.

Широтный участок Оренбургско-Казахстанской границы на значи­тельном расстоянии проходит по рекам Урал и Илек. Пойма и долина реки Урал ниже устья р. Илек до села Раннего Оренбургской области и далее до с. Рубежного Западно-Казахстанской области давно уже рассматривается как место организации природного парка «Уральская урема» [Чибилёв, 1998]. Близ границы находятся такие форпосты лесной растительности, как Иртекские пески, урочище Шубарагаш, урочище Тузкаин в Орен­бургской области, Петровские пески, урочище Аккумы, Кдраагаш в За­падно-Казахстанской области.

Большой интерес представляют островные меловые горы: Верхнечибендинские, Троицкие и Акбулакские в Оренбургской области, Утвинские (Миргородские), Алмастау, Ишкаргантау в Западно-Казахстанской и Актюбинской областях. Меловые горы Северного Прикаспия — носители не только большого количества эндемичных и реликтовых видов растений, но и больших участков нераспаханных кальцефитных степей с зональными растительными сообществами.

Следует сказать об уникальных карстовых ландшафтах в зоне раз­вития кунгурских гипсов Предуральского прогиба. В Оренбургской области это в первую очередь. Кзыладырское карстовое поле площадью 2700 га, а южнее его, в Актюбинской области - гипсово-карстовое поле Джильтау (урочище Мугтык) в бассейне реки Жаксы-Каргалы. Международное значение имеет ландшафтно-археологическии комплекс в верховьях Малой Хобды, включающий останцовые горы Корсакбас и Кашкантау с многочисленными киргиз-кайсацкими кладбищами позднего средневековья.

Костанайско-Российский и долготный участок границы. Охватывает меридиональный отрезок российско-казахстанской границы от озера Айке до р. Уй и г. Троицка Челябинской области. Имеет протяженность по меридиану около 400 км и может рассматриваться в качестве ландшафтного профиля от зоны южных (типчаково-ковыльно-полынных) степей на темных каштаноземах до южной границы зауральской лесостепи.

Ландшафтно-репрезентативный ряд эталонных зональных степных экосистем могут составить на этом участке границы: Ащисайская степь (7500 га) в подзоне южной степи (темные каштаноземы), Адамовская степь (3500 га) в подзоне типичной степи (южные черноземы), Гусихинская степь (6700 га) в подзоне северной степи (обыкновенные чернозе­мы). Участки разнотравно-ковыльных степей на обыкновенных черно­земах имеются в ландшафтно-археологическом заповеднике Аркаим, а также в Ерлыгазской степи (2700 га) на юге Челябинской области. Завершает ландшафтный ряд эталонных зональных степных ландшафтов долготного Коетанайско-Российского участка границы Троицкий заказник Пермского госуниверситета.

Кроме перечисленных эталонов зонально-степных ландшафтов на Костанайско-Российском отрезке приграничной зоны в числе перспективных особо охраняемых природных территорий следует назвать Светлиинский (Шалкар-Жетыкольский) озерно-степной район и озеро Айке. Большую ландшафтообразующую роль играют лесные форпосты: Кумакские лески, урочище Шийлиагаш, Верхнесуундукской «ложной лесостепи» (Болотовский и Андрианопольский сосновые боры), Джабык-Карагайсклй сосновый бор, Брединский сосновый бор в Оренбургской и Челябинской областях, а также Хозретовские сосново-лиственничные колки в Костанайской области. Символическими памятниками природы международного значения, расположенными на самой границе Оренбургской и Костанайской областей, являются кварцитовая скала Верблюд в верховьях реки Тобола и 750-летняя реликтовая лиственница в откры­той степи в верховьях реки Жарлы.

Приведенный обзор объектов природного наследия вдоль российско-казахстанской границы по трем ее отрезкам позволяет говорить о во­зможности создания здесь межгосударственной экологической оси по ти­пу ландшафтно-репрезентативных рядов.

Первый из них, долготный (Каспийско-Сыртовый), от побережья Каспийского моря до южной оконечности Общего Сырта, дает законо­мерный срез ландшафтов Прикаспийской низменности и иллюстрирует смену ландшафтов от северной пустыни до типичной степи.

Второй отрезок границы (Заволжско-Тургайский) — вдоль южной границы Оренбургской области — может рассматриваться в качестве широтного ландшафтного профиля с пересечением основных физико-ге­ографических провинций Заволжья, Предуралья, Южного Урала и За­уралья в пределах подзоны южной степи.

Третий долготный отрезок (Тургайско-Уйский) — от Сыпсьшагаш-ской впадины Тургайской равнины до реки Уй — может быть использован для построения ландшафтного ряда природных резерватов от под­зоны южной степи до южной лесостепи.

Проведенные под руководством автора статьи в мае—сентябре 1998 г. ландшафтно-экологические экспедиции и выездные семинары с участием российских и казахстанских экологов подтвердили существование ранее открытого нами эффекта ландшафтного и биологического разнообразия приграничных территорий. Его суть заключается в том, что административно-приграничные зоны, как правило, характеризуются лучшей сохранностью зональных экосистем и высоким биоразнообразием. Это относится к границам всех рангов — от административных районов до границ областей и государств. Особое значение для поддержания ла­ндшафтного и биологического разнообразия имеют стыки территорий нескольких территориальных субъектов. В качестве примера можно привести стыки четырех областей России и Казахстана, где расположен участок госзаповедиика «Оренбургский» — Таловская степь. Здесь имеются значительные массивы нераспаханных степей в Самарской и Саратовской областях, где обитает одна из крупных группировок волго-уральской популяции дрофы. Подобные районы с выраженным приграничным эффектом ландшафтного и биологического разнообразия выделены нами на Илекско-Утвинском междуречье (Оренбургская, Западно-Казахстанская, Актюбинская области) в верховьях реки Торгуй (Саратовская, Волгоградская, Западно-Казахстанская области). Все это свидетельствует о перспективности исследований по сохранению ландшафтного и биологического разнообразия на приграничных территориях.

На основе обобщения результатов исследований в зоне российско-казахстанской границы в приграничном сотрудничестве областей Рос­сии и Казахстана мы выделяем следующие стратегические задачи [Чибилёв, 1997а, 1998]:

—  создание межгосударственной экологической сети, включающей в себя особо охраняемые природные территории различного ранга — от заповедников до памятников природы, образующих природный   каркас региона. В числе перспективных природных резерватов следует   выделить: озерные экосистемы Тургайской равнины с режимом орнитологических заказников, лугово-лесную пойму реки Урала с режимом приро­дного парка, эталоны зональных степных ландшафтов (Таловская, Айтуарская степи и др.)  с режимом биосферных заповедников, Джаныбекский стационар Института лесоведения РАН с режимом памятника природы и др.;

— восстановление заповедной зоны по реке Урал от г. Оренбурга до г. Атырау (г. Гурьева) и на северной акватории Каспийского моря с целью сохранения условий воспроизводства белорыбицы и осетровых видов рыб и организации мониторинга этих видов;

—  согласование государственных и областных Красных книг;

—  развитие сети ландшафтных памятников в приграничной полосе, охватывающей природные феномены и рефугии, связанные с солянокупольной тектоникой, меловыми горами, массивами бугристых    песков, микрофрагментами лесных форпостов в степной и полупустынной зонах, лесокультурной деятельностью, а также ландшафтно-археологическими и этно-ландшафтными объектами;

—  создание сети ландшафтно-экологических стационаров по мони­торингу процессов опустынивания и индикации   изменения   природных комплексов под воздействием антропогенных факторов;

—  развитие сети эталонов по экологической реставрации степных ландшафтов, нарушенных неумеренной распашкой в период   освоения целинных и залежных земель.

Юридической основой для такого сотрудничества должны быть со­ответствующие договора и соглашения между Россией и Казахстаном, между администрациями приграничных российских и казахстанских об­ластей.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!