3.1. Современные формы сохранения природного наследия степных регионов Северной Евразии 

Исторически именно критическое состояние естественных степных ландшафтов Восточно-Европейской равнины еще в конце XIX века всколыхнуло природоохранное движение в России и привело к организации первой научной степной станции «Каменная степь» и первого степного заповедника «Аскания-Нова». Однако в течение всего XX века в России и СССР не удалось создать репрезентативную сеть степных заповедников и решить на практике вопросы оптимизации режима сохранения степных экосистем.

К 2000 году на территории Российской Федерации было создано 100 заповедников, при этом число заповедников в таежной зоне составило 19, лесостепи и зоне смешанных лесов – 15, областях высотной поясности – 53. В степной и пустынно-степной зонах функционировало только 4 заповедника. Следует обратить внимание на то, что площадь государственных заповедников в тундре и лесотундре составляет 5,24 %, а степи только 0,11 % от общей площади природных зон. Коэффициент зональной репрезентативности государственных заповедников Российской Федерации, рассчитанный А.А. Никольским и В.Ю. Румянцевым [Никольский, Румянцев, 2001], составляет в тундре и лесотундре 2,36, пустыне 1,69, а в степи и полупустыне только 0,09. Если признать нормой коэффициент зональной репрезентативности равный 1, то площадь зонально-степных заповедников в России должна быть увеличена более чем в 10 раз. Создание биосферных заповедников в хозяйственно освоенных районах степной и лесостепной зон сопряжено с серьезными трудностями. Они возникают в основном из-за противоречий между научными принципами заповедного дела и практическими интересами развития различных отраслей народного хозяйства. Отсутствие степных заповедников в большинстве физико-географических провинций – сегодня главная нерешенная проблема развития заповедной сети страны. Как показывает практический опыт, решить ее можно по принципу «кластерных экосистем» [Гусев, 1988; Чибилёв, 1992]. Одним из примеров такого заповедника является Центрально-Черноземный государственный биосферный заповедник, созданный В.В. Алехиным в 1930 году. Другой пример – степные резерваты Украины, где в составе четырех заповедников (Луганского, Украинского степного, Аскании-Новы и Черноморского) охраняются семь степных эталонов [Шеляг-Сосонко, 1987]. Последние составляют своеобразный ландшафтный профиль степей с севера на юг – от северных (луговых) разнотравно-злаковых до южных бедно-разнотравных типчаково-ковыльных и песчаных литоралей на побережье Черного моря.

Несмотря на территориальную ограниченность каждого из заповедных участков Украины (пять из семи площадью от 200 до 1000 га), этот ряд – наиболее представительный во всей степной зоне Евразии. Создание подобных комплексов заповедно-степных территорий в РФ и Казахстане – неотложная задача сегодняшнего дня. Чем выше степень антропогенизации ландшафта, тем выше потребность в развитии научно-обоснованной сети охраняемых природных территорий. При этом биосферные заповедники должны рассматриваться не столько как уникальные уголки ландшафта, сколько в качестве территорий с экологически репрезентативными ландшафтами данного региона.

В связи с тем, что в земледельческих областях степной и лесостепной зон страны невозможно создание крупных заповедников, предлагается формировать единую непрерывную сеть мелких и средних охраняемых природных комплексов [Чибилёв, 1986, 1987б]. В основу создания такой сети должны быть положены степень репрезентативности естественных ландшафтов, типичность объектов для региона и зоны, их уникальность, наличие угрозы исчезновения, а также ценность объекта как убежища для сохранения генофонда живой природы. Мелкие (до 1 тыс. га) и средние (1-10 тыс. га) по площади эталонные территории можно включать в состав одного заповедника. При ландшафтной и экологической обоснованности размещения таких изолированных участков появляется возможность создания не только биосферного заповедника в регионе, но и, при минимальном изъятии земель из хозяйственного использования, экономии средств на содержание заповедника – территориальной основы для проведения экологических исследований и мониторинга.

В условиях степной зоны при формировании пространственной структуры аграрного ландшафта особое значение приобретает известный принцип поляризации ландшафта [Родоман, 1974], согласно которому интенсивно используемые и охраняемые территории должны быть максимально удалены друг от друга. Применение этого принципа в функциональном зонировании дает возможность конструировать рациональные модели современного ландшафта степной зоны. Заслуживает особого внимания идея создания ландшафтно-экологического каркаса степных провинций, обеспечивающего равномерное размещение экологически ценных ландшафтов по осям разного порядка на основе существующей структуры экологически гомогенных угодий. Вдоль осей этого каркаса должна развиваться система особо охраняемых природных территорий – памятников природы, ландшафтных и видовых заказников, заповедников. При проектировании сети заповедников и других категорий охраняемых природных территорий нужно использовать принцип природно-миграционных русел, позволяющий соединить в общую систему существующие и проектируемые природные резерваты с помощью различных охранных зон – «природно-географических окон», «транзитных коридоров» и «буферных полос».

Границы эталонных участков степных заповедников и их буферные зоны должны обеспечивать относительную экологическую автономность заповедного ландшафта, т.е. независимость от антропогенных и иных случайных воздействий, что особенно важно в условиях открытого (равнинного степного с транзитными потоками вещества и энергии) ландшафта. Реальный путь развития заповедной сети в условиях степной зоны – создание возможно большего числа малых заповедных участков. Для того чтобы сохранить хотя бы часть биоты, прежде всего растительности, беспозвоночных животных, мелких млекопитающих и характерной степной орнитофауны, при организации заповедников в степной зоне следует учитывать раздробленность и мозаичность их расположения и конфигурации. Стационары кластерных биосферных заповедников можно использовать в качестве эталонов ландшафтных условий при оценке состояния природной среды. Они позволят в каждом экономическом районе оценить существующее природное разнообразие, степень ущерба, наносимого природным ресурсам, а также биологическую продуктивность основных категорий экосистем. Более чем вековой опыт организации степных заповедников и заказников в Северной Евразии позволяет сделать следующие выводы, которые продиктованы необходимостью сохранения степных эталонов в условиях заповедного режима.

  1. При проектировании степных заповедников на основе оценки современного состояния экосистем должен быть установлен реанимационный период на срок от 3 до 5 лет. На этот срок на всей заповедной территории вводится абсолютно заповедный режим территории и режим умеренного выпаса, исключающего расположение летних лагерей скота в охранной зоне.
  2. После реанимационного периода для каждого степного резервата выполняется заповедное землеустройство, в соответствии с которым выделяются зоны абсолютно заповедного режима и регулируемых видов хозяйственного использования, имитирующих различные сценарии развития степных ландшафтов в историческое время.
  3. Заповедный режим в степных резерватах может быть пассивно заповедным и активно заповедным. Первый из них предусматривает полное невмешательство в существующую динамику и структуру ландшафтов. Активно заповедный режим предусматривает стимулирование восстановления зоокомплекса, включая диких копытных животных (например, сайгаков) или вольный выпас домашних лошадей. При выполнении этого режима изыскиваются возможности для того, чтобы способствовать восстановлению популяций характерных степных животных, таких как сурок, дрофа, стрепет, степной орел и другие.
  4. На степных резерватах, где восстановление всего зоокомплекса не реально, после реанимационного периода необходимо поэтапно вводить заповедный режим с элементами выпаса. Но и в этом случае выделяются участки, где выпас не будет допускаться, и устанавливаются критические фенологические окна, когда степь находится в состоянии полного покоя.
  5. Заповедное землеустройство в научно-практических целях может предусматривать и другие виды режимов: ограниченный по срокам выпас разных видов домашних животных, выборочное сенокошение на конной тяге, главным образом, для покрытия нужд самого заповедника.

Большие потенциальные возможности для поддержания и оптимизации биоразнообразия степных экосистем существуют в охранной зоне степных резерватов. Здесь могут осуществляться активные биотехнические мероприятия, способствующие формированию характерной степной биоты. Опыт функционирования четырех стационаров госзаповедника «Оренбургский» (1989-2001) свидетельствует о том, что именно в охранной зоне складываются оптимальные условия для формирования степного биоразнообразия.

На основе опыта работы госзаповедника «Оренбургский» и других заповедных степных территорий на Украине, в Центральном Черноземье и Поволжье можно сделать вывод, что сложившаяся в стране заповедная система не решает всех проблем сохранения ландшафтного и биологического разнообразия степной зоны. При разработке Регионального плана действий по сохранению ландшафтного и биологического разнообразия Оренбургской области нами предусмотрены принципиально новые формы охраны эталонов степных ландшафтов. Первая, наиболее распространенная форма ООПТ – это эталонные степные участки. Около 40 степных участков площадью от 50 до 1500 га выделены на территории области как памятники природы без изъятия угодий у землепользователей. Для степных памятников природы предусматриваются разнообразные режимы природопользования с сохранением регулированного выпаса и не исключающие ограниченное сенокошение.

Другая форма степных резерватов – пасторальные заповедники (выпас копытных животных не противоречит режиму заповедности степи). Это достаточно крупные степные участки (1500-15000 га), которые также остаются у прежних землепользователей (или в госземзапасе). На их территории по согласованию с землепользователями устанавливается специальный пастбищный режим с удалением летних лагерей скота от степных урочищ, отличающихся повышенным и уникальным биоразнообразием.

Очевидно, что нельзя вернуть жителю России возможность духовного общения со степной природой без создания степного природного парка. Прообразом такого парка стала в свое время Аскания-Нова, заповеданная в 1898 году. С разделом СССР Россия утратила возможность использовать Асканию-Нову в качестве отечественного степного резервата. В связи с этим Институтом степи подготовлено обоснование организации степного парка-биостанции «Оренбургская Тарпания». Для его организации выбран участок государственного земельного запаса площадью около 15000 га. Он расположен на междуречье Урала и Илека в подзоне разнотравно-злаковых степей на южных черноземах. В отличие от заповедника степной природный парк не только решает проблемы сохранения ландшафтного и биологического раз­нообразия, но и направлен на реализацию потребностей человека в отдыхе, туризме, духовном обогащении, научном познании и на просвещение. Степной парк должен не только стать местом, где можно наблюдать современных типичных обитателей степи, но и создать условия для восстановления утраченных компонентов степных экосистем – диких копытных животных.

Мероприятия по развитию репрезентативных степных резерватов и экологической реставрации степных ландшафтов отвечают национальным и региональным интересам государств, расположенных во всем степном поясе Северной Евразии от Венгрии и Молдавии до Монголии и северо-восточного Китая.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!