3.3. АНАЛИЗ АНТРОПОГЕННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ И ТУРИСТСКО-РЕКРЕАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА РУСЕЛ РЕК В ПРЕДЕЛАХ МОДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ПРИРОДНО-ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ, НА ПРИМЕРЕ РЕК УРАЛ И ТЕРЕШКА

Прилегающие территории к Урало-Сакмарскому  междуречью и муниципальные образования, территориально включающие междуречье р. Волги и р. Терешка, находящиеся в непосредственной близости от областных центров (г. Оренбург, г. Саратов), представляют особый интерес с точки зрения оценки  современного антропогенного воздействия и интенсивности  нарушения природной среды.

Анализ антропогенного воздействия и туристско-рекреационного потенциала русел рек в пределах модельных территорий исследуемых природно-хозяйственных систем проводился в ходе полевых исследований в периоды с 21 по 27 мая 2018 года (р. Урал) и с 28 мая по 1 июня 2018 года (р. Терешка) по методике, включающей в себя визуальную оценку уклона коренного берега (УКБ) и интенсивности нарушения природной среды (ИНПС), определения типа прирусловой растительности (ТПР) и возможности рекреации (ВР).

Согласно ст. 65 Водного кодекса Российской Федерации, ограничивается хозяйственная деятельность на территории, прилегающей к водному объекту. Законодательно определяется водоохранная зона и прибрежная защитная полоса водного объекта. Водоохранными зонами являются территории, которые примыкают к береговой линии (границам водного объекта) морей, рек, ручьев, каналов, озер, водохранилищ и на которых устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной и иной деятельности в целях предотвращения загрязнения, засорения, заиления указанных водных объектов и истощения их вод, а также сохранения среды обитания водных биологических ресурсов и других объектов животного и растительного мира. В границах водоохранной зоны устанавливаются прибрежные защитные полосы, на территориях которых вводятся дополнительные ограничения хозяйственной и иной деятельности. Для рек и ручьёв ширина водоохранной зоны устанавливается по протяженности водотока от истока до устья[1].

Оценка УКБ проводилась в соответствии с требованиями для прибрежнных защитных полос по 3 категориям:

– обрывистый берег  ~ 90°, в категорию попали яры, обрывы, крутые берега;

– уклон  > 3° – различные варианты берегов, от пляжа до яра;

– пологий берег < 3°, в большинстве случаев пляж.

В ограничения хозяйственной деятельности в границах водоохранной зоны и прибрежных защитных полос входят: запрет на использование сточных вод в целях регулирования плодородия почв; размещение кладбищ, скотомогильников, мест захоронения отходов производства и потребления, радиоактивных, химических, взрывчатых, токсичных, отравляющих и ядовитых веществ; осуществление авиационных мер по борьбе с вредными организмами; движение и стоянка транспортных средств (кроме специальных транспортных средств), за исключением их движения по дорогам и стоянки на дорогах и в специально оборудованных местах, имеющих твердое покрытие; размещение автозаправочных станций, складов горюче-смазочных материалов, станций технического обслуживания, используемых для технического осмотра и ремонта транспортных средств, осуществление мойки транспортных средств; сброс сточных, в том числе дренажных вод, разведка и добыча общераспространенных полезных ископаемых. В пределах прибрежных защитных полос дополнительно запрещается сельскохозяйственная деятельность и размещение отвалов размываемых грунтов. 

Таблица 3.3.1. Определение ширины водоохранной зоны и прибрежной защитной полосы в зависимости от гидрографической характеристики водотока[2]

В водоохранной зоне разрешается ведение хозяйственной деятельности с использованием хозяйственных объектов, которые оборудованы системами и сооружениями, обеспечивающими охрану водных объектов от загрязнения, засорения, заиления и истощения вод в соответствии с водным законодательством и законодательством в области охраны окружающей среды.

Оценка ИНПС была осуществлена по методике оценки геоэкологического состояния береговой зоны  и акватории Беловского водохранилища[3] и включает 4 категории:

– Интенсивное нарушение (практически все элементы природного ландшафта изменены на 70 – 80 % и более) –  отвал, гидроотвал, отстойник, промышленные зоны, селитебные зоны, автомагистрали, насыпи,  выбитый скотом берег.

– Средняя степень нарушения (нарушен только растительный покров) – распаханные поля, плодопитомники, коллективные сады, сбросные каналы, автомобильные дороги с покрытием, автомобильные дороги, улучшенные грунтовые дороги, улучшенные грунтовые дороги по насыпям, железные дороги.

– Малая степень нарушения (растительный покров нарушен менее чем на
50 %) – рекреационные зоны, луговые земли и пастбища, грунтовые проселочные дороги, полевые и лесные дороги, кладбища,  сенокосы.

– Нарушения отсутствуют.

Определение ТПР основывалось на визуальном наблюдении наиболее распространенных типов растительности: лесной, кустарниковый, прибрежно-водный, луговой, степной.

Показатель возможности рекреации на участке определялся по 4 категориям:

– не привлекательный и не доступный;

– не привлекательный, но доступный;

– привлекательный, но не доступный;

– привлекательный и доступный.

По ходу движения по течению реки все изменения вышеперечисленных показателей фиксировались, в результате была сформирована база данных участков берегов по обеим сторонам реки, в дальнейшем трансформировавшись в картосхемы берегов (прил. рис. 3.3.1, 3.3.2).

Река Урал на участке с. Красногор – с. Нежинка (прил. рис. 3.3.1). Протяженность участка составляет 110,7 км. Непосредственно к речной долине примыкают селитебные территории сельских поселений: с. Красногор, п. Береговой, п. Караванный, с. Нежинка и хутор Казачий (прил. рис. 3.3.3 – 3.3.6). Исследуемый участок реки представляет собой извилистое русло с большим количеством петель (коэффициент извилистости – 2,1), средняя скорость течения составляет 4,4 км/ч.  Река Урал на исследуемом участке вырабатывает русло в свободных условиях широкой поймы, что способствует формированию многочисленных излучин и разветвленности водотока. Для вершин излучин характерен высокий отвесный берег (яр). Высота берегов от 1–3 м до 6–9 м, протяженностью от нескольких сот метров до 1 км. На окраине поселка Караванного отмечаются опасные процессы береговой эрозии, которые представляют угрозу жилым и хозяйственным постройкам (прил. рис. 3.3.7).

Расчлененность берегов составлет 59 участков на правом берегу и 55 – на левом. Берега характеризуются минимальной интенсивностью нарушения природной среды, высокая интенсивность была замечена только на протяжение 3 км правого и 2 км левого  берега,  которые, как правило, обусловлены нахождением в непосредственной близости селитебных зон и обладают удобными подходами и рекреационной привлекательностью.  Наличие древесной или кустарниковой растительности обуславливает недоступность берега реки для большого числа рекреантов. В этом случае минимальные нарушения природной среды представляют собой рыбацкие стоянки и отдельные оборудованные места рыбной ловли. Заросшестью древесно-кустарниковой растительностью характеризуются 70 км правого берега и 58 км левого. С точки зрения возможности рекреации 84 км правого и 55 км левого берега характеризуются как не привлекательные и не доступные (прил. рис. 3.3.8).

Река Терешка на участке с. Синодское – с. Букатовка (прил. рис. 3.3.2). Протяженность участка исследования состаляет 24,9 км. Вдоль берегов расположены села Медянниково, Комаровка, Полдомасово, Подгорное, а также дачные массивы в их окрестностях (Росток, Автомобилист, Золотистый). Река Терешка правый приток р. Волги (Волгоградское водохранилище) дренирует восточные склоны Приволжской возвышенности. Площадь водосбора реки 9680 км2, что соответствует средним рекам. Общее падение реки от истока до устья составляет 1,1 м на 1 км, поэтому течение быстрое на всём протяжении реки за исключением участка перед устьем. Долина реки Терешка представлена четвертично-неогеновым водоносным комплексом. Водовмещающие отложения данного комплекса представлены песками с прослоями галечников, глин и алевролитов (мощностью от 2-3 до 20 м) (прил. рис. 3.3.9, 3.3.10).

Исследуемый участок реки до впадения в Волгоградское водохранилище представляет собой извилистое русло с большим количеством петель (коэффициент извилистости 1,6). Средняя скорость течения – 3,3 км/ч.

На протяжении участка исследования показатели УКБ, ИНПС, ТПР, ВР неоднократно менялись. Основные закономерности, как и в случае с берегами р. Урал, заключаются в увеличении значений показателя ИНПС около населенных пунктов (с. Синодское, с. Медяниково, с. Подгорное) и СНТ (Росток, Автомобилист, Золотистый): высокая ИНПС наблюдалась на 2,5 км (10 %) на правом берегу и 2,4 км (9.8 %) – на левом. Вода в р. Терешка прозрачная, хорошего качества, используется для  хозяйственного водоснабжения населённых пунктов и дачных массивов, расположенных в основном на правобережье. Для этих целей на берегу реки установлены насосные платформы с водоводами (прил. рис. 3.3.11, 3.3.12).

В целом же берега р. Терешка в большинстве своем густо залесены древесной растительностью (17,4 км (70 %) на левом берегу, 10,4 км (41,6 %) на правом), оказывающей влияние на показатель возможности рекреации, затрудняя доступность берегов для рекреантов, отсутствие которых благоприятно сказывается в том числе на ИНПС. Всего выявлено 1,2 км (4,9 %) на левом и 4,1 км (16 %) на правом берегах участков с высокими показателями ВР, приуроченных в основном к пляжам с удобными автомобильными подъездами.

В результате проведенного анализа участков берегов рек Урал и Терешка выявлена взаимообусловленность интенсивности нарушения природной среды и возможности рекреации, которые, как правило, имеют высокие показатели на участках берегов, не заросших древесной и кустарниковой растительностью.

Список использованных источников:

[1] Водный кодекс Российской Федерации от 03.06.2006 № 74-ФЗ (ред. от 28.11.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016).
[2] Сивохип Ж.Т., Павлейчик В.М., Падалко Ю.А. Эколого-гидрологические основы оптимизации природопользования в степной зоне / Оптимизация структуры земельного фонда и развитие сети ООПТ в степной зоне России / под науч. ред. ак. РАН А.А. Чибилёва. – Оренбург:
ИС УрО РАН, 2016. – 212 с.
[3] Казьмин С. П., Климов О. В., Матвеева Ю. В. Геоэкологическое состояние береговой зоны и акватории Беловского водохранилища // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: География. Геоэкология. – 2011. – №. 2. – С. 139-147.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!