1.4.  ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИРОДООХРАННОЙ ПОЛИТИКИ В СТЕПНОЙ ЗОНЕ РОССИИ

Степная зона России представляет собой пространство площадью 1,7 млн км2, или 10 % территории страны. В регионах степной зоны России проживает 67,5 млн человек, что составляет 46 % населения страны. Степная зона подвержена активному хозяйственному воздействию и, как следствие, в степных регионах складывается относительно неблагоприятная экологическая ситуация[1]. Современное развитие экономической системы в России позволяет вести сбалансированную природоохранную политику, построенную на взаимодействии государства и объектов хозяйственной деятельности. Основными методами сохранения природной среды и снижения антропогенного воздействия являются сбалансированные ресурсосберегающие циклы производств и компенсирование негативных последствий деятельности. Снижение воздействия на окружающую среду – это залог устойчивого социально-экономического развития страны, выполнения социальных обязательств, повышения качества жизни.

Взаимосвязь экономического и экологического кризисов в настоящее время не вызывает сомнений. Так, реформы в экономике и общественно-политической сфере повлияли на все стороны жизни российского общества, в том числе на состояние природоохранной работы. Экономические программы осуществляются медленно и непоследовательно. Большинство промышленных предприятий убыточны, исполнение экологических программ и мероприятий проходит не в полной мере. Для оценки эффективности природоохранной политики в степных регионах России целесообразно использовать рейтинговую и индексовую оценку. Системы индексов и рейтинговые оценки позволяют отразить результаты природоохранной деятельности регионов, также обеспечить упрощенный доступ к достоверной экологической информации со стороны рыночных институтов и общества. Системы рейтинговой оценки соответствуют принципам, заложенным рядом многосторонних экологических соглашений в области совершенствования природоохранного управления. В мировой практике давно ведется работа по поиску индикаторов экологической эффективности и устойчивости. Так, разработкой подобных критериев занимаются крупнейшие и авторитетнейшие международные организации: специальное подразделение Экологического директората ОЭСР, ООН, Всемирный Банк, Йельский и Колумбийский университеты, Дубнинская российская школа устойчивого развития и др.

Индекс экологической эффективности – это метод количественной оценки и сравнительного анализа показателей экологической политики государств мира. Он ранжирует страны по результативности в нескольких категориях, которые объединяются в две группы: жизнеспособность экосистемы и экологическое здоровье[2]. Индекс экологической эффективности является комплексным сравнительным показателем успешности экологической политики. На основе универсальной многоуровневой системы индикаторов экологической эффективности, охватывающей основные характеристики экологического состояния природной среды, был сформирован индекс эффективности экологической политики регионов степной зоны России. В качестве индикаторов были отобраны следующие показатели: младенческая смертность, уровень выбросов в атмосферу, сбросы сточных вод, объем затрат на природоохранные нужды. Данные представлены в подушевом выражении и в соотношении к ВВП региона. По каждому индикатору определяются баллы в соответствии с распределением в интервале от минимального воздействия на окружающую среду до максимального в степной зоне. На основании рейтинга выявлены регионы-лидеры и регионы-аутсайдеры относительно других регионов степной территории. Отрицательная динамика сводного индекса и одновременное ухудшение положения региона по этому индексу относительно других субъектов свидетельствует о наличии проблемы в обеспечении экологической эффективности. И, наоборот, стабильный рост значений сводного индекса во времени и улучшение положения территории относительно других регионов свидетельствует о необходимости лишь поддерживать такую тенденцию. Наивысший показатель рейтинга означает, что достигнутые результаты соответствуют лучшим мировым практикам, а худший рейтинг означает отсутствие эффективной системы экологического управления и несоблюдение экологического законодательства. Система рейтинговой оценки регионов направлена на решение основных задач государственной политики в области экологического развития будет способствовать формированию эффективной системы управления в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, предусматривающей взаимодействие и координацию деятельности органов государственной власти[3].  По величине индекса экологической эффективности степные регионы разделены на 3 группы: относительно удовлетворительная (Республика Адыгея, Калмыкия, Воронежская, Саратовская, Курганская области), напряженная (Краснодарский, Ставропольский, Алтайский край, Ростовская, Белгородская, Волгоградская, Самарская, Омская, Новосибирская области, Республика Башкортостан) и критическая (Челябинская и Оренбургская области) (рис. 1.4.1).

Рис.1.4.1. Индекс экологической эффективности регионов степной зоны

Россия находится на стадии экстенсивного использования и продажи природных ресурсов. Практически все крупные изменения в сфере природопользования происходили отдельно от экологической политики и в большой степени были обусловлены макроэкономической  ситуацией в стране и фактором структурной перестройки экономики. В период затяжного кризиса экономики в 90-х годах XX века первой жертвой пали фонды природоохранного назначения. Кризис системы внутрипроизводственных отношений привёл к технологической деградации и к дополнительным потерям ресурсов. Неиспользуемое оборудование старело физически и морально, установленные мощности перестали быть функциональными, наблюдалось сокращение численности занятых и закономерное снижение квалификации кадров. Таким образом, структурные сдвиги, произошедшие в промышленности, лишь усилили деформацию отраслевой структуры валового загрязнения, т.к. привели к ещё большему «утяжелению» экономики, увеличению доли наиболее ресурсоёмких, энергоёмких и «грязных» отраслей. В итоге в период спада основное снижение нагрузок на окружающую среду было обусловлено сокращением промышленного производства. Экологические платежи не оказали достаточного влияния на изменения в структуре промышленности. Максимальное сокращение объёмов производства наблюдалось в высокотехнологичных секторах и отраслях, выпускавших товары народного потребления. Следствием этого стало резкое увеличение доли отраслей сырьевого комплекса в загрязнении окружающей среды. Складывавшиеся в переходный период обстоятельства максимально способствовали формированию наименее благоприятной с точки зрения показателей экологичности структуры промышленного производства[4].

Для оценки тенденции динамики объёмов промышленного производства и выбросов загрязняющих веществ в атмосферу степных регионов были проанализированы показатели за период 2000–2016 гг. (рис. 1.4.2). Анализ динамики промышленного производства показал стабильный рост этого показателя.

Рис. 1.4.2. Группировка регионов по величине индекса выбросов в атмосферу и промышленного производства (2000 – 2016 гг.)

При оценке регионов по темпам роста объёмов промышленного производства и уровню загрязнения атмосферы было выделено две группы.

  1. Регионы, где произошёл рост производства при одновременном снижении уровня загрязнения атмосферы – это Волгоградская, Ростовская, Оренбургская, Самарская, Курганская, Челябинская, Новосибирская, Омская области, Ставропольский, Алтайский край и Республика Башкортостан. В этих регионах проводится наиболее эффективная природоохранная политика, направленная на снижение последствий промышленной деятельности.
  2. Регионы, где при росте производства наблюдается и рост выбросов – Белгородская, Воронежская, Саратовская области, Республика Калмыкия и Краснодарский край. Это регионы, использующие экстенсивный тип развития, что при возрастающем объёме производства наиболее конъюнктурных отраслей промышленности даёт увеличение антропогенной нагрузки на экосистемы. Ни в одном регионе степной зоны не наблюдается рост инвестиций, направленных на природоохранную деятельность, при одновременном снижении объёмов производства. Анализ динамики экологических индикаторов показал, что компенсационный рост в промышленности при недостаточном развитии процессов модернизации экономики не только не привёл к улучшению экологической ситуации, но и существенно ухудшил её, преимущественно в ареалах с высоким уровнем антропогенного воздействия и низким потенциалом самоочищения природной среды.

Стратегия, которая реализуется в настоящий момент, приведёт к двойной неэффективности. С одной стороны, загрязнение в сырьевых отраслях растёт быстрее производства, а с другой – нарастают затраты на решение этих проблем, на очистку и пр., что, в свою очередь, стимулирует дальнейшее ресурсопотребление. В большинстве регионов промышленность оказывает значительную нагрузку на природную среду. Решающую роль в её снижении должны сыграть экономические меры в виде адекватных платежей за негативное воздействие на окружающую среду и внедрение международных экологических стандартов, в том числе в области экологического менеджмента. Для принятия оптимальных решений экологических проблем современному обществу необходимо владение достоверной информацией как о состоянии самой экосистемы, так и об антропогенных процессах, оказывающих на нее воздействие. Опыт управления природоохранной деятельностью показывает, что государственные органы способны достигнуть определенных результатов при осуществлении традиционного подхода, основанного на проведении проверок и наложении санкций. Но такой подход зачастую не сопровождается новаторскими инструментами, повышающими вероятность обнаружения нарушений, дающими более высокий эффект их профилактики и сокращающими административные расходы на обеспечение экологического контроля[5]. Объективные практические сдвиги в природоохранной работе могут быть получены в том случае, если государство применит политику баланса методов административного и рыночного регулирования процессов природопользования. Стабильный экономический рост в степных регионах и его совместимость с природоохранной работой должен быть основан на использовании более совершенных экологически чистых технологий как в действующем, так и в будущем производстве.

Список использованных источников:

[1] Соколов А.А. Показатель эффективности использования биопотенциала в степной зоне России // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. – 2016. – № 3 (59). –
С. 161-164.
[2] Global metrics for the environment. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.epi.yale.edu. (Дата обращения: 29.06.2016).
[3] Сикорская В.Ю. Система экологических рейтингов // Академический журнал Западной Сибири.– 2014. – Т. 10, № 2 (51). – С. 28-32.
[4] Битюкова В.Р. Пространственные трансформации антропогенного воздействия в России в период экономического роста // Пространственная экономика. – 2005. – № 3. – С. 47-63.
[5] Малышевский А.Ф. Система экологических рейтингов как инструмент повышения эффективности природоохранной деятельности предприятий и регионов // Экология производства. – 2012. – № 9. – С. 35-46.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!