Печать
Категория: Проблемы устойчивого развития социально-экономических геосистем степной зоны РФ
Просмотров: 364

1.2. ПРОБЛЕМЫ АНТРОПОГЕННОЙ НАГРУЗКИ НА ЛАНДШАФТЫ РЕГИОНОВ СТЕПНОЙ ЗОНЫ РФ 

В настоящее время федеральной службой государственной статистики, министерством природных ресурсов и экологии, другими государственными службами в России формируется статистическая база показателей, характеризующих процессы использования природных ресурсов и антропогенного воздействия на окружающую среду в разрезе субъектов РФ и их муниципальных образований (МО).

Так, например, «База данных показателей муниципальных образований» Росстата[1] по большинству МО содержит основные абсолютные и относительные показатели, отражающие степень воздействия хозяйственной деятельности на природные комплексы и антропогенную нагрузку на ландшафты. При помощи подобных информационных ресурсов в разрезе муниципальных районов можно оценить интенсивность антропогенной нагрузки на ландшафты в зависимости от освоенности территории сельскохозяйственным или промышленным производством.

Одной из самых освоенных в этом отношении ландшафтных зон страны является степная зона. Степи долгое время являлись природным полигоном для глобальных государственных проектов, негативные экологические последствия реализации которых, как впрочем и социально-экономические, были в значительной мере недооценены[2],[3].

В рамках ранее проведенных исследований была определена административно-территориальная структура степной зоны, к которой отнесены 22 субъекта РФ в 6 федеральных округах страны[4],[5]. Среди рассматриваемых регионов присутствуют территории, которые условно можно считать квазистепными (доля площади степного биома менее 1/3)[6].

 В целом, в рассматриваемом в границах выделенных субъектов РФ регионе доля территории степной зоны  составляет около 52 % (табл. 1.2.1). Чтобы настоящее исследование характеризовалось достаточной степенью комплексности и репрезентативности, его необходимо проводить не в разрезе субъектов целиком, а в разрезе только тех их административно-территориальных единиц, которые территориально включают степную зону. 

Таблица 1.2.1. Административно-территориальная структура степного мезорегиона в разрезе субъектов РФ и их муниципальных образований

Таблица 1.2.2. Некоторые показатели групп МО степной зоны РФ в 2014 году[7]

В настоящее время одной из основных единиц статистического наблюдения является муниципальное образование. Сбор, обработка и анализ статистических данных в разрезе элементов административно-территориального деления способствует организации управления на различных уровнях. Обеспеченность статистической базой – ключевой фактор необходимости совпадения границ исследуемой территории с границами элементов административно-территориального деления[8].

По уточнённым данным 2014 года в административно-территориальном отношении рассматриваемая степная зона охватывала 402 муниципальных образования (включая 58 городских округов). Площадь выделяемого таким образом степного мезорегиона оставила 858,6 тыс. км2, на территории которого проживает 23 143 тыс. человек (табл. 1.2.1, 1.2.2).

 

Рис. 1.2.1. Плотность населения МО а) – общего, б) – сельского по степени интенсивности антропогенной нагрузки на ландшафты регионов степной зоны РФ 

Антропогенная нагрузка на муниципальном уровне складывается из совокупности нескольких факторов, основными из которых  являются влияние промышленного сектора, транспорта и его инфраструктуры, а также сельскохозяйственного производства. Одними из очевидных показателей при определении степени внепроизводственной антропогенной нагрузки для городских и сельских территорий выступает плотность населения.

Средняя плотность населения рассматриваемого мезорегиона, состоящего из 402 МО степной зоны, в 2014 году составила около 27 чел./км2. В 156 МО показатели интенсивности антропогенной нагрузки, обусловленной степенью густонаселённости, превышают среднедопустимые (рис. 1.2.1.а). В основном это юго-западные территории исследуемого мезорегиона, представленные муниципальными образованиями Краснодарского и Ставропольского краев, Республики Крым и кавказских республик. Эти же территории характеризуются максимальной плотностью сельского населения (рис. 1.2.1.б).

Одним из критических индикаторов антропогенной трансформации степного ландшафта является процент распаханных территорий. Для более чем половины муниципальных образований рассматриваемого мезорегиона данный показатель характеризуется высокой степенью интенсивности нагрузки на ландшафты    (рис. 1.2.3).

Приведённые выше индикаторы являются ключевыми, но не единственными показателями, определяющими степень антропогенной нагрузки в зависимости от освоенности территории сельскохозяйственным или промышленным производством. Для урбанизированных территорий наряду с плотностью населения определяющим показателем является плотность выбросов вредных веществ в атмосферу. Около 85 % муниципальных образований регионов степной зоны характеризуются незначительной плотностью выбросов на единицу площади (рис. 1.2.4).

Рис. 1.2.2. Доля застроенных земель в МО регионов степной зоны РФ 

Рис. 1.2.3. Распаханность территорий МО регионов степной зоны РФ по степени интенсивности антропогенной нагрузки на ландшафты 

Рис. 1.2.4. Плотность выбросов вредных веществ в атмосферу в МО по степени интенсивности антропогенной нагрузки на ландшафты

По основным региональным показателям антропогенного воздействия на ландшафты при использовании балльной оценки интенсивности их нагрузки рассчитан для каждого из 402 муниципальных образований интегральный показатель (рис. 1.2.5).

Рис. 1.2.5. Интенсивность антропогенной нагрузки на ландшафты МО регионов степной зоны РФ 

В результате проведённого анализа в 144 МО (около 36 %) интенсивность антропогенной нагрузки характеризуется как «выше среднего». В основном это городские округа и административные районы степных регионов европейской части России (Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская, Воронежская, Саратовская и Оренбургская области)[9]. Следующим этапом в развитии настоящих исследований должно стать определение интенсивности антропогенной нагрузки в разрезе ключевых субрегиональных природно-хозяйственных систем с учётом устойчивости их ландшафтов к антропогенным и техногенным изменениям. По нашему мнению, модельными территориями для проведения таких исследований могут быть Среднее Поуралье (Оренбургская область), Саратовское Поволжье (Саратовская область) и Ростовская агломерация (Ростовская область).

Список использованных источников: 

[1] База данных показателей муниципальных образований [Электронный ресурс]. – URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/bd_munst/munst.htm (дата обращения: 04.06.2017 г.).
[2] Чибилёв А.А. (мл.) Возобновляемые стратегические природные ресурсы устойчивого развития регионов степной зоны РФ // Успехи современного естествознания, 2016. – № 3. – С. 214-219.
[3] Чибилёв А.А. (мл.) Социально-экономические критерии оценки ландшафтного и биологического разнообразия степных экосистем // Проблемы изучения и охраны биоразнообразия и природных ландшафтов Европы: Мат-лы Междунар. симпоз. – Пенза, 2001. – С. 38-40.
[4] Чибилёв А.А. (мл.) Административно-территориальная характеристика степной зоны РФ // Степи Северной Евразии / Материалы VII Международного симпозиума – Оренбург: ИС УрО РАН, 2015. – С. 920-924.
[5] Чибилёв А.А. (мл.) Интегральная оценка современного состояния и изменений природной среды степных регионов России на основе геоинформационного анализа и картографирования // Проблемы региональной экологии, 2014. – № 5. – С. 7-11.
[6] Чибилёв А.А. (мл.) Возобновляемые стратегические природные ресурсы устойчивого развития регионов степной зоны РФ // Успехи современного естествознания, 2016. – № 3. – С. 214-219. 
[7] База данных показателей муниципальных образований [Электронный ресурс]. – URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/bd_munst/munst.htm (дата обращения: 4.06.2017 г.).
[8] Чибилёв А.А. (мл.) Картографический анализ показателей антропогенной нагрузки на ландшафты степных регионов Европейской России // Современное ландшафтно-экологическое состояние и проблемы оптимизации природной среды регионов: сборник материалов
XIII Международной ландшафтной конференции. – Воронеж: ИСТОКИ, 2018. Т. 1 – С. 459-261. 
[9] Чибилёв А.А. (мл.) Современное состояние и проблемы устойчивого развития природно-экологического каркаса степных регионов европейской части России  // Степи Северной Евразии. Материалы VIII Международного симпозиума – Оренбург: ИС УрО РАН, 2018. – С. 1090-1092.