Печать
Категория: Проблемы землепользования и пространственного развития степных регионов
Просмотров: 64

ГЛАВА 4

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ОПТИМИЗАЦИИ СТЕПНОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ 

«Великой нацией нас делает не наше природное
богатство, а то, как мы его используем»
Теодор Рузвельт 

4.1. Эколого-экономическая и геоэкологическая интерпретация понятийно-терминологических характеристик постцелинной регионалистики 

Понятия «целина», «целинная зона», «целинный регион», «целинный край», «целинный район» были широко распространены во время целинной кампании 1954-1959 гг., причём, их смысл во многом формулировался и транслировался публицистикой и журналистикой того времени. При этом имелись в виду колоссальные нераспаханные степные просторы Советского Союза, а также их стремительное, тотальное земледельческое освоение и связанные с ним социально-политические, аграрно-экономические явления и процессы. Между тем недостаточно убедительным представляется и современное содержание понятийно-терминологических дефиниций целинной регионалистики со степеведческих и геоэкологических позиций.

В географической науке и степеведении начала XXI века недостаточно чётко сформулировано, научно-регламентировано и универсализировано само понятие целины. Наиболее синтезированным с позиций природопользования является определение целины как «хозяйственно неосвоенных земель, поросших естественной (травянистой, кустарниковой или древесной) растительностью, пригодных для сельскохозяйственного освоения и дальнейшего поддержания в продуктивном состоянии при данных технических, социальных и экономических условиях»[1]. В условиях степной зоны «Целина – преимущественно степной элемент ландшафта, покрытый естественной травянистой растительностью, с высоким уровнем плодородия, не вводимый ранее в хозяйственный оборот»[2].

В рамках почвоведения наиболее обосновано определение целины как земель пригодных для земледелия, которые не распахивались или никогда, или длительное время (70-100 лет), обладающих естественным плодородием, содержащих повышенное количество гумуса, азота и других элементов питания растений, более структурны и уплотнены, менее засорены семенами сорняков, отличаются пониженной жизнедеятельностью микроорганизмов[3].

В данных определениях не уточняется степень пригодности для сельскохозяйственного освоения и параметры плодородия целинных земель, тем самым и не делимитированы по этим признакам географические границы целины. Могут ли, например, называться целиной степные не освоенные территории с каштановыми, светлокаштановыми почвами и низким уровнем плодородия, с наличием солонцовых комплексов или территории степного адаптивного животноводства?

Обоснована модель степи и связанные с ней определения степного эталона и системы титульных степных биодоминантов. В качестве модели степи принято определённое качественное состояние открытых ландшафтов, соответствующее той стадии сукцессии дерновинно-злаковых геосистем, при которой достигается оптимальный уровень развития системы биодоминантов, сформированной в позднем голоцене во внутренних областях Евразийского континента под влиянием их литогенной основы, пластики рельефа и биоклиматического потенциала.[4] Этой модели удовлетворяют либо никогда не распахивавшиеся земли, покрытые естественной травянистой растительностью, либо восстановленные залежи после 30-40 лет, включая территории адаптивного степного животноводства. Если исходить из того, что целина представляет собой некое нераспаханное на данный момент пространство, на котором наблюдаются все качества степи, то данная модель степи может быть принята и как определение целины.

Таким образом, целина со степеведческих и геоэкологических позиций – это элементы степного ландшафта различной степени пригодности для сельскохозяйственного освоения, которые не распаханы и не распахивались в течение последних 30-40 лет.

Освоение целинных земель процесс взаимодействия природы и общества в географических рамках определённой территории, в результате которого сформировалось целинное пространство со специфическими чертами землепользования и характерными агроэкологическими и социально-экономическими особенностями.

Целинное пространство – это совокупность и сочетание специфических форм землепользования и землеустройства,  агроэкологических и социально-экономических процессов, возникающих вследствие освоения новых земель, происходящих на определённой территории и развивающихся во времени.

Основными признаками формирования и функционирования целинного пространства являются:

- ускоренные темпы экстенсивного, тотального земледельческого освоения территории, сопровождающегося значительными масштабами распашки и вовлечения в сельскохозяйственный оборот новых земель;

- сплошное освоение целинных земель и административные методы формирования структуры землепользования и землеустройства в основном без учета природно-ландшафтных особенностей (элементов рельефа, экспозиции склонов, эрозионной сети, наличия солонцовых комплексов), экономической и экологической емкости и этнической специфики территории;

 - административная трансформация системы сельского расселения, образование новых сельских населенных пунктов и сельскохозяйственных предприятий (совхозов);

- перераспределение и перестройка региональных структур землепользования и землеустройства, существенное преобладание в структуре сельскохозяйственных угодий пахотных земель и низкая доля сенокосов и пастбищ;

- развитие крупно-контурной структуры земледелия, доминирование технологических критериев и пораметров при формировании структуры полей;

- наличие низко диверсифицированного аграрного производства, развитие монокультурного зернового хозяйства;

- несоответствие масштабов земледелия и сельскохозяйственного производства развитию транспортной и социальной инфраструктуры, сети производств и предприятий по переработке и хранению сельскохозяйственной продукции;

- высокая интенсивность миграционных процессов и миграционной убыли населения, низкая приживаемость и низкая степень адаптации к местным природно-ландшафтным условиям приезжего населения;

- трансформация национальной структуры и этно-экономической структуры занятости сельского населения, резкое сокращение би- и моно-национальных поселений, распространение и преобладание полиэтнических населенных пунктов;

- социально-экономическая и агроэкологическая энтропия целинного пространства.

Помимо понятия целины как природного феномена с  середины 1950-х годов, в рамках административно-территориальной дифференциации целинного пространства, стало распространенным понятие целинного района. В начале целинной кампании целинными районами обозначались административно-территориальные образования степной зоны на территории  которых существовали значительные по размерам массивы нераспаханных пахотно-пригодных земель. Например, в 1961 году в Северном Казахстане был создан новый административный регион площадью около 60 млн. га получивший название  Целинный край[5].

Однако и после распашки практически всех пахотно-пригодных земель эти территории продолжали и продолжают называться целинными. Таким образом, возникает противоречие в определении критериев и признаков «целинности» районов. Что считать доминантным признаком при их идентификации: масштабы сохранившихся целинных пахотно-пригодных земель (с биогеографических позиций) или, наоборот, размеры площади пашни, поднятой в 1950-е годы (с аграрно-производственных и административных позиций)? (рис. 4.1.1; табл. 4.1.1). 

Рис. 4.1.1. Понятийно-терминологические представления о целине

 Таблица 4.1.1

Признаки целинного пространства

В государственно-административной документации «целинные районы» административно-территориальные образования с большими массивами пахотно-пригодных земель, распаханные ускоренными темпами, в течение 1954-1959 гг., где были созданы и образованы новые поселенческие и сельскохозяйственные структуры: совхозы, отделения и т.д.

Пространственно-временная хронология освоения целины проходила в два этапа: стремительная распашка значительных по размерам массивов новых земель, и хозяйственное освоение этих территорий (совершенствование методов земледелия, развитие животноводства, создание транспортной инфраструктуры и социальной сферы села)[6]. (табл. 4.1.2) 

Таблица 4.1.2

Типичный сценарий социально-экономической и агроэкологической трансформации целинного пространства 

Современное выделение административных районов, подвергшихся крупномасштабному земледельческому освоению, как целинных не случайно. Эти районы и в настоящее время продолжают сохранять свою аграрную и социальную специфику.

По размерам единовременно распаханных земель и созданным новым хозяйственным структурам, в Оренбургской области целинными районами официально признаны девять районов: Адамовский, Акбулакский, Беляевский, Домбаровский, Кваркенский, Новоорский, Первомайский, Светлинский, Ясненский. В этих районах было распахано 75% всех целинных земель региона и создано 43 совхоза, из них 10 совершенно новых, а 33 – на базе имевшихся колхозов и скотоводческих заготовительных хозяйств[7],[8].

Каким же должна быть современная понятийно-терминологическая дефиниция «целинный район», если крупных массивов целинных земель уже нет, но специфика районов целинной кампании сохранилась? Каковы современные признаки и критерии «целинности» районов, находящихся в разных природно-климатических условиях и на разной стадии аграрного развития? В этой связи возникает вопрос, как скоро и в какой степени, те или иные районы восточного сектора степей Северной Евразии утратили признаки вновь освоенных и смогли приблизиться по социально-экономическим и агроэкологическим условиям к староосвоенным регионам?

Пространственно-временные аспекты взаимодействия общества и природной среды имеют большое значение для оценки современной геоэкологической ситуации и для дальнейшего прогнозирования развития районов. Существуют  признаки, по которым выделяются староосвоенные районы. Это исторические признаки (давность освоения). Учитываются показатели, характеризующие связь района с соседними территориями (отношение числа пересечений границы района транспортными коммуникациями к протяжённости границы района)[9].

Целинные земли осваивались в разных почвенно-климатических условиях: от чернозёмов типичных до светло-каштановых почв. В Оренбуржье в основном осваивались чернозёмы южные и тёмно-каштановые почвы на юге и востоке области.[10] Очевидно, что районы, оказавшиеся в лучших для богарного земледелия почвенно-климатических условиях, при прочих равных условиях, имели более благоприятные возможности для развития земледелия. В действительности, эти районы в наибольшей степени приблизились к староосвоенным административным районам степной зоны по социальным, агроэкологическим и аграрно-хозяйственным условиям, чем районы, оказавшиеся в менее благоприятных и неблагоприятных биоклиматических природных условиях подзоны чернозёмов южных и каштановых почв. Для этих районов, вплоть до середины 90-х годов были характерны такие негативные явления как значительные колебания урожайности зерновых культур, большие потери урожая, распространение почвенной эрозии, неразвитость социальной и транспортной инфраструктуры, кризис степного биоразнообразия[11]. Данные признаки рельефно отображали основной дисбаланс в структуре землепользования этих районов, который выражался в несоответствие пахотных угодий и потенциала производственных функций земельных ресурсов.

Существенные изменения в постцелинном аграрном пространстве региона произошли за 15-20 лет. В 6 из 9 бывших целинных районов в условиях рыночной и многоукладной экономики аграрного сектора, заметно сократились посевные площади до размеров начала 50-х годов (до освоения целинных земель)[12],[13]. По данным государственного экологического мониторинга земель на участках залежей за 15-20 лет деградированные черноземы в значительной степени улучшили свои биологические свойства, а растительность восстановилась до своего квазинатурального состояния.[14],[15]. Таким образом, в хозяйственных типах агроландшафтов в этих районах повсеместно на залежах и пастбищах  происходит самопроизвольное восстановление квазиприродных экосистем.[16] 

В связи с этим в границах административно-территориальных районов предлагается дифференциация целинного пространства с выделением новых типов районов по следующим критериям: 

- давность освоения (время возникновения хозяйственной деятельности и образования сельских поселений, в том числе административных центров и крупных сельских населенных пунктов районов);

- плотность сельского населения;

- связь районов с соседними территориями – отношение числа пересечения границы района транспортными коммуникациями к протяженности границы;

- коэффициенты миграционного оттока в среднем за 10-15 лет;

- степень дефляции и эрозии почв;

- соответствие масштабов распаханных целинных земель и потенциала производственных функций земельных ресурсов;

- динамика показателей урожайности в среднем за 10-15 лет;

- объемы валового сбора зерна и показатели рентабельности производства в среднем за 10-15 лет;

- динамика сокращения посевных площадей в 90-ые и 2000-ые годы.

На основе представленных критериев предлагается дифференцировать районы, которые принято называть целинными, на две категории. Районы, которые по социально-экономическим и агроэкологическим критериям приближаются к староосвоенным, рекомендуется определять как постцелинные. Для Оренбургской области таковыми могут считаться Беляевский, Адамовский, Кваркенский районы. Районы, которые в развитии агросектора так и не смогли приблизиться к староосвоенным, предлагается выделять как квазицелинные. Таковыми в области являются Первомайский, Акбулакский, Домбаровский, Ясненский, Светлинский районы.

Квазицелинный район – это территория, подвергшаяся в 1950-х годах экстремальной земледельческой экспансии в основном без учета научных эколого-экономических принципов оптимизации степного землепользования, на которой во время последних общественно-политических преобразований стихийно трансформировалась в залежи 40-60% пахотного клина, не решены социально-экономические и экологические проблемы, характерные для начальной стадии процесса освоения новых земель.

Трансформация понятия «целинный район» и предложения по дифференциации «целинных районов» представлены в табл 4.1.3. 

Таблица 4.1.3

Эволюция понятия «целинный район» и дифференциация целинного пространства

__________

[1] Реймерс Н.Ф. Природопользование: Словарь-справочник / Н.Ф. Реймерс. – М.: Мысль, 1990. – 637 с.
[2] Энциклопедия агролесомелиорации / под ред. Е.С. Павловского. – Волгоград: ВНИАЛМИ, 2004. – 675 с.
[3] Географический энциклопедический словарь. Понятия и термины / Гл. ред. А.Ф. Трёшников; Ред. кол.: Э.Б. Алаев, П.М. Алампиев, А.Г. Воронов и др. – М., Сов. Энциклопедия, 1988. – 432 с.
[4] Левыкин С.В., Казачков Г.В. Концепция Общего степеведения – учения о степи как природно-антропогенном феномене. // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия Естественно-математические науки. – Волгоград, Перемена. – 2006. – №5(14). – С. 41-53.
[5] Природные условия и естественные ресурсы СССР. Казахстан / Под ред. И.П. Герасимова. М.: изд-во «Наука», 1969. – 482 с. 
[6] Сорок  лет освоению целинных и залежных земель Оренбургской области (1954–1993 г.) / Госкомстат  РФ; Оренб. обл. упр. статистики. – Оренбург, 1994. – 72 с. 
[7] Сорок  лет освоению целинных и залежных земель Оренбургской области (1954–1993 г.) / Госкомстат РФ; Оренб. обл. упр. статистики. – Оренбург, 1994. – 72 с.
[8] Чибилев А.А., Левыкин С.В., Семенов Е.А. Освоение целины / Географический атлас Оренбургской области. Научно-справочное и учебное издание. Научн. ред. и составитель чл.-корр. РАН А.А.Чибилев. – М.: Изд-во ДИК, 1999. – С. 80-81.
[9] Костовска С.К. Эколого-географический анализ территории староосвоенного региона (на примере Суворовского района Тульской области): автореф. дис. канд. геогр. наук: 25.00.36 / Костовска С.К. – Москва, 2003. – 24 с.
[10] Климентьев А.И. Почвы степного Зауралья: ландшафтно-генетическая и экологическая оценка / А. И. Климентьев. – Екатеринбург: УрО РАН, 2000. – 350 с.
[11] Левыкин С.В., Чибилёв А.А. Судьба степей северного полушария: сходство и различия, перспективы возрождения / С.В.  Левыкин, А.А. Чибилёв // Степи Северной Евразии. – Екатеринбург, 1998. – С. 97-106.
[12] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области. – Оренбург. 2013. – 274 с.
[13] Сорок  лет освоению целинных и залежных земель Оренбургской области (1954–1993 г.) / Госкомстат  РФ; Оренб. обл. упр. статистики. – Оренбург, 1994. – 72 с.
[14] Русанов, А.М., Шеин Е.В. Современный этап эволюции почв и растительности сельскохозяйственных земель Оренбургской области / А.М. Русанов, Е.В. Шеин  // Вестник Московского государственного университета. Сер.17, Почвоведение. – 2013, №4. – С 39 – 43.
[15] Степанова, О.Б. Мониторинг земель Оренбургской области. / О.Б. Степанова, А.М. Русанов, С.А. Юров, Д.Г. Поляков. – Оренбург, 2011. – 28 с.
[16] Русанов А.М., Семёнов Е.А. Структурно-экономическая трансформация сельского хозяйства как фактор естественного восстановления агроландшафтов Оренбургской области  / А.М. Русанов, Е.А. Семёнов // Вестник Оренбургского Государственного университета, 2014. – 6 (167). – С. 139-143.